ДАРЬЯЛ-ДАЙДЖЕСТ

КАВКАЗ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЕ

 
 Tageszeitung 06.05.04
 Москва не заинтересована в политической
 стабильности в Грузии
 Клаус-Хельге Донат
 
 С  тех  пор  как  10  лет назад Грузия обрела независимость,  этот
клочок земли считают распадающимся государством, которое живет лишь
благодаря  американским денежным вливаниям.  Не  успели  люди  этой
страны  выбрать себе нового мессию – президента Михаила Саакашвили,
как  у  подножья Кавказа опять разгорелся конфликт. На этот  раз  в
автономной республике Аджария.
 Можно  ли еще спасти Грузию? Стоит ли Западу вообще тратить  силы?
Кое-кто на Западе может задать такие вопросы. Москва бы ответила на
них  однозначным  «нет». Однако Москва преследует другие  интересы,
отличные  от  укрепления грузинской государственности. Как  всегда,
Москва склоняется к двойной игре.
 Противостояние   между   аджарским   властителем   и   президентом
Саакашвили  на  этот  раз  не вписывается  в  картину  традиционных
этническо-религиозных конфликтов в регионе.
 Вместо   того   чтобы  действовать  силой,  Саакашвили   применяет
стратегию   изматывания.   И   с  успехом.   Сопротивление   против
авторитарного властителя Аслана Абашидзе в Батуми растет  с  каждым
днем.  Его  дни  сочтены,  в  результате  может  получиться  первая
бескровная смена власти в регионе. Тогда бы Тбилиси доказал, что  с
приходом нового президента на самом деле началась новая эра.
 Остается  вопрос, будет ли Москва, которая в Чечне, в  отличие  от
нынешней  Грузии, не проявляет такого же благоразумия, смотреть  на
это  безучастно. Ведь в лице Абашидзе из Грузии уйдет  и  последний
наместник  Москвы.  Однако  Кремль не  заинтересован  в  стабильной
Грузии. И уже совсем не заинтересован в Грузии, ориентированной  на
Запад.
 

 Liberation 06.05.04
 Аджария избавилась от диктатора
 Элен Деспик-Попович
 
 Под  нажимом  Тбилиси  и  внутренней  оппозиции  режим  65-летнего
Аслана  Абашидзе, властвовавший над Аджарией на протяжении 14  лет,
рухнул.  Оставленный  своим ближайшим окружением,  старый  клановый
лидер,  которому  бросила вызов новая грузинская  власть,  минувшей
ночью   покинул  свою  вотчину  на  борту  самолета.  Его  отставке
предшествовала посредническая миссия его защитницы-России,  которая
сохраняет в этом регионе крупную военную базу.
 Этой  ночью  на  улицах  Батуми тысячи  манифестантов  праздновали
отставку   бывшего  властителя.  Чтобы  избежать   кровавой   бани,
грузинский президент попросил Абашидзе покинуть страну добровольно,
направив  в район Батуми элитные подразделения МВД. И ввел  в  игру
Москву.
 Саакашвили  объявил,  что он гарантировал Абашидзе  и  членам  его
семьи  неприкосновенность  и возможность отправиться  в  эмиграцию,
если  он согласится уйти в отставку. И заявил, что до новых выборов
он берет автономию под свое правление.
 Отставка  аджарского  лидера  укрепит позиции  грузинского  лидера
перед  лицом  мятежных Осетии и Абхазии, которые также поддерживает
Москва    и   которые   в   одностороннем   порядке   провозгласили
независимость.
 
 
 Wall Street Journal 12.05.04
 Две державы объединяются у берегов
 Черного моря из-за событий в Грузии
 Хью Поуп, Ги шазан
 
