Оксана КРАВЧУК, Анна ХАЧАЯНЦ
           ТЕАТРАЛЬНЫЙ РОМАН
         Размышления о специфике театральной жизни в столице
                            провинции
                   (или в провинциальной столице)

    Такой подзаголовок вполне подходит к впечатлениям, которыми
мы (О.К. и А.Х.) как-то раз поделились друг с другом, посетив
две владикавказские премьеры. А поделившись друг с другом,
захотели расширить тесный кружок зрителей театров-студий.
    Вопрос - каких студий? - представляется нам вполне
закономерным. Разве бывают в провинции, которой и так повезло
(шутка ли - три только драматических театра!), еще и студИИ (во
множественном числе)? Ведь провинция, к сожалению, потому и
является таковой, что суть ее и основное отличие от сумасшедших
и суетных столиц - отсутствие выбора или ограниченность
такового.

    ВПЕЧАТЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
    “Если у скамеечек вокруг памятника В.И. Ленину толпится
публика в ожидании начала спектакля, то спешит она в Русский
драматический”, - подумали было мы. Но оказались только частично
правы. Небольшая часть собравшихся на спектакль вошла в соседнее
здание Дома офицеров...
    А через два с половиной часа чуть не отбила себе ладони,
чтобы хоть как-то отблагодарить выложившихся актера, актрису и
режиссера театра “Пилигрим”.
    И вот тут каждое новое предложение можно начинать словом
“оказывается”.
    ...оказывается, в нашем городе с 1995 года существует
небольшая театральная студия (около девяти человек), в активе
которой мы насчитали шесть спектаклей (в том числе детских). Еще
два коллектив театра и его режиссер Виктория Бокоева надеются
выпустить вскоре. А вообще режиссерский стаж Виктории - это уже
четырнадцать постановок;
    ...оказывается, часть пьес Виктория написала сама (в том
числе “Сказку про печника Леху”, с которой начинался “детский”
репертуар труппы;
    ...оказывается, спектакли театра имели возможность
посмотреть не только владикавказские зрители, но и жители Курска
и Риги. А также разнообразная публика, съехавшаяся на фестиваль
“Щучьи дети” в город Шахты Ростовской области. В фестивале
принимали участие коллективы, которыми руководят выпускники
“Щуки” (Высшего театрального училища имени Щукина).
    Именно это училище окончила в этом году Виктория Бокоева,
уже имевшая в своем активе диплом филологического факультета
СОГУ, опыт преподавания русского языка и литературы в школе №44,
руководства школьной театральной студией (много вы знаете
школьных коллективов, способных на два! часа полностью завладеть
вниманием подростков, собравшихся посмотреть, как их сверстники
играют “Трех мушкетеров”?), актерской деятельности в театре-
студии “Вариант” (еще одна студия!), работы режиссером в
Республиканском театре кукол “Саби”.
    Одна из ростовских газет, освещая работу фестиваля “Щучьи
дети”, особо отметила многогранность таланта В. Бокоевой,
которая не только ставит спектакли (в том числе и необходимую
хореографическую часть), не только играет в некоторых из них, но
еще и является автором части репертуара театра Пилигрим”.
    Планов у Виктории немало. Так, ею задуман спектакль по
новеллам Борхеса (ого! - сказали бы и жители Столицы). В
opedhqknbhh к одной из книг знаменитого буэнос-айресца (то есть,
тоже столичного жителя) было дано очень точное определение
провинциального образа жизни: “Провинциальность есть, среди
прочего, неотчетливость жизненных форм, вялость самого
магнитного поля событий, а потому и невозможность биографии.
Окружающее облепляло, но не лепилось - жизнь, не способная войти
в искусство, обрести общезначимость. Факт, говорящий о многом”.
    Жизнь В. Бокоевой вступает в полное противоречие с
цитируемым выше и, тем самым, представляет собой возможный
образец жизни человека столичного: личности яркой, активной,
способной к самореализации (биография!), связанной с искусством.
“Факт, говорящий о многом”. Ведь...
