ОСЕТИЯ:
вчера, сегодня, завтра
     Закончился  XX  век, насыщенный бурными историческими  событиями,
преобразившими  облик мира. Кризис индустриального развития   поставил
мир  на  грань  катастрофы.  Разрушительные процессы,  особенно  остро
проявившиеся  в Советском Союзе, а затем в России, привели  к  развалу
нашей  страны  и  неисчислимым бедствиям для всех народов,  живущих  в
постсоветском пространстве.
     Ни  одно  из этих испытаний, выпавших на долю России  в  нынешнем
столетии,  не  обошло стороной Осетию. Осетия по-прежнему  включена  в
историческую  судьбу  России,   и ее будущее  зависит  от  становления
государственности России.
     В  начале  года  - 4 января - во Владикавказском  научном  центре
(ВНЦ) РАН и РСО-А состоялся Круглый стол.
     Присутствовали: Кусраев А.Г. , Акоева Л.Г., Алдатов Б.К., Алкацев
М.И.,  Бицоев Б.Б., Гуржибекова И.Г., Кесаев С.М., Лолаев Т.П.,  Плиев
А.Г., Тедеев Г.А., Тотров Р.Х.
    На обсуждение были предложены следующие вопросы:
1.    Каковы  важнейшие  вызовы  грядущего  и  каковы  основные  уроки
  уходящего века для Осетии, которые необходимо учесть при определении
  стратегии дальнейшего развития?
2.  Каковы пути преодоления последствий осетино-ингушского и грузино-
осетинского конфликтов? Какова роль в этих сложнейших вопросах
государственных и общественных структур? Какой вклад могли бы внести в
продвижении по этим направлениям опробованные в веках возможности
народной дипломатии?
3.  Каковы важнейшие приоритеты социально-экономического развития?
Каким образом значительный интеллектуальный потенциал народа вовлечь в
хозяйственный оборот? Каковы пути выработки коллективных решений и
организации коллективных действий,  способствующих экономическому
росту и политической стабильности?
4.  Каковы пути преодоления этих негативных тенденций и формирование
системы образования, адекватную потребностям республики? Каковы
основные направления образовательной реформы, государственного
регулирования экономики и образования, необходимые меры (механизмы)
для достижения важнейших приоритетов?
5.  Каковы пути утверждения духовности в нашем обществе? Как уберечь
молодежь от бездуховности со всеми сопутствующими пороками?
6.  В какой форме должна быть восстановлена система воспитания
полноценных граждан, ответственных за будущее своей страны и народа.
   
      КУСРАЕВ  А.Г.  Друзья,  прошлый  раз  вам  был  предложен  набор
вопросов.  Цель  сегодняшнего  Круглого стола  -  обменяться  мыслями,
пытаясь  ответить не на все вопросы, а только на первый. А  он  звучит
так:  “Каковы  важнейшие  вызовы грядущего  и  каковы  основные  уроки
уходящего  века  для Осетии, которые необходимо учесть  в  наступившем
веке?”
   ТОТРОВ  Р.Х. Мне показалось, что это интересно и, возможно,  мы  по
итогам нынешней беседы сделаем публикацию в “Дарьяле”. Поэтому я хотел
бы,  чтобы выступающий называл свою фамилию.
   КУСРАЕВ  А.Г.  Я  вижу,  все согласны с этим предложением.  Но  как
насчет порядка? Пусть порядок выступлений будет произвольным. То  есть
выступает тот, кто желает.
   ГУРЖИБЕКОВА  И.Г.  В  таком  случае  начну  я.  Мне  кажется,   что
составляемые  на  этот счет нами программы на год, на  полгода  и  все
прочее,  это  –  чушь  по сравнению с тем, что мы  могли  бы  сделать,
составив  программу  -  “Осетия будущего,  какой  мы  ее  видим”.  Вот
вопросы:   “Каковы  важнейшие  вызовы  грядущего?”,  “Каковы  основные
уроки?”   и  т.д.  Мне  кажется,  что  если  бы  мы  сохранили   труд,
достоинство,  связи  с  мировым сообществом,  язык,  культуру  и  нашу
совершенно  уникальную  евроазиатскую  ментальность,  наши  совершенно
уникальные,  ни на что не похожие традиции интернационализма,  то  это
все вместе взятое, может быть, помогло бы нам сохранить себя.
   Следующий   вопрос   был   -  “Каковы  пути  преодоления   грузино-
осетинского  и  осетино-ингушского конфликтов?” Думаю, это  глобальный
вопрос.  Если  его  расшифровать, то это  была  бы  хорошая  программа
развития  нашей  страны, нашего государства, республики.  У  меня  нет
никаких  рецептов для преодоления конфликтов. Мне кажется, что никакие
политики  и никакие военные эти проблемы не решат. И совершенно  ясно,
что  как  сто лет назад воевали Чечня и Северный Кавказ, так  и  будут
воевать.   Думается:   лучше  решать  вопрос  на  нравственно-бытовом,
культурном,  общенческом уровне. Необходимо как можно  больше  бытовых
культурных, экономических, творческих контактов. Через добро и общение
вытеснять память о войне. Иначе ничего не получится. Какой бы  хороший
политик ни сел за стол переговоров, всегда найдется много “за”,  много
“против”.
   Мне  думается, что очень важно перестать лгать. Не скрывать правду.
И,  вообще,  руководителям нашим выходить на более открытый  диалог  с
народом.  Как ни стараются средства массовой информации,  этот  диалог
они  организовать  не  могут.  И один  из  самых  больных  вопросов  –
образовательная реформа. Если вы думаете, что у нас в республике  есть
какая-то  система образования, то, я считаю, ее нет. У нас  совершенно
низкий уровень преподавания в школах. Я бы здесь предложила конкретную
вещь.  Нельзя  ли к обычным приемным экзаменам в вузы,  где  обучаются
будущие   педагоги,  добавить  тестирование  -  способен  ли   человек
преподавать и воспитывать. И, перефразируя Алдатова, я бы сказала  так
-  одухотворенность образования и образовательность  духа.  А  вообще,
возвращаясь   к   главному,  нужна  программа   развития   Осетии   на
перспективу.
   ТЕДЕЕВ  Г.А.  Нет,  побойтесь Бога, не надо тестирования.  Это  уже
будет  нравственный садизм какой-то – еще и тестировать учителя, этого
мученика, получающего 300-500 рублей в месяц.
   КУСРАЕВ  А.Г. У меня такое ощущение, что одного заседания для  всех
bnopnqnb мало.