 В  результате переговоров между Москвой и Вашингтоном  официальный
представитель  Вашингтона  позвонил  Абашидзе,  чтобы  убедить  его
покинуть  Аджарию, а российской посредник вылетел вчера в  качестве
сопровождающего в Аджарию.
 «Я  думаю, что Россия совершила тактический ход, но он может  быть
и   стратегическим,  –  говорит  Фиона  Хилл,  сотрудник  института
Брукингса  в  Вашингтоне.  –  Русские заинтересованы  в  сохранении
стабильности  в  этом  регионе. Они не хотят играть  роль  третьего
лишнего.  В  Вашингтоне  поговаривают об усилении  влияния  США  на
Кавказе».
 Хилл  отмечает,  что  те  в  Москве, кто придерживается  умеренных
bgckdnb,   не  хотели  для  России  роли  единственного  сторонника
Аджарии. Россия и так подвергается резкой критике со стороны Европы
и  США  за  ту отрицательную роль, которую она сыграла в истории  с
несостоявшимся  объединением Кипра. Если бы на  Кавказе  разгорелся
новый конфликт, в этом могли бы обвинить Россию. Тогда она стала бы
легкой мишенью на июньском саммите НАТО в Стамбуле, Турция.
 В  то  же  время кремлевские ястребы, сторонники жесткой политики,
протестовали   против   принятого   решения.   Известный    смутьян
националистического   толка  Владимир   Жириновский   заявил,   что
Саакашвили выигрывает, а Россия проигрывает. Он считает, что Россия
напрасно  надеется, что сильная Грузия поддержит ее в  конфликте  с
Чечней.  По его мнению, Запад использует Саакашвили, чтобы  вывести
не  только Чечню, но и другие территории российского Кавказа из-под
контроля Москвы.
 Разумеется,  это  бескровное восстановление грузинского  правления
на территории Аджарии придаст новый импульс «революции роз». К тому
же   это  обеспечит  надежность  перевозок  западной  нефти   через
батумский порт, снизит стоимость транспортировки из Турции и убедит
инвесторов  в целесообразности вложений в трубопровод Баку-Тбилиси-
Джейхан, строительством которого руководит British Petroleum.
 «Процесс  воссоединения  страны  начался»,  –  сказал  Саакашвили,
обращаясь  к  приветствующей его в Аджарии  толпе.  Однако  убедить
Россию отказать Аджарии в поддержке, это, возможно, далеко не самая
сложная часть задачи.
 Как  считают  некоторые дипломаты, в обмен на свое  сотрудничество
Россия  может  потребовать от США гарантий в том,  что  они  убедят
Саакашвили  притормозить  с  заявленной им  политикой  установления
контроля в других поддерживаемых Россией провинциях – Южной  Осетии
и   Абхазии.  Это  –  более  проблемные  территории,  так  как  они
расположены  на  самой  границе с Россией,  в  отличие  от  Аджарии
тамошнее   население  не  является  этнически   грузинским   и   не
симпатизирует Саакашвили.
 
 
 Daily Telegraph 11.05.04
 Слабое место Путина
 Редакция
 
 Покушение  на чеченского лидера Ахмада Кадырова ударило  Владимира
Путина  в  Ахиллесову пяту. Как избранный наследник Бориса Ельцина,
российский  президент  создал себе репутацию  человека,  способного
подчинить мятежную республику.
 После  убийства  Кадырова Кремль оказался  поверженным.  Президент
говорил  о  возмездии,  однако вероятность  проведения  эффективной
военной операции мала. Скорее, ему грозит перспектива политического
хаоса.
 В   более   рациональном   мире  Путин,   продолжая   бороться   с
экстремистами,  должен был бы сесть за стол переговоров  с  Асланом
Масхадовым,  который был избран президентом Чечни в  1997  году,  и
другими   местными   лидерами,  чтобы   путем   переговоров   найти
политическое  решение,  приемлемое  для  большей  части  населения.
Однако  Кремль позиционирует Масхадова как террориста и  тем  самым
лишает себя подающего больше всего надежд собеседника. Поставив все
на Кадырова, Путин загнал себя в угол.
 В  том  факте,  что повстанцы ударили всего через  два  дня  после
инаугурации   президента  на  второй  срок,   может   быть   скрыто
пророческое значение. На чеченской волне Путин, избранный Ельциным,
поднялся  из  безвестности до лидера с парламентом у  своих  ног  и
подавляющей поддержкой населения. Однако такая концентрация  власти
чревата опасностями для него самого.
 
