Сослан ХЕТАГУРОВ
                 КИБЕРИЯ
               Фантастический рассказ

   Он  плыл  среди звезд. Или они двигались ему навстречу, неуловимо
переменчивые  и холодные. Где-то там, откуда двигался этот  звездный
поток, незримо присутствовало НЕЧТО, властно звавшее к себе. Это был
зов неуловимо знакомый и в то же время непонятный и пугающий. Словно
речь  на давно забытом древнем языке, отдельные слова которого почти
понятны.  Он  попытался понять, что это за слова, что это  за  язык,
который  так  чужд и незнаком, и в то же время казался чем-то  давно
забытым.  И  вдруг  движение  звезд резко  ускорилось,  и  за  яркой
вспышкой,    залившей    все    вокруг,   раздался    нечеловеческий
душераздирающий хохот.
   Фрумас   вскочил  на  ноги,  судорожно  сжимая  в  руке  меч,   и
прислушался.  Где-то за холмами продолжала хохотать какая-то  птица,
словно  издеваясь над испугом человека. Фрумас постоял еще  немного,
вглядываясь   в   окружающую   его  непроницаемую   ночь,   и   сел,
успокаиваясь. Сон все еще не выветрился из его головы, и он  не  мог
понять,  что  же  делать с этим сном – забыть его, или  наоборот,  -
считать его предупреждением. Одно было ясно: это был не простой сон.
   Костер  уже  совсем  погас  - осталось  только  несколько  лениво
тлеющих  под  толстым слоем пепла угольков. Рядом во сне заворочался
Бобо,  тщетно стараясь закутать свое мощное тело в слишком маленький
для него плащ.
   Фрумас  подбросил  в костер несколько веток,  и,  завернувшись  в
свой  потрепанный волшебный плащ, пристроился на земле рядом с Бобо.
И  почти  сразу,  несмотря на взбудораживший  его,  непонятный  сон,
заснул опять. Больше в эту ночь сны ему не снились.
   Проснулся  Фрумас  оттого, что кто-то тронул его  за  плечо.  Это
оказался Бобо.
   -  Вставать,  -  сказал он, энергично кивая головой,  -  я  нашел
   хорошую еду.
   -  Молодец, Бобо, - сказал Фрумас, потягиваясь. - И когда это  ты
   только успел?
   -  Бобо  знает,  -  самодовольно ухмыльнулся великан.  -  Есть  -
   хорошо.
   Пока  Фрумас  спал, Бобо успел настрелять и поджарить  на  костре
каких-то   безымянных  птиц,  которых  Фрумас  никогда   не   видел,
насобирать  в лесу съедобных ягод. В отличие от Бобо, Фрумас  совсем
me  разбирался  в  съедобных  растениях и  был  неважным  охотником.
Поэтому  все  заботы об обеспечении пищей ложились  на  плечи  Бобо.
Впрочем, он и не возражал.
   Покончив  с  трапезой, путники быстро собрались в  дорогу.  Да  и
сборов всего-то – оседлать лошадей – и в путь.
   - Ну что, Бобо, - сказал Фрумас, - поехали?
   Тот только утвердительно кивнул головой и ухмыльнулся в ответ.
   И  они  двинулись  по  отчаянно петляющей между  холмов  тропинке
туда, где были видны - совсем близко - первые деревья Старого Леса.
   Фрумас  в который уже раз за последнее время задумался.  Вот  уже
почти  месяц  он  и  Бобо  двигались  строго  на  восток.  Целью  их
путешествия была столица Саонии - город Анариз. Но Фрумасу почему-то
казалось,  что не это цель его путешествия и что он только  напрасно
теряет время. Но другого выхода у него просто не было. В Анаризе жил
маг  Глен  Белый, и только он мог ему помочь вернуть память.  Иногда
сомнения  настолько  одолевали Фрумаса, что он  начинал  сомневаться
даже  в  том, что Глен Белый сможет ему помочь. Что тогда  останется
ему  делать, если самый сильный волшебник этого мира не  сможет  ему
помочь? Сможет ли маг вернуть ему память? И он снова стал вспоминать
все,  что  с  ним  произошло с того момента, как  он  проснулся  под
древним, наполовину высохшим дубом оттого, что кто-то…
   
   Он  проснулся под древним, наполовину высохшим дубом оттого,  что
кто-то  рядом  громко  чихнул. Фрумас  резко  сел,  и  с  удивлением
уставился  на  непонятное  существо, замершее  неподалеку.  Существо
имело  круглую голову, пару круглых, янтарных глазок, между которыми
надменно  располагалась ноздреватая картофелина  носа,  широкий,  до
остроконечных  громадных  ушей, рот, бочкообразное  тело  и  забавно
торчащие  из  него  пухлые ручки и ножки. Существо  было  небольшого
роста – вровень с сидящим Фрумасом.
   Пока  Фрумас  разглядывал  существо, удивляясь  такому  реальному
сновидению, оно закрыло один глаз и снова громко чихнуло.
   - Будь здоров, - сказал Фрумас неожиданно для самого себя.
   - Спасибо, - просипело существо в ответ. - Ты кто такой?
   -  Я?  - Фрумас удивился. Не вопросу, а тому, что не смог на него
сразу ответить. - Меня зовут Фрумас.
   -  Много мне пользы от этого, - фыркнуло создание, - скажи лучше,
откуда ты взялся вообще.
   - Не знаю, - честно признался Фрумас. - А ты кто?
   Услышав это, существо возмущенно крякнуло.
   -  Ну,  брат,  ты совсем странный. Разлегся спать  под  священным
деревом альфов и еще спрашивает - у меня! - кто я такой!
   -  Под  священным  деревом?  -  смущенно  переспросил  Фрумас.  -
Простите, я не знал.
   -  Теперь  знаешь,  - гневно отрезал альф, - и поскорее  придумай
что-нибудь умное, потому что я – король альфов Хруп Третий!
   Фрумас  вовсе  не  собирался спорить с  этим  существом,  поэтому
быстро вскочил на ноги и поспешно отошел в сторону от дерева.
   - Простите, ваше величество, я приношу свои извинения.
   Видимо,  обращение понравилось толстячку, и он миролюбиво  махнул
ручкой.
   -  Ладно,  ладно,  пустое! Я не сержусь. Тем более  что,  проведя
ночь под священным деревом альфов, ты стал моим подданным.
   - Но я же человек!
   -  Это  неважно.  Кто  угодно может стать  подданным  королевства
альфов,  проведя ночь под священным деревом. На то оно и существует.
Любой, кто имеет недобрые намерения против моей страны и против меня
лично,  просто  не проснулся бы, оставшись спать здесь  навечно.  Ты
первый  человек  за  последние триста  лет,  кто  рискнул  попросить
покровительства у священного дерева. И ты теперь не просто еще  один
мой подданный, а человек-альф, а это - большая редкость. Потому я  и
интересуюсь,  кто  ты такой и откуда и что за причина  у  тебя  была
искать покровительства у священного дерева.
   У  Фрумаса  мурашки побежали по коже, когда он  представил  себе,
какой опасности подвергался. И снова не мог вспомнить о себе ничего,
кроме имени. Видно, его испуг отразился на лице, так как Хруп Третий
недовольно нахмурился:
   - Ну, я жду!
   -  Простите,  ваше величество, но я ничего не помню о  себе!  Моя
память не содержит ничего, кроме имени. Я не помню, кто я!
   -  Ты  не  можешь  лгать, - задумчиво буркнул Хруп.  -  Тот,  кто
провел  ночь  под  священным деревом, в течение недели  не  способен
лгать,  но  то, что ты говоришь - очень странно. А как  ты  оказался
здесь?
   Фрумас постарался напрячь память, но там, где что-то должно  было
быть, он натыкался только на сверкающий молочно-белый туман.
   -  Я  не помню ничего! Я твердо уверен, что знаю все это,  но  не
могу  пробиться к своей памяти, не могу вспомнить. Все, что я помню,
начинается с моего сегодняшнего пробуждения. Я не знаю…
   Хруп   так  свирепо  уставился  на  Фрумаса,  даже  кончики  ушей
g`dpnf`kh, и внезапно успокоился.
