Ляна АРЧЕГОВА
 ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ: СОВРЕМЕННОСТЬ И ПЕРСПЕКТИВА
      В условиях нынешней России здоровье нации является не только
медицинской проблемой, но и политической. В испытаниях, которые
ожидают нас впереди, - а они надвигаются на нас с неотвратимостью
рока, и пока нет ни одного признака, который бы нас убеждал в
обратном, - выживут народы, которые обладают достаточным запасом
духовного и физического здоровья, соответствующим тяжести
ожидающей нас проверки на историческую состоятельность. Прочим же
уготована участь этнических изгоев  на задворках истории и даже
полное исчезновение.
Постоянное перенапряжение и стрессы; питание на грани голода с
опасным для здоровья качеством потребляемых продуктов; труд, уже
воспринимаемый как занятие для неудачников, не способных к чему-то
более престижному; безработица миллионов граждан, являющаяся
болезнью с обширной симптоматикой, - все это подтачивает здоровье
и сокращает жизнь, создавая среду, в которой происходит
расчеловечивание человека.
      Мужчины редко доживают до пенсионного возраста. Женщины,
работающие как тягловые животные, увядают раньше биологического
срока. Краткий срок жизни разрушает связь между поколениями.
Молодые люди перестают быть наследниками своих отцов. Корень,
питающий их как национальных преемников, оказывается и хил, и
короток, и не способен питать дух и тело тем, что придает нации
неповторимые черты.
      Выходить из этого состояния будет неимоверно трудно или
почти невозможно. Потому что уже в каждом, кто прежде полагался на
труд, как на средство для достойной жизни, кто в своих поступках
руководствовался нравственностью, кто не крал, не предавал ни идей
своих, ни родину в условиях, когда власть сама по себе, а народ
сам по себе - в каждом, повторяем, уже работает так называемый
“синдром концлагеря”, хорошо известный психологам. Людей приучают
к скотскому существованию, к потере творческой состоятельности, к
примитивному бунту.
      К великому сожалению, удручающие факты вымирания как
отдельной нации, так и сообщества людей разных национальностей не
привлекли нашего внимания еще в ноябре 1996 года, когда усилиями
Ч. Урумова, Т. Гаппоева и В. Мамсурова, председателей
соответствующих комитетов в парламенте РСО-А, был подготовлен
документ к парламентским слушаниям - “Социально-демографическая
ситуация в республике: прогнозирование последствий, стратегия
улучшения”. Это был звон колокола по всем нам. Но мы не вняли
бесстрастному статистическому предупреждению. Нас не смутили
симптомы умирания. Никто не вздрогнул. Никто не выказал хотя бы
должностной озабоченности перед близкой бедой.
      Можно ли не бояться будущего?
      Отвечаем: можно. Если потерять разум. Если обладание
собственностью и личная устроенность небольшой кучки людей кому-то
представляется более важными, чем жизнь нации. Если чувствовать
себя - на любой должности - временщиком, а не частью национального
организма. Если дистанцироваться от бед собственной нации и
править пир во время чумы.
      Но тогда не будет завтрашнего дня. Ни у нации, ни у каждого
из нас...

  
  Сложное социально-экономическое положение в стране в
значительной степени влияет на демографическую динамику последних
лет, усиливая неблагоприятные тенденции, сложившиеся в 60-80-е гг.
J ним относятся волнообразные колебания рождаемости (число
рождений, составлявшее до войны 3,5 млн. человек, снизилось в годы
войны почти вдвое)  и через четверть века определило низкую
рождаемость в конце 60-х гг. (1,8 - 1,9 млн. человек в 1967-1970
гг.), потом вновь, с интервалом в четверть века, - низкое число
рождений в 90-е гг. (1,4 млн. человек в 1993-1995 гг.)1.
  Что  касается  РСО-Алания,  то численность  ее  населения  на  1
января 1998 г. составила 663,2 тысячи человек, при этом с 1991  г.
большую  роль  в  изменении  численности  населения  стал   играть
миграционный прирост. Естественный прирост населения  в  1990-1995
гг. устойчиво снижался, а с 1996 г. в республике идет естественная
убыль  населения.2  Так,  если  в  1990  г.  естественный  прирост
составил  4801 человек, то в 1997 г. естественная убыль  составила
620 человек3.
  По  данным  ООН,  Россия  занимает одно  из  последних  мест  по
показателю  естественного прироста (- 0,6 % в  год)  и   входит  в
десятку  стран  с самой низкой рождаемостью. Индекс рождаемости  в
1997  г.  составил 1,23 ребенка на одну женщину за всю жизнь  (для
сравнения: в Англии и Франции - 1,7; Швеции - 1,6; Германии - 1,3;
Италии  -  1,24;  Испании  -  1,15; в  США  и  Канаде,  изначально
ориентированных на иммиграцию, соответственно - 2,04 и 1,6).4
  По  данным  социологического опроса,  проведенного  Госкомстатом
России в декабре 1992 г., только 8 % бездетных молодых супругов не
высказали  желания родить ребенка. А в 1994 г. уже почти четвертая
часть  (24 %) женщин в возрасте 18-44 лет, не имевших в  то  время
детей,  не  собиралась ими обзаводиться; 41 %  предполагал  родить
только одного ребенка; менее трети (31 %) - двух; всего 3 % - трех
и  более  детей. Среди женщин этого возраста, имевших  одного  или
двух  детей, соответственно 76 % и 96 % не  планировали   заводить
еще одного ребенка.
