Сослан МАМСУРОВ
              ТЯЖЕЛЫЙ СЛУЧАЙ
                        РСО-А, г. Владикавказ.
                          Московское шоссе, 6
               Республиканская психиатрическая больница.
   Пациент  не  реагирует  на  внешние  раздражители,  за  исключением
голосового воздействия. На вопросы отвечает несвязно, часто происходят
наслоения   пластов   памяти.   Основа   воспоминаний   –   устойчивое
представление  о  работе на некоем складе, в связи  с  чем  и  вызваны
характерные  отклонения  от нормы. Предыдущие сеансы  терапии  выявили
несколько основных комплексов. В данный момент изучается представление
пациента  о том, что он писатель, причем доминантой является  ощущение
собственной посредственности в области литературного творчества.
   
   Доктор посмотрел в записи предыдущей беседы и улыбнулся.
   Попытайтесь не реагировать на мое присутствие. Уверяю вас, что все,
что вы говорите, останется между нами. Я просто хочу вам помочь. Но  и
вы   также  должны  помочь  мне.  Давайте  вспомним  то,  на  чем   мы
остановились  во  время  нашей последней беседы.  Кажется,  вы  что-то
говорили о завершении вашего жизненного пути…
   Да-да, конечно…
   Если вам угодно, можете построить нашу беседу в форме рассказа  или
повести. Ведь вам нравится писать?
   Это все, что я умею делать…
   
   Вот  так  продолжался  мой жизненный путь.  Вначале  было  довольно
весело,  потом  не  очень,  потом мир снова начинал  сверкать  искрами
положительных эмоций.
   - Контейнер на Тюмень уже отгрузили?
   - Нет еще. А у них есть накладные?
   -  Да,  они  уже  оплатили. Забиваем то, что влезет,  остальное  по
факту.  Да,  вот  еще что, приедет ЧП Агафонов, скажешь  ему,  что  по
ассортименту сегодня отпускать не будем.
   
   Как ухаживать за цветами в пыльном, душном городе, чтобы не вредить
здоровью.
   - Мамука!!! Ты куда поехал? Возьми накладные!
   - Сейчас приеду.
   
   В  городе  ночь.  Холодно. Очень холодно. А что, неплохо.  Мелькают
машины, фонари рассыпаются по городу светящимся бисером, глупая  Нева,
как  толстая  корова, медленно ворочается под ледяным  покрывалом,  на
jnrnpnl сидят немногочисленные рыбаки и что-то ищут в ее темных водах.
   Оказывается, это был Кейт Джаррет. Песни. Музыка. Он смело  боролся
за место под солнцем. Это глупо. Под Солнцем жарко, душно, ты потеешь,
и тебя может поразить солнечный удар. Друзья - это хорошо. Враги - это
плохо.  Над городом болтается луна, и кажется, что ты смотришь  старое
кино производства студии “Ленфильм”. Все это правильно, просто хочется
домой.  Дома  хорошо.  Там живут совершенно прекрасные  люди,  которые
улыбаются  друг другу при встрече и приглашают на чашечку  кофе.  Дома
всегда  все  любят  всё  вокруг. Люди ходят в театры  и  на  выставки,
слушают классику и пишут пасторальные пейзажи.
   У тебя нет ограничений в том, чего ты можешь достичь.
   Пусть кто-нибудь перетарит все то, что не перетарено у меня внутри.
Я  пою  дурацкие песни. Я слушаю чужие слова и пытаюсь придумать свои,
но  получается плохо. Девушка с изломанными ногтями. Поезд ушел,  а  я
стою  на перроне и качаюсь в такт уплывающему солнцу. После дня  сразу
наступает  вечер,  и  ночью, когда все в мире спит,  к  тебе  приходит
радиоголос. Стерео. Мир медленно натягивает канат, поддон двигается  и
рассекает седые воды Атлантики. Нет сравнения. Навсегда, всегда,  гда,
да.  Зима  не  в нашу пользу. Холодно. Хотя, может, это  и  правильно,
когда ты тупеешь от холода, когда твои мозги с трудом ориентируют тело
в пространстве и времени, когда приходится смотреть на стену несколько
часов  подряд  и  смазывать  раны  зеленкой.  Все  требует  глобальной
перетарки.
   Девушка  села в машину и поехала. Через четыре минуты она  погибнет
под  камнепадом.  Хорошая песня. Для того, чтобы расстегнуть  ширинку,
нужно  мощнейшее  усилие  воли.  Потная  жизнь  северной  столицы.   Я
поворачиваю ветер. Пусть он принесет тебе то, чего у меня уже нет.  Не
надо  расстраиваться.  Время нашего полураспада  еще  не  пришло.  Это
абсолютная нереальность.
   Клеопатра была потаскухой. Если на шлюху напялить золотую  диадему,
она  не  перестанет от этого быть шлюхой. Пароходы стоят на  якорях  и
ждут, когда голодные туристы облепят их серой массой, и вот тут-то все
и начнется.
   Доктор,  я  видел  как  по  Невскому  гуляют  иностранные  туристы!
Температура воздуха минус тридцать. Дебилы! Приматы! Уроды! Педики!
   Че-человек для всех. Опять все снова, как мотив старой песенки. Что
за  радость, ты псих, у тебя калькулятор в руке и фонарь в  зубах.  Ты
ползаешь  по пиву и считаешь бутылки. Вот ведь как весело  -  считаешь
бутылки.  Все надо считать. Здесь главное - учет. Не будет  учета,  не
будет ничего.
   
   У   пациента  ярко  выраженный  синдром  детства.  Следует  выявить
ключевые  ассоциации с целью регулирования потока  сознания  больного.
Menaundhln увеличить нагрузку, поскольку предыдущая не дала  требуемых
результатов.
   
   Вы  знаете,  мне  понравилось то, что вы мне  рассказали.  Я  очень
надеюсь, что и в дальнейшем вы будете столь же искренним.
   Я всегда был искренним
   Разумеется,  просто я имел ввиду то, что мы перешли на  качественно
новую  ступень общения. Давайте поговорим о том, как бы  вам  хотелось
провести свою старость.
   
