Руслан Р. ТОТРОВ
        МЕЖКУЛЬТУРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ:
       МИРОВОЗЗРЕНИЕ И АДАПТАЦИЯ
                                
               ИЗ ОПЫТА АМЕРИКАНСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
                                
             ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО ГАЛИНЫ КЛИНЧАЕВОЙ
                                

    В 1999 году, определяя основные параметры культуры как одной
из  слагаемых  глобальной  коммуникации,  доктор  О.Б.  Дженкинс
писал:   “Термин   мировоззрение   обычно   употребляется    для
обозначения  концепции реальности, которую  разделяет  особая  в
отношении  культуры или этнической принадлежности группа  людей.
Мировоззрение - это индивидуальное явление, как индивидуальна  и
каждая  из  вышеназванных групп”. Дженкинс относит мировоззрение
прежде  всего к познавательной стороне культуры. Он  утверждает,
что   ментальная   организация  каждого   индивидуума   отражает
устройство  мира.  Элементы общности в  мировоззрении  отдельных
индивидуумов  образуют мировоззрение всей группы людей  той  или
иной  культуры. Это ведет к определенному своеобразию в развитии
общественных отношений, поскольку понятие общество  заключает  в
себе как отношение людей друг к другу в повседневной жизни,  так
и  их сотрудничество на благо всей социальной группы как единого
целого.
    
    Дженкинс   приходит  к  заключению,  что  каждый  индивидуум
обладает  своей собственной культурой, которая и  формирует  его
мировоззрение. Несмотря на различие самих индивидуумов, культура
в  их  сознании слагается из общепринятых элементов и элементов,
различие  которых допустимо. По мнению Дженкинса, жесткость  или
гибкость  культуры определяются взаимоотношениями  мировоззрений
отдельных индивидуумов с мировоззрением общества.
    
    Человеческий   мозг   обладает   врожденными   способностями
наблюдать,  анализировать  и  обобщать.  Человеческое   сознание
стремится  придать  смысл увиденному и  пережитому.  Мы  создаем
модели,  опираясь  на  опыт. Доктор Дженкинс  полагает,  что  “в
основе  всеобщего  мирового опыта, опыта каждого  индивидуума  и
жизненного   опыта   вообще,  к  которому  все   мы   причастны,
присутствует  элемент  общности”.  Присутствуют,  безусловно,  и
вариации  индивидуального  опыта,  интерпретации  этого   опыта,
nqmnb`mm{e   на   знаниях,  обретенных  в  процессе   жизни,   и
формирующие поведенческую культуру индивидуума.
    
    Человек познает мир как бы сквозь некую решетку, формирующую
его мышление. Эта решетка образуется из точек соприкосновения  с
реальностью, с наиболее ярким опытом взаимодействия с элементами
окружающего  мира  -  как  наделенными,  так  и  не  наделенными
разумом.   В   процессе   созидания  упорядоченного   восприятия
реальности  преобладающим и наиболее значительным  является  наш
ранний   опыт.   Именно   ранний  опыт  формирует   наше   общее
представление о мире, в котором мы живем. Сам же процесс раннего
восприятия   является  началом  того,  что  впоследствии   можно
квалифицировать как мировоззрение.
    
    По  мнению  доктора  Додда, различие мировоззрений  является
одной   из  причин  разногласий  и  конфликтов  в  межкультурной
коммуникации.  Изучая  наиболее  типичные  концепции   некоторых
культур,  которые  являются основополагающими  для  определенных
обществ,   Додд   разработал  систему   категорий,   оценивающих
фундаментальные культовые структуры той или иной  группы  людей.
Додд  считает,  что  овладение культовыми знаниями  способствует
совершенствованию межкультурной коммуникации.
    
    Отстаивая  свою  точку зрения, доктор Додд  утверждает,  что
мировоззрение  -  это  система  культовых  поверий   о   природе
Вселенной,  ее  влиянии  на поведение человека  и  обретение  им
своего места на земле. Мировоззрение (по Додду) определяет такие
категории,  как  человечность, добро и зло, душевное  состояние,
роль  времени  и  судьбы, свойства физических  тел  и  природных
ресурсов.  Интерпретация  данного определения  включает  в  себя
культовые  убеждения относительно различных сил, ассоциированных
с   событиями,   происходящими  ежедневно,  и   с   соблюдаемыми
ритуалами.  К  примеру,  многие восточные  народы  считают,  что
неблагоприятная  атмосфера в семье - это результат  деятельности
мифического домового. Если не относиться к нему должным  образом
(не  молиться,  не  адресовать ему жертвоприношения),  семья  не
избавится от проблем и невзгод.
    