   ГУРЖИБЕКОВА   И.Г.   Да,   действительно,  Вы   предложили   просто
глобальные вопросы.
   КУСРАЕВ  А.Г.  Хорошо,  что  Вы  предлагаете?  Ограничиться  первым
вопросом?
   ТОТРОВ Р.Х.  Обсудим первый вопрос. Если успеем, обсудим второй.
   КУСРАЕВ  А.Г.  Вижу,  мы  сосредоточились  на  первом  вопросе.  Но
желающие могут высказаться и по любому другому.
   ЛОЛАЕВ   Т.П.  Что  ж,  воспользуюсь  этим  и  скажу  о  том,   как
интеллектуальный потенциал республики вовлечь в хозяйственный  оборот.
Как-то  раз  мне во время интервью задали вопрос: “У нас в  республике
большой научный потенциал: как его использовать?” Я ответил: “Никак”.
   - Почему?
   -  А  потому,  что  огромный научный потенциал использовать  мы  не
можем, нет финансовых возможностей у Правительства республики. Тем  не
менее,  выход,  конечно, есть. И примеры тоже. Вы знаете  о  том,  как
Кулов получил кредит от Правительства еще при прежнем Президенте. Я не
помню  точно,  не  то 20, не то 25 миллионов. “Баспик”  вскоре  окупил
кредиты.  Когда я говорю о том, что у нас есть огромный  потенциал,  я
имею в виду конкретных людей и конкретные изобретения.
   Приведу  пример. У нас в СОГУ работает Чекоев Николай Георгиевич  -
доцент.  Он  -  действительный  член  Нью-йоркской  Академии  наук,  а
Кембриджский  биографический центр включил  его  в  состав  выдающихся
ученых  планеты.  В  последнем письме, которое  пришло  из  Кембриджа,
представитель  центра  пишет, что он был  поражен  достижением  нашего
земляка, когда прочитал о его работах, хотя это была далеко не  полная
информация.  Я  думаю, что для того, чтобы изобретение  Чекоева  можно
было  непосредственно использовать, нужно не так уж и много  денег.  Я
думаю,  что  и  наше Правительство, и любой спонсор среднего  достатка
смог бы помочь Чекоеву довести его аккумулятор до нужной кондиции.  Но
что  это  за аккумулятор? Дело в том, что аккумулятор, разрабатываемый
Чекоевым,    в   отличие   от   широко   распространенных    свинцовых
аккумуляторов, является силовым, тяговым. Эксперименты  показали,  что
энергоемкость аккумулятора Чекоева выше свинцового примерно в 260 раз.
Достоинство аккумулятора еще и в том, что используемые в нем  реагенты
широко  распространены в природе. Работа Чекоева уже сильно интересует
США.  Но  у  нас нет денег довести аккумулятор до стадии промышленного
производства.
   Если  бы  нам удалось убедить Правительство Республики или  кого-то
из  спонсоров помочь изобретателю, на базе аккумулятора Чекоева  можно
a{kn  бы  создать электромобиль, который бы пользовался неограниченным
спросом  на  отечественном  и  мировом рынках.  Экономические  выгоды,
которые   имела   бы   республика  от  этого,   сейчас   даже   трудно
спрогнозировать.
   Галачиев Магомет также располагает изобретениями, которые могли  бы
принести  немалую пользу Осетии. Но, кроме них, у нас  есть  и  другие
специалисты, которые имеют готовые или почти готовые изобретения. Я не
говорю  уже  о  результатах,  достигнутых  в  фундаментальных  науках,
которые тоже могут дать в обозримом будущем значительный экономический
эффект.
   Резюме  такое  -  если  мы хотим оживить экономику  республики,  то
следует  сделать  все возможное, чтобы эти выдающиеся  изобретения  не
пылились в папках в виде чертежей.
   БИЦОЕВ  Б.Б. Но есть ли возможность, чтобы Правительство республики
приобрело  права  с  тем,  чтобы  потом,  располагая  более   широкими
возможностями,  распространять это в мире и получать деньги?  Есть  ли
возможность когда-то обогатиться за счет своего интеллекта?
   ЛОЛАЕВ Т.П. Есть, но только инвестируя эти разработки.
   КУСРАЕВ  А.Г. Можно, я вмешаюсь? Мне кажется, что мы уходим немного
в  сторону. Вопрос реального интеллектуального продукта, который можно
продать  или внедрить у нас, это вопрос не такой простой,  как  многие
думают.  Страны,  которые  преуспели в этом  деле,  создали  целостную
инновационную  систему,  направленную на коммерциализацию  результатов
научно-технической  деятельности. Десятки организаций  профессионально
занимаются отбором, поддержкой и продвижением прикладных исследований.
Такую  же систему предстоит создавать и нам в республике. Определенные
шаги  в  этом  направлении  сделаны  Владикавказским  научным  центром
совместно с Министерством промышленности, науки и технологии РФ.
   И  мы  ничего здесь не решим. И, думаю, ради плодотворности  нашего
Круглого  стола  следует  вернуться к  первому  вопросу.   Кто  желает
высказаться?
   ПЛИЕВ  А.Г. Если говорить о первом вопросе – о вызовах времени,  то
здесь, прежде всего, речь идет о государственности России. Проведенная
реформа  вызывает  массу  вопросов, нет полной  информации.  Это,  во-
первых, укрепление властных структур. Очевидно, здесь речь идет о том,
чтобы  создать вместо множества различных национальных республик такие
образования, где большую часть будут составлять русские и тем  остроту
национального  вопроса  немного притупить. При этом  всплывает  вопрос
унификации.  С  другой  стороны, такими крупными  образованиями  легче
управлять. Но возникает масса вопросов другого плана. Если это решение
r`jne,  чтобы  создать политические центры, а не только экономические,
то   надо  переходить  к  административно-территориальному  построению
нашего  унитарного единого Российского государства, т.е.  государства,
задачи  и  цель которого провозглашали сторонники Ельцина - прекратить
все  эти деления на национальные республики и прийти к унифицированной
структуре общества. Отрицается двойственный подход, который был до сих
пор  -  национально-территориальное и  административно-территориальное
деление,  ибо  в  этом случае, как кажется, уже никаких  специфических
национальных  вопросов  не будет. Правильный  ли  этот  путь?  Если  в
республиках  мы  говорим о том, что необходимо развивать  национальную
культуру  и  язык,  то  в унитарном государстве национальная  проблема
может приобрести уже новые оттенки, новую остроту. Осторожность в этом
вопросе   весьма   необходима,   нужно  просчитывать,   проговаривать,
рассматривать  возможные следствия с представителями  республик.  Это,
наверное, один из важных вопросов, т.к. мы находимся в стадии  крупных
преобразований, когда масса проблем будет возникать. Если не  идти  по
этому   пути,   мы   можем  получить  другое  -   углубляются   многие
межнациональные  проблемы взаимоотношений русского и  других  народов.