                                ДЕТСТВО
   Я  помню,  как  было  то, что было в начале. Была  суматоха.  Перед
глазами  вспыхивают отдельные кадры. Было неплохо. Город СПб  мелькает
стереотипами  моего восприятия. Мне многое не нравится вспоминать,  но
что-то  бывает необходимо вспомнить. Каменный остров. Отличное  место.
Происходит трение. Это главное. Это как женщина, которая ждет от  тебя
чего-то  необычного. Мы живем в прошлом, а любим  хватать  все  новое.
Тупняк наступает на пятки, и только Одно держит. Всегда лезет то,  что
не  должно волновать. Я не должен волноваться. Это неправильно. За это
надо  бить  палками.  Физиономия, большей  частью,  выражает  комплекс
отрицательных  эмоций. Пока что они преобладают  в  моем  мире.  Может
быть,  потом  я скажу, что все было здорово, и те люди,  которые  меня
окружали, не зря это делали. Не хочется терять то, что было раньше, но
оно  размазывается по жизни. Ты понимаешь, что так надо, но ничего  не
можешь  поделать  с  этим  идиотизмом. Я, как  бутылка  пива,  которая
замерзает  в  сорокоградусную жару. Не нужно  быть  кем-то  особенным,
доктор, чтобы думать так, как надо думать.
   Я  помню,  как сидел на камне. Это было давно, в другой жизни.  Там
был  лес и река, и шум реки. Еще я помню дорогу, по которой бегал туда
и  обратно.  Тюльпаны  в саду у няни. Их покупают  девушки  в  плащах.
Приходит  мама.  Все есть: арыки, школьный забор,  горы  с  домами  на
сваях,  ветки  на  пляже.  Вечер  шумит  далекой  дискотекой.  Детские
конфликты.  Зимнее  фотографирование и трамваи. Яблоки.  Много  яблок.
Фаткульная атака. Третья защита. Пельменная напротив магазина.  Синяки
на  руках и ногах. Музыка. Сопли на проспекте. Это калейдоскоп. Книги,
те  что  были, я прочитал с удивлением. Надо бить. Я не жалею. Веселье
продолжается. Мне весело, очень весело. Я зажигаю свои кеды и ношу их,
и  показываю всем, куда надо ставить поддоны. Солярка – производное от
звезды. Солнечная жидкость воняет едким дымом, у тебя слезятся глаза и
текут слюни. Я как бультерьер, которому некого съесть. Обидно то,  что
когда я прихожу с работы, я не хочу ничего делать. У меня тупняк!  Это
слово - самоуспокоитель. Сказал, что у тебя тупняк и все. Отмазался.
   
   ПРИХОД
   В  те  времена, когда я только начинал работать, в мире происходили
довольно  странные  события. Пространства, которого требовалась  людям
для  жизненного минимума, все чаще не хватало. Люди начинали суетиться
и  объявлять  войны  соседям. Лилась кровь, уничтожались  генетические
фонды,  разрушались города и надежды на будущее. Именно тогда я  решил
изменить порядок. До меня был беспорядок, значит я изменил беспорядок.
Выходит, порядок я не менял. Я собрал все, что было до этого, и  убрал
нужные вещи.
   То,  что  случилось потом, слегка меня озадачило.  Меня  уволили  и
избили  палками.  Потом меня пытались додавить морально,  но  организм
рассмеялся  и заставил тело грубо реагировать на постороннее  влияние.
Это было весело, впрочем, я об этом еще напишу.
   Человек звонит домой, разговаривает с дочкой, женой, говорит, что у
него все в порядке, дочка говорит, что скучает, жена сообщает рутинные
подробности внутрисемейной жизни. За окном собачий холод, перед  окном
я   вижу   свой  нос,  который  вертится  по  сторонам  и   обнюхивает
микрокосмос.  В  обозримой части Вселенной слышен разговор  грузчиков,
возня  на  складе и сухой треск замерзающего воздуха. В пивной  кружке
водоизмещением  0,55л  дымится  ароматный  бразильский  кофе.  Это   я
описываю быт. Мой быт. Если бы вы не были доктором, вы бы поняли.
   
   БЫТ
   Запарило  все  это. Холодно, хочется домой. Денег  мало.  Бабы  все
разбежались.  Картина тотального уныния. Забыл то, что не  должен  был
забывать.  Скотина.  С  другой  стороны,  я,  в  общем-то,  нормальный
человек. Правда с проблесками кретинизма.
   
   ПРИХОД 2
   Все,   что   приходит  к  тебе,  обязательно  от  кого-то   уходит.
Взаимозаменяемость  объектов.  Или  объедков.  Выводится  новый  закон
взаимозаменяемости объедков. Вот я и прокашлялся.
   
   Я услышал скрип:
   Кто-то лезет в дыры.
   - Там закрыто, не иди,
   Не ломай квартиру.
   Но рассыпался пейзаж,
   Я ушел за светом.
   Кто-то лезет под стекло,
   Будет лучше летом.
   
   Стрелять надо таких поэтов.
   
   УХОД
   Все,  что  от тебя уходит, к кому-то приходит. Например,  когда  ты
испражняешься.
   Под  глазами все чаще появляются круги. Все возвращается  на  круги
своя.  Мы  всего  лишь случайные гости на космической панк-опере.  Нам
раздали  стереоочки,  и  мы  пялимся  на  все  происходящее,   а   все
происходящее из чего-то исходит. Но этого не видно, виден  лишь  купол
огромного цирка.
   
   - Чем ты занимался все эти годы?
   - Ничем. Жил.
   - Чем ты занимался все эти годы?
   - Рано ложился спать.
   
   Фразы  из наслоений интеллекта иногда оказываются под рукой,  и  ты
уже  не просто человек, ты киногерой, у которого все получится:  враги
будут  посрамлены, любимая девушка останется рядом,  а  планета  будет
спасена.  Это  всегда  радостно. Это как подарок,  который  совершенно
неожиданно сваливается на твою малограмотную голову.
   