   -  Что  ж,  ты  не  можешь  лгать. И что  бы  ни  было  причиной,
заставившей  тебя просить покровительства, помощь тебе  точно  нужна
была. В любом случае ты попал куда надо.
   И  он  оглушительно свистнул. Не успел еще звон  от  этого  виста
затихнуть  в ушах Фрумаса, как уже вокруг толпилось не меньше  сотни
существ,  как две капли воды похожих на Хрупа Третьего.  Только  все
они  были  на  голову ниже своего короля. Видно,  не  зря  Хруп  был
королем  -  это  было  видно по тому, как  почтительно  все  к  нему
обращались,  всем своим видом выражая готовность исполнить  малейшее
пожелание своего повелителя.
   Оглушительно  рявкнув,  Хруп заставил всех  замолчать,  и,  ткнув
пальцем в сторону Фрумаса, свирепо произнес:
     -  Этот человек, проведший ночь под священным деревом альфов  и
оставшийся в живых после этого, отныне человек-альф. Это значит, что
он  мой брат по узам. Его имя - Фрумас. Сегодня на закате, как этого
требуют  обычаи,  он  принесет  клятву.  Оповестите  всех.  Сбор  на
дворцовом холме. Вопросы есть?
   Вопросов не было.
   - Все свободны.
   И  не  успел он договорить, как они снова остались вдвоем, только
вокруг еще какое-то время был слышен писк и топоток маленьких ног.
   Фрумас растерянно заморгал глазами
   -  Под  землю  они провалились, что ли? – спросил он самого  себя
вслух.
   Хруп, услышав его, кивнул:
   -  Ты  прав,  они провалились под землю. Мы, альфы, умеем  быстро
прятаться  под  землей. Между нами и гномами родство. Только  гномов
больше, и их знают все, а мы, альфы, - тихий, маленький народ.  Мало
кто о нас знает.
   -  Ваше  высочество… - начал было Фрумас, но Хруп махнул на  него
рукой.
   -  Я  знаю,  что  ты  хочешь спросить.  По  обычаю,  каждый,  кто
попросил   покровительства  у  священного  дерева,  проходит   через
церемонию посвящения. Ничего сложного в ней нет. А на будущее - зови
меня просто Хруп. Я верю, что ты ничего не помнишь, но чувствую, что
ты человек куда как непростой. И это все тоже непросто. Во-первых, -
продолжал  он  после  недолгого  раздумья,  -  мы  живем  в  долине,
окруженной  со  всех сторон неприступными горными хребтами,  перейти
которые можно только в одном месте, а оно тщательно охраняется.  Во-
brnp{u,  от  перевала до священного дерева - три дня пути  по  самым
населенным  местам,  пройти которые незамеченным  невозможно.  И,  в
третьих, у тебя на пальце - кольцо волшебника.
   -  Кольцо волшебника? - удивленно переспросил Фрумас, взглянув на
свои  руки. На среднем пальце правой руки действительно было простое
черное колечко. - Но я не волшебник! Я не мог его где-нибудь найти?
   -  Кольцо волшебника может носить только волшебник. Любой  другой
рискует  жизнью,  только прикоснувшись к нему. Ты  волшебник  и  это
очевидно.
   -  Но  я  не  помню ничего о том, что я волшебник, - с  отчаянием
воскликнул Фрумас. - Я ничего не помню!
   -  Я  и  говорю  - это все непросто, - почесав в затылке,  сказал
Хруп.  -  Но  так  или иначе, ты - первый за последние  триста  лет,
отдавший  себя  под  покровительство  дерева  альфов.  И  это   надо
отметить... Разговоров на сегодня было уже довольно. Следуй за мной!
   С  этими  словами  Хруп  решительно  затопал  по  едва  приметной
тропинке, ведущей от дерева и скрывавшейся где-то между холмами.
   Фрумас удрученно вздохнул и поплелся за ним.
   Весь  день  Хруп  знакомил  его со своим  подземным  городом.  Во
многих  местах  город  имел замаскированные выходы  на  поверхность.
Против   ожидания,  подземные  жилища  альфов  оказались  просторны,
поразив Фрумас уютом и тщательной продуманностью всех мелочей. Это и
неудивительно: альфы - маленький народ, и поэтому каждому  уделяется
достаточно  внимания.  Кроме того, альфы, как и  гномы,  чрезвычайно
искусны  в ремеслах, поэтому и живут не бедно. Больше всего  Фрумаса
заинтересовало  освещение  их жилищ. Освещению  уделялось  особенное
внимание,  несмотря на то, что альфы способны видеть  даже  в  самой
кромешной  темноте.  В  каждом жилище были развешаны  многочисленные
светильники – шары, излучающие самый настоящий солнечный свет.
   Хруп  объяснил, что эти шары - магические, изобретение мага Глена
Белого, который первый додумался, как можно брать свет и тепло прямо
от солнца. В свое время Глен забросил на солнце один такой шар, и  с
тех  пор  все  остальные  шары  и днем  и  ночью  отражают  то,  что
происходит  вокруг  заброшенного шара.  Поэтому  каждый  шар  -  как
частица  солнца  -  излучает настоящий солнечный свет.  Единственным
недостатком  этих  светильников было то, что они  светят  всегда,  и
погасить  их  просто невозможно. Поэтому, когда нужно умерить  свет,
часть шаров закрывают металлическими колпаками. Но и они, случалось,
не выдерживали солнечной энергии.
   Жилье,   предоставленное  Фрумасу,  было  небольшим,   но   очень
sdnam{l.  В  нем  был даже бассейн с подведенной из  глубин  горячей
целебной  водой,  которая днем и ночью клубилась  паром  в  каменной
ванне, способной вместить в себя, по крайней мере, человек двадцать.
   Фрумас  на все смотрел с интересом, обо всем расспрашивал.  Порой
у  него  возникало чувство, что все это он уже видел, а то, что  ему
рассказывают - давно известные ему вещи. Особенно сильным  было  это
ощущение, когда он смотрел на солнечные шары, закрепленные на стенах
то  там,  то  тут. Глядя на них, он испытывал такое чувство,  словно
столкнулся  с  чем-то давно и хорошо ему знакомым. Но любая  попытка
вспомнить  хоть  что-то  неизменно упиралась  в  слепой  серебристый
туман, надежно скрывавший все уголки его памяти.
   На  закате,  на плоской вершине дворцового холма, названного  так
потому,  что под ним располагался подземный дворец Хрупа, состоялась
церемония  посвящения.  Весть о том, что впервые  за  последние  три
столетия человек попросил убежища у священного дерева, разнеслась по
всей  небольшой стране альфов. Вся вершина холма и его  склоны  были
заняты зрителями, пожелавшими взглянуть на церемонию.
   Фрумас волновался перед предстоящим событием, тем более что  Хруп
не  объяснил ему толком, что же он должен делать и говорить.  Сказал
только, что надо будет принести клятву верности всему народу альфов,
повторив  ее  слова  за ним, и больше ничего. На вершине  холма  его
волнение  еще  больше усилилось, тем более, что он  был  значительно
выше  любого  альфа  и  потому от тысяч устремленных  на  него  глаз
чувствовал себя неуютно.
   Но  вот  солнце  коснулось  краем  своего  диска  горных  вершин,
окружающих  со  всех сторон страну альфов, и все,  как  по  команде,
замолкли.  Замолкли  даже птицы, только что оглушительно  щебетавшие
где-то в кустарниках.
   Хруп, как будто даже ставший выше ростом, выступил вперед.
   -  Альфы!  -  сказал  он громко. - Сегодня у  нас  великий  день.
Впервые за много лет человек попросил у нас убежища. Это значит, что
он  должен принести клятву верности. Это значит, что он станет таким
же альфом, как вы! Многие из вас знают пророчество о том, что только
когда среди альфов есть человек-альф, удача нам сопутствует. Сегодня
великий день! Последний человек-альф умер от старости больше двухсот
лет  назад.  И с тех пор удача не сопутствует нам. Люди  и  альфы  -
ветви  одного большого дерева. Но если люди могут жить сами по себе,
не  нуждаясь ни в ком, то мы, альфы, можем жить, только  если  среди
нас   есть   хоть   один   человек-альф.   Такова   природа   нашего
существования.  Триста  лет  назад нас было  в  триста  раз  больше.