Это показывают социологические данные.
   Как  быть? С одной стороны, я все время на всех совещаниях, которые
были  на  общероссийском  и  зональных уровнях,  говорил  о  том,  что
необходимо  укреплять горизонтальные связи. Потому что связь  центр  -
конкретный  субъект  ведет к тому, что субъекты все  больше  и  больше
зависят  от  центра.  И  в  этом  случае очень  послушными  становятся
руководители.  Если  же говорить о тех взаимосвязях,  которые  были  в
прошлом,  когда существовал единый народно-хозяйственный комплекс,  то
они   уже  нарушены,  но  если  их  не  восстанавливать,  то  мы,  как
первобытные люди, начнем думать только об одном - где что есть,  какой
рынок.  Округ  как  экономическая единица может  способствовать  тому,
чтобы была мобильная и эффективная координация, меньше были затраты  и
потери,  более  оптимальны пути взаимодействия. Поэтому  идея  округов
хороша.   Но  если  будет  руководство  округа  выходить  за   пределы
экономически-хозяйственных связей на уровень политических решений,  то
здесь  важно  проявлять  осторожность. Особую  значимость  приобретает
четкая  мониторинговая сеть для отслеживания состояния межнациональных
и  в целом политических отношений в этой сфере. Экономические проблемы
легче  решить реально, но если говорить о политике, культуре, то здесь
необходим постоянный мониторинг. Поэтому система межнационального  или
этнополитического мониторинга в Южном округе - это одна  из  важнейших
сегодня задач.
   КУСРАЕВ А.Г. Послушаем Лидию Георгиевну. Пожалуйста.
   АКОЕВА  Л.Г.  Алан Григорьевич говорит о кризисе власти  всяческой,
кризисе   социальных   институтов.  Общество  озабочено   происходящим
разрушением.  Но  в  этом случае необходимо предложить  что-то  взамен
устаревшему.  К  сожалению, мне кажется,  что  мы  находимся  в  таком
периоде общественного развития, когда просто нечего предложить. Это то
самое время, которое Конфуций назвал временем перемен, когда ни в  чем
разобраться  нельзя  из-за  быстротечности происходящего.  И,  тем  не
менее, если вопрос поставлен жизнью, то не ответить тоже нельзя.
   К  сожалению,  мы  привыкли, даже решая внутриосетинские  проблемы,
оглядываться  на Россию. У нас - психология российской окраины.  Между
тем  здесь многие говорили о замечательном интеллектуальном потенциале
нашего общества. Уж его-то реализовать, без оглядки на центр, это наше
право и даже долг.
   Я  позволю  чуть-чуть сказать о себе. В 1998 году  мы  с  Анатолием
Георгиевичем, с представителями культуры, разработали проект,  который
должен  был  называться  “Государственный  канал  культуры”.   Но,   к
сожалению,  этот  канал,  так  и  наполнившись  содержанием,  высох  в
коридорах  власти. У нас не было амбиций, была только  попытка  решить
подобного  рода  вопросы.  Если бы осуществился  подобный  проект,  мы
тогда,  может  быть, не говорили бы о том, что наших  ученых,  которые
представляют  мировой интерес, в Осетии никто не знает.  То  же  можно
сказать и о тех позитивных переменах, которые происходят и в науке,  и
в  искусстве.  Безусловно,  они бы тиражировались  предельно  простым,
понятным каждому языком телевидения.
   КУСРАЕВ А.Г. Спасибо.
   ГУРЖИБЕКОВА  И.Г.  Я,  конечно, прошу прощения,  но  за  идеи  надо
бороться.   Не   бывает  идеи,  которую  высказал  и  ее   сразу   все
подхватывают. Надо было усесться в приемной Дзасохова и не уходить.  У
нас идей навалом, но бороться за них мы не умеем.
   АКОЕВА Л.Г. В разных весовых категориях сражаться очень сложно.
   ПЛИЕВ А.Г. Я бы затронул еще один болевой момент. Для меня один  из
очень  острых  вопросов  -  вопрос взаимосвязи  гуманитарной  науки  и
политики.  Дело в том, что у нас правительство – самое просвещенное  и
научное. Но меня беспокоит  замкнутость власти. Я могу сказать, что за
целый  год  я  ни  одного рубля не получил на  исследования.  Хоть   и
обращался не раз. Есть люди, которые могут проводить эти исследования,
но   без   средств  мы  их  не  можем  проводить.  Кроме   того,   все
статистические данные, которые дает наше статуправление, я  с  большим
сомнением  воспринимаю.  И получается, что  наука  не  имеет  реальных
d`mm{u,   фактов.  Тогда  прикладные  исследования,  которые   у   нас
совершенно  не  развиты  и  мы в основном теоретизируем  -  далеки  от
реальных  процессов. Наука перестает быть нормальной  наукой.  Поэтому
наши ученые гуманитарии, не имея государственных заказов, не связанные
с   политиками,  которые  были  бы  заинтересованы  в  тех  или   иных
исследованиях, становятся очень быстро просто периферийными учеными. А
политики, которые занимаются только политикой, очень далеки от научной
экспертизы.  И  тогда усиливается роль “команды”,  ее  интересов,  что
зачастую  ведет к субъективизму. Следующий шаг ведет к авторитарности,
потому что у нас один человек все понимает, имеет полную информацию  и
может  принимать решения. Либо ждем, когда в центре будут  приняты  те
или иные решения. Один хороший шаг был сделан, когда создали ВНЦ РАН -
структуру,   необходимую   для   возрастания   роли   науки,    причем
качественной,   академической,  но  нужно   идти   дальше,   создавать
действенную   инфраструктуру  науки,  иметь  заказы,   иметь   деньги,
планировать  -  Парламент  для этого должен принимать  государственные
решения.
   КУСРАЕВ  А.Г. Значит, идея такова - оформить государственный  заказ
на научную продукцию.
   ПЛИЕВ  А.Г.  И  вот  тогда мы будем видеть,  каким  потенциалом  мы
располагаем.  Тот потенциал, который у нас есть - формальный,  потому,
что  он  не  выражается  ни  в  каких  реальных  разработках.  Он   не
востребован и, кстати, именно поэтому уезжают многие ученые.
