Ирина ГЕРАСИМОВА
    ЗАМЕТКИ ПУТЕШЕСТВЕННИКА-КОТОЛЮБА
                                 
    Мои  заметки не претендуют на объективность знатока, это  лишь
субъективные впечатления путешественника.
    
    Я  с  детства  мечтала путешествовать, просто бредила  другими
странами. Первой поездкой была страна моей мечты - Великобритания.
Я  готовила  статью  о шотландской школе для детей  с  умственными
отклонениями. Тогда я испытала шок, обнаружив маленьких  инвалидов
не  в  нищем детском доме, а в старинном замке с огромным садом  и
собственной конюшней.
    Мне  в  Англии нравятся не мощные индустриальные города -  они
такие  же,  как  и  во  всем мире. Меня умиляет  уклад  провинции.
Англичане   трогательно  ухаживают  за  своими   садиками,   всюду
высаживают  цветы  -  даже на фонарных столбах.  Нигде  больше  не
видела такой страсти к садоводству.
    По   английским   улицам   коты  ходят   упитанные,   лощеные,
обязательно  с ошейниками. Я страстный котолюб. Увидев хвостатого,
преследую  его  по  канавам и заборам, пока  не  поглажу.  Местные
жители  смотрят  на  меня  с осуждением. Англичане  очень  уважают
прайваси, а я нарушаю прайваси этого самого кота.
    В дом, где я жила, частенько захаживала соседская кошка Мисти.
Ее  хозяином  был  полицейский. В кожаном костюме он  патрулировал
городок на роскошном “Харлей-Дэвидсоне”. Так вот, Мисти не  любила
оставаться  дома одна. И как только хозяин заводил свой  мотоцикл,
топала  прямиком через кухонное окно к нам в дом.  Потом  ложилась
поперек гостиной, и никакие уговоры вести себя скромней на нее  не
действовали.
    