    Фундаментальные     принципы,     свойственные     различным
индивидуумам  и  обществам,  оказывают  наибольшее  влияние   на
межкультурные    коммуникации   и   могут    явиться    причиной
взаимонепонимания в области категорий и понятий.
    
    В  магистратуре  Western  Kentucky University  был  проведен
тест,   состоявший   из   единственного   вопроса:   “Если   ваш
единокровный брат совершит противоправное действие, сообщите  ли
вы   об   этом   правоохранительным   органам?”   Американцы   и
представители  стран  Западной  Европы  ответили  утвердительно,
считая  уведомление правоохранительных органов своим гражданским
долгом. Против были единственный представитель России (осетин по
национальности)   и  два  мексиканца.  Одного   из   мексиканцев
возмутила сама возможность постановки такого вопроса, о  чем  он
не  замедлил высказаться. В отличие от американцев и европейцев,
донос  на  родного  брата воспринимался им как  верх  морального
падения.  К  чести  доктора  Сесилии Гармон,  проводившей  тест,
инцидент  был исчерпан. Она объяснила, что и тот и другой  ответ
не плох и не хорош сам по себе. И тот и другой надо принимать  в
контексте той культуры, которую представляет отвечающий.
    
    На  Кавказе, например, если член традиционной семьи (фамилии
или  рода) совершает неблаговидный поступок, ответственность  за
его действия несет вся семья или клан, который может насчитывать
до  нескольких сотен человек. Проблема решается коллективно, при
этом преступивший закон не считается единственным виноватым.  По
традиции  его вину разделяет семья. При этом страдает  репутация
всей  фамилии,  и  ее представители делают все возможное,  чтобы
вернуть себе доброе имя.
    
    По доктору Сингеру вопрос репутации находит свое отражение в
так   называемой  шкале  вина  -  покаяние,  показатели  которой
различны  для разных культур. Сингер полагает, что  в  некоторых
странах  Среднего Востока, Африки и Азии нельзя ставить  какого-
либо  из  участников  коммуникации (даже виновного)  в  неловкое
положение,  поскольку культуры, созданные  там,  придают  особое
значение   качеству   взаимоотношений.   Там   нельзя   публично
демонстрировать  неприязнь к кому-либо или проявлять  отсутствие
интереса к теме или собеседнику в процессе общения.
    
    В  одних  культурах  цель взаимодействия  важнее,  чем  само
общение, в других - наоборот. Доктор Додд утверждает, что первые
обладают  специфическим мировоззрением, сводящим все  вопросы  к
действию.  Человек, достигший определенной цели  ценой  упорного
труда,  возвышается  не  только в собственных  глазах,  но  и  в
общественном   мнении.  В  таких  культурах   цель   оправдывает
средства.  В  других  же,  где  приоритет  всегда  остается   за
человеком,  взаимоотношения  ценятся  выше,  чем  результат.  По
словам  Додда, в этом случае “существует множество выразительных
средств,  представляющих  структуры более  глубокой,  выделенной
познавательной величины значения человека в сравнении с решаемой
задачей”. В конечном счете, возможны культуры, в которых никакая
цель,   даже  самая  наиважнейшая,  не  может  возвыситься   над
человеком.
    
    Как  полагает  Дженкинс, любое мировоззрение, сложившееся  в
той  или  иной  культуре, автономно и адекватно в том  значении,
которое  является связующим звеном между мнением и  реальностью,
открывая взгляд на реальность как на нечто пережитое и принятое.
Мировоззрение    содержит   комплекс    убеждений,    концепций,
упорядоченного понимания социальных структур и моральных устоев,
и  этот  комплекс  уникален и специфичен в сравнении  с  другими
подобными   комплексами   других  социокультурных   объединений.
Несмотря  на  приемлемость модификаций в культуре и  возможность
варьирования предела допустимых изменений, мировоззрение  всегда
адекватно культуре и обусловлено ее принципами.
    