   КУСРАЕВ   А.Г.   Могу   добавить,  что  это  касается   не   только
гуманитарных  наук. 23 декабря в Моздоке состоялось крупное  совещание
по  агропромышленному  комплексу. Там   выступил  Президент.  Он,  как
всегда,   очень  точно  обозначил  основные  направления,  приоритеты.
Отметил,  в  частности, что наша аграрная наука  должна  играть  очень
важную роль в развитии АПК. Но в дальнейших выступлениях этот тезис не
получил   должного   развития.  Дальше   ...   дальше   отрапортовали.
Оказывается, несмотря на то, что 10-ый год движемся к рынку и в стране
формируется   другая   хозяйственная   система,   совершенно    другие
экономические  реалии, у нас в аграрном секторе  ничего  и  менять  не
надо. Имеется оживление. И если поднатужиться еще немного, то и вперед
пойдем.
   ПЛИЕВ  А.Г.  Так вот последнее, пока не перешли к другим  вопросам.
Дело  в  том,  что  мы  не  проводим  никаких  исследований  реального
состояния  и  потребностей, которые существуют в нашей  республике.  К
примеру,  в  каждом  вузе, кроме Медакадемии,  существуют  юридические
факультеты. Какая потребность в этом? Вы посмотрите, что в  результате
onksw`erq:  масса  безработных  юристов,  а  специалистов   по   новым
специальностям   нет  -  социологов,  например.  В  вузах,   где   нет
соответствующей  литературы  и  специалистов,  готовят  калек,  а   не
юристов.  Кто этим должен заниматься? Министерство или научный  центр?
Мы  докладываем:  у  нас за последние 10 лет удвоилось  или  утроилось
количество  специальностей в университете. Но  какие  условия  для  их
подготовки   созданы,  кому  они  нужны?  Это  -  вопросы   жизни,   и
сегодняшней, и завтрашней.
   АЛКАЦЕВ  М.И. Здесь затрагивался ингушский вопрос. Не  считаю  себя
специалистом в области осетино-ингушских отношений, на это факт -  что
мы  живем  рядом,  что  мы  соседи. И вот я  иногда  смотрю  ингушское
телевидение. Очень мощный телевизионный центр у них.
   АКОЕВА   Л.Г.   Это  цифровое  телевидение,  с  самым   современным
оборудованием.
   АЛКАЦЕВ  М.И.  Так вот, Аушев - Президент Ингушетии, в  месяц  один
раз  проводит  часовую  или двухчасовую беседу  с  журналистами.  Я  с
интересом  слушаю его и иногда думаю: кто-нибудь у нас записывает  эти
беседы  государственного деятеля, кто-нибудь анализирует их  или  нет?
Убежден:  надо. Вот он говорит: “Мы растем. Мы уже на первом  месте  в
России  по такому-то виду спорта. На втором месте наш ансамбль. “Алан”
у  осетин уже десятки лет выступает, но наш ансамбль его уже догнал  и
скоро   перегонит.   Что  касается  наших  беженцев,   то   осетинское
руководство, Президент, Правительство занимаются изящной политикой”. Я
должен  сказать, Аушев растет. Если раньше он резко критиковал  нашего
Президента и Правительство, то сейчас он это делает почти изящно.  “Мы
откроем  новый  спортзал,  откроем  новые  школы,  мы  скоро  догоним,
перегоним  Осетию.  Молодежь! Вы не ругайтесь  со  своими  женами,  не
разводитесь. Вам надо взять вторую жену, третью. Закон же  разрешает”.
Ну, Бог с ними, это их дело.
   Но  когда-то  они  у нас учились в институте, ГМИ,  и  мы  неплохих
специалистов  выпускали. И чеченцев, и ингушей. Среди них  моя  бывшая
студентка, отличница-ингушка, мой выпускник, чеченец, который  работал
на  “Красном  молоте” в Грозном. Другой мой выпускник,  тоже  чеченец,
приезжал  сюда  из  Норильска, когда у нас  проводилось  совещание  по
Кавказу.Тематику  не  помню. То есть были у нас и остаются  нормальные
отношения.  Думаю,  придется их опять принимать  в  наши  вузы,  чтобы
поднимать.   По-моему,   это   единственная   надежда   погасить    их
агрессивность:   образованный   человек   не   станет    себя    вести
нецивилизованно.  А  пока надо препятствовать  попыткам  перевести  на
религиозную  тему  наши национальные взаимоотношения  с  соседями.  Мы
dnkfm{  осторожно бороться с религиозным экстремизмом.  Кто-то  должен
смотреть  за  тем,  чтобы число мечетей в Осетии  не  превышало  числа
православных  храмов. Тут недопустим перекос, в  то  же  время  нельзя
никого  и  ущемлять,  но учитывать соотношение христиан  и  мусульман,
убежден, необходимо.
ТОТРОВ  Р.Х. Говоря о вызовах грядущего, следует, прежде всего, прийти
к  ясному пониманию того, что мы живем в кризисном государстве.  Более
того,  мы имеем дело с системным кризисом, о котором сегодня никто  не
может  сказать,  когда  и  чем он закончится. Состояние  перманентного
кризиса  чрезвычайно выгодно определенной части  власть  имущих  и  их
приближенным,   сумевшим   воспользоваться  плодами   так   называемой
приватизации   и   ее  криминально-узаконенными  последствиями.   Наши
политические  и  финансовые  лжепророки  сумели  опустить  до   уровня
ругательного слова понятие демократии, а переход на рыночную экономику
по-российски с самого начала отдавал запахом большой аферы.
   Сегодня  мы  имеем  то, что имеем. Тотальное обнищание  российского
населения   исключает  одно  из  коренных  понятий  рынка,   именуемое
потреблением.  Говоря  по-простому,  если  некому  потреблять,  то   и
производить  не  имеет смысла. Если 15% населения имеет среднемесячный
доход  на  человека  чуть более 20 долларов, 34%  населения  живет  за
чертой бедности, а средний доход не достигает 100 долларов (все это по
официальным  данным), то экономика государства (в  рыночном  варианте)
может  развиваться  или  стагнировать именно в этих  пределах.  Отсюда
нелицеприятный, но точный вывод: мы живем в государстве третьего мира,
страдая при этом великодержавными амбициями, усугубляющими наши и  без
того немалые проблемы. Можно вспомнить древних китайцев и сказать, что
мы  живем  во  времена  перемен. К лучшему или к худшему?  Спросите  у
Лившица,  как  советовали еще совсем недавно в одной из  телевизионных
передач.
