Зорислав ПАУНКОВИЧ*

“ПРОБУЖДЕНИЕ” ГАЙТО ГАЗДАНОВА

             Перевод с сербо-хорватского Р.К. Гудиевой

     
     Гайто Газданов – один из русских писателей ХХ века, у которого
есть будущее.
         Он  родился 23 ноября 1903 г. (по старому стилю) в  Санкт-
Петербурге. По национальности - осетин. Гимназистом, в возрасте  15
лет, он принимает участие в гражданской войне на стороне белых –  в
течение  года  участвует в сражениях как член команды  бронепоезда.
Вместе  с  армией Врангеля он оказался в Крыму, а затем в Париже  –
через  Турцию  и  Болгарию. Здесь он пережил  много  тягот,  сменил
несколько профессий, пока не стал, наконец, водителем ночного такси
(опыт,  приобретенный  в  этот период  жизни,  отразился  в  романе
“Ночные дороги”). Во время Второй мировой войны Газданов участвовал
в  Сопротивлении,  а после войны написал документальную  повесть  о
советских партизанах во Франции (“На французской земле”,  1946).  С
1953   года  и  до  самой  смерти  он  сотрудничал  с  американской
радиостанцией  “Свобода”  в Мюнхене и одно  время  был  сотрудником
русской  редакции.  Он  скончался в  Мюнхене  и  был  похоронен  на
парижском кладбище Сен-Женевьев де Буа.
      Газданов принадлежит к тем авторам, которые сформировались  в
эмиграции. Известность ему принес первый роман “Вечер у Клер” (1930
г),   одно  из  лучших  произведений  о  гражданской  войне,  после
опубликования которого о нем заговорили наряду с Набоковым, как  об
одном   из   лучших  прозаиков  первой  волны  русской   эмиграции.
Оригинальная  композиция романа и характерная для Газданова  манера
изображения человеческих чувств (переживаний) позволяют сделать еще
одно  сравнение,  которое сопровождает его  с  того  времени,  -  с
Марселем  Прустом.  Сорок  лет спустя  в  одном  интервью  Газданов
признается,  что в то время не читал  Пруста и что  познакомился  с
его   произведениями   намного   позже.   По   стечению   различных
обстоятельств этот успех у современной публики и критики больше  не
повторился,  хотя  у  Газданова была  во  всех  отношениях  высокая
репутация.
          Он   написал   девять  романов  (вместе  с  незаконченным
"Переворотом")  и 37 рассказов. Критика и исследователи,  изучающие
наследие  Газданова,  разделились в оценке различных  областей  его
творчества  (которое включает и критические статьи и эссеистику)  –
одни  отдают предпочтение новеллистике, другие – романам;  подобная
же  ситуация  сложилась и в отношении самих романов: одни  выделяют
первый  роман,  другие  –  “Историю одного  путешествия”  (Диенеш),
третьи  же  –  “Ночные  дороги”  (Л.  Ржевский).1   Свои
почитатели  есть  и  у  его  военных  романов,  среди   которых   и
“Пробуждение” (1965-1966).
      Первый же критик – американский русист Ласло Диенеш, которому
принадлежит большая заслуга в опубликовании произведений Газданова,
–  говорит о западном влиянии на Газданова, о своеобразном  синтезе
русских  и западных традиций, который он осуществил и который,  без
всяких сомнений, свидетельствует о его принадлежности к европейской
культуре. Бесспорны и те элементы, (благодаря которым в предисловии
к  французскому изданию “Ночных дорог” о нем говорится потенциально
как   о   французском   русскоязычном  писателе)   которые   делают
убедительным мнение Л. Сыроватко, видящего в нем русского  писателя
и  успешно  переводящего  его  в  рамках  основополагающих  русских
традиций.  Сейчас  практически неизвестный  на Западе  (всего  лишь
отдельными  переводами  со  времен Второй  мировой  войны)  вопреки
несомненным художественным достоинствам, Газданов через  длительное
время  получил,  наконец,  признание в  России  (в  1996  году  был
опубликован трехтомник его произведений). И это всего лишь один  из
парадоксов его жизни и писательской судьбы.
      Наряду  с одаренностью, как один из компонентов, составляющих
ее,  признается исключительность психофизического склада  Газданова
(которая отразилась и в его характере, и в судьбе, и в творчестве).
Эта  исключительность  лежит в основе его мировосприятия,  что,  со
своей  стороны,  является  основой его  художественного  видения  –
(образа  действия, поведения). Сущность этого видения,  которое  он
переживает  в  известной степени как аномалию,  Газданов  описал  в
программном  рассказе  “Третья  жизнь”  (1932).  В  нем  вымысел  и
реальность  так  спаяны,  что невозможно отличить,  где  начинается
первое  и  кончается  второе. Особенное (специфическое)  устройство
памяти,  особенная связь деталей, которые организованы по какому-то
собственному  принципу,  исключительная  интенсивность   восприятия
(“последнее знание”) обусловливают автобиографизм и психологизм как
