Ольга ХОЛЯНОВА
  СКАЗКА, РАССКАЗАННАЯ НА ЭСКАЛАТОРЕ
    
   На  самом-то  деле  людей уже давно не пускают  в  рай.  Хороших
людей  много, а рай, знаете ли, не резиновый. Он и так давным-давно
перенаселен. Бедные ангелы из последних сил противостоят  вторжению
людей. От постоянной борьбы они погрубели и стали похожи на чертей.
Руки  превратились  в  лапы,  на лапах  выросли  когти,  с  крыльев
осыпались белоснежные перья и осталась только чешуйчатая кожа,  как
у птеродактилей.
   Конечно,  ангелам сильно попортил жизнь Иисус – своим сошествием
на  Землю  и  своим, так называемым, Спасением Человеческого  Рода.
Сейчас  он барахтается в пруду неподалеку от ворот Рая. При взгляде
на  него  любой ангел отворачивается, возводит очи горе и бормочет:
“СПАСИТЕЛЬ,  господи  ты  боже мой”… На их загрубевших  лицах  ясно
читается, ЧТО бы они сделали с этим, понимаешь, спасителем, будь их
воля.
   Иисус  выходит  из  воды  на берег. По его  бороде,  по  могучим
плечам  стекает вода. Он высок, крепок и статен, у него  прекрасное
тело.   Длинная  красная рубаха намокла и облепляет его,  выставляя
напоказ  мощную  мускулатуру.  Я бы  вышла  за  такое  тело  замуж…
Спаситель  спокоен  и  равнодушен ко всему. Он  как  юродивый,  его
боятся и не трогают. Он всегда молчит…
   Некоторые  люди догадываются, что идет нечестная игра  (ведь  не
все  мы  такие тупицы, какими кажемся). Они пытаются прорваться  на
свое законное место. Вот один такой почти пробился к воротам. Перед
ним вырастает огромный ангел с черными кожистыми крыльями и могучей
лапой  вбивает  его  в землю почти по шляпку (на  самом  деле  это,
конечно,   не   земля,  а  облако,  но  оно  такое   загаженное   и
замусоренное…).  Над  поверхностью торчит  только  голова  (“Я  был
хорошим  полицейским!”),  а  апостол  Петр  укоризненно  грозит  ей
пальцем: “Вот тебе и Ад… смотреть всю вечность на ворота Рая!” Петр
любит говорить сентенциями.
   Апостол  Петр  –  маленький сухонький старичок с  длинной  белой
бородой  и  почему-то в красной кардинальской  шапке.  Его  золотые
одеяния  погрязнели и истрепались. Он с тоской смотрит  на  Иисуса,
который  безмятежно  сидит, прислонившись  к  дереву,  и  сушит  на
солнышке свою красную хламиду. Петр НЕНАВИДИТ Иисуса, как ненавидят
сына  своего  босса, который заварил кашу, остался безнаказанным  и
предоставил все расхлебывать остальным сотрудникам фирмы.  “Он  все
испортил”. И ему за это ничего не будет. За это можно и убить, но –
нельзя, и за это ненавидят еще больше…
   Маленькие  ангелята  принесли Петру бутерброды,  запакованные  в
полиэтилен.  Петр разворачивает их и недоверчиво  нюхает:  “Они  не
пропали?”  “Нет,  -  пищат ангелята, - это новое  изобретение!  Они
останутся  свежими еще долго!” “А сколько им?” “Эти –  два  месяца,
этим  –  двести  лет”.  “А  сейчас что?  Какое  время?”  “Сейчас  –
настоящее”…  Петр  угнетен  постоянной переменой  времени.  Ему  не
угнаться  за быстрыми ангелятами, у которых постоянно  то  200  лет
назад,  то  300  лет вперед. Бедный старик путается во  временах  и
ловит  на  себе  вшей  и  взгляды молодых сильных  святых:  “Старый
маразматик”…
   Чтобы  показать свою значительность, Петр, с укоризной глядя  на
Иисуса,  говорит: “Ну, может, ЭТИХ мы еще возьмем, все-таки  нужную
вещь  изобрели”, – и кидает остатки бутербродов в пруд. Иисус,  как
рыбка,  ныряет за ними и, слегка подсушив на солнышке,  ест  их  на
берегу,  угощая  своего  нынешнего фаворита  –  зачуханного  то  ли
человечка, то ли ангелочка.
   Петр  все-таки крут, он еще может планировать стратегию  борьбы,
и  его все еще уважают и боятся – во всяком случае, ПРЯМО ему никто
ничего  не  скажет. Он последний оплот ангелов, которые отупели  на
войне. Их клювы и пасти щелкают, их когти сжимаются, но в глазах их
нет стоящей мысли, и уже всю свою энергию они вынуждены воровать  у
людей…
   
   
   СКАЗКА, РАССКАЗАННАЯ НА ЭСКАЛАТОРЕ

   Было  так…  Жил-был один герой – цыганский принц – и  звали  его
Чёбудет.  А  не Данко или как-то еще. Это был настоящий  герой,  он
сердце  не  вырывал  и вообще никак себя не пиарил.  Герой  он  был
потому, что спас принцессу.
   Ну, и как ЕЕ звали?
   Ее звали… звали ее…
   Старуха Изергиль.
   Не  надо.  Вот смеяться не надо. Это будет эпос, а не  хиханьки.
Надо,   чтобы  имя  подходило,  соотвествовало  чтобы  героическому
Чёбудет… Звали ее Ишькакая.
   Тогда это была чукотская принцесса.
   Да,   это  была  чукотская  принцесса  Ишькакая.  Любовь  –   не
картошка,  полюбил  цыганский  герой  Чёбудет  чукотскую  принцессу
Ишькакую, а когда они встретились – что было, что было!!!!!!!!
   Хорошо, Чёбудет – герой, Ишькакая - героиня. А конь?
   КАКОЙ КОНЬ?!!!!!!!!
   У героя должен быть конь!
   Дааааааа… Конь был тоже…
   Тебе звонят.
   Але… я перезвоню… конь был тоже… нерусский. С гордым именем  Сам
Сунг.
   Типичный татаро-монгольский конь.
   Трофейный.  Но верный. С ним Чёбудет спас принцессу Ишькакую  от
дракона.
   Я просто теряюсь в догадках, как звали дракона.
   Я   тоже…   Звали   дракона…  дракона   звали…   Дракона   звали
соответственно – Бейгадов.
   Хорошее имя для политического деятеля.
   Сразу и имя, и девиз партии.
   А что ты вообще имел в виду?
   В смысле?
   Ну ты на что намекаешь?
   Я ни на что не намекаю.
   А по-моему, это твой любимый девиз.
   Бейгадов?
   Да, ты его не просто так придумал!
   Просто КАК?
   Как  на  остановке было написано: “Смерть черным”. Твой  любимый
девиз.
   Ну и что, там еще была написана буква А. Типа, Астановка.
   Нечего  прикалылваться,  ты на букву А  как  раз  никогда  и  не
смотрел! Ты смотрел на другое!
   Я же не сказал – Бейчёрных.
   Подумал.
   Я  не  подумал, я просто так сказал. Я ничего против  черных  не
имею!
   Стою и верю.
   Ладно… приехали…
   Точно, приехали, конец эскалатора. Не навернись.
   Не дождешься.
   ДОЖДУСЬ!!!!!!!!!!!
   (Толкотня,   крики,  массовый  падеж  скота,   сказочные   герои
разбегаются  кто  куда: герои, принцессы, кони, драконы,  мобильные
телефоны...)
К содержанию || На главную страницу