АЛАНИКА

               Сведения греко-латинских, византийских,
          древнерусских и восточных источников об аланах-ясах

               Составление и комментарии Ю.С.ГАГЛОЙТИ
      
   
                               ВВЕДЕНИЕ
   
   Обширный  скифо-сарматский мир играл на протяжении многих  столетий
видную  роль  в Евразии, Закавказье и Передней Азии. Походы  скифов  и
родственных  им  киммерийцев в VIII-VII вв. до н. э.  в  Закавказье  и
страны  Передней Азии, где они стали известны под именами  Гимиррай  и
Ашкуза клинописей, Гомера и Ашкеназа Библии (Книга Бытия Х, 3),а также
Гога и Магога, возвестили об их появлении на исторической арене.
   В  течение  почти  пяти  столетий скифы, этнические  корни  которых
уходят  в катакомбную культуру эпохи бронзы (II тыс. до н. э.), играли
главенствующую  роль на Кавказе, в Ср. Азии и Северном  Причерноморье.
Разгром  Мидийского царства Киаксара скифами во главе с Мадием,  сыном
Прототия,   в  кон.  VII  в.  до  н.  э.,  поражение,  нанесенное   их
среднеазиатскими соплеменниками во главе с царицей Тамарис  основателю
персидской державы Ахеменидов Киру Великому в 530 г. до н. э., разгром
полчищ  Дария  в  Черноморской Скифии в 514 г. до н. э.,  разгром  30-
тысячного  войска  наместника  Александра  Македонского  Зопириона   в
Черноморских степях, основание Бактрийского, Парфянского и  Кушанского
(Индо-Скифского в Северной Индии) царств - таковы основные вехи военно-
политической истории скифов.
   В последних веках до н. э. скифов постепенно сменяют родственные им
сарматы,  в  составе  которых  они, в конечном  счете,  в  основном  и
растворились.  Вплоть до нашествия гуннов в IV в. до н. э.  сарматские
племена  -  иазиги (асы), роксоланы, аорсы и аланарсы  играли  главную
роль  на  Северном  Кавказе и в Северном Причерноморье.  В  результате
внутренних перегруппировок основная часть этнических сарматов в  1  в.
н.  э.  была  объединена  под  именем алан,  образовав  новое  военно-
политическое объединение.
   С  этого  времени  имя алан становится частым на  страницах  греко-
латинских,  византийских,  армянских, арабских  писателей,  грузинских
(овсни),  древнерусских  (ясы) и восточных  источников.  Автором  этих
строк собраны практически все доступные сведения о скифах, сарматах  и
аланах,    разбросанные   в   письменных   источниках   древности    и
средневековья, издание которых - дело будущего.
   Цель  настоящей публикации - дать возможно полный свод исторических
материалов об аланах-асах, имеющихся в указанных источниках, начиная с
рубежа н. э. и до эпохи нашествий татаро-монголов и Тимурленга. В  нее
не  включены лишь данные грузинских источников, уже публиковавшиеся  в
"Дарьяле”  на  протяжении 1992-1995 гг. Учитывая  журнальный  характер
данной  публикации,  составитель счел необходимым свести  до  минимума
свой комментарий и, особенно, указания на используемую литературу.
   