 
 Suddetsch.Zeiut. 12.05.04
 Шпионы, пришедшие с холода
 Даниэль Бресслер
 
 Сообщение  о  смерти  поступило  преждевременно.  Лидер  чеченских
мятежников  Зелимхан  Яндарбиев погиб в  бою,  сообщало  российское
информационное  агентство.  Несколько позже  чеченец  уже  выступал
перед   камерами  и  заявлял,  что  «борьба  будет  продолжена   до
последнего  солдата».  Слухи  о  своей  смерти  он  назвал  «сильно
преувеличенными». Это было в конце апреля 1996 года.
 Почти  восьмью  годами позже, 13 февраля 2004 года,  вскоре  после
пятничной молитвы в спокойном жилом квартале Дохи, столице  эмирата
Катар,  был  взорван джип японского производства. В  машине  сидели
Зелимхан Яндарбиев и его 13-летний сын. Яндарбиев вскоре скончался,
мальчик получил тяжелые ранения.
 В  эти  дни  в  Дохе перед судом за данное убийство  отвечают  два
человека  –  и  государство. Оба подсудимых – Анатолий  Белашков  и
Василий  Бокчов – являются сотрудниками российской военной разведки
ГРУ.  Если они будут признаны виновными, то это будет обвинительным
приговором  и для России, поскольку без разрешения, полученного  на
самом  верху, сотрудники спецслужб вряд ли пошли бы на убийство  за
границей.
 За  чеченцем  давно  наблюдали. Российское  правительство  считало
Яндарбиева  закулисным руководителем террористов. Уже три  года  он
жил   в   Дохе   под  защитой  эмира  и  якобы  активно   занимался
финансированием  чеченских  боевиков. Русские  также  считали,  что
бывший  чеченский президент был одним из тех, кто стоял за массовым
захватом  заложников в Московском театральном  центре  осенью  2002
года.  Москва потребовала от маленького эмирата в Заливе его выдачи
– безуспешно.
 По  версии  катарцев, в конце концов русские  взяли  дело  в  свои
руки. Сотрудники спецслужб нелегально привезли в страну взрывчатку,
укрепили  взрывное  устройство  под днищем  автомашины  Яндарбиева,
чтобы  затем в подходящий момент привести его в действие при помощи
дистанционного управления, – так гласит обвинение.
 Оба  россиянина  –  и  с  ними согласно российское  государство  –
утверждают, что они подвергались в заключении пыткам, и заявляют  о
своей  невиновности. Шпионы находились в Дохе с  миссией,  «носящей
информационно-аналитический  характер  и  связанной  с  борьбой   с
международным  терроризмом»,  утверждает  министерство  иностранных
дел.
 Американцы,  вроде бы, помогли своим катарским  друзьям  выйти  на
след русских, отчего в пустыне повеяло ветром холодной войны.
 