    Проблема   модификаций  и  варьирования   в   культуре,   а,
следовательно, и в мировоззрении с особой остротой встает  перед
эмигрантами, количество которых постоянно увеличивается в  связи
с  региональными  войнами, этническими  конфликтами,  с  обвалом
экономических  систем стран третьего мира и  т.д.  Этот  процесс
неизбежно  ставит  перед прибывшими чрезвычайно  сложный  вопрос
вынужденной  адаптации.  Как  заявляет  доктор  Огбью,  нужда  в
приспособлении   к   чужой  культуре  возникает   тогда,   когда
представители  различных культур контактируют  с  группой  людей
доминирующей   культуры.   Опыт  такого   взаимодействия   может
возникнуть у путешественников, туристов, временно проживающих  в
инонациональной  среде,  в  связи  с  добровольным  перемещением
индивидуумов  или  определенных групп и, наконец,  в  результате
принудительной миграции.
    
    Как   бы  в  этом  случае  ни  складывались  обстоятельства,
представители    разных    культур,    находясь    в    процессе
взаимодействия,       неизбежно     испытывают      определенные
психологические  неудобства. Изучая это  явление,  доктор  Берри
находит,  что  движущей силой адаптации является взаимодействие,
по  меньшей мере, двух групп людей: доминирующей группы, которая
обладает  большим  влиянием,  и  адаптируемой  группы,   которая
подвергается   процессу  обучения  или  адаптации.  Доминирующая
группа умышленно или непреднамеренно навязывает изменения, тогда
как другая группа добровольно или нет принимает их.
    
    Нелишне будет отметить, что адаптируемая группа не оказывает
никакого   воздействия  на  адаптирующую.  Влияние  или   вызов,
испытываемые  адаптируемой группой, несут в себе психологический
контекст,  зависящий  от политики властей,  от  экономических  и
социальных  характеристик этой группы. Различие  уровней  групп,
как   правило,  более  значимо  по  сравнению  с  уровнем  самих
индивидуумов.
    
    Как  полагает  доктор Андерсен, адаптация к нормам  культуры
доминирующей  группы  неизбежно влечет за собой  психологический
стресс  у  представителей адаптируемой  группы.  Как  следствие,
понимание    незначимости   собственной   культуры,    осознание
зависимости  своего  положения, бессилие, одиночество,  ощущение
враждебности окружающего мира и ответная враждебность,  а  также
статус чужестранца, постоянно оборачивающийся дискриминацией,  -
такими    могут   быть   аспекты   психологического    состояния
адаптируемой  группы. Этот феномен в антропологии, социальной  и
межкультурной психологии называется стрессом адаптации.
    
    Внедряясь    в   иную   культуру,   чужестранец   испытывает
неуверенность  и  беспокойство.  Эта  естественная  реакция   на
озабоченность  своим  статусом и местом в чужом  обществе  может
перерасти  в непреодолимый страх, недоверие и в крайнем  случае,
как   последнее   средство  самозащиты,   может   спровоцировать
возвращение  на  родину  (репатриацию). Большинство  эмигрантов,
осваивающих  то,  что  именуется новой родиной,  испытывают  так
называемый  культурный шок. По мнению доктора Додда,  культурный
шок   возникает  в  переходный  период,  а  симптомы  страха   и
беспокойства  сопровождают человека, как правило,  на  начальной
стадии внедрения в иную структуру.
    
    Додд  убежден:  нельзя  обвинять  человека  за  то,  что  он
испытывает  или  не испытывает культурный шок. Это  случается  с
миллионами  людей  во  всем мире, но имеет  разные  последствия,
зависящие  в  каждом случае от типа нервной системы индивидуума.
Доктор Додд полагает: когда человек знает, что его ожидает и как
действовать в случае культурного шока, начальный период жизни  в
другой  стране  и другой культурной среде проходит  для  него  с
меньшими   издержками.  Додд  выделяет  три  основные  категории
симптомов   культурного   шока:   психологическая   (бессонница,
постоянные   головные  боли,  расстройство  желудка   и   т.д.),
эмоциональная (раздражительность, беспокойство, тоска  по  дому,
порой  переходящая  в паранойю) и коммуникативная  (замкнутость,
затруднения  во  взаимоотношениях даже  с  близкими,  постоянное
недовольство, фрустрация).
    