                   I. ГРЕЧЕСКИЕ И ЛАТИНСКИЕ ПИСАТЕЛИ
                    СТРАБОН(63г. до н.э.-23 г.н.э.)
                  География. Пер. Г.А.Стратановского
   Кн.  II.  гл.  V,  8.  За Борисфеном (Днепром -  Ю.Г.)  же  обитают
роксоланы1(Сноски,   помеченные   арабскими   цифрами,    см.    в
“Комментариях”  в  конце публикации), последние из  известных  скифов,
хотя  они  живут южнее, чем наиболее отдаленные известные  нам  народы
севернее   Британии;  и  области  за  страной  роксоланов   необитаемы
вследствие  холода.  Южнее роксоланов живут савроматы  (за  Меотийским
озером),  а  также  скифы,  страна  которых  простирается  вплоть   до
восточных скифов.
   Кн.  VII,  гл.  III, 17. Река Борисфен судоходна  на  600  стадиев;
поблизости  течет другая река - Гипанис (Южный Буг  -  Ю.Г.)  и  лежит
остров  перед  устьем Борисфена с гаванью... Вся страна, расположенная
под  упомянутым  побережьем между Борисфеном и  Истром,  состоит,  во-
первых,  из  “Пустыни  гетов”; во-вторых,  из  области  тирегетов,  за
которой  идет  область  казигских сарматов, 2  страны  так  называемых
царских  сарматов3 и страны ургов, по большей части  кочевников  (хотя
немногие и занимаются земледелием). Эти народности, как говорят, живут
также по Истру, нередко по обеим сторонам этой реки.
   В  глубине  страны  обитают  бастарны, граничащие  с  тирегетами  и
германцами;  бастарны  также,  быть  может,  германская  народность  и
делятся  на  несколько племен. Действительно, одни из  них  называются
атмонами,  другие  -  сидонами, те, кто владеют  Певкой,  островом  на
Истре,  носят  название  певкинов,  а  самые  северные,  обитающие  на
равнинах   между  Танаисом  и  Борисфеном  -  роксоланов4.   Насколько
известно,  вся страна к северу от Германии вплоть до Каспийского  моря
представляет равнину. Обитает ли какое-нибудь племя за роксоланами, мы
не знаем.
   Роксоланы  воевали  даже  с  полководцами  Митридата  Евпатора  под
предводительством Тасия. Они пришли на помощь Палаку, сыну Скилура,  и
считались  воинственными. Однако любая варварская народность  и  толпа
легковооруженных людей не способна устоять перед правильно построенной
и  хорошо  вооруженной  фалангой. Во всяком случае,  роксоланы  числом
около   50.000   человек  не  могли  устоять  против  6.000   человек,
выставленных  Диофантом, полководцем Митридата, и были большей  частью
уничтожены.  У них в ходу шлемы и панцири из сыромятной  бычьей  кожи,
они  носят  плетеные шиты в качестве защитного средства,  есть  у  них
также копья, лук и меч. Таково вооружение и большинства варваров.  Что
касается кочевников, то их войлочные палатки прикрепляются к кибиткам,
в  которых  они  живут. Вокруг пасется скот, молоком,  сыром  и  мясом
которого  они питаются. Они следуют за пастбищами, всегда  по  очереди
выбирая богатые травой места, зимой на болотах около Меотиды, а  летом
на равнинах5.
   Гл.  II.  1. При таком географическом положении первую часть  -  от
северных  стран  и  океана  - населяют некоторые  скифы  -  кочевники,
живущие в кибитках, а еще далее от них в глубь страны - сарматы (также
скифы),  аорсы и сираки6, простирающиеся на юг до Кавказских гор;  они
частью  кочевники,  частью  живут в шатрах и  занимаются  земледелием.
Вокруг озера Меотиды живут меоты7...
   11. К числу меотов принадлежат сами синды и дандарии, тореаты, агры
и аррехи, а также тарпеты, обидиакены, ситтакены, доски и некоторые. К
ним  относятся аспуриганы, живущие на пространстве в 500 стадиев между
Танагорией  и Горгиппией. Когда царь (Боспора) Полемон, напав  на  них
под  предлогом заключения договора о дружбе, не сумел, однако,  скрыть
своего  намерения, они перехитрили его и, захватив  в  плен,  убили...
Нередко правители беспоранов захватывали области вплоть до Танаиса,  в
особенности же последние их владыки Фарнак, Асандр и Полемон.  Фарнак,
как говорят, однажды, очистив какой-то старый канал, провел через него
реку Гипанис в страну дандариев и затопил ее.
   15.  Гора  Кавказа  возвышается над обоими морями  -  Понтийским  и
Каспийским, перегораживая как бы стеной разделяющей их перешеек.  Гора
отделяет  с юга Албанию и Иберию, а с севера - сарматские равнины.  По
словам Эратосфена, местные жители называют Кавказ Каспием, может  быть
от имени (племени) каспиев8.
   16.  ...Диоскуриада  является началом  перешейка  между  Каспийским
морем  и  Понтом и общим торговым центром для живущих выше и  соседних
народностей. Во всяком случае, в этот город собирается 70  народностей
(согласно другим, которые вовсе не заботятся о действительности,  даже
300). Все они говорят на разных языках, так как живут врозь и замкнуто
в  силу своей гордости и дикости. Большинство их - это сарматы, но все
они кавказцы9. Таковы мои сведения о Диоскуриаде.
   18.  ...албанские  и иберийские племена, которые как  раз  занимают
большую часть вышеупомянутого перешейка, можно, пожалуй, также назвать
кавказскими племенами. Они владеют плодородной землей и могут  развить
хорошее хозяйство.
   Гл.  III,  1.  Действительно,  Иберия  большей  частью  так  хорошо
застроена  городами и поселками, что там есть даже  черепичные  крыши,
рыночные   площади  и  другие  сооружения,  воздвигнутые  по  правилам
архитектуры.
   3.  На  Иберийской  равнине  обитает население,  более  склонное  к
земледелию  и  миру, которое одевается на армянский и  мидийский  лад;
горную  страну,  напротив, занимают простолюдины и воины,  живущие  по
обычаям  скифов  и  сарматов,  соседями и родственниками  которых  они
являются10; однако они занимаются и земледелием. В случае каких-нибудь
тревожных обстоятельств они выставляют много десятков тысяч воинов  из
своей среды, так и из числа скифов и сарматов.
   5.  Из области северных кочевников идет трудный трехдневный подъем,
по которой проходит дорога, равная четырехдневному переходу для одного
человека. Конечный участок дороги охраняется неприступным укреплением.
   6. Страну эту населяют 4 разряда людей. Один разряд самый главный -
из  него  они выбирают царей, старших по родству и возрасту; следующее
по  значению лицо - это верховный судья и полководец. Второй разряд  -
это  жрецы,  ведающие, кроме прочего, еще тяжбами с  соседями.  Третий
разряд  состоит из воинов и земледельцев. Наконец, четвертый - простой
народ;  это  царские рабы, которые выполняют все работы  по  добыванию
жизненных средств11.
   Гл.  V.  1.  Как  говорят, в горах над Албанией  обитают  амазонки.
Феофан,  который сопровождал Помпея в походе и посетил страну албанов,
рассказывает,  что  скифские  племена  гелов  и  легов12  живут  между
амазонками  и албанами и что в этой стране протекает река  Мермадалада
посередине между этими племенами и амазонками.
   2.  Река  Мермода13, с шумом низвергающаяся с гор, протекает  через
страну  амазонок, Сиракену и через всю лежащую между ними  пустынно  и
впадает в Меотиду...
   6.  Наиболее  высокими  частями настоящего Кавказа  являются  самые
южные  его  части - у Албании, Иберии, страны колхов и  гениохов.  Там
обитают племена, которые, как я указал выше, сходятся в Диоскуриаду...
   7.  Спускаясь  к  предгорьям,  попадаем  в  область,  расположенную
севернее,  но  с  более легким климатом. Дело в том, что  эта  область
прилегает  к равнинам сираков. Здесь живут также некоторые троглодиты,
из-за  холодов  обитавшие в звериных берлогах; но  даже  у  них  много
ячменного  хлеба.  За троглодитами следуют хамекеты и  так  называемые
полифаги  и  селения  исадиков, которые  еще  в  состоянии  заниматься
земледелием, так как живут не на самом севере14.
   8. Далее следуют уже кочевники, живущие между Меотидой и Каспийским
морем,  именно набианы и панксаны, а также племена сираков  и  аорсов.
Эти  аорсы  и  сираки являются, видимо, изгнанниками  племен,  живущих
выше,  а аорсы более распространены к северу, чем сираки. Абеак,  царь
сираков,  выставил 20.000 всадников (в то время, когда  Фарнак  владел
Боспором), Спадин же, царь аорсов, даже 200.000; однако верхние  аорсы
выставили  еще  больше, так как они занимают более  обширную  область,
владея  почти  что большей частью побережья Каспийского моря.  Поэтому
они  вели  караванную торговлю на верблюдах индийскими и  вавилонскими
товарами,  получая  их в обмен от армян и мидийцев; вследствие  своего
благосостояния они носили золотые украшения15. Аорсы,  впрочем,  живут
по течению Танаиса, а сираки - по течению Ахардея, который вытекает  с
Кавказских гор и впадает в Меотиду16.
   Гл. VIII, 2. Большинство скифов, начиная (к востоку) от Каспийского
моря,  называются  даями. Племена, живущие восточнее последних,  носят
названия  массагетов и саков, прочих же называют общим именем  скифов,
но  у  каждого  племени есть свое особое имя. Все они  в  общей  массе
кочевники.  Из этих кочевников в особенности получили известность  те,
которые  отняли  у греков Бактриану, именно еасии, пасианы,  тохары  и
сакалавры,  которые  переселились из  страны  на  другом  берегу  реки
Иаксарт, граничащей со страной саков и Согдианой и занятой саками17.
   14.  По  рассказам,  какие-то фракийцы,  так  называемые  сарапары,
“отрубающие головы”, поселились над Арменией по соседству с  гураниями
и  мидянами;  это  звероподобное, неукротимое племя горцев,  сдирающих
кожу с черепов и отрубающие головы, так как это и значит “сарапары”18.
   