Weknbej, пришедший к нам сегодня, - вестник удачи! Альф!
   - Альф! - слитно прогудели тысячи голосов. - Альф! Альф!
   - Теперь, - продолжал Хруп, - он принесет клятву!
   И, повернувшись к Фрумасу, сказал:
   - Повторяй слова за мной и делай то, что я скажу.
   - Хорошо, - кивнул Фрумас, - начинай.
   - Клянусь, что в беде и радости... - начал Хруп.
   - Клянусь, что в беде и радости... - повторил за ним Фрумас.
   -  Где  бы  я  ни  был, чем бы ни занимался,  всегда  и  везде  с
достоинством нести свое имя.
   -  Нести  свое  имя, - эхом отозвался Фрумас, глядя на  садящийся
ослепительный  солнечный  диск  и не  заметив,  что  Хруп  замолчал,
продолжил уже самостоятельно:
   -  Отныне мой путь и путь альфов - один путь, в единстве нашем  -
наша  сила, в горе и радости мы едины, жизнь одного - жизнь всех,  и
узы  наши скреплены солнцем, которое я беру в свидетели моей клятвы.
И  так  же,  как ничто не в силах нарушить ход солнца, нерушима  моя
клятва.
   С  этими словами Фрумас вытянул руку в сторону заходящего солнца,
призывая   его  в  свидетели,  и  последний  солнечный  луч   ударил
ослепительной  тонкой иглой в его ладонь, растекся  по  всему  телу,
золотым светом окутал вершину холма, где он стоял, и тут солнце село
окончательно, и на долину упала непроглядная тьма.
   Пораженный   и  удивленный  всем  произошедшим,  Фрумас   остался
стоять,  не  зная,  что  ему делать. На небе одна  за  другой  стали
зажигаться  звезды.  Некоторые из них вроде  бы  двигались  куда-то.
Вглядевшись, Фрумас понял, что это не звезды, а огни, которые зажгли
альфы,  чтобы  осветить себе путь. Но зачем это  им?  -  подумал  он
отстранено. - Ведь они видят в темноте.
   А  огни  все  плыли и плыли, удаляясь и исчезая. Тысячи  огоньков
вереницей  стекались  с холма и пропадали во  тьме.  А  он  стоял  и
смотрел, как они уходят все дальше и дальше, исчезая один за другим.
   И тут его словно ударило.
   -  Это  альфы, - с комком в горле прошептал он, - и я тоже теперь
альф.
   Только  теперь  он  понял, что клятва, принесенная  им,  была  не
просто словами, а чем-то большим. И его жизнь и жизнь каждого  альфа
отныне  действительно связаны прочными магическими узами.  И  именно
это  символизировали расходящиеся огни - каждый нес частичку  света,
которую  он  ему  дал.  Он понял, что человек-альф  -  это  талисман
qw`qr|,  и  для каждого альфа он отныне друг, отец и  брат  в  одном
лице. Наравне с королями, а может быть, и выше.
   Словно прочитав его мысли, Хруп сказал ему из темноты:
   - Отныне ты наравне со мной. Клятва принесена.
   -  Но  как же так? - не понимая, спросил Фрумас. - Ведь  на  моем
месте мог оказаться любой. Кто угодно - разбойник и предатель. Да  и
меня вы не знаете!
   -  Клятва  для  того и нужна, брат. Я же говорил,  что  некоторые
засыпают навечно под священным деревом. Также и во время клятвы  те,
кто нечист душой, кто не может быть с нами, вместе с последним лучом
света  исчезают бесследно. Та, последняя вспышка, которую ты вызвал,
показала всем, что ты не исчез.
   -  И  ты  не предупредил меня об этом? Ты спокойно отправил  меня
сюда, может быть, на верную смерть?
   -  Прости,  брат,  но клятва должна быть принесена.  И  потом…  я
верил в тебя и не хотел зря волновать. Но ты и не заметил бы ничего…
Это была бы легкая смерть.
   -  Я  прощаю  тебя…  брат, - после недолгого  молчания  отозвался
Фрумас.  - У тебя не было выбора. А сейчас - не лучше ли нам  зажечь
факел и спуститься вниз?
   - Факел? Зачем он тебе?
   - Чтобы не свернуть себе шею в этой тьме.
   -  Открой глаза, брат, посмотри на мир новым взглядом. Отныне  ты
альф! Ты можешь видеть в темноте так же ясно, как днем, и под землей
для  тебя  нет  неизвестных дорог, нет никаких тайн  в  недрах  гор.
Открой глаза!
   И  тут Фрумас понял, что он действительно видит все вокруг. Очень
четко,  как при ярком лунном свете. И еще он почувствовал под ногами
подземелья  альфов и смог бы даже с закрытыми глазами нарисовать  их
план. Он действительно стал альфом.
   В  торжественном молчании они спустились с холма вниз, туда,  где
их ждали.
   Всю  следующую  неделю Хруп и Фрумас ездили по стране.  Это  тоже
было предусмотрено обычаями - новый человек-альф должен был вместе с
королем  побывать  во всех подземных городах, везде,  где  в  долине
живут альфы, чтобы каждый альф имел возможность увидеть его. И так в
течение  всей  недели - бесконечные толпы встречающих,  нескончаемые
праздничные застолья и игры. У Фрумаса не было времени даже подумать
о  чем-то. Но все кончается. И эта поездка по стране тоже кончилась,
и  Фрумас почувствовал растерянность. А что теперь? Ведь он  как  не
onlmhk о себе ничего, так и не помнит. И он не умеет ничего, у  него
нет никакой профессии. А жить всю жизнь чьей-то милостью, пусть даже
при этом его будут называть братом, он не мог. Когда же он поделился
своими мыслями с Хрупом, тот понял его сразу.
   -  Ты  прав,  -  сказал он, - нельзя жить чьей-то  милостью.  Это
может  испортить и самого лучшего человека. Ты должен узнать о  себе
все. Боюсь только, что это может оказаться слишком опасным.
   -  Почему  же? - спросил его Фрумас. - Какие опасности мне  могут
угрожать?
   -  Ты  -  волшебник,  - помолчав, ответил Хруп.  -  И  почему  ты
утратил память, никто не скажет, кроме волшебника. Я думаю, от  тебя
хотели  избавиться.  Но  убить волшебника нельзя.  Если  его  убить,
некоторые  его  творения,  связанные с его жизнью  особенно  тесными
узами,  тоже  могут  исчезнуть, и это выдаст убийство.  Тебя  хотели
убрать  тихо. Я думаю, что наложенное на тебя заклятие  может  снять
только  очень  сильный  маг. Но тот, кто  может  снять,  мог  его  и
наложить...
   -  Но  что-то  делать  все-таки лучше, чем ничего  не  делать,  -
возразил Фрумас. - Я попробую.
   -  Хорошо,  я помогу тебе, брат, - кивнул Хруп. - На исходе  этой
недели  мы  пойдем за пределы долины. Там, с обратной  стороны  гор,
окружающих  нашу страну, живет маг-отшельник. Должно быть,  ему  уже
больше  двух  тысяч лет. Но он давно уже запретил себе  пользоваться
своим  магическим даром. Он лишь иногда делает предсказания,  и  они
всегда  сбываются. Возможно, это один из самых сильных  магов  этого
мира. Снять заклятие он не захочет, но дельный совет может дать.
   Фрумас охотно согласился.
   Всю  следующую неделю Фрумас готовился к путешествию.  Он  изучал
карты,  читал  записи  путешественников о своих странствиях,  учился
владеть  мечом  и  луком, а вечерами он и Хруп  подолгу  беседовали,
обсуждая и будущее путешествие, и проблемы альфов, и многое другое.
   В  день, назначенный для отправления, Хруп пришел к нему  рано  и
сделал  знак  следовать за ним. На этот раз они шли  по  извилистым,
освещенным  редкими  светильниками  коридорам,  пока,  наконец,   не
остановились  у  внушительной  черной  двери,  покрытой  непонятными
надписями, переплетавшимися с рисунками животных и птиц.