  В  связи  с  интенсивным сокращением частоты деторождений  число
младенцев,  родившихся  по  порядку  вторыми,  третьими   и  т.д.,
уменьшилось с 1 млн. в 1990 г. до 522,7 тыс. в 1997 г. или  в  1,9
раза,   а  их  доля  в  общем  числе  деторождений  соответственно
снизилась с 51 % в 1990 г. до 41 % в 1997 г.5
  В   РСО-Алания  суммарный  коэффициент  рождаемости  в  1997  г.
составил  1,57,  тогда  как  для  простого  воспроизводства   этот
показатель  должен  быть  2,15 - 2,17  детей  в  расчете  на  одну
женщину.  В самые благоприятные в демографическом отношении  1986-
1987  гг.  суммарный коэффициент составлял 2,5. Таким  образом,  с
1986  г.  он  снизился на 37,2 %, а с 1990 г. - на 29,3  %.  Итоги
микропереписи  населения,  проведенной  в  1994  г.  по   выборке,
состоявшей  из  5 % населения республики, показали, что  ожидаемое
число  детей  в  расчете на 1000 женщин в возрасте  18  -  24  лет
составило 2255 человек, тогда как желаемое число детей для  женщин
этого  возраста  -  2667  человек. В  реальности  на  1000  женщин
детородного возраста (15-49 лет) в 1994 г. приходилось 1769 детей,
а в 1997 г. еще меньше - 1570.
  Как   видно,   сведения   о  реальном   уровне   рождаемости   и
репродуктивных  устремлениях  женщин,  выраженное  в  ожидаемом  и
желаемом числе детей, свидетельствуют о том, что женщины не  могут
позволить  себе  в  полной  мере реализовать  свою  потребность  в
детях.6
  В    предстоящие   десятилетия   следует   ожидать    сохранение
наблюдающихся   темпов   ослабления   потребности   в   детях    и
репродуктивных  установок. К 2025 г. более  половины  населения  в
России будет предпочитать однодетную модель семьи.7
  Наряду  со  снижением  рождаемости  имеет  место  и   сокращение
брачности.  Если  падение  рождаемости  началось  с  1988  г.,  то
существенное снижение брачности произошло в 1990-1991 гг. (в  1990
г.  -  1320  тыс.  браков, в 1992 г. - 1054  тыс.)  с  последующей
qr`ahkhg`vhei  (в  1995 г. - 1075 тыс.). Общий коэффициент  браков
(на 1000 населения) в России в 1995 г. составил 7,3  промилле.8
  В  Северной  Осетии уровень брачности ниже среднероссийского   и
самый  низкий  среди регионов Северного Кавказа.  Так,  по  данным
микропереписи  1994  г.  общий коэффициент брачности  на  Северном
Кавказе составил в 1990 г. - 9,2; в 1994 г. - 8,0; в РСО-Алания  -
8,3 и 6,7 соответственно. По уровню разводов (общий коэффициент  в
1994  г.  составил 2,9) Северная Осетия занимает среднее положение
среди  регионов  Российской Федерации (коэффициент разводимости  -
4,6)  и  Северного  Кавказа (коэффициент  разводимости  -  4,2)  и
является  одной  из  немногих республик, где наблюдается  снижение
этого уровня (с 3,5 в 1990 г. до 2,9 в 1994).9
  Снижение  рождаемости  серьезно  влияет  на  возрастной   состав
населения.  Доля детей и подростков в общей численности  населения
за последние десятилетия заметно сократилась. Так, если доля детей
до  4-х  лет  в  1959  г.  составила 11,4 % от  общей  численности
населения,  то  в 1993 г. - 6,0 %. Доля лиц в возрасте  60  лет  и
старше в России за 35 лет увеличилась более чем в двое: с  9  %  в
1959 г. до 21 % в 1994 г.10
  Тенденция     изменения    возрастного     состава     населения
свидетельствует о быстром «старении» населения  и Северной Осетии.
За   период   с   1985   по   1995   гг.   численность   населения
дотрудоспособного  возраста  снизилась   с   27   %   до   25   %,
трудоспособного  -  с  56,4 % до 54,7 %, а  численность  населения
старше  трудоспособного возраста возросла с  16,6  %  до  20,1  %.