 
 The Wall Street Journal 12.05.04
 Сладкая горечь Кавказа
 Томас де Ваал
 
 Завтра  исполнится  десять  лет с тех пор,  как  прекращение  огня
приостановило  практически забытый теперь в мире конфликт.  Но  эти
десять  лет  покоя на границе Армении и Азербайджана –  в  Нагорном
Карабахе  –  не  должны нас обманывать: мир там  не  вечен.  Скорее
наоборот, за последний год перемирие становится все напряженнее,  и
угрозу новой войны на Южном Кавказе нельзя больше игнорировать.
 В  1988  году  спор вокруг Нагорного Карабаха стал первым  камнем,
повлекшим    за   собой   камнепад   межнациональных    конфликтов,
завершившихся распадом СССР. Армяне и азербайджанцы претендовали на
эту  территорию,  лежащую  в границах советского  Азербайджана,  но
населенную  в  основном армянами. Обе стороны отрицали  права  друг
друга  на  Нагорный  Карабах.  В  1992  году,  так  и  не  разрешив
противоречий,  обе республики вышли из состава СССР  и  вступили  в
настоящую войну друг с другом.
 Когда  истощенные страны вынуждены были 12 мая 1994 года подписать
соглашение о перемирии, Армения выиграла, но дорогой ценой.
 Неразрешенный   конфликт   все   еще   оказывает   свое   пагубное
воздействие на этой обширной территории, простирающейся от  Черного
до   Каспийского  моря.  Экономический  рост  Армении  сдерживается
географическим    положением   между   Турцией   и   Азербайджаном.
Азербайджан  с  сотнями  тысяч  беженцев  также  сильно  пострадал.
Политическая  культура  обеих  стран отравлена  националистическими
мифами, созданными войной.
 Международных  переговорщиков  из США,  Франции  и  России  нельзя
упрекнуть в недостатке изобретательности – они предложили несколько
вариантов плана по установлению мира. Самый далеко идущий план  был
одновременно и самым смелым: весной 2001 года во Флориде президенты
двух конфликтующих государств встретились для обсуждения документа,
по  которому  Армения  разрешала  возвращение  95%  азербайджанских
беженцев и строительство дороги через территорию Армении, ведущую в
обособленный  азербайджанский район  Нахичевань.  В  обмен  на  это
Азербайджан  должен был оставить Нагорный Карабах.  В  человеческом
смысле  выгоды от такого договора были бы неизмеримы –  но  так  же
велики были и политические риски Азербайджана.
 У  мировой общественности до сих пор есть причины тревожиться  из-
за  этой  горной территории. По соседству – беспокойная  Грузия.  В
нескольких  десятках километров – строительство нефтепровода  Баку-
Тбилиси-Джейхан  стоимостью  в  3  млрд  долларов.  Новый  конфликт
разрушил   бы   перспективы  региона  на  дальнейшее  развитие,   а
возможности такого конфликта нельзя исключить. В последние  полгода
в Азербайджане растут воинственные настроения и раздаются призывы к
«освобождению» потерянных земель.
 Что   же   делать?  Новый  президент  Азербайджана  Ильхам  Алиев,
образованный человек, столкнулся с нелегкой задачей: ему  предстоит
сменить военную риторику на компромисс.
 Задача,  стоящая перед Арменией, труднее определяется, но  она  не
менее  важна  исторически. Тяжело вырваться  из  опасной  ситуации,
пущенной  на  самотек, и протянуть руку кавказскому  соседу.  Чтобы
сделать это, может понадобиться больше гибкости в связи с планом по
возвращению сотен тысяч азербайджанских беженцев в их бывшие дома.
 Этот  печальный  конфликт  на  самом  деле  вполне  разрешим,  при
условии,  что обе стороны пойдут навстречу друг другу.  У  армян  и
азербайджанцев   больше  общего,  чем,  скажем,  у   израильтян   и
палестинцев.  Процент  смешанных браков  между  ними  очень  высок.
Проблема  в  том,  что  вот  уже  больше  десяти  лет  между  этими
государствами нет диалога.
 На  посторонний  взгляд самым странным кажется,  что  за  все  это
время  азербайджанцы  ни  разу  ни  сели  за  стол  переговоров   с
карабахскими  армянами,  которые,  как  они  утверждают,   являются
собственно гражданами Азербайджана.
 Из-за  этого  все  международные переговорщики выглядят  несколько
смешно.  Они, конечно, должны продолжать способствовать  соблюдению
режима перемирия и работать над мирными программами, но их основная
роль  теперь  –  убеждать, привнося на эту  территорию  новый  язык
взамен  той  воинственной  риторики,  к  которой  привыкли  местные
жители.  Они должны терпеливо рассказывать историю о том,  как  все
может  быть  иначе,  как Армения и Азербайджан  могут  снова  стать
дружественными нациями.
 