   
              ОВИДИЙ НАСОН (43 г. до н. э. - 18 г. н. э.)
                            Печальные песни
                            
   III, 10. Если у вас кто-либо помнит доселе о ссыльном Насоне и  мое
имя  продолжает жить без меня в городе, - пусть тот знает, что я живут
под  звездами,  никогда не касающимися морской  поверхности,  в  самой
середине  варварства.  Нас окружает дикое племя  савроматов,  бессы  и
геты, столь недостойные моего таланта имена!
   III,  14.  Вокруг  меня звучит почти только фракийская  и  скифская
речь, и я, кажется, могу писать гетскими размерами.
   V, 7. Тебе интересно знать, каково население Томитанской области  и
среди  каких нравов я живу. Хотя на этом побережье перемешаны греки  и
геты,  но  все-таки  оно  больше имеет облик плохо  замиренных  гетов.
Большое  количество сарматского и гетского народа  движется  на  конях
взад  и  вперед по улицам. Между ними нет ни одного, кто не  носил  бы
налучья,  лука  и  синеватых  от змеиного  яда  стрел.  Грубый  голос,
свирепое  лицо  -  истинный  образ Марса;  ни  волосы,  ни  борода  не
подстрижены ничьей рукой, десница всегда готова наносить раны,  вонзая
нож, который всякий варвар носит на привязи у бедра...
   Я  сам,  римский певец, - простите, Музы! - вынужден большей частью
говорить по-сарматски19.


                            Письма с Понта
                            
   1,  2. Ведь Цезарь не знает, - хотя бог знает все, - каковы условия
жизни  на  этой  отдаленной окраине... Ему некогда узнавать,  в  какой
области живут томиты, - эти места едва известны соседнему гету, -  или
что делают савроматы, острые язиги и Таврическая земля.
   1, 3. Страшный враг находится и с правой и с левой стороны и грозит
с обоих боков страхом своей близости: одна сторона может почувствовать
бистонские сариссы20, другая - стрелы, пущенные рукою сармата.
   III, 2. Вас (друзей) часто будут хвалить даже отдаленные потомки, и
слава ваше будет известна благодаря моим произведениям. Даже здесь вас
уже знают савроматы и геты... (я уже научился говорить по-гетски и по-
сарматски).
   1V,  7.  Ты,  Весталий, сам видишь, как свирепый пастух-язиг  ведет
нагруженную повозку по водам Истра.
   
   
                                 Ибис
                                 
   135. Пока фракийцы будут сражать луком, а язиги - копьем...
                                 
                                   
                     ИСИГОН НИКЕЙСКИЙ (1 в. н. э.)
                         Невероятные сказания
                         
   Если  кто из врагов прибегнет к огню на очаге савроматов и замарает
лицо угольями, то уже не обижают его, как домочадца21.


                        ФЛАВИЙ ИОСИФ (1, н. э.)
                          Иудейские древности
                          
   XVIII, 4, 96-100. Тиберий отправляет письмо к Вителлию с поручением
заключить  дружбу с царем парфян Артабаном (ибо его  пугало,  что  тот
принесет больше вреда, так как он был уже врагом и занял Армению),  но
верить дружбе только под тем условием, если будут даны ему заложники и
преимущественно сын Артабана. (97). Когда Тиберий писал это  Вителлию,
он  большими  суммами денег склонял царей иберского  и  албанского  не
задумываться воевать с Артабаном. Но те сами не согласились воевать, а
направляют на Артабана скифов, дав им проход через свои земли и открыв
Каспийские ворота. (98). Таким образом, и Армения была снова отнята  у
Артабана,  и,  так как земля парфян служила театром войны,  лучшие  из
местных  жителей были перебиты, все у них было опустошено, и сын  царя
пал в одном из этих сражений со многими мириадами войска...22
   
                           
                           О войне иудейской
                           
   VII,  4, 3. Одновременно с упомянутым выше восстанием германцев  до
римлян  дошло  известие  о скифской дерзости. Те  из  скифов,  которые
зовутся сарматами23, в большом числе тайно переправились через Истру в
Мезию  и  потом,  обрушившись с большой силой  вследствие  совершенной
неожиданности   нападения,   убивают  многих   из   римлян,   стоявших
гарнизоном,   и   умерщвляют  выступившего  им  навстречу   и   храбро
сражавшегося  консульского легата фонтея Агриппу;  они  пронеслись  по
всей  побежденной  стране, уводя и унося все, с  чем  ни  встречались.
Веспасиан, узнав о случившемся и разграблении Мезии, отправляет Рубрия
Галла наказать сарматов; при его нападении многие из них были убиты  в
сражениях, а оставшиеся со страхом убежали в свою страну24.
   VII,  7,  4.  Мы  раньше объяснили, что племя  аланов  есть  часть,
живущая вокруг  Танаиса и Меотийского озера25. В это  время,  замыслив
вторгнуться  с целью грабежа в Мидию и еще дальше ее, они  вступили  в
переговоры  с  царем  гирканов, ибо он владел проходом,  который  царь
Александр  запер  железными воротами. И когда тот  открыл  им  доступ,
аланы,  напав огромной массой на ничего не подозревавших мидян,  стали
опустошать  многолюдную  и наполненную всяким  скотом  страну,  причем
никто  не осмеливался им противиться, ибо и царствующий в этой  стране
Пакор,  убежав  от  страха в неприступные места, отступился  от  всего
остального  и лишь с трудом выкупил сотней талантов жену  и  наложниц,
попавших  в  плен. И так, производя грабеж с большою легкостью  и  без
сопротивления, они дошли до Армении, все опустошая. Царем Армении  был
Тиридат,  который, выйдя к ним навстречу и дав битву, едва не  попался
живым в плен во время самого боя; именно некто издали набросил ему  на
шею  аркан и готовился уже притянуть его, если бы он не успел убежать,
перерубив  мечом  веревку. Аланы, еще более рассвирепевшие  вследствие
битвы,  опустошили  страну и возвратились домой с большим  количеством
пленных и другой добычи из обоих царств.
   
   
                                ПЛУТАРХ
                                 Лукулл
                                
   ХVI.  В  войске  Митридата  был некий Олтек,  властитель  дандариев
(дандарии  -  варварское племя из числа живущих по побережью  Меотиды,
отличавшееся  на  войне  во всех случаях, где нужна  сила  и  отвага),
обладавший  замечательным умом и, кроме того, приличный в обращении  и
услужливый.  Постоянно споря с одним из соплеменных ему властителей  о
первенстве и завидуя ему, он обещал оказать Митридату важную услугу  -
убить Лукулла26.
   
               
               ПОСЛОВИЦЫ, УПОТРЕБЛЯЕМЫЕ АЛЕКСАНДРИЙЦАМИ
               
   Выражение  скифов. Скифы ответили персидскому царю Дарию,  что  они
желают  ему  плакать.  Пословица эта относится к  тем,  кто  отрывисто
выражает кому-либо дурные пожелания27.
   
   
        ПОМПЕЙ ТРОГ (2-я пол. 1 в. до н. э. - нач. 1 в. н. э.)
                 Юстин. Эпитома сочинения Помпея Трога
                 
   Пролог  к 41 книге. (В сорок первой книге содержится история Парфии
и  Бактрии.)  Как  в Парфии была создана держава царем  Арсаком,  а  в
Бактрии  - царем Диодотом. Затем как в царствовании Диодота Бактрию  и
Согдиану захватили скифские племена сарауков и асианов28.
   Пролог  к  42  книге.  (В  сорок второй  книге  история  Парфии...)
Асианские цари токаров и гибель сарауков29.
   