    Новая Зеландия - это другая Англия. Около 80% населения в  ней
бывшие  британцы,  остальные - майори и малазийцы.  Там  такие  же
уютные  домики в викторианском стиле, но заброшенные как  будто  в
швейцарские Альпы на берегу Тихого океана.
    Котов  там  уважают, но тщательно следят, чтобы  позже  девяти
вечера  все  сидели  по домам. Иначе создается  угроза  для  птиц,
особенно  для  национальной  гордости новозеландцев  -  киви.  Эта
птичка не умеет летать (а затем, если никто ее не ест?), перья  ее
больше  напоминают  серую шерсть. Новозеландцы  очень  по-хозяйски
относятся  к своей природе и не позволяют охотиться даже  домашним
k~ahlv`l.
    В  Австралии, где большинство жителей, как и в Новой Зеландии,
выходцы из туманного Альбиона, тоже любят кошек. Правда, никто  не
мешает  австралийцам  держать в доме опоссума  или  даже  кенгуру.
Фермеры  запросто приучают кенгуру приходить по утрам на  завтрак.
Мой  знакомый  винодел Ангус поддерживает связь  с  диким  кенгуру
через  окно в ванной. Почему-то к другим окнам сумчатый  подходить
опасается.
    В одном южно-австралийском городке я наткнулась на потрясающий
сувенирный  магазин.  Весь ассортимент его был  посвящен  домашней
кошке!   Горшки   для  цветов,  подставки  для  книг,   постельные
покрывала,  чашки  и ложки - все это были изображения  древнейшего
животного.  Я  купила  статуэтку и  подстаканник,  на  большее  не
решилась - любовь к этим животным обошлась бы мне недешево!
    Американцы, живущие в собственных домах, очень неравнодушны  к
представителям дикой природы. Вечером они выставляют  тарелочки  с
молоком  или другим лакомством для енотов и ежей. Я своими глазами
видела,  как  один енот стоял на задних лапах, а передними  держал
мисочку, куда хозяин накладывал ужин! Правда, и соседские коты  не
брезгуют  угощением, приготовленным для их лесных товарищей.  Коты
там  по  большей части рыжие в полоску, также ходят в ошейниках  и
говорят на жеваном английском.
    А вот на острове Цейлон по улицам запросто бегают ценные кошки
ориентальной  породы. Животные, цена на которых у нас  доходит  до
тысячи   долларов,  умилительно  выклянчивают  кусочек   рыбки   у
постояльцев  дорогих отелей. Двое таких красавцев - кот  и  кошка,
дежурили у нашего столика возле бассейна. Своими зелеными  глазами
на  длинных мордах они заглядывали прямо в душу. Ну как их было не
угостить?!  К  тому  же  кошка была на сносях.  Спустя  неделю  мы
обнаружили  в  банановых зарослях юную мамашу и четыре  ее  копии.
Каков же был соблазн забрать их всех с собой в Москву!
    Конечно, мы посетили фирменный магазин, где накупили в подарок
всем  своим  друзьям замечательного цейлонского  чая.  Фелинологу,
благодаря  которой  у  нас в семье появился британец  Филимон,  мы
привезли  набор для специй - фарфоровые статуэтки  кота  и  кошки,
заполненные чаем.
    В  шотландском городе Глазго живет мой знакомый Джеймс Даймер.
Он  уже на пенсии и коротает дни в обществе кота Спатса. Кот  весь
черный,  но у него белые гетры до колена и манишка. Как-то  Джеймс
пригласил  меня  на обед. После спаржи я спросила хозяина,  почему
кота зовут Спатс и что означает его имя.
    -  Вообще-то,  spats  -  гетры от  щиколоток  до  колена.  Это
обязательный  элемент нашей национальной одежды, - ответил  Джеймс.
-  С  давних  пор  воины шотландской армии носят килт  (знаменитую
шерстяную юбку в клетку) и белые гетры.
    Но дальше он рассказал то, во что мне трудно было поверить.  И
стало ясно, почему своего кота Джеймс назвал именно Спатс.
    Шотландским  солдатам  запрещалось  одевать  под  килт  нижнее
белье!  Во  время утренней поверки командир обходил весь  строй  с
зеркальцем, направленным под юбки своим подчиненным. А на Спатсе и
юбки не было, одни только гетры...
    В  Бельгии есть старинный и красивый город Антверпен.  Я  была
там,  когда  буйствовали сады и город оживал под  флюидами  весны.
Номер  гостиницы выходил окнами на внутренний дворик с  альпийской
горкой   и   символическим  водопадиком.   За   садом   начинались
малоэтажные дома бельгийцев. Их окна и балконные двери обыкновенно
были  распахнуты. На балконах стояли плетеные креслица, столики  и
кадки с цветами.
    В гостиничном садике жила соловьиная пара. Своими руладами они
поднимали  меня спозаранку и, как оказалось, не меня одну.  Как-то
утром,  выглянув  в  окно, я увидела пушистую кошку,  сидевшую  на