образ действия.
     С другой стороны, фрагментарность, эпизодичность композиции  и
повествования постоянно вызывали непонимание со стороны современных
критиков  (среди  которых  были  известные  в  то  время  Адамович,
Ходасевич,  Вейдль, Слоним, позднее Г. Струве и  другие;  наряду  с
бесспорным  признанием его таланта Адамович сразу же заявляет,  что
Газданов пишет, по существу, ни о чем). Между тем именно это “ни  о
чем”  в  наше  время звучит весьма современно, становится  объектом
интереснейших комментариев.
          Если   считать   Вторую  мировую  войну  ориентиром   для
периодизации, то “Пробуждение” – его последний роман – относится ко
второму периоду его творчества и принадлежит зрелому, отчасти  даже
позднему  Газданову. В этот период, начиная с “Призрака  Александра
Вольфа”  (1947/1948),  для Газданова характерна  жесткая  структура
романа,  близкая  к  классической форме.  Это,  во  всяком  случае,
касается  “Пробуждения”, его самого классического  романа  с  точки
зрения  формы.  Принцип “ни о чем” доведен здесь, так  сказать,  до
крайности,  потому  что речь идет практически  о  произведении  без
сюжета.   В   центре  известная  тема  “человека   в   естественном
состоянии”, “дикого человека” (особенность в том, что речь  идет  о
женщине).   Действие,  которое  имеет  признаки   документальности,
выводит  героиню из этого состояния, и она возвращается в  жизнь  –
благодаря  любви другого человека. То есть оно, действие, полностью
перенесено во внутреннюю, философскую плоскость – почти без внешних
событий,  побуждений к действию и напряжения. Так выглядит описание
на языке формального анализа, между тем речь идет о произведении со
всеми  признаками  романа,  который мог написать  только  зрелый  и
самостоятельный мастер.
     “Пробуждение” является, не в ущерб художественности, по-своему
программным произведением Газданова. С. Никоненко квалифицирует его
как  “морализаторский роман” (в полном смысле слова). Самым важным,
впрочем, является эстетический момент, на основании которого  мы  –
вопреки критикам прошлого – говорим о “Пробуждении” как о шедевре.
      Оно  совершенно  на  самом  деле, создано  без  использования
обычных  формальных  средств, да еще усилено содержанием,  так  как
здесь  использовано чистейшее средство, ключевое  для  газдановской
тематики:  любовь,  судьба, человеческие взаимоотношения,  значение
одного  человека  для другого. Дано оно в позитивном,  утверждающем
ключе,  который  оправдывает экстремальный характер   произведения,
что  не является характерным для творчества Газданова в целом.  (Не
забудем,  что  роман не случайно написан на французском  материале,
что  наряду  с  темой еще больше подчеркивает его универсальность).
Как  и  в  его  других  произведениях, объектом  внимания  является
процесс,  успех  здесь достигается созданием  целостного  образа  и
вследствие  специфичности произведения. Философия  любви  –  только
часть   философии   судьбы,  которая,   в   свою   очередь,   часть
мировосприятия. Любовь, по Газданову, все же несомненная  категория
и  одна из мощнейших сил, с которой сталкивается человек, – на деле
важнейшая, высшая возможность существования. Не случайно, что роман
посвящен этому особому аспекту. Возможность и природа любви, как  и
другие    возможности    человека,   по   Газданову,    обусловлены
индивидуальной  предрасположенностью  и  логикой  характера  и   не
является  чем-то  бессодержательным, о чем можно было  бы  говорить
абстрактно.   По  Газданову,  реализация  этой  возможности   может
состояться  (и, вероятнее всего, состоится), только  если  прочная,
надежная основа; реализация в этом отношении имеет смысл (хотя  это
весьма особый случай), как и другие воплощения личности.
      В  то  время  как  среди  его романов “Ночные  дороги”  имеют
репутацию   мрачной   и  жестокой  книги,  “Пробуждение”   является
своеобразным контрапунктом, неожиданным для того, кто прожил  такую
тяжелую  жизнь (“всегда жил в тяжкой нищете”), как Газданов.  Может
быть,  поэтому роман имеет особый вес. Во всяком случае,  благодаря
этому  роману у читателей есть возможность познакомиться  с  другим
Газдановым.
 
 
*Зорислав  Паункович  –  югославский  литературовед,  русист.
Родился  в  1960 году в городе Вуковар (СФРЮ, сегодня –  Хорватия).
Вместе  с братом, Душко Паунковичем, подготовил переводы на  сербо-
хорватский язык романов Гайто Газданова – “Вечер у Клэр”,  “История
одного путешествия”, “Пробуждение” и др. Живет в Белграде.

1Второй  (1935)  и четвертый  (1952)  романы  Газданова,
третий роман, “Полет”, опубликован лишь в 1992 году в Голландии.
К содержанию || На главную страницу