   -  Надпись  гласит, - пояснил Хруп, - что войти в  это  помещение
могут  только  двое. Король-альф и человек-альф. Только  перед  ними
дверь откроется. Но открыть ее должен ты. Коснись ее!
   Фрумас  коснулся двери кончиками пальцев, проведя ими по выпуклым
asjb`l. Вначале ничего не произошло. Фрумас подумал уже, что все это
напрасно,  но  вдруг голубая искра пробежала по краю  двери,  и  она
медленно  и  бесшумно открылась. Толщина ее поражала воображение,  и
Фрумас невольно задал себе вопрос: что за сокровища прячутся за этой
дверью?  И  был  сильно удивлен, войдя в комнату. Огромный  зал  был
совершенно пуст, только в центре его сиял ослепительно белым  светом
столб  огня,  упиравшийся своими концами в  пол  и  потолок,  словно
поддерживая свод пещеры.
   -  Там,  -  указал Хруп на столб, - твое наследство. Никто  кроме
тебя не сможет взять его. Это оружие и доспехи предыдущего человека-
альфа.  Ими  пользовались и все другие люди-альфы. Это  оружие  было
создано  очень давно безвестными магами старых времен. Это непростое
оружие. Ты поймешь это, когда возьмешь его.
   Фрумас с сомнением посмотрел на световой столб:
   -  Я  даже  здесь чувствую исходящий от него жар. Мне  все  равно
идти?
   - Не бойся, ты не получишь никакого ущерба. Иди, не бойся.
   И Фрумас пошел.
   Когда  он  коснулся  огненного столба, по его поверхности  прошла
рябь,  словно  по поверхности воды, когда в нее бросают  камень.  Но
ничего  больше не случилось, и Фрумас сделал еще шаг, целиком утонув
в  окружившем его сиянии, словно в жидком золоте. Он чувствовал себя
так,  словно находился в самом безопасном месте мира. Возможно,  что
так  оно  и  было. Перед ним на невидимой подставке лежали  доспехи,
теперь  принадлежавшие  ему. Их вид не  бросался  в  глаза:  простой
кольчужный  бахтерец, длинный меч с надписью  на  рукоятке,  лук  со
стрелами,  кинжал и черный, потрепанный, но еще хороший,  плащ.  Как
только  он  взял эти вещи, световой столб погас. В зале стало  почти
темно.
   -  Я помогу тебе облачиться, - подойдя к нему, сказал Хруп. – Но,
может быть, ты хочешь сделать это сам?
   -  Нет, я думаю, помощь мне понадобится, - признался Фрумас, -  я
ведь никогда не носил доспехов.
   -  Не  беда,  -  это  оружие  принадлежало  многим  прославленным
воинам.  Их  память  живет в нем, и ты быстро научишься  всему,  что
умели они.
   Может  быть, это было случайностью, а может, еще одним магическим
свойством доспехов, но они пришлись ему впору, да так, что  он  даже
не чувствовал их на себе. И меч, и лук, и кинжал были словно сделаны
по  его  руке.  Они словно шептали ему: “Мы готовы,  мы  ждем”.  Это
nysyemhe было настолько удивительным, что, держа в руке меч и закрыв
глаза,  Фрумас  почувствовал, будто в  его  руке  не  меч,  а  живое
существо,  готовое защищать его от любой опасности, сама смерть,  не
знающая промаха и пощады. Это было страшно и приятно одновременно.
   -   Тебе  надо  будет  еще  потренироваться,  -  сказал  Хруп,  с
интересом  наблюдавший  за ним. - Я сам готов  дать  тебе  несколько
уроков. А сейчас - в путь!
   Три  дня  до  границ долины они проехали без всяких  приключений.
Фрумас  привыкал  к своей лошади, Хруп давал ему на  привалах  уроки
владения оружием, не переставая удивляться тому, как быстро  он  все
усваивает.  А  он  чувствовал, что это еще не все и  что  его  новое
оружие способно на гораздо большее, чем просто учить своего хозяина.
   Потом начался подъем в горы - нужно было перейти перевал. Но  тут
погода  испортилась,  и когда они добрались до  заставы,  охранявшей
единственный путь в страну альфов, то вымокли до нитки, и продолжать
путь в грозу, в ночь, они не решились. Переночевали на заставе и  на
следующий день рано утром спустились по другую сторону гор.
   Когда  они  подходили к пещере отшельника, дождь, как по  заказу,
прекратился, выглянуло солнце.
   Отшельник ждал их у порога своей пещеры.
   -   Приветствуем   тебя,  Гур  Всезнающий,   -   поклонившись   с
достоинством, приветствовал его Хруп. - Мы пришли к тебе за советом.
   -  Приветствую  тебя,  король,  приветствую  тебя,  человек-альф!
Птицы  предупредили меня, что вы идете. Ко мне не часто  заходят,  а
таких гостей у меня не было уже несколько столетий. Проходите.
   В  пещере мага не было ничего, что могло бы навести на мысль, что
здесь  живет волшебник. Простой очаг, сложенный из камней,  полка  с
грубой самодельной глиняной утварью, в углу, на возвышении - лежанка
из  трав.  Большой валун служил столом, несколько камней поменьше  -
стульями.
   Маг  пригласил их сесть и разлил по грубым глиняным чашкам какое-
то  ароматное  питье. Пока Хруп и Фрумас собирались с  мыслями,  маг
начал первым:
   -  Я  догадываюсь, что привело вас ко мне. Я вижу,  человек-альф,
что на тебе лежит заклятие ложной памяти. Может быть, я мог бы снять
его...  Но  вот  уже больше трех тысячелетий я не пользуюсь  магией.
Великий  маг,  которого нет в живых, наложил на меня  заклятие.  Это
было после того, как я вышел победителем из честного поединка с ним.
Но он в злобе своей, умирая, наложил на меня заклятие, и теперь я не
могу пользоваться своим даром свободно. Я могу воспользоваться своей
l`chei  один только раз, и тогда умру. Волшебник, если он не  тратит
своих  магических сил, может жить почти вечно. Так я и живу. Живу  с
надеждой,  что  будет еще случай, ради которого мне  не  жаль  будет
своей жизни.
   И маг замолчал, погруженный в свои нелегкие раздумья.
   -  Значит,  ты  не можешь нам помочь? - расстроено  спросил  мага
Фрумас. - Даже советом?
   -  Совет  дать  я могу. И даже больше. Я вижу, что ты  тоже  маг,
хоть  и  не  помнишь  этого. Твоя внешность тоже изменилась,  как  и
память,  но я уверен, что когда-то мы встречались. Внутренний  голос
говорит мне, что мы очень близко были с тобой знакомы, человек-альф.
Возьми  этот  кристалл, - он протянул Фрумасу прозрачный каплевидный
камень на тонком кожаном ремешке. - Этот камень поможет тебе вызвать
меня,  где бы ты ни находился. Я предвижу, что тебе понадобится  моя
помощь.  Но  что тебе делать сейчас, я не знаю. Все, что  я  вижу  в
будущем  о  тебе, как-то связано с судьбой мага Глена Белого.  Может
быть, ты должен искать помощи у него. Это все, что я знаю.
   Попрощавшись,  Фрумас  и  Хруп покинули  пещеру  отшельника.  Тот
вышел  их  проводить,  и  еще долго видели  они,  оборачиваясь,  его
иссохшую высокую фигуру с развевающимися по ветру седыми волосами.
   -  Итак,  мы  отправляемся к Глену Белому, -  подвел  итог  своим
размышлениям  Хруп.  -  Это очень длинный путь.  Пожалуй,  нам  надо
вернуться   и  набрать  отряд  испытанных,  надежных  людей...   Мой
прапрадед был в отличных отношениях с Гленом Белым. Глен подарил ему
кольцо, - Хруп показал кольцо на своем пальце, - чтобы сразу  узнать
по нему короля альфов. С тех пор кольцо передается по наследству.
   Фрумас, подумав, сказал:
   -  Мне кажется, что я должен идти один. Я хорошо запомнил путь по
картам  в  твоем  дворце. И потом - ты же не  можешь  оставить  свою
страну без присмотра.
   -  Чепуха! - с горячностью возразил Хруп. - Мы отправимся вместе.
Один ты не сделаешь ни шагу.