    ...оказывается, “Ах, Кармела” (тот самый премьерный
спектакль, впечатлениями о котором О.К. делилась с А.Х.) была
признана лучшим дипломным спектаклем этого года в Щукинском
училище. Остается пожалеть москвичей, так высоко оценивших
постановку: они видели ее только на видео. И поздравить зрителя
владикавказского - ведь именно “Кармелой” собираются открыть
театральный сезон “Пилигримы” и В. Бокоева.
    На этом можно было бы поставить точку. Вот только одна
проблема: откуда владикавказский театрал узнает о том, когда...
    Возможно, иной любитель провинциального ритма жизни,
прогуливаясь по городу, заметит написанное от руки объявление
(адепт столичного темпа будет пробегать, и потому ничего не
увидит). Кому-то дату сообщит вахтерша, в одно из дежурств
(реальный факт!) заинтересовавшаяся доносящимися из зала звуками
и решившая сначала увидеть сама, по какому поводу они раздаются,
а затем порекомендовавшая постановку знакомым (но ведь новости с
вахты не услышишь в местном информационном выпуске).
    Вот и получается, что и театр есть, и уровень спектаклей (на
уровне!), и даже постоянные зрители, нашедшие свой театр (тот,
кто попал на постановку один раз, рассказывает о студии с таким
восторгом и так ждет других спектаклей, что “заражает” еще
несколько человек). Но ведь в наш век, век информации, этого
явно недостаточно.
Ау, владикавказская пресса, где ты?

    ВПЕЧАТЛЕНИЕ ВТОРОЕ
    Если вас, уважаемый читатель-театрал, знание о наличии в
нашем городе такого явления, как молодежный театр-студия
“Пилигрим”, вовсе не удивило и не порадовало, то, вероятно, вы
относитесь к категории людей, которых вообще мало что способно
удивить. Хотя, возможно, нам еще удастся это сделать. В
соответствии с поставленной задачей представляется
целесообразным изменить форму подачи информации, заменив
интригующе-мягкое слово “оказывается” (Впечатление первое) на
задевающе-жесткое “знаете ли вы”.
    Знаете ли Вы, господа театралы, что в одном из своих
последних интервью ведущий режиссер Московского ТЮЗа Кама Гинкас
откровенно признался, что не решился бы ставить “Маленькие
трагедии” А.С. Пушкина. “Мне кажется, - заявил он, - что это не
пьесы... Это - поэзия.  Театр не выдерживает такой концентрации
поэзии, как в “Маленьких трагедиях”.
    А знаете ли Вы, что у нас в городе нашелся человек, который,
сам о том не ведая, решил вступить в полемику с маститым К.
Гинкасом. Решил - и отменил сценическое табу на этот спектакль,
доказав свою правоту осуществленной постановкой. Вы уже требуете
имя этого человека и негодуете по поводу собственной
неосведомленности, касающейся происшедшего театрального события?
Что ж, всегда приятно сообщать хорошие новости (хотя говорить об
}rnl сейчас, как о новости, уже поздновато).
    Постановка была осуществлена молодежным театром-студией,
называющим себя “Вариант”, художественным руководителем и
режиссером которого является Елена Александровна Айрапетова.
Человеком, принесшим на владикавказскую сцену “Маленькие
трагедии”, оказалась миниатюрная женщина с загадочной
полуулыбкой, светлыми, неизменно светящимися глазами и
выразительным взглядом.
    Говорят, в театре многого можно добиться любовью, многого -
строгостью, еще большего - знанием дела и справедливостью.
Вероятно, благодаря удачному сочетанию вышеуказанных качеств в
одном человеке и получается то, что можно увидеть на спектаклях
“Варианта”. Помимо “Маленьких трагедий” Елена Александровна
вместе со своей студией  осуществила такие постановки, как “Дом
Бернарды Альбы” Ф.Г. Лорки, чеховские одноактные комедии,
“Мастер и Маргарита” по мотивам романа М.А. Булгакова. “Вариант”
успел сказать свое слово о В. Высоцком в авторской постановке Е.
Айрапетовой “Мой Гамлет”. Причем произошло это в те времена,
когда во всем советском пространстве вообще мало кто осмеливался
говорить о Высоцком со сцены. И все это уже было. Было во
Владикавказе.
    Узнав все это, мы решили продолжить наше “журналистское
расследование”, в результате которого обнаружили наличие тесных
контактов между объектами, называющими себя “Вариант” и
“Пилигрим”. Выяснилось, что “Пилигрим” является профессиональным
детищем “Варианта”, который остается для него неизменной альма
матер (почти весь состав “Пилигрима”, включая его режиссера В.