 
 Tageszeitung 13.05.04
 «Лицензия на убийство мирных жителей»
 Клаус-Хельге Донат
 
 Суд  присяжных в Ростове оправдал четверых российских  военных.  В
январе  200  года они застрелили пятерых чеченцев после  того,  как
отпустили   их   на  свободу.  Военная  прокуратура  не   исключает
возможности пересмотра решения.
 Одна  женщина  и  четверо  мужчин сидят на  корточках  в  яме  под
Шатоем,  в  горном районе Чечни. 11 января 2002 года.  Их  охраняют
четверо военных 641-го отряда спецназа ГРУ из Новосибирска. Чеченцы
ехали  на джипе, и сначала их было шестеро. Директор школы из Шатоя
Саид  Аслаханов  лежит  в  джипе, он умер от  многочисленных  пуль,
выпущенных военными, которые открыли огонь по машине, так  как  она
якобы не остановилась по требованию.
 То,  что в их сети попали никакие не террористы, разведчики поняли
быстро.  Они  получили  задание выследить  ваххабита  и  саудовско-
иорданского командира наемников Хаттаба, который распределял  между
чеченскими  мятежниками  помощь,  поступавшую  от  исламистов.   По
крайней  мере, они признали это на суде, проходившем в  Ростове-на-
Дону, где в течение нескольких месяцев рассматривалось дело «группы
Ульмана».  Во  вторник  тот же самый суд подтвердил  оправдательный
приговор, вынесенный подсудимым присяжными.
 Капитан  Эдуард  Ульман после страшной ошибки  связался  со  своим
начальником  майором  Перелевским, находившемся  в  штабе,  который
впоследствии тоже оказался в Ростове на скамье подсудимых.
 «Один  холодный,  пятеро  теплые, что  делать?»  –  якобы  спросил
Ульман  по рации. «Капитан, у вас не один «200-й» (так на армейском
жаргоне  обозначают труп), в шесть «200-х», – последовало  указание
из штаба.
 Офицеры  извинились  перед задержанными и отпустили  их,  сообщив,
что  они  свободны.  По  пути  к джипу  освобожденных  предательски
расстреляли, в том числе женщину-инвалида Зайнаб Джаватханову, мать
четверых  детей. Затем военные оттащили трупы в машину  и  подожгли
ее.
 Подсудимым   было  предъявлено  обвинение  в  убийстве.   Они   не
оспаривали  сам факт, однако вину свою отрицали. Защита утверждала,
что  военные  лишь выполняли приказ, как это предусмотрено  уставом
вооруженных   сил.   То,   что  внутренний   служебный   устав   не
распространяется  на обращение с гражданскими лицами,  во  внимание
принято не было.
 Людмила    Тихомирова,   адвокат   жертв,   считает    сегодняшнее
подтверждение оправдательного приговора фатальной судебной ошибкой:
«Фактически  это  лицензия  на  убийство  мирных  жителей,  которая
внушает, что в Чечне можно убить любого без боязни понести  за  это
наказание».
 Приговор  скорее  показал, что жюри присяжных  руководствуется  не
правом и законом, а многолетней ненавистью и расизмом, разжигаемыми
против   их   сограждан   неславянского  происхождения.   Присяжные
заседатели действовали по принципу: «наши» и «не наши». Преступники
оказалась «нашими», а жертвы – чужими.
 Всходы,   посеянные  чеченской  войной,  взошли,  война   поразила
российское  общество. После оглашения приговора присяжные  выразили
одобрение своему же решению продолжительными аплодисментами.
 

 Der Standard 19.05.04
 Деньги исчезли по дороге на Кавказ
 Эдуард Штайнер
 
 После  того как президент России Владимир Путин на прошлой  неделе
на  месте составил себе картину о состояния Чечни, он созвал  самых
высокопоставленных   представителей  правительства   и   потребовал
выработки    плана   по   социально-экономическому   восстановлению
опустошенной столицы, Грозного.
 До  конца  года  все  жители должны получить компенсацию  за  свои
разрушенные  дома,  говорится  в  распоряжении  Путина.  По  словам
помощника  президента Асламбека Аслаханова, Путин обратил внимание,
что   сообщения   об  успешном  восстановлении  Чечни   не   совсем
соответствуют действительности.
 Не   секрет,   что   многие   российские   военные   не   особенно
заинтересованы в окончании чеченского конфликта. Война дает  им,  а
также  чиновникам  уникальные  возможности  участвовать  в  дележке
текущих  на  Кавказ  денег.  Все  начинается  в  Москве,  где,   по
сообщениям  СМИ, пропадает уже половина предназначенных  для  Чечни
денег.  Из  дошедших  денег примерно 25-30 процентов,  по  оценкам,
исчезают затем в результате завышения счетов за строительные работы
и другие проекты.
 Российская  Счетная палата подсчитала, что в 2002 году  лишь  8,4%
от    суммы,   выделенной   на   восстановление,   были   потрачены
целесообразно.
 Недавно  контрольный орган министерства финансов представил  отчет
о  проверке  за  2003  год, который свидетельствует,  что  в  Южном
административном  округе, который граничит с Кавказом,  расхищается
бюджетных  средств больше, чем где-либо по стране: в  прошлом  году
это  были свыше 420 млн долларов, что соответствует приросту в 34%.
Это, по мнению финансовых экспертов, понятно, поскольку именно  там
концентрация войск наиболее высока, а на войска и войну в Чечне, по
их словам, «списывают» больше всего.
 В  начале  2003  года  был снят с должности премьер  Чечни  Михаил
Бабич,  после того как он вскрыл огромные махинации с  деньгами  на
восстановление  Чечни. Бабич настаивал на том, чтобы  миллиарды  на
восстановления     переводились     непосредственно      чеченскому
правительству, а не контролируемым Кадыровым местным органам.
 За  несколько  дней  до  своей смерти  вместе  с  Кадыровым  глава
Госсовета  Чечни  Хусейн Исаев в письме российскому  премьеру  тоже
потребовал  переводить финансовые средства напрямую  правительству.
Он   заявил,  что  деньги  на  строительные  материалы  пропали   в
многочисленных  посреднических фирмах и  что  была  построена  лишь
четверть профинансированных объектов.
 После  того как президент России Владимир Путин на прошлой  неделе
на  месте составил себе картину о состояния Чечни, он созвал  самых
высокопоставленных   представителей  правительства   и   потребовал
выработки    плана   по   социально-экономическому   восстановлению
опустошенной столицы, Грозного.
 