Удельный  вес  подростков  в республике  за  анализируемый  период
снизился  на 1,8 %, в том числе в городах - на 1,5 %,  в  сельской
местности  -  на  2  %.  Нагляднее всего об  ухудшении  возрастной
структуры населения Северной Осетии свидетельствует удельный вес и
динамика  численности малолетних детей. За указанный  выше  период
абсолютная  численность детей в возрасте до 4-х лет  в  РСО-Алания
уменьшилась  на  9,7 тыс. человек или на 17,3 %. Еще  более  зримо
вырисовывается  картина на примере детей до 2-х  лет,  численность
которых уменьшилась на 27,2%, а за период с 1996 по 1998 г. -  еще
на 4,3%.11
  Согласно  международным критериям, население  региона  считается
старым, если доля лиц в возрасте 65 лет и старше превышает 7 %.  В
1995  г.  удельный вес населения этого возраста в Северной  Осетии
составлял  11,6%.12 По данным Госкомстата Российской Федерации,  в
2015  г.  Северная  Осетия будет относиться  к  регионам  с  самой
высокой     демографической     нагрузкой:     776-747     человек
нетрудоспособного   возраста  на  1000   человек   трудоспособного
возраста.13
  Один  из  важных аспектов анализа возрастного состава  населения
состоит  в том, что  трудовая (физическая и умственная) активность
людей  -  это  во многом функция возраста. Для успешного  развития
экономики  необходима  достаточная численность  молодежи,  которая
может  быстро овладеть достижениями науки   и техники и претворить
их  в  жизнь.  Это особенно важно ввиду ускорения  темпов  научно-
технического прогресса.14
  В    динамике   общих   коэффициентов   естественного   движения
населения,   наряду  с  уменьшением  рождаемости,  просматривается
тенденция  увеличения смертности. За период  с  1970  по  1994  г.
данный показатель увеличился почти в двое - с 8,7 до 15,6. В  1995
г.  в трудоспособном возрасте умерло 672 тыс. человек или почти 30
% от общего числа умерших (в 1990 г. - 25 %), в том числе 550 тыс.
мужчин.  Смертность  мужчин  почти в 4 раза  превысила  смертность
женщин.  Разрыв ожидаемой продолжительности жизни между  мужчинами
и  женщинами достиг 13,7 лет. По расчетам, сделанным  в  1995  г.,
если повозрастная смертность не изменится, из 16-летних подростков
не доживут до пенсионного возраста 48 % юношей и 12,5 % девушек.15
  В   1996-1997  гг.  коэффициент  смертности  в  РСО-Алания  стал
понемногу  снижаться  и достиг в 1997 г.  12,6  %.  Вместе  с  тем
необходимо отметить как рост общего уровня смертности на 30,9 %  в
1997  г.  по  сравнению  с  1990  г.,  так   и  увеличение  уровня
смертности   трудоспособного  населения  на  42,7  %.   Смертность
особенно  резко возросла в возрастных группах 15-19  лет  и  40-44
лет. Во всех возрастных группах мужчин умирает значительно больше,
чем  женщин.
  Рост  смертности населения трудоспособного возраста  в  Северной
Осетии  вызван,  главным  образом, следующими  причинами:  болезни
системы кровообращения (в 1997 г. от этой причины умерло на 59,8 %
больше  лиц  трудоспособного возраста, чем в 1990 г.),  несчастные
случаи,   отравления  и  травмы  (на  56,3  %),  болезни   органов
пищеварения  (в 2 раза), инфекционные и паразитарные  болезни  (на
65,1 %), в том числе туберкулез (на 69,1 %).16
  Младенческая   смертность   не   имеет   такой   неблагоприятной
динамики.  Однако ее уровень и структура основных причин  отражают
неудовлетворительное качество здоровья родителей и, прежде  всего,
матерей. В 1992 г. в России число умерших детей в возрасте 1  года
на  1000  родившихся живыми составило 18,0,  в 1994 г. - 18,6,   в
1997 г. - 17,2.17
  В  РСО-Алания показатель младенческой смертности детей до 1 года
показывает,  что  в  1998  г.  ведущее место  занимали  состояния,
возникающие   в   перинатальном  периоде*(*Период  внутриутробного
развития плода от 28 недель беременности, период родов и  7  суток
жизни  младенца.) - 52,9 % (по РФ в 1994 г. - 44,6 %);  на  втором
месте - врожденные аномалии - 19,9 % (по РФ  в 1994 г. - 21,4  %);
на  третьем - инфекционные болезни - 13,2 % (в РФ на третьем месте
стояли  болезни  органов  дыхания -  14,8  %,  в  Северной  Осетии
занимавшие четвертое место).18
  В  РСО-Алания отмечена динамика роста младенческой смертности от
врожденных аномалий (с 15,5 умерших на 10 000 родившихся в 1990 г.