   Добрый  вечер!  С  вами Олег Дедковский, и мы  поговорим  о  знаках
внимания.
   Когда  я спрашиваю, я не жду ответов. Трение происходит и без  них.
Главное  -  это  контакт. Если нет контакта, то ничего  не  получится.
Только так создаются стройные девушки.
   
   У   пациента  проявляются  стандартные  наслоения  пластов  памяти.
Необходимо  постараться  убедить его рассказать  что-либо  связное.  В
противном случае мы рискуем заставить больного полностью ассоциировать
себя   с   произносимым,   что   невозможно   будет   исправить    без
терапевтического воздействия.
   
   Вы  знаете, я сегодня прочитал потрясающий рассказ. Сюжетная  линия
была настолько проста, что, казалось, не стоит надеяться на какую-либо
интригу, но в итоге все оказалось просто потрясающе. Скажите, в  вашей
литературной деятельности сталкивались ли вы с сюжетной проблемой?
   У меня нет литературной деятельности.
   Ну как же, вы же сами говорили, что часто пишете, да, признаться, и
то,  как  вы изъясняете свои мысли, явственно указывает на незаурядный
писательский талант.
   
   Люди  слушают.  Шесть  человек, молодые и в возрасте,  слушают  мои
p`gck`cnk|qrbnb`mh.  Призыв  к честности, сдобренный  хорошей  порцией
фамильярности, оказывает огромное влияние на мышление. Об  этом  писал
старик  Транквилл. Об этом писал и я. Я круче Транквилла. У  него  имя
дурацкое.  Гай.  Человек  с  таким именем  должен  постоянно  лишаться
девственности.
   Кстати,  все на выборы! Я построю новый город и назову его в  честь
первого  попавшегося. Там будут жить шахтеры и ведущие теноры  страны.
Слова  идут  друг  за другом и практически ничего не надо  исправлять.
Долой корректоров.
   
   Вот вам история. С сюжетом.
   Павел  Андреевич  был бригадиром в своей бригаде. Он  был  среднего
роста,  возрастом напоминая себя в сорок восемь лет. У него был сломан
нос.  Он носил старую телогрейку и красную спортивную шапку с надписью
“СПОРТ”.
   В прошлом он был великим человеком и поэтому вынужден был удалиться
в  промышленную  зону  Парнас. Парнас -  это  зона:  6-й  проезд,  9-й
квартал, за виадуком поворот направо.
   На   Парнасе   жили   великие  люди.  Они   постоянно   предавались
размышлению.   Размышление  снисходительно  принимало  это   преда-ва-
тельство и продолжало смотреть в стороны.
   Павел  Андреевич  был  образцом болотного жителя.  Он  был  честен,
необуздан  и  жесток к детям. У него была злая собака,  но  мы  ее  не
любили, и поэтому в жуткую лунную ночь пришлось ее повесить.
   (Я  часто забавляюсь, когда, останавливая такси, в ответ на вопрос,
куда едем, скромно отвечаю – на Парнас.)
   История закончилась.
   
   Вчера  увидел  песню.  Ты идешь и тащишь за  собой  мир.  Когда  ты
остановишься,  мир  споткнется. Так было всегда. За тобой  закрываются
двери  и открываются снова. Повторение клипа. Хорошего клипа. То,  что
происходит, смешно, потому что это глупо.
   Простая  жизнь  идет размеренными шагами и задевает столбы.  Вокруг
очень  много  столбов,  они  влекут  к  себе  своей  устойчивостью   и
постоянством. Иногда бывает, прислонишься к столбу, и сразу становится
легко и безответственно. Это правильно. Жизнь простая штука. Надо лишь
смеяться над смешным и плевать в урны.
   
   УШЕЛ
   Интересно, на сколько частей нужно поделить яблоко, чтобы досталось
каждому.  Это  мои зарисовки. Бараны пасутся на снежных склонах  моего
сознания.  Вы  даже  не представляете, что значит жить  в  Претории  и
встречать  День  Св.  Валентина на складе, в окружении  очаровательных
cpsgwhjnb и прелестных водителей МАЗов.
   Убегать  из дома, убегать домой. Глупость. Все тянется и кусает  за
выпирающие  части  тела. Потеплело, завтра снова будет  холодно.  Буду
тупо лежать, и плевать мне на космос.
   
   Что,  по  вашему  мнению,  должен  представлять  собой  полноценный
человек?  Очень часто люди не понимают, или не хотят понять  эталонных
ценностей. Мне бы хотелось знать ваше мнение по поводу совершенства.
   Совершенства не может быть
   Почему?
   Как  бы  вам  объяснить.  В мире нет законченности.  Все  плывет  и
движется. Все настолько зыбко и непостоянно…
   
   МОНОЛИТ
   Монолит  - это цельный кусок чего-либо. Кусок – это часть  чего-то.
Что-то  тоже может быть частью чего-то, например, монолита. Вот  такая
загадка  получается.  Я просыпаюсь под грохот канонады,  устроенной  в
честь  приезда президента Аргентины. Да-да, вчера у нас в  гостях  был
президент  Аргентины.  Он  подарил  нам  кучу  совершенно  бесполезных
безделушек. Опять бред начинается. Ну, что несет только что написанное
мной? Ничего. Так что вы ничего не прочитали.
   Я  сижу  на  своем  складе и пускаю мыльные пузыри.  Делать  иногда
бывает  абсолютно  нечего. Сегодня я просидел  сутки,  тупо  глядя  на
стену.  На  ней  висят часы, которые никакого времени  не  показывают.
Вокруг  море пива, а я пью кефир и заедаю его батоном. Надо  поставить
памятник  тому, кто придумал кефир. Да здравствует безымянный кефирный
гений!!!  Иногда  бывает  абсолютно нечего  делать.  Мысли  не  желают
просыпаться,  и  вроде  уже  не холодно, а все  равно  хочется  домой.
Интересно,  сколько  стоит  дома кефир. Надо  позвонить  Андрею,  если
дешевле, чем здесь, завтра же уезжаю.
   