    Адаптация   к   новой  культуре,  несомненно,   препятствует
эффективной  межкультурной  коммуникации.  Однако  знание   трех
стадий  культурного шока, которые также сформулированы  доктором
Доддом,  помогает эмигранту избежать, по меньшей мере,  изоляции
от  общества.  Приехав  в  другую,  как  правило,  благополучную
страну,  эмигрант испытывает радостное волнение.  Додд  трактует
это  состояние  как  удовлетворение правильно принятым  решением
переселиться  в  это  прекрасное  место.  Приехавшему   нравится
буквально  все,  что  его  окружает, он находится  в  состоянии,
близком  к  эйфории. Додд называет эту стадию “медовым месяцем”.
И,   действительно,  продолжительность  такого  состояние  может
варьироваться,  в  зависимости  от  характера  индивидуума,   от
короткого промежутка времени до месяца.
    
    Вторая  стадия свидетельствует об окончании медового месяца.
Сталкиваясь  с  множеством проблем, человек начинает  сознавать,
что   предвкушение  счастливых  ожиданий  всего  лишь   иллюзия,
приукрашенная впечатлениями медового месяца и усиленная эйфорией
первых дней пребывания на новом месте, и начинает сознавать, что
ошибся,  приехав  сюда. По Додду эта стадия  называется  -  “все
ужасно”.
    
    Додд  выделяет четыре основных типа поведения иностранца  на
этой   стадии:   борьба   (приехавший   отвергает   национальные
приоритеты   принимающей   страны,  критикует   все   увиденное,
отдельные индивидуумы стараются даже нанести посильный  вред  ее
культурному   достоянию);  отступление  (изоляция  от   культуры
принимающей  страны,  уклонение от возможных  контактов  и,  как
крайняя  мера, возвращение на родину); проникновение (приехавший
отрицает  любые  различия между собой и  гражданами  принимающей
страны,  возвеличивая принципы родной культуры или же, наоборот,
отвергая  их,  с  энтузиазмом принимает все  новое);  прогибание
(человек  занимает  наблюдательную позицию, пробует  все  новое,
размышляет о происходящих вокруг событиях, пытаясь понять  их  и
переосмыслить овладевшее им разочарование).
    
    Стремясь  сохраниться в рамках своей культуры,  переселенцы,
беженцы,  эмигранты  иногда  образуют  компактные  поселения   в
мегаполисах, такие, например, как российский Брайтон Бич в  Нью-
Йорке.  Замкнувшись в собственном кругу общения, они  продолжают
говорить  на  родном языке, игнорируя английский,  уклоняясь  от
влияния  доминирующего  окружения  и  сберегая,  насколько   это
возможно,  атрибутику  прежнего образа  жизни.  Однако  культура
этнических  групп в инонациональной среде - это уже не  культура
этноса    в    чистом    виде,   это   нечто   модифицированное,
приспособленное  к  новым условиям и являющееся  неким  исходным
продуктом для образования более или менее устойчивой во  времени
субкультуры,  на  принципах  которой формируется  мировоззрение,
адекватное новой необходимости.
    
    
    Литература
    1.    Dodd,   C.H.   (1998).   Dynamics   of   intercultural
communication. Boston, MS: McGraw Hill.
    2.    Jenkins,   O.B.   (1999).   What   is   world    view?
http://endor.hsutx.edu/~obiwan/worldview/.
    3.  Triandis, H.C. (1987). Cross-cultural psychology as  the
scientific  foundation  of cross-cultural training.  Washington,
D.C.:Sietar.
    4.  Anderson, L.P. (1991). Acculturative stress: A theory of
relevance  to  Black Americans. Clinical Psychology  Review,  11
(6), 685-702.
    5. Berry, J.W., Poortinga, Y.H., Segall, M.H., & Dasen, P.R.
(Eds.).   (1992).   Cross-cultural  psychology:   Research   and
applications. New York: Cambridge University Press.
    6. Brislin, R.W. (1981). Cross-cultural  encounters: Face-to-
face interaction. New York: Pergamon.
    7.    Dodd,   C.H.   (1998).   Dynamics   of   intercultural
communication. Boston, MS: McGraw Hill.
    8.   Ogbu,  J.  (1990).  Minority  status  and  literacy  in
comparative perspective. Daedalus, 119(2). 141-168.
    
К содержанию || На главную страницу