 
 Berliner Zeitung 21.05.04
 Тогда ты становишься никем
 Христиан Эш и Наташа Фройндель
 
 Апти  Бисултанов,  поэт  и вице-премьер сепаратистов,  о  войне  в
Чечне. Интервью.
 –  9 мая в Грозном был убит Ахмад Кадыров, чеченский президент,
поддерживаемый  Москвой.  Вы были с ним знакомы.  Что  это  был  за
человек? 
 –  Мне не интересно говорить о его человеческих качествах. Я  знал
его  как  самого  жестокого предателя моего народа,  с  его  именем
связан тотальный террор против чеченцев. Он мне безразличен.  Он  –
никто,  как  и все, кто последуют за ним. Потому что Путин  –  тоже
никто!  Путин – это не человек, а механизм, и Кадыров был одним  из
винтиков в его механике. Это механизм шовинистической реваншистской
России. Кадыров кончил как и должен был кончить.
 –  Кадыров  не  всегда  был  этим винтиком.  До  начала  второй
чеченской   войны  он  выступал  на  стороне  Масхадова,   свободно
избранного президента и сегодняшнего вождя сепаратистов. 
 –  Этот  принцип  баррикад – «кто с нами, тот  и  прав»  –  я  как
художник  и как человек не разделяю, так же как и идею национальной
независимости. Мы сделали много ошибок, поскольку опирались на этот
принцип.  Такой  ошибкой  был и Кадыров. К сожалению,  из-за  наших
ошибок  мы  испытали сильнейшие потрясения. Следует вспомнить,  что
мы,  чеченцы,  никогда  не  имели своего государства.  Мы,  правда,
неоднократно   провозглашали  государство,   однако   на   практике
государственных и общественных институтов у нас никогда не было.
 – Вы поэт. Когда вы решили пойти в политику? 
 –  Я  никогда  не принимал такого решения. И сейчас я  не  являюсь
политиком.
 –  Но  еще  в 1999 году, перед началом второй чеченской  войны,
Масхадов назначил вас вице-премьером по социальным вопросам. 
 –  Я им все еще остаюсь. Но нельзя разделять то, что происходит  в
Чечне, и говорить здесь – о политике, там – о гражданской жизни, об
искусстве. У нас нет профессиональных политиков: Закаев – актер,  я
–  поэт, наш бывший президент Яндарбиев тоже был поэтом; два друга,
которые   погибли   рядом  со  мною  в  окопе,   были   прекрасными
художниками.  Одному очень популярному певцу прямо  рядом  со  мной
оторвало  ноги – мы принимали решения не ради власти, а по совести.
Я  всегда говорю: «Нам, чеченцам, не нужны сторонники чеченцев, нам
нужны  сторонники  правды». И в этом мире я на  стороне  правды.  Я
знаю, у вас в Германии и в сегодняшнем мире это звучит архаично, но
существуют  ценности, которые нельзя предавать. Если  их  предаешь,
становишься никем.
 – В этом конфликте одна правда – или несколько? 
 – Очень просто установить правду в этом конфликте.
 –  Вы  говорите так, как будто существуют всего две  стороны  –
оккупанты  и  сопротивление. Однако журналистка  Анна  Политковская
придерживается   мнения,  что  это  конфликт  между  «западниками»,
сплотившимися  вокруг  умеренного президента Масхадова,  «арабами»,
приверженцами  исламизации, и мелкими группами,  которые  воюют  из
личной мести. 
 –   Я   восхищаюсь   госпожой  Политковской  за  ее   мужественные
репортажи,  но  здесь она пытается быть слишком  хитрой.  Какая  из
прежних  войн  против  оккупантов  была  более  единодушной?   Надо
смотреть в сердцевину конфликта. Наш народ был депортирован не  из-
за  «Аль-Каиды»! Конечно, некоторые воюют из мести, некоторые  –  с
другими целями, некоторые – во имя Аллаха, все это так – но  только
потому, что пришли оккупанты и вся Чечня превратилась в концлагерь.
Если  вы  спросите,  становится ли чеченское общество  радикальнее,
склоняется ли оно к экстремизму, я отвечу: «Конечно!» Это очевидно.
Что  еще остается человеку, кроме религии? Где правосудие и  закон,
где  права  человека? Европа ничего не делает, она даже не  говорит
Путину:  то, что там творится, это плохо! Но, уверяю вас,  в  конце
концов  Европе так или иначе придется решать эту проблему –  и  чем
раньше, тем лучше.
 