Бокоеву, были и остаются актерами “Варианта”).
    В ходе “расследования” всплыли и другие интересные факты.
Знаете ли Вы, например, что театральный объект, называющий себя
“Вариант”, обитает в нашем городе уже пятнадцать лет. А
начиналось все в 1984 году, когда студентке режиссерского
факультета Высшего театрального училища имени Щукина Елене
Айрапетовой необходимо было набрать труппу молодых людей для
апробирования теоретических познаний в области режиссерского
искусства. И обратилась она с этой идеей во всем известное нам
учебное заведение, с некоторых пор называющееся СКГТУ. По словам
режиссера, здесь была наиболее благоприятная почва для
осуществления творческих замыслов.
    С тех самых пор и существует во Владикавказе молодежный
театр-студия “Вариант”. Собираются молодые девушки и парни и
пробуют, нащупывают свои собственные пути в искусстве, осваивают
мировые драматургические пространства, непосредственно общаясь с
А.С. Пушкиным, А.П. Чеховым, М.А. Булгаковым, Ф.-Л. Лоркой.
Побывав на одной из постановок студии, А.Х. сначала долго не
могла поверить, что на сцене работают непрофессионалы и при этом
режиссеру удается создавать театральные постановки достаточно
высокого уровня.
    Проводя наше маленькое расследование, мы узнали и о том, что
все эти годы “Вариант” существует практически на
самообеспечении: все декорации, костюмы, техническое оснащение
делаются за счет самих актеров и режиссера. Как же это
получается, что молодежные коллективы (в данном случае “Вариант”
и “Пилигрим”) оказываются у нас никому не нужными, выпадают из
топографии местного культурного пространства? Может быть,
сказывается отсутствие государственного статуса? Но ведь
окружающая действительность часто доказывает, что наличие
такового далеко не всегда становится показателем таланта или
профессионализма.
    Возможно ли, что такие студии, как “Вариант” и “Пилигрим”, -
}rn способ молодежи с нестандартным (более ярким?)
мировосприятием отгородиться от слишком циничной
действительности, попытка создания своего “игрового” измерения,
где не будет места пошлости? Только самовыражение - без намека
на славу или признание? Тогда перед нами - воплотившаяся в жизнь
иллюстрация теории чистого искусства.
    Но пообщавшись с режиссерами и актерами “Варианта” и
“Пилигрима”, мы поняли, что это самые обычные люди, стремящиеся
к признанию своего труда и таланта и при выборе репертуара
ориентирующиеся не только на хороший литературный вкус и
возможности трупп, но и на отклик зрителя.
    Так где же наши профессионалы-администраторы, чиновники,
часто и громко говорящие о поддержке в республике молодежных
творческих начинаний (хотя о “Варианте” вряд ли можно говорить,
как о начинании. За пятнадцать лет уже не одно поколение
молодежи сменилось на подмостках студии). Где многочисленные
Союзы и Комитеты, судя по названиям занимающиеся делами молодежи
и своим количеством невольно заставляющие задуматься о качестве
выполняемых ими функций?
    Ау, где вы?!..
    На этом можно было бы поставить точку. Но мы, кажется,
хотели поделиться с вами, уважаемый читатель, впечатлениями от
посещения двух владикавказских премьер. Так вот, наш отклик
оказался столь сильным, что привел к пространным рассуждениям по
поводу... Если же свести полученные впечатления от увиденного
воедино, вряд ли будет дерзостью перефразировать даже М.А.
Булгакова: “Гроза омыла Владикавказ... и стал сладостен воздух;
и душа как-то смягчилась, и жить захотелось”. Когда речь идет о
постановках “Варианта” и “Пилигрима”, строки из “Театрального
романа” приходят на ум как нельзя кстати. Ведь так хочется
верить, что...
    ...однажды, иной любитель активного образа жизни,
прогуливаясь по городу, заметит красочно (хочется!) оформленную
(верить!) афишу... Быть может, именно с того дня начнется еще
один “театральный роман” с владикавказскими молодежными театрами-
студиями.
К содержанию || На главную страницу