   -  Нет,  - стоял на своем Фрумас, - я чувствую, что должен  ехать
один. И потом - сны приведут меня к цели.
   - Сны? Ты мне об этом ничего не говорил!
   -  Я  думал,  что это были просто сны. А теперь уверен,  что  они
покажут  мне  дорогу.  Мне снятся сны, и они  зовут  меня  прямо  на
восток.
   - Но, - продолжал упорствовать Хруп, - ты не можешь ехать один!
   -  А  почему  бы  и нет? Мне кажется, ты нужнее в  своей  стране.
Ondsl`i   об   этом.  Что  значит  мое  удобство  по   сравнению   с
безопасностью целой страны?!
   Хруп  долго  молчал,  обдумывая  эти  слова.  Наконец  он  принял
решение.
   -  Хорошо.  Может быть, ты прав. Дальше и до самого  конца  земля
заселена  людьми. Мой вид может привлечь ненужное внимание. Запомни:
твой  путь к Глену лежит прямо на восток. Там, где кончается  земля,
упираясь в океан, лежит страна Саония. Ты должен будешь добраться до
столицы  Саонии  -  это город Анариз. Глен живет в  нем.  Его  замок
хорошо  знают в городе, он виден с любой точки, его называют  замком
Звездного Пути.
   -  Я  запомнил.  Все  время на восток,  до  самой  Саонии,  город
Анариз, замок Звездного Пути.
   -  В трех днях пути отсюда тебе придется пересечь еще один горный
перевал.  В  тех  горах  еще встречаются  гоблины  и  вымроки.  Будь
осторожен.  И  помни - ты альф и связан магическими узами  со  своим
народом. Когда захочешь, ты всегда сможешь говорить со мной - только
подумай  обо мне. Если ты погибнешь - мы все это почувствуем.  И  не
снимай доспехов - в них ты неуязвим. Прощай, брат.
   - Нет, Хруп, до свидания.
   - Ты прав, до свидания.
   И  они,  обнявшись на прощание, повернули своих лошадей в  разные
стороны.  Фрумас  на  восток,  Хруп  -  на  запад.  Но  вдруг   Хруп
развернулся и догнал Фрумаса.
   -  Возьми,  - сказал он, протягивая кольцо Глена Белого.  -  Тебе
оно может пригодиться.
   - Спасибо, брат. Я сберегу его и постараюсь вернуть.
   И они расстались. Уже окончательно.
   Первые  два  дня  путешествия Фрумаса никто не беспокоил.  Он  не
повстречал  на своем пути ни человека, ни животного. На третий  день
появились  огромные,  похожие  на волков  собаки,  почти  весь  день
бежавшие  за  ним на почтительном расстоянии. Но они  не  беспокоили
его.
   Не  без  труда найдя тропинку через горный перевал,  Фрумас  стал
осторожен  и  по  ночам  не  разжигал костра,  чтобы  не  привлекать
внимания.  Тем  более,  что костер и не был  нужен  -  старый  плащ,
доставшийся ему вместе с оружием от другого человека-альфа, оказался
тоже волшебным, согревая его в любой холод.
   На  то,  чтобы миновать перевал, ушло два дня. И только на шестой
день  своего  самостоятельного путешествия Фрумас, наконец,  пересек
cnp{.   Надвигалась  ночь,  и  тут  же,  у  их  подножия,  он  решил
заночевать.
   Но  выспаться  ему  не дали. Когда было уже почти  рассвело,  его
разбудили  приближающиеся  крики  и  шум.  Схватившись  за  меч,  он
затаился и стал терпеливо ждать. Долго ждать не пришлось. В неверном
свете наступающего дня он увидел бегущего детину с громадной дубиной
в  руках.  За  ним гналась целая стая собак, с которыми  Фрумас  уже
встречался,  но  на некоторых собаках сидели верхом  отвратительного
вида создания. Это были гоблины. Убегавший понял, что отступать  ему
некуда  -  только в горы, и остановился, угрожающе подняв  дубину  и
показывая   всем  своим  видом,  что  так  просто  не  сдастся.   Но
противников  было  слишком много, и Фрумас, поняв,  что  в  одиночку
незнакомец  не  выстоит,  с обнаженным мечом  выскочил  из  укрытия,
готовый  дать  отпор любому, кто встретится на  его  пути.  Но  одно
только  появление  Фрумаса так подействовало на  гоблинов,  что  они
отступили в панике. Некоторые даже побросали при этом свое оружие. У
великана, не струсившего при виде волчьей стаи, при одном взгляде на
Фрумаса перекосилось лицо, и он упал перед ним на колени.
   - Не убивай, господин, - прохрипел он, - я никому не делал зла.
   -  Я  не собираюсь тебя убивать, - удивленный всем этим, успокоил
его Фрумас. - Как тебя зовут?
   - Бобо, - сказал великан, преданно глядя ему в глаза.
   - Кто это гнался за тобой?
   -  Гоблины, - скривившись, ответил Бобо, - они сжечь ферму, где я
работал. Я теперь бродить. Но они выследить меня. Я многих убить  по
дороге, но их быть очень много. Господин, ты спас меня. Я быть  твой
раб.
   -  Встань,  Бобо, - сказал Фрумас растерянно, -  ты  не  раб.  Ты
свободный человек.
   -  Господин  гнать  меня? - не вставая с колен,  жалобно  спросил
Бобо. - Я могу работать. Я могу быть хороший охотник или сторож.
   -  Хорошо,  хорошо,  только  встань  наконец,  -  сказал  Фрумас,
подумав, что от спутника все же может быть польза. - Пока мы  пойдем
вместе, если у тебя нет других планов.
   Бобо подпрыгнул от радости.
   -  Я  идти  за  своим  господином на край  света,  -  заявил  он,
размахивая дубиной.
   -  И не называй меня господином, - потребовал Фрумас. - Зови меня
просто по имени. Меня зовут Фрумас.
   Так  Фрумас  повстречался с Бобо. Он и  на  самом  деле  оказался
onkegm{l  спутником.  Несмотря  на  свой  неразвитый  ум,   он   был
беззаветно  предан  Фрумасу  и, кроме  того,  отлично  разбирался  в
съедобных растениях, и с охоты никогда не возвращался без добычи.
   Так они дальше и путешествовали вдвоем.
                                  
   Фрумас  очнулся от своих воспоминаний, когда Бобо  сильно  потряс
его за плечо.
   - Старый Лес, - сказал он, - мы уже въехать в него.
   Фрумас  заставил  себя сосредоточиться, оставив все  воспоминания
на  потом. В Саонию было два пути - кружной и безопасный, и короткий
-  через  Старый Лес. О нем ходило множество страшных  слухов,  один
другого страшней. Раньше через лес ездили без опаски, но в последние
сто лет никто из тех, кто вошел в него, не вернулся.
   Фрумасу  не  очень-то улыбалось ехать через лес,  но  эта  дорога
была  в несколько раз короче. Поэтому, поразмыслив, он решил все  же
отправиться напрямик, понадеявшись на свой волшебный меч и доспехи.
   И  вот они в Старом Лесу. А это было не то место, где можно  быть
рассеянным.  Дорога,  которая вначале  угадывалась  без  труда,  чем
дальше,  тем  больше  и  больше зарастала кустарником,  деревьями  и
травой. И все труднее становилось ее отыскивать.
   Они  ехали по Старому Лесу почти весь день, но ничего угрожающего
не происходило. Правда, сам лес, мрачный и хмурый, действовал на них
угнетающе. Постепенно их бдительность притупилась, и поэтому,  когда
сзади  раздался  треск  и громадный ствол дерева  в  четыре  обхвата
преградил  им дорогу назад, они замешкались, а когда дерево  рухнуло
на дорогу и впереди, было уже поздно.
   Бобо  мгновенно натянул лук, а Фрумас выхватил меч из  ножен.  Но
никто  не показывался из-за деревьев и не нападал. Казалось, деревья
рухнули сами по себе.
   Вдруг  что-то  вроде  вздоха пронеслось по лесу,  и  прямо  перед
ними,  на упавшем поперек дороги дереве, возникла размытая мерцающая
фигура.
   -  Что вам надо в моем лесу? - угрожающе спросила их фигура. - Я,
хозяин Старого Леса, спрашиваю вас!