   Мне сегодня подарили
   Медвежонка на цепи.
   Мы с ним долго говорили
   О судьбе и о любви.
   Но пришла пора расстаться,
   Он ушел, а я остался…
   
   Старое  стихотворение, но мне все равно нравится. Раньше, до войны,
я  часто  писал стихотворные произведения. А сейчас нет. Стихи  -  это
пошло.  В  стихах  бывают черные дыры, и туда падают  все  звездолеты,
которые   шляются  в  немеренном  количестве  вокруг  нашего  дряхлого
светила.
   Я   продолжаю  писать  свой  тридцать  шестой  дневник  с  верой  в
электронное  будущее планеты. Надо всем дать то,  чего  все  хотят,  и
тогда  не будет несчастных людей. Это же очень просто. Однополярность.
Моно. Монолит.
                                   
                                  36
   Вообще,  я  понял,  что  пишу дневник.  Или  ночник.  Но  точно  не
утренник.  Ультрадневник моих сопливых самосопереживаний. Это  хорошо,
когда  в  организме есть неограниченный запас соплей. Есть  место  для
маневра.
   Мои  переживания, как дальнобойные фуры. Они приезжают, сдают тару,
забирают  пиво,  уезжают.  Фуры бывают очень  большие,  есть,  правда,
всякая  мелочь, но это не в счет. Фуры – профуры. Школьник за дурацкой
партой.  Мне сыплют в голову интеллект человечества, а я хочу поиграть
в нарды. Это мой новый сингл. НАРДЫ.
   Это  все  еще  моя  голова.  Я чувствую,  что,  говоря  слова,  она
напрягается,  и  тонкие струйки дыма едва заметно клубятся  чуть  выше
ушных раковин.
   А  это мои конкуренты. Знакомьтесь. Они топчутся у платного сортира
и  потирают  в предвкушении задницы. Вы думаете, что если  перевернуть
стакан с водой, она выльется? Вы совершенно правы, так оно и случится.
Вода всегда выливается. Я пишу, как вода, вы, наверное, заметили.  Моя
река  течет  непредсказуемым маршрутом, и не старайтесь  угадать,  что
будет  дальше.  Убийства и изнасилования в следующем  шедевре.  Дальше
будет  скука,  тоска и тонкие намеки на высокий уровень сознания.  Это
то,  что нужно всем. Убедиться, что кто-то сделает то, что сделали  бы
они. В другой жизни.
   
   ТИШЕ, ПРИШЛИ КЛОУНЫ
   Где  же  то,  что  нам рассказывали? Я давно уже не видел  красивых
вещей. Не смотрел, наверное. Время всего лишь время, да и телефон  под
рукой.  По улице беги! По улице! Не сворачивай на проселочные  дороги.
Беги  прямо,  солярки  хватит.  Будет светло.  Специально  для  твоего
суперпробега  включат все неоновые огни планеты. Может,  взорвут  пару
ядерных  бомб. В кармане у Галактики. Получится маленькое, как  я  уже
говорил, карманное расщепление атома. Зато тебе будет светло. Впрочем,
я уже об этом писал.
   По  радио  сказали, что глубоко в далекий космос отправили  кусочки
человеческих  тканей,  чтобы  умные  инопланетяне  нашли  наши  ДНК  и
воссоздали человека где-нибудь в заднице у Вселенной. Вот ведь  дерьмо
какое! Мало нам того, что заселили обозримое пространство, так еще и в
космосе  не  хватало подлой расы продвинутых приматов. Эти люди  такие
свиньи.
   Чего  это  я разошелся? Устал, наверное. Я часто устаю в  последнее
время. Спать. Спать. Спать. Хочу спать. Спать хочу.
   Не получается. Груз ответственности больно стукает по почкам. Я как
боксер  –  профессионал  на  гранжевой тусовке.  Или  как  пингвин  на
корриде.  У  меня  не получается писать сюжеты. Мне  лень  придумывать
хитросплетения обстоятельств, фактов, характеров и прочей  ереси.  Мне
нравится  гоняться  за  своими мыслями и хватать  их  за  хвосты.  Это
весело. Это очень весело. Попробуйте как-нибудь.
   
   Все  равно  тянет к старому. Всегда будет тянуть. Это как сквозняк.
Его  не бывает только в подводных лодках и Макдональдсах. В них сейчас
сидят клоуны и суют тупым детям подарки в их маленькие поросячьи рожи.
Все, наверное, было здорово, только я почему-то не помню.
   Постоянное чувство тяжести. У ребенка отобрали подарок, и он  орет,
широко   раскрыв   зубастую  пасть.  Бывает  непросто   заползать   на
многоэтажное  здание,  тем более, если ты с него  только-то  свалился.
Можно  подниматься по лестнице, можно карабкаться по водосточной трубе
или  по балконам. А можно войти в дом и подняться на лифте. Если  лифт
есть.
   
   ТРИ РАЗА ПО ТРИ И ТРИ РАЗА ПО ДЕВЯТЬ
   Скромно  и со вкусом. Сейчас это уже не модно. Сейчас люди  летают,
интенсивно размахивая ногами.
   
   Следует  ослабить  давление на пациента. Создайте  эффект  зеркала.
Необходимо   выяснить   специфику   поворотных   ступеней   его   эго.
Постарайтесь не ставить больного перед выбором, пусть все выходы будут
ему доступны.
   
   А вы не хотите что-нибудь спросить у меня?
   Нет.
   Ну,   хорошо.   Тогда  давайте  представим,  что  вы  корреспондент
известной газеты и берете интервью у какого-нибудь политика.
   Ненавижу политиков. И журналистов.
   Совершенно справедливо. Признаться, я тоже их недолюбливаю. Давайте
представим ситуацию, когда вы следователь, а напротив вас сидит  очень
важный преступник. Вы ведете допрос.
   
