Алан ЦХУРБАЕВ
       ПОЛЧАСА С ПРЕЗИДЕНТОМ АБХАЗИИ
                          
                             
                        Владислав Ардзинба:
                        Статус Абхазии определяет народ Абхазии

        Путь  из  Владикавказа  в  Сухум представляет  собой  довольно
утомительное путешествие, особенно, если вы решили сэкономить и  взять
до  Адлера плацкарт. Я не мог поступить иначе, так как не знал,  какие
траты мне предстоят в блокадном городе. Когда же поезд уже подъезжал к
станции  конечного  назначения,  я  задал  себе  вопрос  –  стоили  ли
сэкономленные  60  рублей шума хлопающих всю ночь дверей,  надоедливых
соседей и запаха копченой курицы? – и мне было трудно ответить на него
однозначно.  В конце концов, если бы не все эти маленькие  неудобства,
мой  рассказ  начинался  бы совсем иначе. Но  уже  перейдя  границу  и
оказавшись  в  Абхазии, я имел возможность  сэкономить  приблизительно
такую  же  сумму,  выбрав  электричку вместо  традиционной  маршрутки.
Однако добрые люди подсказали, что этого уж точно делать не следует, и
я   понял  почему,  как  только  увидел  угрюмо  ползущий  по  рельсам
безглазый,   без  единого  стекла  состав,  издающий  своими   ржавыми
суставами дикий скрежет. Нужно иметь огромное мужество, чтобы на такое
решиться;  к  тому  же  никто  не гарантирует,  что  электричество  не
выключат  в тот самый момент, когда поезд будет находиться в  туннеле.
Выбрав  маршрутку, вы отдаете молчаливому и уставшему от своей  работы
или,  наоборот, веселому и шумному водителю те деньги, что  сэкономили
до  Адлера,  и  в  течение двух часов, что занимает  путь  до  Сухума,
наслаждаетесь  чудесными  картинами субтропической  природы.  А  места
действительно необыкновенные. Чего стоят одни названия – Гагра,  Рица,
Пицунда,  Новый  Афон… Говорят, что однажды в районе Гудауты  завелась
банда из шести человек, которые грабили проезжающие в Сухум маршрутки,
но  долго  они  не  продержались: один из водителей, который  уже  был
наслышан об этом, подготовился к встрече с ними и, когда пришло время,
открыл огонь и убил двоих. После этого банда больше не появлялась.
   Здесь каждый сам за себя.
   При въезде в город картины природы сменяются картинами былой войны.
Смотришь на огромные черные дыры в стенах высотных домов, на сожженную
и  брошенную  гостиницу  “Абхазия”,  на  пустой  порт,  и  воображение
начинает  работать быстрей, настроение портится. И  еще  ты  видишь  в
толпе,  как  вор лезет в карман старой женщины, но ты молчишь,  потому
что  все,  что  он находит в кармане, это мятый носовой  платок,  и  в
глазах  у  него  не  меньше разочарования, чем у этой  женщины.  Сухум
отяжелел от плохо одетых, нищих людей, от инвалидов войны, которым еще
не перевалило за тридцать. Город изранен и избит, но когда смотришь  в
сторону моря, этого не видно.
   Абхазия тоже сама за себя.