   
                  МАКР АННЕЙ ЛУКАН (39-65 гг. н. э.)
                    О гражданской войне десять книг
                    
   III. 266-283... (В войске Помпея) окунули в яд свои стрелы кочующие
народы  Скифии, которых ограничивает ледяной бездной Бактр и обширными
лесами  Гиркания. Затем лакедомонские гениохи, племя страшное  быстрой
ездой,  и  сармат,  сосед  свирепых мосхов,  живущих  там,  где  Фасис
рассекает богатейшие нивы колхов30, где течет роковой для Креза Галие,
где...  Танаис дает своим берегам имена разных частей света  и,  служа
границей Азии и Европы, разделяет сопредельные части материка и своими
изгибами увеличивает то одну, то другую часть света; где шумный пролив
Понта выводит волны Меотиды и отнимается слава у Геркулесовых пределов
и  отрицается, что Океан допускает один Гадес. Отсюда явились  племена
эсседонские31 и ты, аримаси, подвязывающий волосы золотыми  повязками;
отсюда  храбрый арий, и массагет32, облегчающий долгий пост сарматской
войны  при  помощи  того  самого коня, на  котором  раньше  скакал,  и
быстрые, как птицы, гелоны...
   III, 45-55 (жалобы воинов)... Мы не мира просим, боги; внушите гнев
народам,  возбудите  ныне  дикие  города  (народы),  пусть  весь   мир
сговорится  воевать  против  нас, пусть мидийские  полчища  сбегут  из
ахеменидских  Сус, пусть же связывает массагета скифский  Истр,  пусть
Альбис  и  непокорная голова Рена выпустят с крайнего севера белокурых
свевов.   Сделайте   нас  врагами  всех  народов,   только   отвратите
гражданскую войну!
   VIII,   215-225...  Не  потяготись,  ища  счастливых  судеб  Магну,
проникнуть в жилища мидян и в скифские захолустья, провести целый день
и  снести  гордому  Арсакиду мои слова: “Если у нас  остаются  в  силе
старинные договоры, с моей стороны скрепленные клятвой перед Латинским
Громовержцем  и  подтвержденные  вашими  магами,  наполните   стрелами
колчаны  и  натяните армейские луки гетскими тетивами;  если  я  в  то
время,  как  стремился  к Каспийским запорам и преследовал  суровых  и
вечно   воинственных  аланов33,  предоставил  вам,   парфяне,   широко
разбегаться  по  ахеменским равнинам и никогда не загонял,  робких,  в
безопасный Вавилон...
   
   
                    ЛУЦИЙ АННЕЙ СЕНЕКА (1 в. н. э.)
                           Вестник. 627-631
                           
   Что   это   за  страна?  Аргос  и  Спарта,  получившие  по   жребию
благочестивых  братьев, и Коринф, стоящий у заливов  двух  морей,  или
здесь Истр, представляющий пути к бегству диким аланам34, или покрытая
вечным снегом (630) Гирканская земля, или всюду блуждающие скифы?
   