до  26,9 в 1997 г.) и состояний перинатального возраста (с 49,2 до
82,0).19
  По  данным Госкомстата России, показатель материнской смертности
в  1997 г. составил 50,2 на 100 000 родившихся живыми, в 1996 г. -
48,9,  в 1992 г. - 50,8.20
  В  РСО-Алания  показатель материнской смертности  имеет  широкий
диапазон  колебаний. Так, в 1990 г. он составил  36,5;  в  1992  -
69,7;  в  1994 - 34,1; в 1995 - 68,3; в 1996 - 24,9; и  в  1997  -
51,6.21
  Приведенные    данные   достаточно   убедительно    подтверждают
пессимистические   прогнозы  в  отношении   дальнейшего   снижения
численности  населения как в России, так и  в Северной  Осетии  за
счет естественной  убыли.
  Сложившаяся   экономическая  ситуация  приводит  к  откладыванию
браков  и  рождения  детей до лучших времен, отказу  от  вторых  и
третьих  детей;  идет  процесс  старения  населения  и  увеличения
демографической нагрузки.
  Таким     образом,     существенно    страдает    количественная
характеристика индивидов, что предъявляет повышенные требования  к
их  качеству. Такой качественной характеристикой индивида является
здоровье.
  Всемирная  организация  здравоохранения  характеризует  здоровье
как  состояние  полного  физического,  психического,  духовного  и
социального благополучия. Здоровый человек не жалуется на  функции
своих  внутренних  органов; здоровое тело  позволяет  ему  ощущать
собственное присутствие в жизни - он чувствует, что может устроить
жизнь  по  собственному замыслу. Именно это и  является  одним  из
важнейших  показателей  психического  и  социального  благополучия
человека,  когда  он  удовлетворен своей жизнью  и  отношениями  с
dpschlh людьми.22
  Здоровье является необходимым ресурсом для повседневной жизни  и
существенным параметром качества жизни человека.
  Помимо этого, здоровье - это свобода на разных уровнях:
  n    на физическом - свобода от боли, благополучие;
  n      на   эмоциональном  -  свобода  от  страстей,   состояние
    невозмутимости и безмятежности;
  n     на житейском - свобода от эгоизма, единение с истиной,   у
    верующих - познание Бога.23
  Отсутствие болезней и дефектов, являющееся одним из признаков  в
определении  здоровья,  и  есть понятие  здоровья  в  общепринятом
понимании  этого слова. Поэтому важнейшими критериями  показателей
здоровья  является  состояние заболеваемости и  динамика  основных
видов патологии.
  Общая  оценка  заболеваемости.  В  период  экономических  реформ
динамика  заболеваемости различных групп населения в нашей  стране
имеет  весьма неблагоприятные тенденции. Несмотря на то, что общая
заболеваемость за 1991-1997 гг. выросла незначительно (на 7,5  %),
в  ее  структуре произошли значительные перемены. Увеличилась доля
заболеваний  с  хроническим  и рецидивирующим  течением.  Особенно
существенно  увеличились заболевания крови и кроветворных  органов
(в  2  раза),  болезни мочеполовой системы (на  37,6  %),  болезни
нервной   системы  (на  14,4  %),  болезни  эндокринной   системы,
нарушение  питания  и иммунитета (на 24,1 %), на  38,3  %  выросли
инфекционные заболевания.24
  В  РСО-Алания  в  структуре заболеваний взрослого  населения  на
первом месте остаются болезни органов дыхания, на втором - болезни
системы  кровообращения, на третьем - болезни нервной системы,  на
четвертое  место  вышли болезни органов пищеварения,  на  пятое  -
болезни  костно-мышечной системы и соединительной ткани,  оттеснив
на последующие ранговые места травмы и отравления.
  Бросается  в  глаза  выраженная  тенденция  увеличения   частоты
заболеваемости органов пищеварения. За 11 лет (с 1985 по 1996  г.)
темпы роста заболеваний составили 121,2 %. Очевидно, причина таких
сдвигов    заключается   в   ухудшении   материального   состояния
большинства  населения и удорожании стоимости  продуктов  питания.
Это   привело   к   недостаточности   и  неполноценности   питания
значительной  части населения. Кроме   того, недоброкачественность
продуктов, условий и сроков их хранения, недостаточный контроль за
содержанием  нитратов  и других вредных веществ  привели  к  росту
случаев желудочно-кишечных заболеваний. Особую значимость в оценке
общественного    здоровья   населения   имеет   распространенность
новообразований  и  онкозаболеваний  (второе  место  среди  причин
смертности в РСО-Алания). Динамика уровневых показателей  отражает
тенденцию  роста этой патологии. Темпы роста очень  высоки  и   за
десятилетие составили 130,1 %.