   Встречая ее вечером, будь там, где никто никогда не был до тебя…
   
   НАЗОВИТЕ СВОЮ ФАМИЛИЮ
   Природа.
   ЧТО ЗА ДУРАЦКАЯ ФАМИЛИЯ?
   Какую дали.
   ЗНАК ГОРОСКОПА?
   Не знаю, меня все называют Материя.
   ЗНАКОМЫ ЛИ ВЫ С ПРОСТРАНСТВОМ?
   Да, конечно. Оно форма моего существования.
   КОГДА ПОСЛЕДНИЙ РАЗ ВЫ ВИДЕЛИ ВРЕМЯ?
   Позавчера. На Дне Рождения. Оно, помню, так напилось. Облевало  все
вокруг. От хозяев неудобно.
   ПОСТАРАЙТЕСЬ ВСПОМНИТЬ, ГДЕ ВЫ БЫЛИ В НОЧЬ С ПЕРВОГО НА ВТОРОЕ  ДНЯ
СОТВОРЕНИЯ?
   У родителей. На даче. Вы не знаете где.
   
   Отличное место. Там растут самые зеленые деревья в мире. Там  текут
самые прозрачные реки, и светит самое золотое солнце. Там моя семья.
   
   ЧТО ВЫ ЗНАЕТЕ О ПОРЯДКЕ?
   Порядок был создан для того, чтобы не было беспорядка. Хаоса.
   ЧТО ВАМ ИЗВЕСТНО О ХАОСЕ?
   Хаос был создан, чтобы не было порядка.
   ВЫ УХОДИТЕ ОТ ОТВЕТА
   Куда?
   КУДА ХОТИТЕ. ХВАТИТ БОЛТАТЬ! ЧЕМ ВЫ ЗАНИМАЛИСЬ В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ?
   Да, в общем-то, ничем особенным. Так, баловалась со сферами.
   ВЫ ЛЮБИТЕ ВСТРЕЧАТЬ НОВЫЙ ГОД?
   До сих пор не могу понять, что это такое.
   
   Говорят, когда холодно, надо думать о тепле.
   Как можно назвать то, что я вам рассказываю, доктор. Это не рассказ
и  не повесть. Похоже на дневник, но на дневник тоже не похоже. Может,
это  трилогия из тридцати шести томов? Нет. Скорее всего,  это  просто
слова, сложенные из странных и смешных закорючек, называемых буквами.
   
   Старое.  Прошло. Новое. Началось. Трение происходит  на  ментальном
уровне.
   Знаешь что, ты себя жалеешь. А ты не жалей.
   Ключ.  Он  всегда висит у меня на ремне. Это закон. Так  жили  наши
предки. Не забивай голову ненужными вопросами. Твой отец пахал землю -
почему ты не хочешь быть похожим на него? Все просто, будь мужчиной, а
там пастух ты или князь, неважно.
   В  северо-российской  жизни  есть свое очарование.  Например  тупые
белые  ночи и развод идиотских мостов. Представьте себе толпу дебилов,
которые  стоят и пялятся на сакральное зрелище подъема мостов. Почему-
то, если ты живешь в Питере, то ты обязательно должен быть романтиком,
hmrekkhcemrnl  и подвижником. Хотя зря я так зло. Они наверняка  любят
свой город. Я тоже люблю свой город, хотя это довольно странное место.
   Давно прошли времена, когда я плевал в небо. Теперь я плюю в землю.
Моя  вечно  кислая рожа не поднимает взгляд выше горизонта. Я  потерял
книгу  Баха. Мою любимую. Дал почитать девке, а эта тварь  пропала  из
моей жизни. Книги нельзя давать читать.
   Через много лет я прочитаю то, что пишу, и скажу:
   - Этому парню было довольно грустно в определенный период жизни.
   А я ему сейчас смогу ответить:
   - Ну ты, старый пердун, не умничай.
   Потом  мы  поругаемся и набьем друг другу морды. А потом помиримся,
съедим  по  котлете  и выпьем пива. К концу дня мы будем  неразлучными
друзьями.
   Мое! Все мое!
   Маленькая  принцесса  гибнет от рук жутких монахов.  Золотые  ремни
опоясывают  их торсы, а из безжизненных ртов льется прекрасная  песня.
Мечи  взлетают  и летят стройными стаями навстречу небу.  И  не  видно
леса,  вокруг  пустыня, погруженная в холод. В огромных чанах  варится
сон. Игра. Нет света, и ночь все не наступает. Ветер донесет песню  до
ледяных ушей, и огненных ноздрей коснется запах рождения весны.  Жизнь
- это жизнь и ничего более.
   
   У  пациента острая форма избранности. Целесообразно добавить в  ход
его рассуждений тему отличия от всего остального.
   
                                 АДЕПТ
   Я адепт. Я адептируюсь к окружающей среде, впиваюсь в нее ногтями и
вгрызаюсь  коренными  зубами.  Я  придумал  свою  собственную  систему
психофизического   совершенствования.  Мне  бывает   довольно   трудно
продираться  сквозь  субатомные уровни собственных  комплексов,  но  я
стараюсь.
   У  моей  системы есть один немаловажный недостаток. Это сонливость.
Когда  сны  перестают течь, как воздух, происходит закупоривание  всех
выходов.  Приходится включать внутреннюю центрифугу и раскидывать  все
по  стенкам. В прозрачности моего сознания нет уязвимых мест. Я адепт.
Я  коллапсирую буквально в каждом спичечном коробке. Хотите,  я  научу
вас  управлять сном? Не спите. И вам приснятся волшебные сны. Это  мое
качественное удостоверение. Нет ничего, что может остановить  то,  что
стоит.
   Девушки  любят  играть в бильярд. Они думают, что пацанам  нравится
смотреть, как они гоняют шары по столу.
   А  где-то  там  находится то, что мне крайне необходимо.  Оно  ждет
меня,  но  я  не  вижу то, что должен видеть. Я все  еще  очень  тупое
qngd`mhe.  КЛОУНЫ  НА ВАШЕЙ ВЕЧЕРИНКЕ! БЕГИТЕ! Мне нужно  обойти  этот
столб.  За ним так много интересного, но что-то впилось в мое сознание
и тянет в сторону. Тут я включаю свою систему и мощным волевым усилием
наношу   сильнейший  мегатрансцедентальный  удар  по  противнику.   Он
сгибается  от  боли  и,  грязно ругаясь, отходит  на  задний  план.  Я
торжествующе   смеюсь  и,  нацепив  доспехи,  смело  шагаю   навстречу
будущему.  Моя стальная перчатка сжимает эскимо, мои глаза  еле  видны
сквозь  прорези  в  шлеме,  мои  кованые  сапоги  давят  нашу  мерзкую
планетку.
   Волны.  Все  подчиняется  закону волн. Все  дети  улыбаются  только
тогда, когда волны шепчут им свои глупые шутки. Я теку, как гранит,  и
у  меня  все еще много шансов. Это неправда, что невозможно  поставить
спектакль  без  пьесы.  Еще как возможно, все  зависит  от  мастерства
режиссера и актеров.
   Сегодня  на работе нам поставили окно. Сначала продолбили  здоровую
дырку  в стене, а потом присобачили раму. Сейчас комната, где я  сижу,
напоминает  картину из жизни Сталинграда времен войны. Зато интересно.
Весь  хлам, состоящий из накладных, тарников, печатей, пломб  и  пива,
отходит  в  небытие,  когда я смотрю в окно и  представляю,  что  я  в
подводной  лодке, а вокруг совершенно потрясающий мир. Даже на  работе
бывают приятные моменты. Например, еда. Когда я сыт, мне хорошо.
   