   
                            КОММЕНТАРИЙ
   
   1)  Роксоланы  -  Первое  упоминание в  греко-латинских  источниках
этнического   наименования   “аланы”  в  составе   сложного   этнонима
Sроксоланы  (греч.  “роксоланой”), в котором  эпитет  “рокс”  означает
“светлые”  (осет.  рохс  и  “свет”). Эпитеты  “светлые”  или  “белые”,
прилагавшиеся  к  отдельным  сарматским  и  родственным  им  племенам,
равноценны   понятию  “свободный”,  “благородный”  и   т.д.   Фиксация
Страбоном  роксолан  к востоку от Борисфена (совр. Днепр)  показывает,
что  ко  II  в.  до  н.  э., к которому восходят  источники  Страбона,
роксоланы  уже  дошли  в своем движении на запад  до  Днепра.  Правда,
Страбон,   исходя  из  географических  представлений  своего  времени,
помещает роксолан намного севернее реально занимаемой ими территории к
северо-западу от Меотиды (Азовского моря). Данные Страбона доказывают,
что, хотя собственное имя алан в античных источниках появляется лишь в
1 в. н. э., аланский этнический элемент по меньшей мере за два века до
этого  находился  в  степях Северного Причерноморья и,  следовательно,
Северного Кавказа, где находилась основная территория их формирования.
   2)  Иазиги-сарматы,  одно  из  крупнейших,  наряду  с  роксоланами,
сарматских  племен, находились в авангарде движения сарматских  племен
на  запад. Этноним иазиг с вариантами асиаки, асиаты, иази,  в  основе
которых также лежит этнический определитель “ас-иаз” (позднейшее  “яс”
русских летописей), является вторым, широко распространенным в  раннем
средневековье  названием сармато-аланских племен Северного  Кавказа  и
Северного  Причерноморья.  Применительно к аланам  Северного  Кавказа,
иазигами их называет, к примеру, римский историк Дион Кассий  (III  в.
н.  э.)  в рассказе об их вторжении в Закавказье в 135 г. н. э.  ((1Х,
15).  Под  этим же именем были известны венгерские аланы, поселившиеся
вместе с кипчаками в Венгрии в результате нашествия татаро-монголов на
Северный Кавказ в XIII в.
   3) Из текста Страбона не совсем ясно, относится ли термин “царские”
(греч.  “басиликой”)  к  иазигам или к какому-то  другому  сарматскому
племени.   В   “Известиях  древних  писателей  о  Скифии  и   Кавказе”
В.В.Латышева  (ВДИ,  1947,  №  4, с.  200,  пр.  7)  термин  “царские”
прилагается   к   иазигам,   тогда  как  Г.А.Стратановский   (Страбон.
География.  М.,  1964,  с.  280) рассматривает  “царских  сарматов”  в
качестве отдельного племени. Так же переводит это отрывок и венгерский
исследователь Я.Харматта в своих “Очерках истории и языка сарматов (на
анг. яз.) Сегедь, 1970, с. 12).
   Следует,  однако, отметить, что античные источники  знают  “царских
иазигов”.  К примеру, автор “Митридатовых воин” Аппиан (П  в.  н.  э.)
упоминает в своем сочинении “так называемых царских иазигов  из  числа
савроматов, т.е. тех же сарматов (67, 2), что как будто дает основание
полагать,  что  Страбон также прилагал этот термин именно  к  иазигам.
Однако   независимо  от  интерпретации  данного  сообщения   Страбона,
существование  у сарматов руководящего племени, к которому  прилагался
эпитет  “царские”,  не  подлежит сомнению.  К  сожалению,  Страбон  не
приводит  сарматского первоисточника термина “царские”,  однако  более
поздние  данные Евсевия Памфила (IV в.) и Аммиана Марцеллина  (IV  в.)
позволяют  восстановить его оригинальное значение как армдараганты,  в
основе  которого  лежит  осетинское армдарёг  “рукодержец”.  Отсюда  и
современное   ёлдар/алдар  “князь”.  Судя  по  всему,  именно   термин
“армдараганты” Страбон и Аппиан переводили как “царские”.
   4)   Отнесение  роксолан  к  бастарнам  не  подтверждается  другими
источниками,  поскольку  все  последующие  данные  однозначно  относят
роксолан  к  сарматам и в широком смысле - к скифам  (Плиний  Старший,
Иосиф   Флавий,  Клавдий  Птолемей).  Проблематична  и  принадлежность
бастарнов  к германским племенам, в чем не очень уверен и сам  Страбон
(“...быть  может”),  отличающий к тому же их соседство  с  германцами.
Скимн  Хиосский (III-II вв. до н.э.), впервые упоминающий бастарнов  в
соседстве  с фракийцами на левом берегу низовьев Дуная (Землеописание,
797. ВДИ, 1947, №3, с. 310), называет их просто “пришельцами”.
   Тот  же  Страбон  в  описании реки Истра (Дуная) сообщает,  что  “к
северу  от Истра лежат страны за Рейном и Кельтикой, где живут племена
галатские и германские до бастарнов, тирегетов и реки Борисфена (подч.
мной  -  Ю.Г.),  VII, I, I. Бастарнов от германцев  отличает  в  своем
“Землеописании” (298-320) и автор I в. н. э. Дионисий  Пернегэт  (ВДИ,
1948, №1, с. 238). Согласно Титу Ливию (59 г. до н. э. - 17 г. н. э.),
по  языку  и  обычаям  бастарны  мало чем  отличались  от  скордисков,
считающихся  иллирийским племенем (ВДИ, 1949, №1, с. 217),  что  также
подтверждает отличие бастарнов от германцев.
   Единственно,  кто  безоговорочно  относил  бастарнов  к  германским
племенам, был, кажется, лишь Плиний (IV, 80), называющий их  вместе  с
певкинами  пятым родом или подразделением германцев (IV,  90).  Однако
Корнелий  Тацит, посвятивший специальную главу происхождению германцев
и  местоположению Германии, сомневается: “Отнести ли певкинов, венедов
и  феннов  к  германцам или сарматам, право, не  знаю,  хотя  певкины,
которых   некоторые   называют  бастарнами,  речью,   образом   жизни,
оседлостью и жилищами повторяют германцев (Сочинения в двух томах,  т.
I, Л., 1969, с. 372).
   Такая   неопределенность  в  атрибуции  этнической   принадлежности
бастарнов  в  античных источниках объясняет и разнобой  в  современной
историографии  вопроса,  в которой бастарнов относят  то  к  кельтско-
фракийским,  то  к  германским,  то к племенам  Европейской  Сарматии.
Обращает на себя внимание, что с момента своего появления на страницах
письменных источников бастарны находятся в тесном контакте и соседстве
с   скифо-сарматскими  племенами  нижнего  Подунавья  и  оторваны   от
основного массива германских племен.
   В этом отношении заслуживает внимание сообщение Страбона о том, что
фракийские  племена трибаллов под давлением своих более могущественных
соседей  часто  бывали вынуждены совершать переселения.  Одни  из  них
переселились с левого берега Истра (нижнего течения Дуная), вследствие
того,  что “скифы, бастарны и савроматы часто одолевали их, так что  в
погоне  за  вытесненными некоторые из них (т. е. скифов,  бастарнов  и
савроматов  -  Ю.Г.) даже переправлялись через Истр и оставались  жить
или на ее островах, или во Фракии... (VII, III, 13).
   Не  менее показательно и упоминание бастарнов (Юлий Капитолин,  III
в.   н.  э.)  в  перечне:  роксоланы,  бастарны,  аланы,  певкины  при
перечислении  народов,  с  которыми Риму приходилось  сталкиваться  на
Дунайской  границе в период правления Марка Антония  во  время  т.  н.
Маркоманской войны, происходивший с перерывами с 166 по 175  г.  (ВДИ,
1949,   №4,  с.  257).  Можно  назвать  также  автора  “Землеописания”
Присциана  (V  в.),  который при перечислении народов,  живущих  между
Истром  и  Меотидой,  выстраивает следующий ряд:  “Свирепые  германцы,
воинственные  сарматы,  геты,  потомство племени  бастаринов,  полчища
даков, воинственные аланы, а также тавры...” (ВДИ, 1949, №4, с. 300).