  Как    показали   исследования   сотрудников   Северо-Осетинской
государственной медицинской академии, важным показателем  здоровья
населения,  имеющим  высокую прогностическую значимость,  является
предрасположенность  к развитию заболеваний.  Проведенный  в  этой
области   здравоохранения  анализ  показал,  что  более   половины
обследованных   имеют   предрасположенность   к   тем   или   иным
заболеваниям;  но еще больше настораживает  то, что  из  их  числа
более   60  %  не  находится  на  диспансерном  учете  в  лечебных
учреждениях.    Наиболее    высокой    у    населения     является
предрасположенность  к  сосудистой  патологии   головного   мозга,
заболеваниям желудка, сердца и легких. Нетрудно предположить,  что
из   числа   жителей,  имеющих  предрасположенность   к   развитию
заболеваний,  в  ближайшем будущем появятся новые группы  больных,
увеличивая показатель заболеваний населения.25
  Заболеваемость беременных. Динамика состояния беременных  женщин
b  1992-1997  гг. имеет крайне неблагоприятные тенденции.  А,  как
известно,  от  состояния их здоровья во многом  зависит  состояние
здоровья детей.
  По  данным  специальных исследований, на начало  беременности  к
категориям  здоровых  относится  только  12,7  %  женщин.   Анализ
статистических   данных  показывает,  что  положение   современной
женщины,   вступающей   в   беременность,   отягощено   различными
экстрагенитальными  заболеваниями. За последнее  десятилетие  доля
таких женщин среди беременных возросла почти в 5 раз.
  Наиболее  значимые  заболевания у беременных женщин,  вызывающие
тяжелые  осложнения при родах, заболевание плода  и  новорожденных
детей,  в  целом  по России за период с 1992 по 1997  г.  выросли:
анемия с 21,7 % до 37,7 %; болезни системы кровообращения с 6,1  %
до 9,4 %; поздний токсикоз с 12,6 % до 16,9 %.26
  По  РСО-Алания  рост этих патологий  за тот же период  составил:
анемии с 24 % до 47,4 %; болезней системы кровообращения с  4,7  %
до 7 %; позднего токсикоза с 13,4 % до 16,8 %.27
  Ухудшение  состояния  здоровья беременных женщин  сопровождается
снижением   числа   нормальных  родов.  Современные   роды   стали
представлять   серьезное   испытание   для   женщин,    плода    и
новорожденного. Лишь меньше трети всех родов сейчас можно  отнести
к числу нормальных. Число родов без патологии снизилось с 45,3 % в
1992  г.  до  31,8 % в 1997 г. Увеличилось число аномалий  родовой
деятельности (в 1992 г. – 102,9, в 1997 г. – 132,4 на 1000 родов).
Число преждевременных родов составило 3,8 %.28
  Нездоровье  матери  отражается, в первую  очередь,  на  качестве
здоровья  новорожденных  детей. За  1992-1997  гг.  заболеваемость
новорожденных   увеличилась  в  1,9  раза.   В   Северной   Осетии
заболеваемость новорожденных за тот же период увеличилась с 12,7 %
до 20,2 %.29
  Питание   и  здоровье.  Среди  факторов,  определяющих  здоровье
детей,  наибольшую роль в обеспечении достойного качества жизни  и
развития,    защиты   от   вредных   аномалий,   снижения    риска
неполноценного  развития  и заболеваний  детского  возраста  имеет
питание  женщин  во все возрастные периоды и, особенно,  в  период
подготовки   к   беременности  и  во  время   вынашивания   плода.
Эпидемиологические исследования последних 15-20 лет, наблюдения по
пищевой  коррекции  в  периоды  до беременности  и  во  время  ее,
показывают,   что   роль  недостаточного  или  несбалансированного
питания  может  быть сопоставима с ролью генетических  факторов  и
активных химических  и инфекционных воздействий.
  Исходные  дефициты питания, имевшие место у женщин в  период  до
планирования беременности и не компенсированные в срок, влекут  за
собой  неадекватность пищевого обеспечения во время  беременности.
Последующая за этим малая биологическая ценность и краткосрочность
грудного  вскармливания  с прямым выходом  в  гипо-  и  дистрофию,
отставание  и  неполноценность развития многих систем  и  органов,
создают их функциональную недостаточность при встрече с инфекцией,
стрессом, смене питания. Все указанные изменения развития  уже  не
поддаются  лечению,  все  меры педиатрической  помощи  сводятся  к
частичной компенсации и поддержке здоровья таких  детей.
  Исследования реального питания беременных женщин, проведенные  в
Санкт-Петербурге  в  1994 г., показали, что  только  у  6  из  100
обследованных    можно    отметить   достаточное    энергетическое
обеспечение   и   содержание   основных  нутриентов*(*Составляющие
рационального питания.). Каждая 5-ая женщина получала  менее  1500
Ккал  в сутки и более 50 % - менее 2500 Ккал (норма для беременных
женщин, утвержденная Минздравом Российской Федерации). Последующие
исследования показали сохраняющиеся множественные дефициты питания
у  всех  обследованных беременных женщин. До  28  %  женщин  имели
исходную  недостаточность питания и большинство из  них  увеличило
dethvhr питания во время беременности.