   Я стараюсь смеяться только когда мне хочется смеяться. Постепенно я
стал  меньше  говорить и еще меньше думать. Я ничего не  делаю.  Живу.
Расту.  Цепляюсь за ближайшие радости, и это правильно. В моей системе
не  должно  быть  ничего устойчивого, кроме основных, фундаментальных,
понятий. Они есть у каждого, но разные.
   “Смотрите! Смотрите! Мужчина бежит за женщиной. У него капают слюни
и  потеют  подмышки, а она ловко виляет безразмерным задом и улыбается
дико порочной улыбкой! Смотрите! У них начались спазмы! Это голос! Это
война!  Долой правительство! Все на баррикады! Светлой памяти  Эрнесто
Че Гевары! Долой животы и аппендиксы!”
   Сумчатые  животные  носят  своих  детенышей  в  сумках.  Это  очень
забавно.
   “Обратите  внимание, какая прелестная пара. Они так  подходят  друг
другу.  Посмотрите,  как нежно он смотрит на нее и какая  трогательная
застенчивость в ее глазах. Ах, как это прекрасно. Вот если бы так было
всегда.  Почему  на свете есть зло? Почему бы людям просто  не  любить
друг  друга. Помните, как у “Битлз”: все, что тебе нужно, это  любовь.
Любите друг друга.
   
   САМАЯ КРУПНАЯ В ФИНЛЯНДИИ МАСТЕРСКАЯ ПО РЕМОНТУ МОТОРОВ ПРЕДЛАГАЕТ…
   НА  РАБОТУ,  НА  ДАЧУ, КУДА ПОЖЕЛАЕТЕ ВАС ОТВЕЗЕТ КУПЛЕННЫЙ  У  НАС
@BRNLNAHK\. HITSAAJANKATU 15 008 10 HELSINKI…
   Все еще не идет бросок у Яромира Ягра.
   
   Мысли не только сыплются из всех щелей отведенного им места,  но  и
стараются просочиться сквозь пальцы случайных прохожих. Это неприлично
с  их стороны. Мысли, по крайней мере, мои, должны сидеть спокойно.  А
то я им пасть порву. Охренели! Оперились, падлы!
   Вчера  опять наорал на грузчиков. Я надсмотрщик. Мне только  хлыста
не  хватает. Они сами виноваты, воруют пиво, пьют безбожно,  ошибаются
при  отгрузах. Мне-то, в общем-то, по барабану, просто за дело обидно.
Вот  если  наша  планета  перейдет  в  руки  грузчиков,  что  будет  с
консерваториями и дельфинариями?
   
   Вся    система    работает,   как   центурия.   Невозможно    любое
несогласованное движение. Все работает, как четко отлаженный механизм.
Моя   система   абсолютно  пофигистична  к  внутреннему   и   внешнему
построению. Все годится. Спасибо. Пожалуйста.
   Моя цифра всегда со мной. Иногда она куда-то пропадает, ее не видно
неделями,  а  иногда по несколько раз в день она бывает со  мной.  Это
хорошо.  Вы  даже не представляете, доктор, насколько это хорошо.  Это
уверенность,  которая  подпитывает  систему,  а  ведь  каждая  система
нуждается в серьезной подпитке. Сделать хотел грозу, а получил козу.
   
   ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПЕСОК РЕАЛЬНОГО НАСТОЯЩЕГО
   В  этом всегда что-то было. Я вставал в одно и то же время, и делал
то,  что должен был делать. Мне совершенно необходимо было делать  то,
что  я  делал. Даже сейчас приходится совершать то, что уже много  раз
было. Сам не знаю точно, зачем я все это говорю.
   
   В  беседе с пациентом все чаще проскальзывает тема тоски по дому  и
желание  вернуться.  Необходимо  усилить  давление  -  с  целью  более
подробного развития данной темы.
   
   Опишите,  пожалуйста,  один день вашей  жизни.  Ну,  например,  ваш
обычный рабочий день.
                                   