   Фрумас, готовый ко всему, чуть выехал вперед.
   -  Прости нас, Хозяин Старого Леса, мы не хотели потревожить твой
покой.  Все, что нам нужно, это твое разрешение проехать  по  старой
дороге в твоем лесу.
   -  Ты  многого хочешь, странник, - ответил ему загадочный хозяин.
-  Уже  давно никто не ездит этой дорогой. А за проезд я беру плату.
Reae не сказали об этом?
   -  Нет, мне ничего об этом не известно, - покачал головой Фрумас.
-  Но  это твое право, хозяин. Назови свою цену, и мы уплатим,  если
сможем.
   -  Мое  требование выполнить просто. Любой, кто  проезжал  когда-
либо  по этой дороге, должен был задать мне вопрос, на который я  не
смог  бы  ответить.  Я  был молод и многого не  знал.  Но  с  каждым
вопросом  я  становился умнее. Никто больше не проезжает этим  путем
потому,  что я знаю все. Но ты можешь попытаться задать свой  вопрос
и,  если  я не отвечу, следовать своей дорогой. А если отвечу  -  ты
останешься здесь, в моем лесу, и я превращу тебя в дерево!
   -  Хорошо,  я  согласен, - подумав, ответил  ему  Фрумас.  –  Мой
вопрос  интересует меня самого. Ответь же мне, Хозяин Старого  Леса,
кто я?
   В  ответ  раздался  оглушительный хохот.  Эхо  подхватило  его  и
разнесло  по  всему  лесу.  Казалось,  смеется  весь  лес.  Наконец,
отсмеявшись, лесовик промолвил:
   -  Ты  умеешь  задавать  вопросы, маг!  Я  знаю  только  половину
ответа. Ты выиграл, как и прошлый раз! Можешь продолжать свой  путь,
маг. А это тебе, - он бросил ему что-то, - за то, что насмешил меня,
старика.
   -  Постой, погоди! - крикнул ему Фрумас. - Ты говоришь  –  как  в
прошлый раз? Мы встречались с тобой?
   Но лесовик уже исчез вместе с деревом, преграждавшим путь.
   Фрумас  посмотрел,  что  бросил ему  лесовик.  Это  был  каменный
пузырек,  искусно  выдолбленный  и  покрытый  снаружи  изображениями
животных  и  растений. Буквы, вырезанные на нем, гласили:  “Памятное
зелье”.  И  больше ничего. В задумчивости они двинулись дальше.  Лес
больше  не  досаждал им, и на пятый день они, наконец, выбрались  из
чащи.
   Сразу  за  лесом  они сделали привал на берегу  ручья.  И  здесь,
наконец, Фрумас решил попробовать зелье лесовика.
   -  Бобо, - сказал он, подозвав великана, - я хочу отведать  этого
зелья. Не знаю, как оно подействует на меня, поэтому будь рядом,  не
отлучайся.
   - Бобо понимает, - кивнул великан, - будет смотреть.
   Фрумас   выпил  весь  флакончик  без  остатка.  И   тут,   словно
прорвалась  пелена,  до  сих пор скрывавшая  его  память,  в  глазах
вспыхнул   свет  такой  нестерпимой  яркости,  что  он  закричал   и
провалился  куда-то  в  самый центр этого  нестерпимого  сияния.  Он
bqonlmhk, как все начиналось.
   А   началось   с  того,  что  он  оказался  в  необъятной,   ярко
освещенной…
                                  
   Он  оказался  в необъятной, ярко освещенной комнате. Стены,  пол,
потолок сливались между собой, не было ни окон, ни дверей, ни верха,
ни низа. Свет исходил, казалось, отовсюду.
   Впрочем,  в этом месте не нужны были ни окна, ни двери.  Внезапно
рядом  с  Фрумасом  возник  молодой,  официального  вида  субъект  с
приятной  внешностью. Он возник так неожиданно, что Фрумас  поневоле
вздрогнул.
   Заметив его растерянность, субъект ободряюще улыбнулся:
   - Добро пожаловать в Кибериа.
   -  Спасибо.  Я  думал, все будет иначе, - ответил ему  Фрумас.  -
Видите ли, я ищу человека...
   Продолжая улыбаться, субъект заметил:
   -  Довольно сложное дело. Кстати, меня зовут Натан. Я своего рода
привратник у входа в Кибериа. И справочное бюро заодно.
   - Приятно познакомиться. Мое имя - Фрумас.
   -  Эта  комната - еще не Кибериа, а только контрольный пункт.  От
меня  зависит,  пропустить ли вас дальше, или нет. Вы  сказали,  что
ищете человека?
   -  Да,  я  ищу  девушку по имени Энджейл. Она должна быть  где-то
здесь. Мне неизвестно точно - где.
   -  Сожалею, - улыбнулся Натан, - но только за последние  сутки  к
нам прибыло 139845 девушек с этим именем. Которая из них?
   -  Энджейл  Си,  возраст - 22 года, рост  -  169,  цвет  волос  -
соломенно-желтый, глаза зеленые.
   -  Это  значительно облегчает задачу. Этим приметам соответствует
только 5439 девушек. Вспомните еще что-нибудь.
   Фрумас задумался.
   -  Ну, я не уверен, но мне кажется, что она вошла в Кибериа ровно
неделю назад, не раньше семи вечера и не позже полуночи того же дня.
   - Осталось всего 29 девушек, соответствующих этому описанию.
   -  Неужели  все  так  сложно? Нельзя ли  просто  найти  ее  след?
Поговорить с теми, кто с ней встречался?
   -  К  сожалению, это невозможно. Поймите, - сказал Натан, разводя
руками, - ваша Энджейл могла изменить облик до неузнаваемости.  Ведь
это  Кибериа, страна фантазий, в которой нет ничего невероятного.  Я
представляю  собой одну из самых мощных поисковых систем,  но  поиск
rpeaser  точных  исходных данных. Наугад найти  то,  что  вам  надо,
невероятно  сложно.  Вспомните еще что-нибудь. Любую  мелочь.  Может
быть, ее любимую игру.
   - Игру? Я думаю, она могла выбрать квест.
   -  Вам  повезло.  В Кибериа сейчас есть только  один  квест,  где
играет девушка по имени Энджейл Си.
   - Значит, это она? - с надеждой спросил Фрумас.
   - Не исключено.
   - Тогда я хотел бы поговорить с ней. Нельзя ли ее вызвать?
   Натан посмотрел на Фрумаса с удивлением.
   -  Это совершенно исключено. Вызвать человека из игры невозможно.
Вы  должны сами войти в игру и найти ее там. Нужно будет пройти  все
стадии  игры,  которые прошла она, начать с самого начала.  Миновать
какой-либо уровень невозможно.
   - Но мне не нужна игра…
   -  Таковы условия. В этой комнате вы только гость, а отсюда всего
два  пути  -  или  выход из игры или вход в нее. Войдя  в  игру,  вы
становитесь  полноправным жителем Кибериа. Нельзя  войти  в  Кибериа
сторонним  наблюдателем. Участник игры должен полагаться  только  на
себя. Ваше решение?
   -  Я  согласен, - не раздумывая, ответил Фрумас, -  ведь  это  не
опасно?
   -  Конечно, нет. Это игра. Но в ходе игры не всегда можно понять,
игра  ли  это,  настолько все реально. И боль, и жару,  и  холод  вы
будете  ощущать,  как  в реальной жизни. В случае  гибели  -  просто
просыпаетесь, но тогда придется начинать все с самого начала.
   - Я согласен. Что я должен делать?
   - А ничего…
   И  не  успел Фрумас опомниться, как оказался в темном, освещенном
одной  тусклой лампой коридоре перед массивной металлической дверью.
Над дверью горела красная надпись: “Вход в Кибериа”.
   Фрумас  подошел  к  двери,  чтобы  поближе  рассмотреть   ее,   и
убедился, что дверь совершенно гладкая, без малейших признаков замка
или  ручки.  Он только собирался постучать, как прямо  перед  ним  с
треском   выскочила   небольшая  панель  с  кнопками   и   скрипучий
металлический голос произнес:
   - Введите ваш код.