   Каждый  год  население России сокращается на  миллион  человек.  За
годы так называемых реформ количество детей в стране сократилось на  4
миллиона.  Около двух миллионов детей растут неграмотными. Именно  эти
цифры наиболее точно характеризуют состояние России как государства. В
любой другой стране такие цифры воспринимались бы как знак катастрофы.
Мы  же,  безразличные даже к собственной судьбе, прочитываем  их,  как
бездушную статистику.
   В  недавно  опубликованном докладе ЦРУ нам предрекают - в обозримом
будущем  -  бедствия, связанные с экологией, отсутствием  качественных
дорог  и  современных  систем коммуникации, повальным  алкоголизмом  и
наркоманией.  Кроме  того нас может прикончить экономический  коллапс,
eqkh  не  будут  выполнены  государственные долговые  обязательства  и
останется  не  решенной  проблема инвестиций. По  мнению  американских
аналитиков,  коррупция, казнокрадство и тотальное  воровство  в  нашем
государстве продолжатся. Далее цитирую дословно: “Красть уже будет  не
та, что в ельцинский период, а новая группа чиновников и олигархов”.
   В  отличие  от  американских аналитиков, наши  политики  исповедуют
этакий лингвистический оптимизм. Каждый из власть имущих считает своим
долгом  заявлять об экономическом росте в стране. При этом никогда  не
называются  цифры,  предпочтение  отдается  бестелесным  процентам,  а
заявленный  рост почему-то сопровождается инфляцией и падением  уровня
жизни.  Как  курьез,  могу привести случай, когда  один  из  известных
политиков,   говоря  об  итогах  позапрошлого,  по-моему,   года,   со
счастливым   выражением   лица   поведал   телезрителям   о    нулевом
экономическом  росте. Нулевой прирост - это новое слово  не  только  в
экономике, но и в пиар-технологиях.
   В   то   же   самое   время   страна   потеряла   продовольственную
независимость   -   об  этом  недавно  заявил  Лужков,   а   топливно-
энергетический  - жизнеобеспечивающий - комплекс держится,  постепенно
дряхлея, за счет инерции, набранной в годы Советской власти.
   Инерция же, как известно, имеет свойство заканчиваться.
   Это о России в целом.
   Что  же  касается Осетии, то она всего лишь утлый челн в штормующей
стихии российского неблагополучия.
   Естественная  убыль населения в Осетии в 2000 году  составила  1420
человек  (по официальным данным). Это меньше, чем в среднем по России,
но  предельно  много  для республики с населением 670  тысяч  человек.
Впрочем,  и  у  нас  это  не  более чем статистика.  Каждый  радеет  о
собственном проживании, и отвлеченные цифры мало кого волнуют.
   Я   не  буду  говорить  об  алкоголизме,  наркомании,  безработице,
преступности,   коррупции,  об  этом  общероссийском   “джентльменском
наборе”, с которым отдельно взятая Осетия-Алания справиться не сможет,
как  бы  не  старалась. Не буду говорить о чеченской войне, полыхающей
рядом  с  нами,  и  двух  неоконченных войнах,  которые  касаются  нас
напрямую  и  могут  возобновиться по первому же знаку  из  Москвы  или
Тбилиси.
   Говорить  следует о том, что решить все эти проблемы смогут  только
новые  люди,  если  им  удастся прийти к власти, люди,  не  зараженные
бациллой личной корысти и по-настоящему радеющие за Россию и Осетию, в
том числе и осознающие историзм своей задачи.
   Народ   же   должен   перестать   быть   вековечным   быдлом    для
m`w`k|qrbs~yhu   субъектов  и  найти  выход  из  лабиринта   привычной
безнравственности.
   Только   очищение   может   привести   Россию   и   Осетию   не   к
декларируемому, а к истинному возрождению.
   ТЕДЕЕВ   Г.А.  Мне  в  перечне  вопросов,  предложенных   Анатолием
Георгиевичем, понравилась фраза - “Вызовы времени”. И, в  самом  деле,
нам,  нации,  безусловно находящейся в критической  ситуации,  брошены
вызовы,  на которые, по смыслу этого слова, требуется дать  ответ,  от
состоятельности которого зависит - впишемся мы в сложнейшие реалии XXI
века  как творческий народ или нет. Полагаю, что брошенные нам  эпохой
вызовы  обозначились  уже сегодня в трех областях  нашего  бытия  -  в
области  экономической, в области экологической и, наконец, в  области
национальной политики.
   Давайте  вскользь  хотя бы посмотрим, как мы выглядим  в  указанных
областях. Думаю, никто не возразит, если я назову нашу экономику нашей
же  ахиллесовой  пятой.  Рано  или  поздно  обстоятельства  смертельно
поразят   нас   в  это  чувствительное  и  жизненно  важное  место   в
национальном  организме.  Возможно,  даже  поразили  уже,  потому  что
комплекс нищеты стал частью национального характера, выработав  в  нем
духовную  нестойкость и гражданскую трусость. Во  всяком  случае,  эта
опасность нам будет угрожать до тех пор, пока труд фигурирует на рынке
в  качестве самого дешевого товара. Пока он будет стоит лишь  столько,
чтобы позволять человеку только скудно питаться, чтобы он, отупевший и
бесконечно усталый, мог всего лишь работать, точно изможденный вол, не
способный противиться тому, что с ним проделывают.
   К  сожалению,  я  не  вижу  в этой области ничего  обнадеживающего.
Состояния по-прежнему наживаются неправедным путем, а труд и  бедность
по-прежнему   остаются  неразлучной  парой.  Да  что  и   ожидать   от
государства, Президент которого сам говорит, что криминал  сращивается
с властью. Тут все верно, кроме временной формы глагола.
   Вызов  в  экономике нам брошен. Но приняли ли мы его? Пусть  каждый
сам  ответит на этот вопрос, помня при этом, что учитель, которому  мы
препоручили наше будущее, это нищий, испуганный и бесконечно униженный
человек,  что  общество,  посадившее учителя  на  зарплату  в  350-500
рублей,  просто наплевало на свое будущее, которое сегодня уже  маячит
впереди в виде нового осетинского средневековья.