   Указанные  факты  и,  в первую очередь, оторванность  бастарнов  от
этнического  массива германских племен и их локализация в  Европейской
Сарматии  в  тесном  соседстве со скифо-сарматскими  племенами  делают
вполне вероятной сарматскую принадлежность бастарнов.
   5)  Скилур - царь Скифского царства в Крыму в к. II в. до н. э. Его
сын  Палак  около  120  г. до н.э. поднял на  борьбу  с  Херсонесом  и
пришедшим ему на помощь Боспором ряд скифо-сарматских племен  Крыма  и
близлежащих степных пространств на материке, в том числе и роксолан. В
борьбу   вмешался  царь  Понтийского  царства  Митридат  VI   Евпатор,
полководец  которого  Диофант  нанес  поражение  роксоланам.  Описание
Страбоном вооружения роксолан показывает, что у них тогда еще не  было
тяжеловооруженной конницы “катафрактариев”, появившейся у роксолан  на
рубеже н. э.
   6)  Аорсы  и  сираки,  крупнейшие из  сарматских  племен  Северного
Кавказа, простирались в южном направлении, как об этом свидетельствуют
данные  Страбона,  подтверждаемые и другими источниками,  до  Главного
Кавказского  хребта.  В  основе  имени аорсов  лежит  древнеосетинское
орс/урс  “белый”, сираков - осет. сирак - “идущий, танцующий  плавно”,
“иноходец” (о лошади) (В.И.Абаев. ОЯФ, сс. 158, 182). Аорсы  и  сираки
составили этническую основу кавказских алан.
   7)   Меоты  -  собирательное  название  племен,  обитавших   вокруг
Азовского  моря  (Меотиды). Основную часть  меотов  составляли  скифо-
сарматские и протоадыгские (черкесские) племена.
   8)  Реальность данного сообщения Эратосфена (276-194 гг. до н. э.),
одного  из  виднейших  предшественников  Страбона,  можно  подтвердить
фактом обозначения Дарьяльского прохода Каспийскими воротами античными
и  византийскими  авторами, названиями Каспийского  моря  и  г.  Каспи
(Вост.   Грузия),  расположенного  вблизи  конечного  участка  Военно-
Грузинской дороги.
   9)  Как  видно  из  этого  отрывка,  Страбон  четко  разграничивает
этнический термин “сарматы” от географического - “кавказцы”. Последним
названием   Страбон  обозначал  население  Центрального  и   Западного
Кавказа,  независимо  от  этнической  и  языковой  принадлежности.   В
средневековых грузинских хрониках ему соответствует термин  кавкасиани
или   кавкасни  (“кавказцы”),  которым  также  обозначалось  население
Центрального  Кавказа,  независимо  от  этнической  принадлежности.  В
литературе уже отмечалось, что термином “кавкасианы” у Леонтия Мровели
(XI  в.)  обозначены “племена, населяющие северную  часть  Закавказья,
именно сарматы, савроматы и аланы (осетины) греко-армянских списков...
Под жителями Кавказских гор, должно полагать, Леонтий разумел не одних
только  сарматов,  савроматов и аланов (К.С.Кекелидзе.  Идея  братства
народов  по  генетической схеме грузинского  историка  XI  в.  Леонтия
Мровели. “Этюды...”, т.III, Тб., 1953, с. 98).
   Действительно,  термином  “кавкасианы” в  средневековых  грузинских
хрониках,  начиная  от  Леонтия Мровели и автора “Мокцевай  Картлисай”
(Обращения Картли в христианство) и кончая Вахушти Багратиони,  наряду
с  племенами  скифо-сарматского этноязыкового круга (овсы, туалы-двалы
и,  предположительно,  цанары)  обозначились  также  западные  вайнахи
(дурдзуки, кисты, глигвы), позднее - горные ратчинцы и овсы-басианы  в
совр. Балкарии, находившиеся в стадии тюркизации (у Вахушти).
   Данные    Страбона    и   грузинских   хроник    не    подтверждают
распространенное    в   грузинской   историографии   (Г.А.Меликашвили,
В.Н.Гамрекели,  Г.В.Цулая)  мнение о том,  что  термином  “кавкасианы”
подразумевались якобы исключительно племена вайнахского происхождения.
Эти  же  данные  ясно  свидетельствуют о  методологической  и  научной
несостоятельности довольно широко распространенного в  кавказоведении,
особенно  в  археологической  литературе,  мнения  о  делении  народов
Кавказа  в  1  тыс. до н. э.-1 тыс. н. э. на “местные”,  как  правило,
именуемые  “кавказцами” и “пришлые”, под которыми обычно подразумевают
скифо-сармато-алан.
   Данное   противопоставление  исходит   из   молчаливого   признания
генетического    родства    “иберийско-кавказских    языков”,     т.е.
картвельских,   абхазо-адыгских  и  махско-дагестанских,   которое   в
указанный   хронологический  промежуток  времени   лишено   какой-либо
реальной  основы. При этом важно подчеркнуть, что об  этом  родстве  и
единстве  говорят  в  своем  большинстве археологи,  а  не  языковеды,
которые,  естественно,  и должны решить этот вопрос.  Как  отмечает  в
связи  с  этим акад. Г.А.Меликашвили, если бы в III тыс.  до  н.э.  на
территории   Кавказа  существовала  “иберийская-кавказская”   языковая
общность,  то  “ее  восстановление методами сравнительно-исторического
анализа  не могло быть столь неразрешенной задачей, какой она выглядит
в   настоящее  время”  (Возникновение  Хеттского  царства  и  проблема
древнейшего населения Закавказья и Малой Азии. ВДИ, 1965, №1, с. 18).
   Неоднократно отмечалось также, что со времени “появления” скифов на
Северном Кавказе, а письменная история застает их именно здесь, скифо-
сармато-аланы, тем более, в рассматриваемый период, являются такими же
“кавказцами”,   как  и  народы  северо-западного  и  северо-восточного
Кавказа.  Именно  это  и  отметил  Страбон  в  своем  описании  племен
Центрального и Западного Кавказа на рубеже н.э. Вышеприведенные факты,
думается,  ясно свидетельствуют о научной несостоятельности  трактовки
географического термина “кавказцы” как этнического.
   В   фольклоре  горцев  Восточной  Грузии  “кавкасианам”  письменных
источников соответствует термин “кавкасури” с тем же значением.
   10)  Из  данных Страбона явствует, что население равнинной и горной
части   Иберии,   эллинистического   рабовладельческого   государства,
существовавшего на территории современной Вост. Грузии и Южной Осетии,
отличалось  друг  от  друга  не  только  образом  жизни,  обычаями   и
хозяйственной  деятельностью,  но  и  этнической  принадлежностью.   В
отличие   от   равнинных   жителей,  горцы  Иберии   были   родственны
северокавказским скифам и сарматам, которые граничили с ними с  севера
и составляли этнически одно целое.
   В  свое  время А.И.Болтунова высказала мнение, что под  упомянутыми
Страбоном  скифами  и  сарматами  “следует  понимать  северокавказские
племена,  составлявшие основную массу населения Внутренней  Картли  до
освоения  ее  иберами” (См. “Очерки истории СССР”. М.,  1956,  с.425).
Этот  вывод  подкрепляется и другими переводами  разбираемого  отрывка
Страбона,   в   которых   родственные   скифам   и   сарматам    горцы
характеризуются как “воинственное большинство населения”  Иберии  (См.
ВДИ, 1947, №4, с. 218; География Страбона. Англ. пер. Х.Л.Джонса. Т.V.
Лендон, 1961, с. 218.
   На  основании генетической связи алан-осетин с сарматами и скифами,
данных Страбона и других античных авторов и грузинских летописей  мною
был сделан вывод о том, что под родственными скифам и сарматам горцами
Иберии следует видеть, в первую очередь, алан, овсов (осов) грузинских
источников   (См.   “Аланы   и  скифо-сарматские   племена   Северного
Причерноморья. ИЮОНИИ, вып.X, 1962, сс. 165-166; Очерки  истории  Юго-