   - Код? Какой? – удивился Фрумас.
   - Любой код, - прохрипел голос, - чтобы войти.
    - Хорошо.
   И Фрумас набрал на панели несколько букв.
                                  
   Он  проснулся под древним, наполовину высохшим дубом оттого,  что
кто-то  рядом  громко  чихнул.  Фрумас  резко  сел  и  с  удивлением
уставился  на  непонятное  существо, замершее  неподалеку.  Существо
имело  круглую голову, пару круглых янтарных глазок, между  которыми
надменно  располагалась ноздреватая картофелина  носа,  широкий,  до
остроконечных  громадных  ушей, рот, бочкообразное  тело  и  забавно
торчащие  из  него  пухлые ручки и ножки. Существо  было  небольшого
роста - вровень с сидящим Фрумасом.
   Пока  Фрумас  разглядывал  существо, удивляясь  такому  реальному
сновидению, оно закрыло один глаз и снова громко чихнуло.
   - Будь здоров, - сказал Фрумас неожиданно для самого себя.
   - Спасибо, - просипело существо в ответ. - Ты кто такой?
   -  Я?  – Фрумас удивился. Не вопросу, а тому, что не смог на него
сразу ответить. - Меня зовут Фрумас…
   И   тут   снова  вспыхнул  ослепительный  свет,  и  Фрумас  снова
провалился куда-то в самый его центр, а когда открыл глаза, рядом  с
ним стоял Бобо, зорко оглядывавший окрестности.
   Увидев, что Фрумас проснулся, Бобо радостно ухмыльнулся:
   -  Ты  спать  целый день. Я не мог уйти. Но я все  равно  поймать
кролик. Это быть глупый кролик, он подойти слишком близко.
   -  Молодец, Бобо, - сказал Фрумас, потрясенный своим сном.  -  Я,
кажется, знаю, кто я такой и зачем я здесь.
   - Мы идти дальше? – поинтересовался Бобо.
   -  Не знаю. Я знаю, что все вокруг – ненастоящее, мой сон. И  мне
нужно найти в этом сне свою девушку. Ей тоже снится этот сон.
   Бобо  только пожал плечами и ничего не сказал. Это было для  него
слишком непонятно.
   - Мне надо подумать, - сказал Фрумас, - мне надо побыть одному.
   И,  вскочив на неоседланную лошадь, помчался, не разбирая дороги,
не  глядя, куда его несет конь. Но от этой бешеной скачки ясности  в
голове не прибавилось. Он был в тупике и не знал, что делать.
   Он  -  в Кибериа, виртуальной стране фантазий. Это все сон, игра.
Если  его  убьют  в этой игре, он просто проснется, и  все  начнется
сначала.  Если он сумеет найти Энджейл в этой безумной фантазии,  то
игра закончится. Но как ее найти здесь? Как?
   Поглощенный  этими мыслями, Фрумас не заметил, что  на  его  пути
возник  вдруг  крутящийся пылевой смерч, затягивая в  себя  камни  и
мусор.  И  только  когда конь беспокойно заржал,  Фрумас  очнулся  и
sbhdek  близкую  опасность. Но было уже поздно. Неоседланную  лошадь
нелегко  было остановить, а когда животное взвилось на дыбы,  он  не
удержался  и  упал  на  землю.  Это его  и  спасло.  А  конь  исчез,
поглощенный вихрем.
   Когда   смерч  распался,  Фрумас  увидел  перед  собой   злобного
красноносого старикашку с всклокоченной седой бородой.
   -  Приветствую тебя! - завопил тот издевательски. - Как же это ты
забрел на мою территорию, Глен Белый, маг?
   -  Что? - ошеломленно переспросил его Фрумас. - Глен Белый -  это
я?
   -  Теперь  я  могу сказать тебе это, ничтожество, -  все  так  же
кривляясь, вопил старикашка, - ты на моей территории, в моих  руках!
Теперь я смогу уничтожить тебя!
   Кровь вскипела в жилах у Фрумаса, и он выхватил меч:
   -  Мое  терпение  лопнуло! - крикнул он в ответ. -  Наконец-то  я
смогу разделаться с кем-то из своих противников! Тем более, что  это
сон...
   Старикашка захихикал:
   -   А   ты   попробуй,  проверь,  насколько  реальна   окружающая
действительность. Я помогу тебе в этом.
   И в Фрумаса полетели молнии и огненные шары.
   Сила  наполнила мышцы Фрумаса яростной клокочущей  волной,  и  он
одним прыжком покрыл больше половины расстояния, отделявшего его  от
старика.  Ни  одна  молния не задела его, отразившись  от  защитного
кольца,  которым  он  окружил себя с помощью меча.  Еще  миг  и  они
сошлись   почти   вплотную,  и  воздух  между  ними  раскалился   от
противодействующих  магических сил.  Наконец  Фрумас  взял  верх,  и
старикашка  отлетел  прочь.  И  тут  же  непостижимым  образом  стал
размножаться,  раздваиваться,  и  вот  уже  Фрумас  стоит  в  кольце
движущихся ухмыляющихся физиономий, как две капли воды похожих  одна
на другую.
   -  Ты многое забыл, Глен, благодаря мне, - прохрипели физиономии,
- и ты умрешь.
   В  руках у них появились луки, и все стрелы смотрели прямо ему  в
лицо.
   Фрумас   растерялся.  Среди  этих  карликов   только   один   был
настоящий.  Но кто? Они постоянно менялись местами. С какой  стороны
ждать предательской стрелы?
   А стрелы уже летят со всех сторон
   -  Нет! – закричал кто-то, и перед ним промелькнуло чье-то мощное
qrpelhrek|mne тело.
   -  Нет!  -  прошептал  Бобо, оседая в пыль с  торчащей  из  груди
стрелой. - Это не быть игра… Бобо знает…
   Фрумас  на  миг онемел от горя. Ярость словно пружиной подбросила
его в воздух, и он кинулся на оставшегося в одиночестве карлика,  не
ожидавшего  нападения.  Еще  миг  -  и  карлик,  рассеченный  мечом,
свалился на землю безжизненной кучей тряпья.
   Прогремел  гром,  и  свет вокруг померк. Они  остались  вдвоем  в
круге света. Фрумас осторожно положил голову Бобо себе на колени.
   - Бобо, - позвал он. - Бобо молодец.
   Бобо слабо улыбнулся.
     -  Бобо  знает, это быть игра. Но не все игра. Есть  настоящее.
Бобо умрет.
   - Нет! - крикнул Фрумас. - Ты не умрешь! Держись, Бобо!
   - Бобо знает… - и голова его бессильно упала.
   И тут произошла странная метаморфоза: волосы его стали соломенно-
желтыми, глаза из черных превратились в зеленые, как трава, сам Бобо
словно  съежился и стал меньше. Это был уже не Бобо,  добродушный  и
глуповатый великан, а хрупкая, прекрасная девушка…
   - Энджейл! - крикнул потрясенный Фрумас. - Это ты, Энджейл!
   Она  не ответила ему, только слабое дыхание показывало, что жизнь
еще теплится в ней.
   Внезапно    над    самым   его   ухом   прозвучал    механический
бесчувственный голос:
   - Создатель игры уничтожен. Система в фазе ожидания.
   - Кто это? - крикнул Фрумас в пустоту. - Что тебе нужно?
   -  Система  в фазе ожидания. Игра будет закрыта, все ее персонажи
уничтожены.  Продолжение игры невозможно. Создатель игры  уничтожен.
Игра закрывается.
   Фрумас  не  стал  больше  раздумывать.  Все  это  ему  очень   не
нравилось.  Сорвав  с  себя  похожий  на  каплю  прозрачный  камень,
подаренный отшельником Гуром Всезнающим, он отчаянно воззвал к нему:
   - Гур! Отзовись! Мне нужна твоя помощь!
   - Я здесь, - тут же отозвался Гур. - Я слышу тебя.
   -  Гур! Я узнал все! Я знаю, кто я и зачем я здесь, я нашел  свою
девушку, но она умирает. Ваш мир тоже умирает. Гур, что делать?
   - Да, ты прав, наш мир умирает. Ты убил его создателя.
   - Да, Гур, но я не знал! Ты можешь что-нибудь сделать?