   Что  касается  экологии,  то и тут нечем  нам  отвечать  на  вызовы
времени.  Существующие  в этой области проблемы вдобавок  усугубляются
громадным   объемом  выхлопных  газов  неимоверно   возросшего   парка
автомашин. А ведомство, контролирующее вредные составляющие зловонного
d{u`mh   автомашин,  меньше  всего,  кажется,  озабочено  их   химией.
Достаточно   хоть  один  раз  посмотреть  на  работу  автоинспекторов,
превратившихся в узаконенных, в униформе, вымогателей, - и вопросы  по
этой части расхочется задавать.
   Особенно  же  несостоятелен  будет  наш  ответ  вызовам  времени  в
области  национальной  политики. Ведь мы  сегодня  не  замечаем  одной
мировой тенденции - что обстоятельства подводят человечество все ближе
к  признанию уникальности каждой нации, так что исчезновение любой  из
них станет такой же невосстановимой утратой, как исчезновение мамонта.
А  пока,  до  нескорого, к сожалению, осознания этого  факта,  народы,
которые в силу разных исторических катаклизмов оказались среди больших
народов  в  роли  последних национальных могикан,  ищут  свои  способы
выживания,   действуя  в  очень  узком  и  потому  опасном   диапазоне
возможностей  -  от  войны за независимость до парламентских  баталий,
которые вот-вот тоже перерастут в войну.
   Однополярный  мир, о котором все чаще заговаривает Америка,  -  это
такое  же  извращение, как однополая любовь. В XXI веке у  мира  будет
столько  полюсов, сколько наций пожелают самоутвердиться. А  их,  этих
наций,  уже  в  XX веке отыгравших какой-то акт собственной  трагедии,
будет   много,   поскольку  и  достаточная  на  сегодня   национальная
просвещенность,  и  всеобщая  доступность разнообразнейшей  информации
позволяют каждой нации бросить ретроспективный взгляд на свое  прошлое
и  одновременно оценить настоящее и спрогнозировать будущее,  войти  в
которое,  с сохранением своей самобытности, нельзя, если постоянно  не
обозначать свои претензии в державной политике больших народов. Мир, в
сущности, движется от прав личности к правам целых наций. И вот факт -
мы,  осетины, не готовы ступить на этот путь. Более того, делаем  все,
чтобы  сойти  на  обочину исторического тракта, по которому  двигаются
нации, расположенные к историческому творчеству.
   Между   тем  следовало  бы  помнить,  что  мы  сегодня   живем   на
территории,  которую  при нынешнем уровне производительности  труда  и
просвещенности нашей нации следует называть критической, поскольку она
- при этих данностях - уже не обеспечивает даже простого национального
воспроизводства.  И оттого окончательное разделение единой  Осетии  на
две  части, которое уже просматривается в перспективе, только  придаст
мощный   импульс   нашему   движению  к   национальному   небытию.   А
обстоятельств, подталкивающих нас к этому, больше чем хотелось бы.
   Вспомните  хотя  бы  заявление  Васо  Абаева  во  время  грузинско-
осетинской   войны,   заявление,  которым   ученый   по   логике,   не
соответствующей ни исторической правде, ни географической данности, ни
m`vhnm`k|mnls самосознанию, лишил нацию сверхзадачи, без которой любая
нация, пребывающая в критическом положении своей истории, теряет  волю
и спортивную форму, начиная привыкать к состоянию обреченности.
   Вспомните    и    сдачу    верхнеларсских    полутора    километров
стратегической   осетинской  земли,  еще  больше   обозначившую   нашу
национальную   запертость   среди  недружественных   нам   народов   и
уменьшившую  качество  нашего  уникального  расположения  на   склонах
Большого   Кавказа,   из  которого  мы  могли  бы   извлекать   весьма
существенные  выгоды и тем как-то скрасить нашу ужасающую национальную
нищету.
   Если  мы  хотим  войти в XXI век, то должны это  сделать  только  в
качестве народа, расположенного к историческому творчеству. Без  этого
в  новом веке будет так же опасно, как без фонаря в кромешной тьме  на
горной дороге.
   ПЛИЕВ  А.Г.  Потому,  что мы не создаем никакой инфраструктуры  для
гражданского общества. Нет никаких организаций, движений, а это  очень
“удобная”  структура общества, потому что в этом  случае  нет  никаких
сил,  которые  бы  как-то объединялись, как-то выступали  и  подавляли
правителей или требовали от властных структур реальных изменений.
   ГУРЖИБЕКОВА И.Г. Ни одна высказанная здесь мысль, ни один  постулат
не  может  быть опровергнут руководством республики. И  вряд  ли  идет
вразрез  с  его  желанием делать то же самое. Поэтому я повторяю  свой
заданный  в  начале вопрос: с тем, что мы здесь обсуждаем, куда  хотим
выйти? В народ? На прессу? Или изложить свои мысли руководству.
   ПЛИЕВ   А.Г.  Я  специально  взял  такую  должность  -  координатор
Московско-Хельсинской группы по правам человека. Я  уже  собрал  шесть
организаций и объединил в Координационный Совет. Сейчас еще  буду  все
правозащитные  организации объединять. Я буду этого добиваться,  чтобы
это стало действительно силой.
   ТЕДЕЕВ  Г.А.  Небольшое  дополнение. Анатолий  Георгиевич  коснулся
Военно-Грузинской дороги. Есть сведения, что американцы хотят привести
ее  в современный вид. Это, естественно до Ларса. Если это правда,  то
Военно-Грузинская дорога станет автобаном мирового класса  и  при  том
внимании, которое Россия уделяет Транскаму, Транскам просто  умрет.  А
это  значит,  что  умрет и юго-осетинский рынок, хоть как-то  питающий
Южную  Осетию.  И  это,  в свою очередь, означает,  что  Южная  Осетия
окончательно,  бесповоротно  и  автоматически  свалится  в  грузинский
карман.
   КУСРАЕВ А.Г. Слово Батразу Константиновичу.
   АЛДАТОВ Б.К. Я хотел бы поразмышлять по первому вопросу. И  в  этом
jnmrejqre  высказать  свои  соображения  о  нашем  Круглом  столе.  Не
случайно у нас созрела потребность в таком интеллектуальном общении.
   Мы  вот сегодня друг друга поздравляли с новым тысячелетием. Но это
не  просто новое тысячелетие. Человечество вступает в новое  время,  в
котором  начинает обозначаться новый миропорядок. Рождается  всемирная
внутрисистемная потребность в чем-то новом. И тут нельзя не  заметить,
что на древе общественного сознания зреют два великих плода. Первый  -
это  осознание  того, что человек - мера всего. Формула  эта  известна
давно,  но  она  впервые  так настойчиво утверждается  в  общественном
сознании  -  через  ужас техногенных катастроф,  экологических  бед  и
социальных взрывов.