  Не  будет  преувеличением утверждение о том, что  более  высокие
показатели  младенческой  смертности  в  России,  чем  в  развитых
странах,  обусловлены  не  столько  качеством  медицинской  помощи
детям, сколько дефицитным питанием женщин.30
  В  1980 г., по данным обследования домашних хозяйств, в суточном
рационе  россиян было в среднем 86 граммов белков  и  101  граммов
жиров;  в 1997 г. - соответственно 56 и 47,4, т.е. почти в полтора
раза  меньше. Резко сократилась калорийность пищи: 1980 г. -  2964
Ккал. в среднем в сутки на человека; 1997 г. - 2190.31
  Между  тем, по результатам исследований Института питания  РАМН,
выявлено, что в целом по России за период с 1992 по 1997  гг.  как
среди детей, так и среди взрослых, потребление жира снизилось с 36-
38 % до 30—33 %. Среди всех групп населения отмечено недостаточное
потребление витаминов группы В, особенно В-2, содержание которых в
рационах  составляет  60-80  %  от рекомендуемой  нормы;  отмечена
нехватка  аскорбиновой  кислоты; из минеральных  веществ  -  солей
кальция  и наиболее доступных для усвоения форм железа. Выявленные
нарушения  соотношения пищевых веществ тесно связаны со структурой
потребления  продуктов. Основой рациона большинства  детей  служит
группа хлебных продуктов. Второе место по частоте потребления и по
вкладу в калорийность рациона занимают продукты из группы сахара и
кондитерских  изделий.  Фрукты  и овощи  потребляют  только  около
половины  детей. Порцию молока и кефира получает лишь треть  детей
школьного возраста.
  Потребление  продуктов  питания на душу  населения  (в  год)  по
данным Госкомстата выглядит следующим образом.
  название    продукта                         1991           1992
1993     1994     1995       1996         1997
  мясо   и   мясные   изделия                69   кг            60
59         57         55           51             50
  молоко  и  молочные  продукты    347  л        281           294
278        253        232           229
  рыба и рыбные изделия              16 кг        12            12
10            9             9               9
  сахар                                                 36      кг
30           31        31           32           33             33
  растительное   масло                       7,8    кг         6,7
7          6,6          7,4          7,9           8,4
  картофель                                     112   кг       118
127      122          124         125         130
  овощи   и   бахчевые                          86   кг         77
71        68            76           75          79
  хлебные    продукты                         120    кг        125
124      124         121          117         118
  
  Продажа  населению  ряда важнейших продуктов питания  за  первый
квартал  1998 г. имела тенденцию к дальнейшему снижению. В  первом
квартале 1999 г. россияне купили мяса и птицы на 26 % меньше,  чем
в  первом  квартале 1998 г. (и на 29 % меньше, чем в  январе-марте
1997 г.). На четверть сократилась продажа сливочного масла, на 8 %
-  молочной  продукции, на 28 % - рыбной, на 12 % -  растительного
масла, на 10 % - реализация через розничную торговлю плодов, ягод,
винограда.  И в целом оборот розничной торговли в январе-мае  1999
г. снизился на 15 %.32
  Наиболее характерными показателями организации питания  детей  и
подростков  являются  антропометрические параметры  соответственно
возрасту  и  полу.  В 1995-1996 гг. удельный вес  детей  с  низкой
массой  тела  составил  2-3  %. Число низкорослых  детей  остается
достаточно  высоким  - около 6-8 %. Распространенность  избыточной
массы тела среди детей дошкольного возраста составляет 8-12 %.33
  По  другим  данным,  если  в  1975  г.  дефицит  массы  тела   у
дошкольников составлял 6,9 %, в 1985 г. - 8,8 %, то в  1997  г.  -
12,4 %.34
  Здоровье   детей  и  подростков.  Обозначенная   выше   проблема
полноценного,  сбалансированного  питания,  наряду  с   ухудшением
материального  положения  многих семей,  не  может  не  влиять  на
состояние здоровья детей и  подростков.
  В    Российской   Федерации   продолжается   увеличение    общей
заболеваемости детей, которая в 1998 г., по сравнению с  1995  г.,
увеличилась  на  2,2 %, с 1991 г. - на 8,4 %. В  структуре  причин
общей  заболеваемости,  как  и в предыдущие  годы,  ведущее  место
занимают болезни органов дыхания, болезни нервной системы, органов
пищеварения, инфекционные и паразитарные болезни.
  Рост  общей  заболеваемости произошел за счет  болезней  костно-
мышечной  системы и соединительной ткани (на 21,1  %),  врожденных
аномалий  развития (на 17,9 %), эндокринной системы (на  17,8  %),
новообразований - на 16 %.35
  В  РСО-Алания заболеваемость детей за период с 1985 по 1995  гг.
возросла на 4 % 36, а с 1995 по 1997 г. - на 2,6 %.37
  В  Северной Осетии первое место по частоте регистраций и доли  в
общем числе зарегистрированных заболеваний занимает класс болезней
органов дыхания. Его частота колеблется от 593,1 (67,9 %) на  1000
детей  в 1989 г. до 400,4 (49,4 %) в 1995 г. Частота этого  класса
заболеваний  имела  тенденцию к росту до 1991 г.  (570,4  на  1000
детей), затем этот показатель пошел на убыль.