                                СЕГОДНЯ
   Сегодня  я  прочитал  в  тарной книге, что со  склада  забрал  пиво
человек по фамилии Ассадулин. Не тот ли это знаменитый певец, что  пел
песню про Паганини, подумал я. Нет, скорее всего, это его однофамилец.
А жаль, было бы приятно увидеть его, поболтать на разные темы. Вообще-
то  я не люблю болтать на разные темы, доктор. Я люблю болтать на одну
определенную  тему. С людьми бывает весело разговаривать.  Они,  люди,
dnbnk|mn  забавные существа. У них много всякого интересного в  голове
бывает.  Мозги, например, нервы, вены и всякий прочий хлам.  С  людьми
весело.
   Сегодня  незаметно наступила весна. Я почувствовал ее запах,  когда
стоял  на эстакаде и орал на грузчиков. Весна - это хорошо. После  нее
обычно  наступает лето, а летом тепло. В Питере не бывает лета; жалкое
подобие  солнца  болтается высоко в небе просто по необходимости.  Оно
совсем не греет, а если и бывают теплые дни, то это иллюзия. Миф. Чес.
   Сегодня  я не наелся. Мне еще нужно работать целую ночь, а  из  еды
осталось  только два пакетика кофе. Это печально. Хотя многим  намного
печальнее, наверное.
   Сегодня  обычный  день обычного года. Только я  не  дома.  До  него
совсем  близко, а я торчу перед полярным кругом и плююсь  на  чаек.  В
ушах  звучат  старинные  мелодии. Это радио  “Мелодия”,  самая  лучшая
радиостанция.  Уходя,  я  пою песни на стихи  Овидия.  Третья  планета
слева, второй поворот сразу за метеоритным потоком. Эволюция. Сейчас я
поражу вас, доктор, каскадом квазимонументальных фраз.
   Изумрудное  рассредоточение заставляет  сминать  субатомные  уровни
самосозерцания.  Зеленый свет криогенных глаз радует метагалактические
легкие.  Это  кварки.  Они  пылью оседают в  глубинах  подуровня.  Все
создается для расщепления частиц. Толстый фраер на рояле нам  сыграет.
Сегодня Белла споет нам на бис…
   Сегодня  я  хочу спать. Я постоянно хочу спать. Во сне я вижу  сны.
Плохая  привычка.  Во  сне  я прыгаю, как  козел,  по  холмам  памяти.
ПРЕДВИДЕНИЕ. А это нехорошо.
   Благодаря беновскому плейеру я могу слушать музыку в метро.
   В  жизни встречается очень много хороших людей. Гораздо больше, чем
плохих. Просто плохое запоминается, а хорошее, как правило, нет.
   Сегодня я видел сон. Я был в горах. Помню, как вышел на край  плато
и  увидел огромную панораму. Я осторожно спустился на выступ в скале и
обернулся.  Было  очень  красиво. Место  это  я  видел  впервые,  хотя
чувствовал, что оно очень знакомо мне. Внизу была пропасть, а напротив
возвышался  огромный  массив.  Было  лето,  вокруг  искрилась  зелень.
Ощущение  было  очень  приятное. Посреди  массива  находилась,  словно
впаянная в скалу, башня. Огромная башня. Самое грандиозное сооружение,
которое  я видел в своей жизни. Чувство было монументальное.  Яркое  и
ослепительное.
   Сегодня  некуда упереть взгляд. Я чувствую, что воздух непрозрачен.
Я  полюбил воздух. Полюбил и бросил. Такое случается время от времени,
главное,  не  привыкнуть.  Привыкать – это  плохая  привычка.  Нет  на
планете такого места, где бы я не был. Ветер - это набедренная повязка
на бедрах сезона.
   
   Расскажите  о  самом  приятном времени в вашей жизни.  Постарайтесь
вспомнить  некоторые  подробности  этого  периода,  наверняка   что-то
особенно запомнилось из того времени.
   
   Золотая эпоха. 74-90. Это было время, когда в магазинах продавались
пластинки  Джо Дассена, по телевизору показывали солнечные  фильмы,  а
люди  носили  полиэтиленовые  пакеты  с  изображением  Пугачевой   или
Боярского.  Тогда были курорты и санатории. В Сочи делали  специальные
фотографии,  которые  помещались в такую круглую ерундовину,  и  чтобы
увидеть фото, надо было заглянуть в специальный увеличительный глазок.
Тогда девушки носили платья.
   Уже  неделю  долбят Югославию. Не буду комментировать, а  то  стану
похож на политоборзевателя.
   Деньги  ни  за  что.  У  нас  есть кино и  интернет.  Пик  развития
маленькой жадной обезьяны. Звонят какие-то скоты. Вонь болотная. Гниль
гнусная. Мразь подлая. Сделал я его! Он уже разложился. Перебил мысль.
Пауза.
   
   Раньше дороги шли прямыми линиями меридианов. Планета была в сетке.
В   авоське.  Надо  смеяться,  но  по  телевизору  передают  серьезные
передачи.  Надо  петь  социальные  песни,  но  вокруг  нет  места  для
переживаний.  Не надо плакать после душеразрывающего романа.  Прыгать!
Прыгать!  Прыгать  вместе с Бубкой. Шест в зубы и - вперед,  навстречу
надежде.
   В  те  времена часто шли дожди. Раньше я любил дождь, теперь просто
смотрю  на  влагу, которая непонятно зачем сыпется с  неба.  Протекает
небо.
   
   Я не хочу никуда идти.
   Но так нельзя. Человек должен развлекаться.
   Не хочу.
   А чего ты хочешь?
   Live me alone!
   
   Молдавский  счет очень похож на французский. И это  правильно.  Под
моим  окном  лужи.  Это мои сопли капают с десятиэтажной  высоты  и  с
громким  шумом разбиваются на мелкие брызги. Обожаю, когда мне  ничего
не  хочется.  Чувство  тупой рассредоточенности. Доктор,  мне  надоело
писать.  Сей глобальный труд слишком труден для чьего-либо восприятия.
Да и хрен с ним. Мне на фиг не нужно, чтобы его кто-то воспринимал.
   Раньше  было  лучше. Сейчас в мире происходят совершенно  дебильные
вещи.  Люди  вспоминают свою животную сущность  и  выпускают  клыки  и
когти.  Рубль вырос в цене на семь копеек. У нас есть лик  ПРЕЗИДЕНТА.
Unws  в  Новороссийск. Хочу стать физиком-ядерщиком и ездить на всякие
европейские  симпозиумы. Я вижу, как скрипит  железо  по  железу.  Это
трамвай.  Так всегда бывает, когда ты смотришь кино, а рядом  с  тобой
сидит  девушка  и  улыбается такой совершенно белозубой  улыбкой,  что
глаза  режет. По-моему, ее звали Оля. Точно не помню, она пропала  без
вести в “Финскую компанию”.
   
   Как вы относитесь к настоящему? К сегодняшнему дню.
   