 Financial Times 24.05.04
 Судьба грузинских сепаратистов в руках Путина
 Том Уорнер
 
 Влияние  президента России Владимира Путина приобретает угрожающие
размеры в маленькой непризнанной республике Южная Осетия.
 Лицо  президента России на фоне российского флага и лозунга «Путин
–  наш президент» смотрит с рекламных щитов, установленных по всему
Цхинвалу, столице сепаратистского региона Грузии.
 Хотел  Путин  того или нет, судьба этого района долин  на  склонах
Кавказских гор находится главным образом в его руках.
 Президент Грузии Михаил Саакашвили оспаривает десятилетний статус-
кво,  при  котором  Южная Осетия и еще один  сепаратистский  регион
Грузии,  Абхазия,  управляются почти так,  как  если  бы  они  были
российской территорией.
 Главная  цель, которую ставят перед собой «правительства»  Абхазии
и Южной Осетии, состоит в том, чтобы быть аннексированными Россией.
Для  Южной Осетии объединение с более крупной республикой  Северная
Осетия,  находящейся  в России, это «главная и  постоянная  мечта»,
говорит «министр иностранных дел» Южной Осетии Мурат Джиоев.
 Но  устремления  Саакашвили набирают силу после недавнего  захвата
Аджарии,  еще одной грузинской провинции, бывший правитель  которой
Аслан  Абашидзе  оказывал Тбилиси открытое неповиновение  и  просил
Россию  о  военной  поддержке. Вместо этого  Путин  поручил  своему
посланнику вывезти Абашидзе в Москву.
 Жителям  Южной Осетии и Абхазии остается только гадать, согласится
ли Путин и на их возвращение под контроль Грузии. Пока их границы с
остальной частью Грузии охраняют российские войска.
 Полковник   Юрий  Ахметов,  заместитель  командующего  российскими
силами  в  Южной  Осетии, заявил, что он уполномочен  предотвратить
попытки грузинских войск войти в регион.
 Путин  ясно  дал  понять,  что он против признания  сепаратистских
государств  в  Грузии,  которое, по его  мнению,  противоречит  его
борьбе  против чеченских сепаратистов. Но в то же самое  время  его
правительство  во многом поощряет сепаратистов в  Абхазии  и  Южной
Осетии.
 