   Второй  плод  - это осознание того, что мир един. Как  ни  странно,
эта очевидность в общественном сознании только сейчас утверждается.
   В  контексте этих размышлений я хочу поговорить о нас, в смысле, об
Осетии. Да, Осетия больна - наркомания, алкоголизм, болезни, связанные
с окружающей средой. Вдобавок в общественном сознании доминирует культ
грубой  физической силы. Чемпион мира в Осетии - это почти  герой.  По
той  же причине у нас в почете генералы. Но нас не спасут ни чемпионы,
ни генералы. Что касается спорта, то он нуждается в одухотворении. Наш
национальный  организм  нуждается в духовно-нравственной  инъекции.  Я
думаю,  что  наш Круглый стол - это затравка для духовно-нравственного
подвижничества  в обществе. Без нравственного возрождения  в  обществе
думать  о том, что сейчас заработают заводы, появятся рабочие места  и
мы изменимся - пустые мечтания.
   Сегодня в одухотворении, в нравственном оздоровлении нуждаются  все
сферы  жизни  общества. Мы говорим о литературе, о науке.  Но  сегодня
именно  представители литературы и науки, те, кто должен нести свет  в
общество,   являются   наиболее  безнравственными.   Самореклама   для
получения премий, комформизм, значительный вид при ничегонеделании - и
интеллектуальной  пустоте - вот вам их портрет.  В  России  существует
сильнейшая  инфраструктура раскрутки человека. Даже самого пустого.  И
Осетия в этой области не отстает.
   Я  считаю, что то звено, за которое нужно потянуть и затем вытянуть
всю  цепь  указанных проблем, это подвижничество. Но каким оно  должно
быть? Я долго думал и убежден - это газета. Газета, которая в обществе
будет утверждать ценность нравственности и ценность знания. Друзья,  я
не  случайно  говорил о внутрисистемной потребности. Если  говорить  о
власти,  как живом организме, то власть не является чем-то  оторванным
от  России  вообще. Вот мы говорим о гражданском обществе. Вспомним-ка
Короленко. Он после первых шагов новой, после революции, власти  пишет
Ksm`w`pqjnls,  что,  мол,  вы  это делаете?  Он  имел  в  виду  доступ
неподготовленной массы к культурным накоплениям, властным должностям и
сказал: “Я пожалел, что всю жизнь боролся с прежней властью. Я не  для
этого общества идеи выдвигал”.
   Перед   нашим   заседанием  я  встречался  с   Русланом   Тотровым,
редактором нашего элитарного печатного органа. Мы сошлись на том,  что
интеллигент,  которого не интересуют проблемы, о которых  мы  говорим,
интеллигентом  быть  не  может. Высокопрофессиональный  специалист  не
может быть таковым, если он в себе не синтезирует три группы качеств -
нравственно-этические,  профессиональные и мировоззренческие.  Сегодня
такие  люди  -  редкость.  Поэтому политик  не  интересуется  научными
изысканиями. Между тем для того, чтобы государственный деятель  принял
какое-то  решение,  нужны экспертные оценки. Нравственный  человек  не
может   не   ценить   знания.  Сегодня  в   его   обязанности   входит
воздействовать  на окружающее имеющимися у него рычагами,  помня,  что
бездействие является соучастием в преступлении. И мне кажется, что наш
Круглый стол, это интеллектуальное единение друзей, станет ядром  того
духовного подвижничества, которое грядет в Осетии.
   Газета,  о которой мы говорим, это, в числе прочего, еще и  сайт  в
Интернете.  С  перепиской  с духовными организациями  России.  Недаром
Школа духовности, что в Москве, предложила мне открыть здесь филиал.
   КЕСАЕВ  С.М.  Мы  не  обошли стороной и глобальную  тему  -  первый
вопрос.  Сама постановка вопроса - “Вызовы грядущего” и - “Как  Осетия
прожила минувший век?” обязывает ко многому. То, о чем Батраз говорил,
это  ведь  общечеловеческие ценности. А вызов грядущего -  это  каждый
следующий век со своими требованиями к нам. Многие народы, такой,  как
наш, должны оценивать себя с позиций требований сегодняшнего века.
   Вот  ХХ  век благоприятствовал проявлению определенных общественных
ценностей. И я лично считаю, что мой народ, народ осетинский, в начале
века,  благодаря тому, что мы с другими народами ехали в одной телеге,
начал осваивать эти ценности. Думаю, что в этом было нечто от картины,
где  не привыкший к модной одежде крестьянин напяливает на себя модный
костюм. Ведь видно же, что это не для него, что рано это надевать.  Не
так ли и мы напяливаем на себя общечеловеческие ценности?
   В    начале   века   осетинская   военно-инженерная   интеллигенция
начиналась  с  чего? С нормальных буржуазно-демократических  свобод  и
ценностей. Ведь там была сплошная интеллигенция. Не по образованию,  а
по мышлению.
   В  общем  от  Советской  власти народ российский,  в  том  числе  и
осетины, выиграл. Освоил ценности так называемого первого уровня: “Мой
psjh перед едой!”, “Всеобщая электрификация!”, “Всеобщая канализация!”
   ГУРЖИБЕКОВА И.Г. Всеобщая грамотность!
   КЕСАЕВ  С.М. Всеобщее умение читать! Так правильней. В то же  время
от  общечеловеческих  ценностей Советский период  нас  отодвинул.  Мне
тяжело  было писать диссертацию по социальной демократии,  потому  что
когда ты сравниваешь что-то с чем-то, ну не накладывается. Наша задача
-  не просто исходить из того, что человек - это высшая ценность. Куда
сложней  приобщать человека к этой истине.
   И  исходя из  этого, этот наш второй вопрос: кто нас помирит,  чего
больше должно быть, народной дипломатии или государственной? Я считаю,
что мы в гражданском обществе в ближайшее время жить не будем. Нам  бы
пожить  в  нормальном государственном обществе. И вот  усиление  ветви
государственной  власти  -  это приоритет абсолютный.  А  региональный
конфликт  -  это государственно-общественное дело. Народная дипломатия
ни  к  чему не приведет. До тех пор, пока Федеральный центр не скажет,
что же тогда было, точно так же, как сейчас не говорят, что же там,  в
Чечне, здесь едва ли что-нибудь можно решить.