   -  Не  знаю,  -  с сомнением в голосе сказал Гур. -  Вокруг  одна
темнота. Во всем мире нас осталось только двое. Это как раз то, чего
  так  долго ждал. Я могу попробовать спасти мир ценой своей  жизни,
но не знаю, сумею ли.
   -  Послушай,  Гур,  -  быстро заговорил  Фрумас,  -  этот  мир  -
ненастоящий  и управляется извне. Мне кажется, что ты являешься  как
раз  частью того, что управляет этим миром, иначе и ты исчез бы  уже
давно. Попытайся попасть туда, откуда все исходит в этом мире. Ты  -
часть этого.
   Гур  так  долго  молчал,  что Фрумас уже потерял  всякую  надежду
услышать его снова.
   -  Я  помогу  тебе, - наконец отозвался Гур.  -  Мир  пуст,  а  я
коснулся небес. Наш мир и твоя девушка будут жить. Прощай!
   - Спасибо Гур! Прощай!
   Но в ответ он уже ничего не услышал.
   Мягкое  сияние  окружило  его  и Энджейл.  Знакомый  механический
голос произнес:
   -   Управление   игрой   перешло  к  главному   процессору.   Мир
инкапсулирован. Игра может продолжаться в автономном режиме.
   - Но мы не хотим играть! - крикнул Фрумас, подняв голову вверх.
   - Вы хотите выйти из игры? - поинтересовался компьютер
   - Да!
   - Поздравляем вас. Вы победили. Назовите ваш код.
   - Код? Какой код? Зачем?
   - Чтобы покинуть игру, - прохрипел голос. – Код.
   Энджейл шевельнулась и открыла глаза:
   - Мой код… Фрумас.
   Удивленный и обрадованный Фрумас посмотрел на нее и засмеялся:
   - Мой код - Энджейл.
   -  Код  принят,  -  сообщил  им голос. -  Вы  покидаете  Кибериа.
Выигрышные очки за игру будут переведены на ваш счет.
   И  они  вдвоем оказались все в той же необъятной, ярко освещенной
комнате, где стены и потолок сливались между собой, где не  было  ни
окон, ни дверей, ни верха, ни низа, и свет исходил ниоткуда.
   -  Фрумас, - робко позвала Энджейл, - прости, но это была не  моя
вина. Тот старик, который стрелял в тебя, это был Никс.
   -  Никс!?  -  потрясенный  Фрумас  не  верил  своим  ушам.  -  Ты
говоришь, это был Никс? Мой лучший друг?
   -  Да.  Ты  же  знаешь  -  в Кибериа каждый  может  создать  свою
собственную  игру  по своим правилам. Помнишь тот  вечер,  когда  мы
поссорились? Я тогда выскочила сама не своя.
   -  Еще  бы!  - кивнул Фрумас. - С этого все и началось.  А  когда
veks~  неделю  я нигде не мог тебя найти, то подумал, что  ты  могла
скрыться в Кибериа. Но причем тут это?
   -  В  тот  вечер я встретила Никса, и он пригласил  меня  к  себе
домой.  Сказал, что я могу легко тебя проучить - скрыться в Кибериа,
чтобы  ты помучился во время поисков. Тогда я не подозревала, что  у
него  на уме, и согласилась. Ты же знаешь - в Кибериа можно войти  с
любого компьютера, оборудованного пси-установкой. Никс отправил меня
в киберпространство под видом великана Бобо, чтобы тебе труднее было
найти меня в задуманной им ловушке. Я тоже вначале не помнила ничего
о  себе, думая, что Бобо это и есть я. Только в Старом Лесу  у  меня
зародились какие-то подозрения.
   -  Погоди,  - остановил ее Фрумас. - А зачем все это  было  нужно
Никсу?
   -  Разве  вы  не  знаете?  – спросил их внезапно  появившийся  из
воздуха  Натан, привратник Кибериа. - Ведь каждый выигрыш  заносится
на  банковский  счет  победителя. Это и был  первоначальный  замысел
Кибериа  -  играть, выигрывать и зарабатывать. Это потом на  Кибериа
стали   смотреть,  как  на  способ  реализовать  свои   фантазии   в
виртуальности.
   -  Не  такая уж это виртуальность, - перебила его Энджейл. - Никс
настроил  свою  пси-установку таким образом, что в случае  проигрыша
игрок мог погибнуть реально из-за увеличения мощности пси-полей. Так
что  в  случае проигрыша я погибла бы. И Фрумас тоже. Но  и  сам  он
оказался в тех же условиях. Он надеялся, блокировав память у меня  и
у Фрумаса, получить преимущество.
   -  В игру заложен фактор случайности, - вмешался Натан. - Как  бы
тщательно  игрок  не  продумывал  правила,  всегда  остается   место
случайностям. Без этого игра утратила бы смысл.
   -  Мне  повезло, - задумчиво кивнул Фрумас. - Я оказался в стране
альфов  и получил от них кое-какую помощь. Иначе, конечно, я был  бы
беззащитен.  Но  все  равно не пойму, зачем это  было  ему  нужно  -
убивать нас?
   -  Очень просто, - пожала плечами Энджейл, - я не хотела говорить
тебе…  Это из-за ревности… Он несколько раз делал мне хм…  в  общем,
нескромные предложения.
   -  Я жалею, что убил его так быстро! - взревел Фрумас, все поняв.
-  Это  было  спланировано им заранее! И  это  -  мой  лучший  друг!
Заманить  меня и мою девушку в виртуальность, убить там  и  еще  при
этом получить деньги за выигрыш!
   Лицо  Натана  поплыло полосами, словно изображение на неисправном
reke}jp`me.
   -  Беспрецедентный случай, - пробормотал он потрясенно. -  Ничего
подобного  в истории Кибериа я не помню. Вы, люди, просто  поражаете
меня своей изворотливостью и умением самое хорошее дело обратить  во
зло.  Надо будет поставить вопрос о введении ограничителей  на  пси-
установки. Когда человек играет, он должен быть уверен, что тело его
не  пострадает.  Это недопустимо - чтобы люди гибли во  время  игры.
Если  такое  произойдет, никто не захочет играть и Кибериа  наступит
конец!  Я приношу наши извинения. Ваш счет будет утроен. У вас  есть
еще какие-либо заявления?
   - Нет, больше никаких, - устало сказал Фрумас. - У нас все.
   -  Тогда я оставляю вас, - кивнул Натан. - Буду рад снова  видеть
вас в Кибериа.
   -  Не  дождетесь, - взяв за руку Энджейл, сказал Фрумас, -  этого
не будет.
   Натан улыбнулся и исчез.
   -  Как  я  устала от этого, - вздохнула Энджейл, -  виртуальность
так утомляет.
   -  И  не  говори, - согласно кивнул Фрумас, - а ведь  ты  провела
здесь  больше  времени,  чем я. Кстати, как  тебе  понравилось  быть
мужчиной?
   -  Это было интересно, - хихикнула Энджейл, - но я устала, просто
смертельно устала.
   - Где ты сейчас? В смысле, физически?
   -  Я  думаю, мое тело должно быть дома у Никса. Ведь в Кибериа  я
вошла с его компьютера.
   - А сам Никс?
   - Ой! Он, должно быть, сидит рядом! Мертвый…
   -  Не  бойся,  я  сейчас  же приеду к  тебе  и  заберу.  Ты  пока
отключайся и вызови полицию и скорую. Я буду очень быстро.
   - Я буду ждать.
   И с этими словами Энджейл исчезла.
   Фрумас  огляделся.  В  преддверии Кибериа он  остался  один.  Ему
никак  не  удавалось сосредоточиться. Слишком много всего произошло.
Вот сейчас он проснется, выключит компьютер, снимет с себя шлем пси-
установки  и  все датчики, примет душ… Нет, душ может  и  подождать,
ведь  его  ждет  Энджейл!  Ей, наверное, страшно  одной.  Меня  ждет
Энджейл, сказал он себе, единственная и неповторимая…
   Что  ж,  сказал  он  себе, игра окончена. Все, что  мне  осталось
сделать, это…
   И он нажал на кнопку POWER OFF.
   
   
К содержанию || На главную страницу