   Сегодня тихий день. Ничего не слышно, в воздухе висит туман, а где-
то  высоко  светит  все то же солнце. Не волнуйся. Будь  счастлив.  На
твоем корабле еще даже не развернули паруса, а ты с него бежишь.
   Город  раскрыл  глаза  и громко чихнул. Так часто  случается,  ведь
вокруг  столько  пыли.  Суетливое  произведение  коллективного  разума
пробуждается  от  зимней спячки, чтобы снова начать свой  спринтерский
бег.  Нет  ничего,  чего бы не коснулись мои глаза.  Мне  аплодировали
лучшие  залы  всего  обозримого. Больше всех аплодировали  зрители.  У
всех, кто меня видел, в душе рождался стон.
   Наконец-то  летная  погода. Открыт воздушный  коридор,  и  из  него
хлещет  воздух. Все действует на нервы. Хочу сделать возможное.  Делаю
возможное. Враги отстают, у них заканчиваются патроны, а у меня полная
обойма.
   Вот  вы  говорите - стыдно. А я хочу спросить, можно ли,  ежедневно
играя в тетрис, постичь суть всех вещей?
   Разумеется, нет. Для этого есть более сложные игры.
   А  я  считаю,  что можно. После трех часов игры у меня  открывается
третий глаз.
   Где?
   Везде.
   
   Спокойствие.   Тихое   спокойствие.  По   улицам   ночного   города
неторопливо прогуливаются кошки и собаки. Где-то скрипят двери, где-то
слышны  приглушенные стоны; вот дерево стоит, за  ним  еще,  а  дальше
раскидывается  прекрасное морковное поле. Всем нужен  хлеб.  Всем  по-
разному  нужен хлеб. Тебе он нужен, мне он нужен, да и ей не помешает.
Кстати,  она  вчера вернулась очень поздно. Последи за  ней.  В  конце
концов, это твое чувство, ты и смотри за ним.
   Я  вижу  себя со стороны. Чаще всего я вижу себя именно со стороны.
Иногда  мне  это нравится, иногда нет. Иногда я не смотрю,  иногда  не
вижу.  Воспоминания  наваливаются на тебя снопом тяжелых  мыслей.  Это
потому, что я не дома. Даже приятные воспоминания – все равно тяжелые.
Не  в  нравственном  плане,  а  по весу. Наверное,  моя  система  дала
трещину.   И  это  хорошо.  Воспоминания  укрепляют  фундамент   своей
rfeqr|~, и ты строишь новый дом.
   
   Я ВАС ВИЖУ
   Я  раздаю  клиентам самое лучшее, что у меня есть  –  пиво!  Пейте,
выпейте  все!  Нет  ничего лучше жидкости! Там, где вода,  там  жизнь!
H2SO4 вам в глотки! Залейте себя и удалитесь в горы. Все мудрецы живут
высоко  в  горах, чтобы не разболтать тайны мироздания убогим селянам.
Теему Селяннам. Не надо делать то, что делать необязательно. Не делать
то,  чего  не просят делать. Делать только то, что необходимо  делать.
Размышления   дворника,  в  тридцать  шестой   раз   убирающего   свою
территорию.
   
   
   Данный  сеанс психотерапии можно считать завершенным. К  сожалению,
анализ работы с пациентом не дал каких-либо результатов. Поскольку нет
принципиальных   изменений  по  сравнению  с   предыдущими   сеансами,
необходимо  изолировать пациента в доступном  ему  уровне  сознания  с
целью  последующего изучения. Следует развить и зафиксировать приятную
для  пациента  атмосферу,  желательно, в одном  из  пластов  имеющейся
памяти, либо в иллюзорной, абстрактной сфере восприятия.
   
                              ЗАПОВЕДНИК
   Мы  в  заповеднике.  Это вовсе не плохое слово. В  заповеднике  все
должны  жить по заповедям. Было бы хорошо жить по заповедям. Тогда  бы
не было зла на земле. Плюс и минус не равнозначные понятия. Математика
–  это  больше философия, чем точная наука. Я могу думать обо всем,  и
ВСЕ может думать обо мне. Если ты кого-то видишь, он тоже может видеть
тебя.
   Я  не  могу  сказать,  что  все  это  мне  противно.  Мне  все  это
обыкновенно.  Не  то,  что надо, но бывает и  хуже.  Это  все  обрывки
пеленок.  Когда я стою у стены и гляжу в бесконечную гладь океана,  то
вижу, как в мою сторону плывут три корабля с белоснежными парусами.
   Я  встречу  тебя вечером. Будь там, где никого никогда не  было.  Я
приду после снега. Теплые дни.
   То,  что  нельзя описать словами, можно промолчать. Скоро праздник.
Хороший  праздник.  Людям нужны праздники. Они  устали  от  постоянной
работы.  А  ведь  если  хорошо работать, можно стать  просветленным  и
понять  суть  вещей.  Я очень рад, что я здесь. Мне  нравится  изящная
округлость  нашей планеты. Как было бы здорово забрать ее  с  собой  и
показать  всем моим друзьям. У меня здоровая куча друзей.  Они  летают
между  галактиками и смеются звездным смехом. Раньше я тоже шлялся  по
Вселенной, а сейчас запал что-то на эту планетку. Да и ладно, главное,
что  мы  в  заповеднике, надо только понять это. Прочитайте книгу.  Я,
op`bd`,  сам  ее  не дочитал, остановился где-то в  середине,  но  вам
советую. Хотя муть все это. Все те книжки, которые я впитал, казалось,
на  генетическом  уровне, куда-то улетучились.  Сначала  было  тяжело,
потом  немного  полегчало, а сейчас осталось какое-то  тупое  чувство,
какое  бывает,  когда обожрешься вареной кукурузы с  солью  и  сидишь,
глядя в телевизор. Идиллия.
   
   Доктор стоял на остановке и зябко кутался в плащ. Моросил небольшой
дождь, было уже довольно поздно, а он так и не купил подарок дочке  на
ДЕНЬ ЕЕ РОЖДЕНИЯ…
   
   Санкт-Петербург, 1999г.
К содержанию || На главную страницу