   Например,  в  Абхазии нет Интернета, но можно  сказать  иначе:  она
свободна  от  Интернета. Да и зачем он вам, если  можно  вместо  этого
пройтись между двух рядов стройных кипарисов, убегающих далеко  ввысь,
или бросить с причала камень в стаю чаек. Если уж вам действительно не
хватает  цивилизации, то можно пойти на станцию  переливания  крови  и
сдать  анализ на СПИД. Это когда очень хочется, но со мной  такого  не
было.  Мне  было  бы  трудно  вырваться  из  крепких  объятий  могучих
эвкалиптов  ради  какой-то там цивилизации. И я  чувствовал,  что  уже
поймал  неторопливый  ритм сухумской жизни,  когда  шел  к  президенту
Абхазии - брать у него интервью. Оказалось, что добиться встречи с ним
гораздо  проще, чем можно было бы ожидать. Через два дня,  пройдя  все
необходимые процедуры, я уже сидел у него в кабинете и слушал, как  он
обволакивает  меня  словами, не позволяя ни на  долю   отклониться  от
заранее  подготовленного вопросника. Впрочем, я  больше  смотрел,  чем
слушал.  Невысокого  роста,  пиджак поверх  водолазки,  мягкий  голос,
улыбка  –  совсем не то, что на предвыборном плакате, на троллейбусной
остановке.  Так  вот  как  выглядит на самом деле  мятежный  президент
Владислав   Ардзинба.  Курит  “Парламент”,  принимает  журналистов   и
старается  поднять  экономику своей страны – эти три вида деятельности
я выделил за время своего недолгого общения с ним.
   Вопрос.  Владислав Григорьевич, каких результатов добилась  Абхазия
за  несколько  лет  независимости? Остается ли проблема  политического
статуса  для  Абхазии  столь  же острой? Какие  конкретные  шаги  были
предприняты для решения этого вопроса?
   Ответ.  Проблема политического статуса для Абхазии будет оставаться
острой  до  момента  ее  признания  каким-либо  членом  ООН,  хотя   в
действительности статус Абхазии определяет народ Абхазии, и для нашего
народа  Абхазия  является  таким  же суверенным  государством,  как  и
Грузия,  переговоры с которой ведутся постоянно и непрерывно.  За  все
годы, проведенные нашей республикой в экономической блокаде, абхазский
народ  только  укрепил свою уверенность в том, что наша  независимость
рано или поздно будет признана ведущими державами мира.
   Вопрос.  Нашим  читателям  было  бы  интересно  знать,  ведутся  ли
переговоры  между  абхазским  правительством  и  правительством  Южной
Осетии,  для которой вопрос о политическом статусе является  столь  же
первостепенно важным?
   Ответ. С официальными властями Южной Осетии мы часто встречаемся на
Совете  Ассоциации  “Северный  Кавказ” и успели  установить  кое-какие
связи,  хотя  говорить об общих планах и проектах пока рано.  Хотелось
бы, конечно, наладить более тесные контакты.
   Вопрос.  Даже  мне, человеку неискушенному в делах государственного
правления,   понятно,  что  приобретение  политического  статуса   без
}jnmnlhweqjni  независимости в действительности  невозможно.  Было  бы
интересно узнать, как развивается экономика Абхазии?
   Ответ.  На данный момент главная задача, решение которой обеспечило
бы  становление  самостоятельной экономики, это формирование  рыночной
экономики  при ведущей роли государства. При этом неприемлемы  никакие
из  форм  так  называемой  “шоковой терапии”, все  должно  происходить
постепенно,  начиная  буквально  с  самых  маленьких  магазинов.   Что
касается развития, то бюджет Абхазии увеличивался ежегодно на  30%.  В
прошлом  году  он возрос вдвое, соответственно и заработная  плата.  В
этом  году  бюджет  вырос  по сравнению с  прошлогодним  уже  на  50%.
Настолько  же запланировано повышение заработной платы, так  что  рост
экономического   благосостояния  налицо,   и   этот   прогресс   будет
продолжаться.
   Вопрос.  Хотелось  бы  знать,  нет ли  в  Ваших  планах  совместных
экономических планов с Республикой Северная Осетия-Алания?
   Ответ. Это очень интересный вопрос, и хотя на данный момент  у  нас
нет  никаких экономических связей с РСО-А, мне кажется, что  над  этим
нужно  всерьез и вместе подумать. Со временем  мы могли бы стать  друг
для друга взаимовыгодными партнерами в экономическом плане.
   Вопрос.    Сегодня   в   Абхазии   находится   большое   количество
международных   гуманитарных  миссий.  Какую   реальную   помощь   они
оказывают?