   Что  касается  духовности, мне кажется,  осетины  никогда  не  были
особенно духовными. Мы  были жизнеспособными. У меня все.
   ПЛИЕВ  А.Г.  Я  за  сильную государственность,  где  есть  единство
власти  и  народа. Когда Дзасохов А.С. шел к власти, он  говорил,  что
надо  вернуть  доверие  народа к власти.  Сегодня  этот  доверительный
разговор  нужен - размышление с народом. Когда представители  властных
структур  будут  делиться  проблемами  и  размышлять,  тогда  появится
доверие и нравственность.
   АКОЕВА  Л.Г. Мне кажется, Батраз Константинович говорил о том,  что
наш  Круглый стол - это просветительская акция, причем не однодневная.
Собственно, предстоящая работа - это черная работа. Надо помнить,  что
каждой ветвью власти кто-то руководит. И я думаю, это, в принципе,  не
плохие  люди. Почему бы нам время от времени не приглашать сюда  кого-
нибудь  и  не напитывать его идеями, чтобы воздействовать на  какую-то
часть  жизни?  А что касается диалога... Не думаю, что  это  возможно:
наше  общество  закрыто.  От этого у нас есть правда  для  внутреннего
пользования   и  для  трибунного.  Относительно  же  духовности   надо
заметить,  что  в  нашем обществе само это понятие  искажено.  Сегодня
духовность отождествляется с религиозностью.
   ГУРЖИБЕКОВА  И.Г.  Я бы так мрачно не смотрела. Я всегда  говорила,
что  если  хоть  один  человек в мире может  лежать  на  гвоздях,  это
практически  может  каждый. Поэтому за каждый проблеск  нравственности
надо цепляться.
   БИЦОЕВ   Б.Б.   Я   думаю,   что   в   действительности   одна   из
существеннейших  проблем  того, что многие  вопросы  не  решаются  или
решаются  в закрытых кабинетах - это отсутствие гражданского общества,
его  институтов. Потому что пока не будет общественного мнения, каждый
может  для  себя  такую  позицию определить: делаю  что  хочу.  Власть
свободна  от  каких  бы то ни было обязательств, если  нет  институтов
общественного мнения, которые влияют на власть, с которыми она обязана
считаться  и  на  которые  в  целом  ряде  случаев  власть  опирается.
Общественное мнение отражается наиболее выпукло в прессе. Это и делает
средства  массовой  информации “четвертой  властью”.  Это  -  и  нечто
другое.  Итак, с одной стороны власть вынуждена постоянно оглядываться
на  общественное  мнение.  Но здесь есть и  вторая  сторона  -  нельзя
Президента  оставлять  один на один с федеральным  центром,  если  там
начнутся  какие-то  мутации,  которые всегда  возможны  и  которые  мы
сегодня  наблюдаем. Если эти процессы абсолютизации внутренней  власти
приведут к тому, что федерация развалится, - прогноз мы слышали, -  то
кто  бы ни был Президентом РСО-А, он окажется один на один перед лицом
административной  машины, и его голос не будет слышен.  Я  думаю,  что
создать институт общественного мнения - это невероятно важно.
   ПЛИЕВ   А.Г.   Мы   планировали  здесь   провести   конференцию   -
Формирование  вертикали власти и становление гражданского  общества  в
республиках. 12-13 апреля она состоится.
   ТОТРОВ Р.Х. Гражданское общество - это вообще вредная вещь. Но  она
и должна быть вредной для власти.
   КУСРАЕВ  А.Г. Давайте мы все-таки как-то закруглимся.  Наш  Круглый
стол  показал, что надо концентрироваться на чем-то одном, конкретном.
Мы  несколько  распылились по темам. Лично у меня  есть  пожелание  на
будущее, чтобы мы более лаконично, компактно обсуждали вопросы.  Я  не
смею   что-то  подытоживать,  хотя  и  было  много  интересных  мыслей
высказано.
   Я  вспомнил,  что  в  сентябре я участвовал в так  называемых  Днях
Министерства  Российской Федерации в Краснодаре. И  одно  из  плановых
мероприятий  называлось: Форум интеллигенции Кубани  (образование  XXI
столетия). Это ежегодное мероприятие, а тема меняется от раза к  разу.
И я подумал, какой должен быть выход из всего? Газета - один возможный
выход.  Другой  –  что,  может  быть, мы  что-то  все-таки  представим
Правительству. Третья мысль - сам факт обсуждения и формирование каких-
то  позиций  может  стать  неким организующим  началом  для  духовного
совершенствования, воздействия на молодежь, другие слои  населения.  А
вот  -  как  вы думаете? - может, стоит нам это перенять и,  возможно,
kernl    или   осенью   провести   форум   -   Интеллигенция   Осетии.
Организационную  сторону вопросов может взять на себя  Владикавказский
Научный  центр.  Цель этого мероприятия - идеи, которые  высказываются
здесь в узком кругу, обсудить с широкой общественностью.
   ГУРЖИБЕКОВА  И.Г.  На  Президентском Совете по  культуре  два  года
назад появилась прекрасная идея проведения такого Форума под названием
“Традиции, образование, культура Осетии в XXI веке”.
   КУСРАЕВ  А.Г. Что касается образования, хотелось бы отметить  очень
важное   направление. Было поручение В.В. Путина. Если вы  помните,  1
сентября он пообещал каждой российской сельской школе компьютер. Затем
было   поручение  о  компьютеризации  сельской  школы.   Дальше   было
предложено сделать это с участием региональных властей 50 на 50. После
этого,  с  подачи Советника Президента РСО-А В.Д. Дзгоева,   появилось
распоряжение  Президента РСО-А, где он дает поручение Владикавказскому
научному  центру  разработать такую программу,  причем  госзаказчиками
такой программы должны быть Министерство образования и Владикавказский
научный  центр.  Научный  центр предложил  не  просто  дать  компьютер
сельским  школам,  а создать сеть. Образовательную сеть.  И  в  каждом
районе  организовать  районный  образовательный  центр  с  выходом   в
Интернет.  А  дальше уже в села это пойдет из районных  центров.  Идея
принята.  Проблема  распадается на два естественных  блока.  Первый  -
создать сеть. Проблема технологическая. Мы ее берем на себя. Поскольку
основа сети уже имеется. Технологии имеются. Кадры тоже. И второй блок
-  насыщение сети новыми педагогическими программами, образовательными
программами. Но это уже забота Министерства образования и наших вузов.



К содержанию || На главную страницу