  Тенденция  снижения регистрации патологии этого класса  болезней
происходила,   в  основном,  за  счет  уменьшения   обращений   за
медицинской  помощью.  Это  произошло  по  двум  причинам:   из-за
сокращения числа детей, посещающих дошкольные учреждения, в  связи
с  чем  отпала  необходимость  обязательного  засвидетельствования
факта  болезни и выздоровления детей, посещающих детские  сады,  а
также  в  результате увеличения числа неработающих матерей,  из-за
чего  отпала необходимости брать освобождение для ухода за больным
ребенком.
  Таким  образом, снижение частоты регистрации случаев заболеваний
по  данному  классу болезней не является результатом  фактического
снижения  заболеваемости,  наоборот, можно предположить увеличение
хронических  заболеваний как результат осложнений при  самолечении
острых   процессов.  Так,  частота  регистрации  у   детей   вновь
выявленных хронических болезней органов дыхания только за 1995  г.
выросла: хронических фарингитов - на 13 %, воспаления легких -  га
1,5 %, бронхиальной астмы - на 3,3 %.38
  В  целом  по  России за период с 1992 по 1997  гг.  был  отмечен
более  стремительный рост хронических заболеваний у детей,  чем  у
взрослых,  почти  по всем классам болезней. В  два  раза  возросли
болезни  системы кровообращения, костно-мышечной  системы,  в  1,8
раза   -  болезни  эндокринной  системы,  в  1,7  раза  -  болезни
мочеполовой системы.39
  В  РСО-Алания  у детей отмечен значительный рост злокачественных
образований. В 1990 г. показатель заболеваемости в расчете на  100
000  детей составил 1,9, в 1997 г. - 11,3. Резко возросла  частота
заболеваемости   туберкулезом.   Показатель   заболеваемости    за
указанный  выше  период вырос с 6,2 до 44,7. Среди других  классов
болезней   обращает  на  себя  внимание  увеличение  в  2,2   раза
регистрируемых травм и отравлений (в 1990 г. - 3732 случая, в 1997
г.  - 8255); в 2,3 раза болезней системы кровообращения (221 и 552
случая  соответственно); в 6,8 раза болезней эндокринной  системы,
расстройств питания, нарушения обмена веществ и иммунитета  (84  и
577  случаев соответственно). Особую озабоченность вызывает  резко
прогрессирующее  учащение болезней крови  и  кроветворных  органов
(482  случая  с впервые установленным диагнозом в 1992  г.  и  955
qksw`eb в 1997 г.).40
  Современная   патология   детского   населения   характеризуется
комплексностью патологических проявлений. По данным НИИ социальной
гигиены,  экономики и управления здравоохранением им Н.А. Семашко,
около 20 % детей и подростков в течение года имеют 4 заболевания и
больше.
  В  90-е гг. тенденции в состоянии здоровья подростков 15-17  лет
были   самыми   неблагополучными  среди  всех   возрастных   групп
населения. При этом рост общей заболеваемости практически по  всем
группам  болезней  (за 1993-1997 гг. - на 1/3) произошел  за  счет
ускоренного  перехода острых форм в рецидивирующие и  хронические,
нарастания  первичной  хронической патологии  внутренних  органов.
Распространенность  болезней крови и  кроветворных  органов  среди
подростков за последние 5 лет увеличилась в России в 2,4 раза  41,
в   РСО-Алания  в  1,6   раза;42  болезней  эндокринной   системы,
расстройств питания, нарушений обмена веществ и иммунитета - в 2,2
раза,43 в Северной Осетии - в 8,7 раза;44 болезней костно-мышечной
системы и соединительной ткани в РФ - в 2,1 раза, в РСО-Алания - в
3,9 раза.
  По  данным  НИИ  гигиены и профилактики заболеваний  у  детей  и
подростков  РАМН,  к  окончанию  школы  почти  половина   (45   %)
выпускников   имеет   те  или  иные  хронические   заболевания   и
ограничения в выборе профессии по состоянию здоровья.  В  связи  с
ухудшением  здоровья  подростков  отмечается  устойчивое  снижение
годности  призывников  к  военной службе. По  данным  Министерства
обороны  РФ,  в  последние  три  призыва  негодными  по  состоянию
здоровья признается 20-30 % призывников.45
  Среди    детей   и   подростков   возрастает   число   социально
обусловленных   и   социально   значимых   заболеваний.   Проблема
алкоголизма,  наркомании и токсикомании смещается на более  ранние
возрастные  группы  и нарастает быстрыми темпами.  Распространение
наркомании   в  России  представляет  угрозу  здоровью  населения,
экономике  страны, правопорядку и безопасности государства.  Число
лиц,  допускающих немедицинское потребление наркотиков,  в  стране
уже  превысило 2 миллиона человек, пробовали их более 4 миллионов.