   Ответ.  Международные  миссии, находящиеся на  территории  Абхазии,
действительно  оказывают  посильную  гуманитарную  помощь   абхазскому
народу, например, “Международный красный крест”, “Врачи без границ”  и
другие.  Организация “Halo Trust” занимается проблемой  разминирования
территорий.  В  то  же  самое время Абхазия  как  государство  никаких
кредитов   не  получает,  тогда  как  60%  бюджета  Грузии  составляют
инвестиции Запада.
   Вопрос. Хотелось бы знать об образовании и культурной жизни страны.
В   полную  ли  силу  функционируют  учебные  заведения?  Есть  ли   у
современной  молодежи стремление к образованию, или духовные  ценности
отошли на второй план?
   Ответ.  На  сегодняшний день в Абхазии функционируют абсолютно  все
учебные  заведения. Образованию будет уделяться все  больше  внимания,
так  как  существует нехватка специалистов среднего уровня  (например,
для  обслуживания  курортов).  На 2000-й год  запланировано  несколько
программ,  таких,  как  ремонт  абсолютно  всех  школ,  издание  новых
учебников и осуществление программы по развитию абхазского языка.
   Вопрос. Еще древние римляне говорили, что когда гремят пушки,  музы
молчат. Отразилась ли война на культурной жизни страны? Какое развитие
получила абхазская культура в мирное время?
   Ответ.  Конечно  же,  война нанесла большой урон  культурной  жизни
qrp`m{,  но  в последнее время все большую скорость набирает  развитие
спорта и культуры. В целом, культурная жизнь в республике развивается,
хотя, может, и не так быстро, как хотелось бы.
   Вопрос.  Хотелось  бы  услышать о ваших личных  интересах.  Чем  Вы
занимаете  себя  в  свободное  время,  не  занятое  решением   проблем
государственной важности?
   Ответ.  Я родился в деревне, и до сих пор в свободное от дел  время
моим  любимым занятием остается сельское хозяйство. В моем саду растет
большое количество разных фруктов, таких, как киви, и много других, но
мое самое любимое дело - это выращивание цветов.
   Вопрос. Если не секрет, какой ваш любимый цветок?
   Ответ. Из всех цветов я предпочитаю розы.
   Вопрос. Какой вам видится Абхазия в 3-ем тысячелетии?
   Ответ:  Не  хотелось бы заходить слишком далеко в своих планах,  но
что определяет будущее Абхазии, так это настроение народа строить свое
суверенное государство. Это как раз то, в чем можно быть уверенным,  и
что точно будет.
   Вопрос.  Что бы вы хотели в конце нашей беседы пожелать осетинскому
народу?
   Ответ.  Абхазия  и  Осетия с давних пор находятся  в  самых  добрых
отношениях.  Я хотел бы пожелать всем счастья и решения всех  проблем.
Жизнь  наладится в России, и жизнь наладится в братской  Осетии.  Я  в
этом уверен. И у нас с вами будут самые добрые и тесные взаимовыгодные
отношения.
   
   Все  очень  быстро  заканчивается, и я уже стою  на  улице,  ощущая
ладонью  его  торопливое пожатие. Завтра домой. Но завтра оказывается,
что  уехать  из  дома  гораздо  легче, чем  возвратиться.  На  абхазо-
российской границе меня встречает препятствие в образе глухих к  любым
объяснениям  пограничников. Я чувствую себя униженным, когда  стою  на
своей,  российской территории в течение часа и жду, пока  мой  паспорт
проходит всевозможные проверки. Я чувствую себя оскорбленным, когда  с
меня  снимают отпечатки пальцев и фотографируют с номерком в руках.  Я
чувствую  себя до последнего скверно по дороге в отделение  милиции  в
темном  “УАЗике”, в компании с такими же “преступниками”, как и  я.  И
когда меня, наконец, отпускают, и я выхожу из отделения с паспортом  в
одной  руке и раскрытой сумкой в другой, мне хочется бежать из страны,
в которую я только что въехал.
   Мне хочется обнять эвкалипт.
   

К содержанию || На главную страницу