Осетии.   Макет,   т.1,   Цхинвал,  1969,   сс.   49-50).   Конкретным
древнеосетинским племенем, занимавшим территорию северного  Закавказья
или  южных  склонов  Центрального  Кавказа,  которую  Страбон  отводит
родственному  скифам  и  сарматам  населению,  были  двалы  грузинских
источников, имя которых восходит к осет. туал.
   Вышеприведенные   данные   опровергают   бытующее   в   современной
грузинской  историографии мнение о том, что под  названными  Страбоном
скифами   и  сарматами  якобы  “подразумеваются  родственные  грузинам
адыгейско-чечено-лезгинские  племена...”  (И.А.Джавахишвили.  Основные
историко-этнографические проблемы истории Грузии, Кавказа  и  Ближнего
Востока. ВДИ, 1939, №4, сс. 44-48; Г.А.Меликашвили. К истории  древней
Грузии.  Тб.,  1959,  сс.  119-120; он же, Грузинские  политические  и
этнические образования в эллинистическую эпоху. “Очерки истории Грузии
(на груз. яз.)”, т.1, 1970, с. 460).
   Скифо-сарматская    принадлежность    основной     массы     горцев
эллинистической Иберии, отмеченная Страбоном, данные которого восходят
к  последним  векам  до  н.э., дают основание полагать,  что  сведения
источников  о  наличии  в  последних  веках  до  н.э.  осетиноязычного
населения  к югу от Главного Кавказского хребта. Эти же данные  служат
косвенным    подтверждением   осетиноязычности    двалов    грузинских
источников,  поставленное под сомнение в ряде последних  публикаций  в
грузинской  историографии, пытающихся отнести  туалов  (двалов)  то  к
адыгам  (черкесам), то к вайнахам, то к собственно картвелам (мегрело-
сванам)   и  т.д.  (Подробнее  об  этом  см.  Ю.С.Гаглойти.   Проблемы
этнической  истории  южных  осетин.  Цх.,  1996,  сс.  27-52;  он  же,
Сообщение  Страбона о горцах Иберии. ИЮОНИИ, вып. XXXV, 1998,  сс.  3-
22).
   11)  Социальная  структура Иберийского царства напоминает  троичное
деление  индоевропейских  народов и, в  частности,  трехфункциональное
деление   скифского   общества  и  Ахеменидского   Ирана.   Этому   не
противоречит четырехчастное деление иберийского общества,  так  как  у
индоевропейских племен лишь три основные социальные группы  -  военная
аристократия,  жречество и рядовые общинники - были конституированы  в
культовой  организации  и  ритуальных обрядах индоевропейской  общины,
хотя у них существовало и зависимое население (Э.А.Грантовский. Ранняя
история иранских племен Передней Азии. М., 1970, сс. 348-349). Отметим
также,  что  правящей  династией Иберии в этот период  были  Аршакиды,
выходцы,   как   и   армянские   Аршакиды,   из   аланско-массагетской
(маскутской)   среды.   Родоначальника   этой   династии   в    Иберии
древнегрузинские  источники  называют “Аланом  Мудрым”  (Ю.С.Гаглойти.
Алано-Георгика. “Дарьял, 1992, №2, сс. 187-188).
   12)  Страбон  употребляет имя скифов в узкоэтническом  смысле.  Это
дает  основание полагать, что локализуемые на северо-восточном Кавказе
гелы  и  леги были частью скифов Северного Кавказа, еще сохранявших  в
этот  период  свою  этническую самостоятельность. В основе  племенного
названия  легов  лежит,  по всей видимости,  осет.  лаг  -  “человек”,
“мужчина”,   получившее  распространение  во  многих  языках   народов
Кавказа.
   13) Название реки Мермода, вариантом которого является упомянутая в
предыдущем  параграфе  Мермадалида,  является,  по-видимому,  неточной
передачей   древнего   Термодона  на   Северном   Кавказе.   Об   этом
свидетельствует  как фонетическая близость Термодона и  Мермод  (он)а,
так  и  тесная  связь  Термодона с легендами об  амазонках.  Именно  с
Северного Кавказа название р.Термодона вместе с легендами об амазонках
было  перенесено  позднее в Малую Азию (Эсхил.  Прикованный  Прометей,
725)
   Название  Термодона  прилагалось то  к  Кубани,  как  в  приводимой
Геродотом  легенде о происхождении савроматов (IV, 110), то к  Тереку,
как у Плутарха в рассказе о сражении Помпея с албанами: “В этой битве,
как  передают, на стороне варваров сражались также амазонки, пришедшие
с  гор  у  реки  Термодона... Амазонки живут в той части Кавказа,  что
простирается  до Гирканского моря, однако они не граничат  с  албанами
непосредственно, но между ними обитают (еще) гелы и леги...  (Плутарх.
Избранное жизнеописания, т.2, М., 1987, с. 312).
   Название  Термодона, окончание которого “дон” идентично  осет.  дон
“река”,  судя по всему, является калькой осетинского Кармадон  “теплая
река”,  как  называется один из левых притоков  Терека  (греч.  термос
“теплый”). У Страбона Мермод-Термодон соответствует Кубани (или одному
из ее левых притоков), поскольку она впадает в Меотиду, протекая через
страну  амазонок,  реальные  границы  которой  трудно  определимы,   и
Сиракену,  т.е. страну сираков, которая четко локализуется на  северо-
западном Кавказе, а точнее на левобережье Кубани.
   14)  Перечисленные  в  этом  отрывке племена  Центрального  Кавказа
другими  источниками не упоминаются. Часть из них, учитывая этническую
ситуацию   на   Центральном   Кавказе  на  рубеже   н.э.,   бесспорно,
принадлежала  к  скифо-сарматским, к примеру, хамекеты  с  характерным
окончанием  -  т,  присущим  большинству  скифо-сарматским   племенным
наименованиям.
   15) Как видно из данных Страбона, аорсы, этнические предшественники
алан  Северного  Кавказа, делились на “верхних”, составлявших  большую
часть  племен  и обитавших в донских степях (позднейшие аланы-танаиты,
аланы-донцы), и “нижних”, занимавших степные пространства Центрального
Предкавказья и предгорья Центрального Кавказа. Некоторое расхождение в
локализации  аорсов  и  сираков  и  их  распространенностью  в   южном
направлении,  вытекающее  из  данных  Страбона,  объясняется,  видимо,
различными и разновременными источниками, которыми он пользовался и  в
данном случае.
   Сравнение   сведений  Страбона  с  данными  других  источников,   в
частности,   Плиния,  свидетельствует,  что  на  юге  “нижние”   аорсы
непосредственно  соседствовали с талами  (осет.  туал,  груз.  двали),
обитавшими  на  Центральном  Кавказе, и рядом  с  другими  сарматскими
племенами   региона.   Локализация  “нижних”  аорсов   в   Центральном
Предкавказье  и их непосредственное соседство с туалами  (двалами)  на
юге  свидетельствует о том, что уже в последних веках до н.э.  сарматы
составляли основное население Центрального Кавказа, а часть их обитала
на южных склонах хребта. Именно их называет Страбон единоплеменными  и
соседями   скифов   и   сарматов,  которые   составляли   воинственное
большинство  населения  Иберийского царства (Ю.С.Гаглойти.  К  истории
северокавказских аорсов и сираков. ИЮОНИИ, вып. XV, 1969, сс. 23-39).
   16)  Речь  идет о “верхних” аорсах, обитавших в донских  степях,  а
Ахардей соответствует совр. Кубани.
   17)  Описанные Страбоном события относятся к 120 г. до н.э.,  когда
сако-массагетские   племена  Ср.  Азии  разгромили   Греко-Бактрийское
царство, созданное наследниками (“диадохами”) Александра Македонского.
Эти  же  племена  явились  позднее создателями  Кушанского  или  Индо-
Скифского государства в Северной Индии. Ведущую роль в указанном сако-
массагетском объединении, которое китайские хроники называют Да  Юечжи