За   последние   10  лет  число  случаев  смерти  от  употребления
наркотиков увеличилось в 12 раз, а среди детей - в 42 раза.  Число
впервые выявленных больных наркоманией подростков возросло  с  580
человек  в  1988 г. до 4500 в 1997 г., т.е. в 7,7 раза.  Число  же
больных  подростков-наркоманов выросло в  10  раз.  Следует  также
учесть   то  обстоятельство,  что  на  одного  зарегистрированного
наркомана    приходится   9-10   незарегистрированных.    Прогноз,
основанный  на росте численности подростков, впервые  обратившихся
за   помощью  в  связи  с  употреблением  психоактивных   веществ,
показывает,   что  по  отношению  к  уровню  1996  г.   показатель
распространенности данного явления к 2005 г. может вырасти еще  на
20  %,  а  к  2010  г.  - на 43 %. Известно, что  каждый  наркоман
приобщает к  наркотикам не менее 6-10 человек .46
  Если  к  началу 1991 г. доля учтенных наркоманов в  общем  числе
подростков, потребляющих наркотики, составляла не более 3 %, то  к
началу  1998  г.  -  уже  16  %.  В то  время  как  заболеваемость
наркоманией    резко   увеличилась,   учитываемая   заболеваемость
токсикоманией  за последнее время не росла, что свидетельствует  о
переходе  с  ненаркотических психоактивных веществ непосредственно
на наркотики.47
  Эти  удручающие  цифры  мы привели не для  того,  чтобы  кого-то
напугать, а лишь для того, чтобы показать, что проблема уже далеко
перешагнула  ту  черту, когда для спасения  генофонда   необходимо
принимать в пожарном порядке экстренные меры.
                                 
                            Примечания.
                                 
1.    Елизаров  В.В. Демографическая ситуация и проблемы  семейной
 политики.//СИ, 1998. № 2. С. 55.
2.    Демографическая ситуация в республике Северная Осетия-Алания
 на 1 января 1998 г. Владикавказ, 1998. С. 1.
3.    Социальная  сфера  Осетии. Краткий  статистический  сборник.
 Владикавказ, 1998. С. 7.
4.    Антонов  А.И.  Демографическое будущее  России:  депопуляция
 навсегда ?//СИ, 1999. № 3. С. 80.
5.   Здоровье женщин России. Аналитический доклад. М., 1998.
6.   Демографическая... С. 5.
7.   Антонов ...С. 80.
8.   Елизаров ...С. 56.
9.   Брин В.Б. Народонаселение. Владикавказ, 1998. С. 53.
10.    Щербаков   А.А.,  Мдинарадзе  М.Г.  Основы   демографии   и
 государственной политики народонаселения. М., 1997. С. 59.
11.  Брин... С. 20-22.
12.  там же. С. 22.
13.   Об  основных тенденциях развития демографической ситуации  в
 России    до    2015    г.    Доклад    Госкомстата    Российской
 Федерации//Здравоохранение Российской Федерации, 1999. № 2. С. 31.
14.  Щербаков, Мдинарадзе... С. 17.
15.  Демина А.К. Алкоголизм и здоровье населения России. 1900-2000
 гг. М., 1998.
16.  Брин ... С. 5.
17.  Здоровье...
18.  Брин... С. 122.
19.  Демографическая... С. 6.
20.    Государственный  доклад  о  состоянии  здоровья   населения
 Российской   Федерации  в  1997  г.//Здравоохранение   Российской
 Федерации, 1999. № 2.
21.  Социальная... С. 11.
22.  Абрамова Г.С., Юдчиц Ю.А. Психология в медицине. М., 1998. С.
18.
23.  Витункас Д. Гомеопатия - это здоровье//АиФ, 1999. № 1. С. 13.
24.  Здоровье... С. 31.
25.  Брин... С. 98-114.
26.  Здоровье... С. 33.
27.  Социальная... С. 43.
28.  Государственный... С. 15.
29.  Социальная... С. 43.
30.  Здоровье... С. 28-29.
31.  Еда - радость не для всех//Труд, 1999. 3/07.
32.  Там же.
33.  Государственный... С. 18.
34.  Еда...
35.  Государственный... С. 16.
36.  Брин ...С. 100.
37.  Социальная... С. 44.
38.  Брин... С. 103.
39.  Здоровье... С. 36.
40.  Социальная... С. 44.
41.   Бруй  Б.П., Дмитриев В.И., Балыгин М.М. О некоторых  медико-
 демографических      и      социальных     аспектах      развития
 подростков//Здравоохранение  Российской Федерации, 1999. № 1.  С.
 44.
42.  Социальная... С. 46.
43.  Бруй, Дмитриев, Балыгин... С. 44.
44.  Социальная... С. 46.
45.  Бруй, Дмитриев, Балыгин... С. 44.
46.  Демина... С. 20.
47.  Бруй, Дмитриев, Балыгин... С. 45.
    

К содержанию || На главную страницу