балконных  перилах  соседнего  дома.  Шерсть  у  нее  была  нежно-
дымчатая,   с  белыми  вкраплениями  на  груди  и  животе.   Кошка
помахивала  хвостом  и  напряженно вглядывалась  в  садик,  откуда
неслись  соловьиные  трели.  Я позвала  ее.  Хвост  замер,  и  она
уставилась  на  меня.  Что-то  в  моей  наружности  заставило   ее
насторожиться. Киса соскочила с перил и, оглядываясь, затрусила  в
комнату.
    Через  минуту  она вернулась вместе с хозяйкой, которая  несла
кошачью  плошку  с  консервами. Я тоже ушла  завтракать,  а  когда
вернулась,  моя  знакомая  уже млела в  плетеном  кресле,  утратив
интерес к соловьям.
    Как-то  мы  с  мужем  гуляли по окраине Амстердама,  вдали  от
гомона   центральных   площадей.  В  этом  районе   нас   поразили
великолепные сады и лужайки, среди которых возвышались  ограждения
частных владений.
    Улицы  выходным  днем были пустынны, закрыты  все  магазины  и
лавки, в воздухе разливалась умиротворенная праздность.
    Букинистический  магазин привлек нас  старомодными,  но  очень
нарядными  игрушками. Для поддержания интерьера они  в  беспорядке
были  разбросаны  на  витрине. Приблизившись,  мы  увидели  его...
Котяра  спал  прямо  в  прогретой солнцем витрине,  разомлевший  и
равнодушный  к  миру. Мне непременно захотелось  разбудить  его  и
разглядеть сонную морду. Я стала стучать ему в окно, махать  перед
носом  пакетом  с гамбургером, подскакивать полевым тушканчиком  -
все было напрасно. Ни один мускул не дрогнул на его широкой морде.
Тогда  я присела на корточки, поскребла окно зонтиком, даже  резко
распахнула  его  -  ноль эмоций. Правда, на  одну  секунду,  видно
утомленный мельтешением перед окном, он приоткрыл ОДИН глаз  и  мы
успели увидеть, что он был зеленый.
    Что  делать - этот амстердамец не был расположен к  общению  с
туристами! Нам оставалось только сфотографировать его, как местную
достопримечательность, так мило украшающую фламандский пейзаж.
    А  еще  в  Голландии  живет  мой  приятель  Роб.  Он  директор
рекламного агентства и любитель кошек. Я была заинтригована, когда
узнала,  что  его  кота зовут Борис, в честь  первого  российского
президента. Однако я не ожидала, что Борис окажется рыжим...
    Болгарские    коты   духовно   близки   русским.   Сказывается
многолетняя дружба наших народов... Нет у них и того лоска, как  у
сородичей  из развитых стран. Как и у нас на родине,  все  помойки
поделены между уличными кошками.
    Как-то мы выбрались в ближайший городок пройтись по магазинам,
отведать  местной  кухни.  Открытое  кафе  на  центральной   улице
привлекло  нас запахом чушек-бюрек: болгарского перца, начиненного
брынзой и обжаренного во фритюре. Мы расположились под навесом,  и
тут  же  два  местных жителя, огромный пес и миниатюрный  котенок,
уселись рядом с нами. Мы стали бросать лакомства со своего  стола,
а   звери,  невзирая  на  разницу  в  весовой  категории,   дружно
приобщились  к  нашей трапезе. Так мы и пообедали. В  Созополе  мы
остановились в доме, где жили беспородные кот и кошка. Я  спросила
хозяйку,  как  зовут  ее  постояльцев. “Его  -  Писанчу,  а  ее  -
Писанча”, - был ответ.
    Оказалось это самые распространенные клички в Болгарии. Как  у
нас  Васька  и  Мурка.  Позднее,  хозяйка  научила  меня  народной
песенке:
    Мырко, Мырко Писанчу, Писанчу,
    Сэ с червеной гирданчу, гирданчу.
    Сэ твое очечки, очечки,
    Светят, аки звездечки, звездечки ...
    В общем, о чем, догадаться несложно.
    У  моей  московской подруги живет кот, она  подобрала  его  на
конюшне.  Кот частенько шалит и писает в неположенном  месте.  Она
назвала его Писанчу...
    
    Зимний Ко.
    Сонным снегом укрыло все вокруг. Сонным, мягким и равнодушным.
Зимнее  утро вошло через замерзшее окошко, лизнуло в морду зимнего
Ко, лежавшего на печи с самой осени.
    -  Не  трогай меня, - мурлыкнул зимний Ко зимнему  утру.  -  Я
пытаюсь постичь гармонию.
    -  Чего  постичь? Какая гармония, о чем ты? Нет ничего,  кроме
белого снега и холодного солнца!
    Зимний  Ко  ничего  не  ответил. Он не мог  развеять  покойную
радость созерцания вглубь самого себя. Теплая печка греет грудь  и
живот зимнего Ко.
    Черные  иероглифы веток на белом снегу. В бледном небе ломаные
иероглифы  крыльев  воронья. Искорка всезнания  теплится  в  узких
щелочках глаз зимнего Ко... Юкико, Тампико, Огасако, Зимний Ко.
    
К содержанию || На главную страницу