(“Большие  Юечжи”), играли асии, известные также под  именем  асианов.
Эти   асии-асианы,  известные  в  китайских  источниках,  под   именем
“усуней”,  идентичны  аланам-асиям (асиакам-асиатам)  Кавказа  и  Сев.
Причерноморья.
   Разгром Греко-Бактрийского царства имел широкий резонанс в античном
мире.  По-видимому,  с  этим  событием  связано  и  усиление  движения
сарматских племен и в западном направлении, что привело к появлению  в
черноморских степях роксолан, иазигов, аорсов. Образование  Кушанского
царства   во  главе  с  асиями-асианами  хорошо  объясняет  казавшееся
несколько  странным сообщение Аммиана Марцелина о  том,  что  владения
алан простираются “до самой реки Ганга, пересекающей индийские земли и
впадающей в Южное море” (XXXI, 216).
   18)  Как  явствует  из приводимой самим Страбоном этимологии  имени
сарапаров  -  “отрубающие  головы”, это было  скифо-сарматское  племя.
Обозначение  сарапаров  “фракийцами”, кстати, не  единственный  случай
отнесения скифо-сарматов к фракийцам древнегреческим географом.
   19) Овидий Насон, знаменитый римский поэт, был сослан в начале н.э.
в  г.Томы на западном берегу Черного моря (в районе совр. Констанцы  в
Румынии).  Сообщаемые им сведения проливают свет на этнический  состав
городов  западного побережья Понта и дают представление  о  расселении
скифо-сарматских и фракийско-гетских племен этого региона.  Приводимые
им  данные  свидетельствуют, что в I в. н.э. передовая часть сарматов,
известная  под именем иазигов, которых поэт называет то сарматами,  то
савроматами, прочно обосновалась в низовье Дуная (Истра). Отмечая, что
он  уже  научился говорить по-сарматски, Насон в то же время  называет
сарматский  язык “скифской речью”, как бы подчеркивает  тем  самым  их
практическую идентичность.
   20)  Сарисса  - длинное фракийское копье, введенное Филиппом  II  в
качестве  вооружения в македонском войске (ВДИ, 1949, №1, с. 236,  пр.
2).  Принимая  во  внимание наличие среди фракийцев в  рассматриваемый
период определенного скифо-сарматского элемента, напрашивается вывод о
скифо-сарматском происхождении названия сарисса в значении “снимающая,
отрубающая   голову”  (из  осет.  сар  “голова”  и  исын   “снимать”),
аналогично “сарапарам” Страбона (см. выше).
   21)  Еще  в недавнем прошлом очаг с надочажной цепью (рахыс)  играл
очень  большую роль в религиозных верованиях осетин. Именно  у  очага,
бывшего   центром  традиционного  осетинского  жилища   -   “хадзара”,
совершались  все  семейные, религиозные праздники и обряды.  Вместе  с
надочажной  цепью  очаг  считался  святая  святых  жилища,  величайшей
семейной    святыней;    осквернение   очага   являлось    смертельным
оскорблением.
   Высокий   общественный  статус  домашнего   очага   особенно   ярко
проявлялся  и  в  том,  что  даже убийца мог  считать  себя  в  полной
безопасности,  если ему удавалось добраться до очага и  коснуться  его
священной цепи. Как отмечал М.М.Ковалевский, много раз случалось,  что
“убийца  находил таким путем убежище в семье своей жертвы. Это  делало
его неприкосновенным в глазах самих родственников убитого”. Приводимый
греческим автором сарматский обычай является прекрасной иллюстрацией к
аналогичному   осетинскому   обычаю,  описанному   М.М.Ковалевским   и
отмеченному  многими  авторами  XIX  в.,  и  может  служить  одним  из
доказательств генетической связи осетин с сарматами.
   22)  Под  “скифами” в данном случае подразумеваются аланы,  которых
тот же Иосиф Флавий называет “частью скифов, живущих “вокруг Танаиса и
Меотиды”. А Корнелий Тацит (55-117 гг.), у которого имя алан вообще не
встречается,  называет  их  родовым  именем   “сарматы”.   Каспийскими
воротами  Иосиф  Флавий, как и ряд античных авторов первых  вв.  н.э.,
называет  Дарьяльское ущелье, известное также под именем Кавказских  и
Сарматских ворот, а позднее - Дариалан (“Врата алан), и Баб-ал-Алан  с
тем  же  значением, груз. овстакари “врата овсов” (осетин).  Вторжение
алан  в  Закавказье,  датируемое 35 г. н.э.,  явилось  первым  крупным
военным предприятием алан Северного Кавказа (См. Ю.С.Гаглойти. Аланы и
вопросы  этногенеза осетин. Тб., 1966, сс. 68-74; его же. К вопросу  о
первом  упоминании  алан на Северном Кавказе, ч.II “Аланы:  история  и
культура”, Владикавказ, 1955, сс.47-52).
   23)  По-видимому,  это были роксоланы, о набеге  которых  на  Мезию
годом  раньше, т.е. в 68 г. н.э., сообщает и Корнелий Тацит  (История,
1, 79).
   24) В дошедших до нас произведениях Иосифа Флавия других упоминаний
об аланах нет.
   25)   Второе  по  времени  крупное  вторжение  алан  в  Закавказье,
относящееся  к 72 г. н.э., было в то же время и первым самостоятельным
военным предприятием в южном направлении. Оно вызвало широкий резонанс
в  античной  историографии  и  нашло  отражение  в  древнеармянских  и
древнегрузинских  источниках. Под упоминаемым Иосифом  Флавием  “царем
гирканов”  скрывается царь Восточногрузинского (Иберийского)  царства,
которое  армянские авторы обозначали термином “Вирк (Виркан)”,  а  под
“Железными  воротами”,  связываемыми  с  Александром  Македонским,   -
Дарьяльские ворота (См. Ю.С.Гаглойти. Аланы... сс. 74-80).
   26)  Об  этом  же  случае сообщает в “Митридатовых войнах”  Аппиан,
называющий  покушавшегося на римского полководца “родом из  скифов  по
имени Олкоба” (ВДИ, 1984, №1, с. 284). Сопоставление данных Плутарха и
Аппиана  подтверждает скифскую принадлежность дандариев (“рекодержцев”
по-осетински).
   27) Приводимое Плутархом выражение является прекрасной параллелью к
осетинскому  выражению  из ритуального плача, употреблявшемуся  и  как
проклятие  -  “кауинаг  фауант да сар”, букв. “пусть  плачут  о  твоей
голове”,   калькой  которой  оно,  по  всей  видимости,   и   является
(Ю.С.Гаглойти. Скифо-осетинские параллели “Фидиуаг”, 1961,  №6,  с.85;
его   же,   Этногенез   осетин   по  данным   письменных   источников.
“Происхождение осет. народа”, Орджон. 1967, с. 93).
   28)  Сарауки  и асианы Трога идентичны сакаравалам (сакаравакам)  и
асиям Страбона (см. выше).
   29) Токаров-тохаров Страбона и Помпея Трога некоторые исследователи
сопоставляют  с  именем  дигоров, западной ветвью  современных  осетин
(Г.Вернадский, О.Менчен-Хелфен, А.Бернштам и др.).
   30)  Соседство сарматов с племенами Северной Колхиды подтверждается
и другими источниками.
   31)  Упоминание  Луканом  в  ряду  других  скифо-сарматских  племен
Меотиды  эсседонов  (исседонов), отмеченное также  Плинием  Старшим  и
Помпонием   Мелой,  свидетельствует  о  сохранении  исседонами   своей
этнической  самостоятельности к 1 в. н.э., когда они вошли в  аланское
племенное объединение.
   32)  Под  массагетом, облегчающим долгий пост  сарматской  войны  с
помощью своего коня, и массагетом, которого связывает “скифский Истр”,
т.е. Данубий - Дунай, подразумеваются придунайские аланы.
   33)  Одно из первых упоминаний алан в античной литературе,  которых
Лукан  помещает у Каспийских ворот, именуемых им Каспийскими запорами,
т.е. вблизи Дарьяльского ущелья.
   34)  Сведения  Сенеки, Лукана и других римских авторов  показывают,
что  римляне  познакомились с аланами одновременно  на  Кавказе  и  на
Дунайской границе.
К содержанию || На главную страницу