  Tageszeitung 25.05.04
 В Грозном нет шансов на мир
 Клаус-Хельге Донат
 
 «Когда  я  вижу  эту  военную  силу, я  вспоминаю  былые  времена.
Неужели  мы  не  могли  раньше прижать этих  ваххабитов?  –  сказал
Магомед  Хамбиев  перед  бойцами, которыми  командует  сын  убитого
президента  Рамзан Кадыров. – Я готов идти с Рамзаном Кадыровым  до
конца. Аллах акбар!»
 Хамбиев  не просто обычный полевой командир. Вплоть до  апреля  он
был  министром  обороны при изгнанном чеченском  президенте  Аслане
Масхадове,  но затем перешел в ряды пророссийских сил Кадырова.  Не
добровольно:  бойцы  Кадырова похитили около десяти  представителей
его клана и пригрозили их ликвидировать.
 Грозненский  режим  радовался большой  добыче.  Покаяние  Хамбиева
Москва  передала  по всем каналам. Но приобрели  ли  Кремль  и  его
наместник по-настоящему преданного союзника?
 9  мая  был  взорван  Ахмад  Кадыров.  Предположение,  что  теракт
устроил  кто-то  из его окружения, не является невероятным.  Судьба
Хамбиева  – не единичный случай. «Они могут нас убить, но не  могут
унизить», – гласит железный закон чеченского кодекса чести. Кто  не
соблюдает его, должен заплатить жизнью. Этого требуют кровная месть
и обычаи.
 Этический   фундамент,   который  столетиями   не   давал   народу
погибнуть,  в  последние десять лет войны начал шататься.  Молодежь
обратилась   к  радикальному  исламу,  поскольку  она  воспринимает
унижение, которое на их глазах терпит старшее поколение, как позор.
 После  пяти лет миротворческой политики в Грозном наступила  такая
нормализация,  что президент Путин смог отважиться тайно  совершить
туда краткий визит после теракта. Он с удивлением обнаружил, что из
вертолета Грозный выглядит ужасно.
 Сейчас  Москва ищет преемника. Президентские выборы  в  республике
состоятся   29  августа.  Наблюдатели  вглядываются  в  кандидатуру
отпрыска Ахмада Кадырова, Рамзана. Кремль назначил его заместителем
главы  правительства. Тот факт, что 27-летний Рамзан еще  не  может
быть  избран  (конституция предусматривает минимальный  возраст  30
лет), пожалуй, не стало бы препятствием для Москвы.
 Рамзана  в  народе ненавидят больше, чем отца. Даже  прокремлевски
настроенные эксперты считают, что он устранит любого, кто осмелится
поднять  голову. Рамзан тем временем отказался баллотироваться.  Он
знает,  что  любой  новый  глава без его согласия  и  благословения
Москвы не осмелится сделать ни одного шага.
 Если  Кремль послушается военных и напрямую возьмет руководство  в
Чечне в свои руки, это будет признание Путиным своего провала. Если
лишить  Рамзана и «кадыровцев» власти, то разгорится  новый  пожар.
Три стороны будут противостоять друг другу: лояльные остатки бойцов
Кадырова, сепаратисты Масхадова и российские военные.
 Новый  разгар гражданской войны кажется неотвратимым. Пока  Рамзан
будет  бесчинствовать, перспектив нормализации не  просматривается.
Сына  Кадырова  необходимо  лишить власти.  Это  вызовет  проблемы,
которые  аукнутся и в Кремле, но, по крайней мере,  Путину  следует
признать ошибки и занять позицию, открытую для диалога с боевиками.
Если этого не произойдет, то Россия и дальше будет ожесточаться.
 Тем  временем боевики на сайте «Кавказцентр» заявляют:  «Не  нужно
быть  Нострадамусом,  чтобы предсказать судьбу  Рамзана  Кадырова».
Москве следует упредить их.
 
 
 Frankfurter Alllgem. 25.05.04
 Нож к горлу
 Майнат Абдуллаева
 
 Каждый  день в Грозном и других местах Чечни сепаратисты подрывают
российскую боевую технику. Почти ежедневно они нападают на  военные
базы, убивают российских солдат и чеченских коллаборационистов. Еще
хуже  –  похищения  и внесудебные казни, которые стали  неотделимой
частью этой продолжительной войны, называемой «миром».
 Никогда  раньше преступность не была столь высока, как сейчас.  На
пятом  году  войны торговля заложниками или их трупами превратилась
прибыльную статью дохода.
 По  ночам хорошо вооруженные люди в камуфляже вламываются  в  дома
мирных  жителей  и  уводят  одного или нескольких  молодых  мужчин.
Жертвы  исчезают бесследно, призывы о помощи, адресованные властям,
остаются,  как  правило, без последствий. По прошествии  некоторого
времени военные предлагают родственникам купить у них информацию  о
месте  нахождения  пропавшего. Заплатив  побольше,  можно  выкупить
самого пропавшего без вести или, что скорее, только его тело.  Цены
колеблются от трех до пяти тысяч долларов за живого и от  одной  до
двух тысяч за тело. Торг вполне уместен.
 По  всей  Чечне,  как сомнамбулы, в одиночку или  группами  бродят
сотни матерей, чьи дети были похищены во время ночных облав. От  их
прикосновений ручки дверей на зданиях региональных администраций  и
правозащитных  организаций  блестят, словно  начищенные.  Время  от
времени они митингуют у здания администрации в Грозном. Они ищут  и
почти  ежедневно  находят  новые места  массовых  захоронений.  Они
завидуют тем, кто нашел своего ребенка, пусть даже мертвым,  потому
что покойника можно хотя бы оплакать и похоронить.
 Только  в  течение двух последних месяцев в Чечне было  обнаружено
шесть  могил  с 36 телами людей, которых при жизни зверски  пытали.
Некоторые  лежали  там  с  начала  войны,  другие  были  захоронены
недавно.  Например,  еще  не  истлевшие  девять  трупов  в  могиле,
обнаруженной  10  апреля; они оказались телами тех  людей,  которых
всего две недели назад из села Дубай-Юрт увели российские солдаты.
 Военные  приехали  в Дубай-Юрт на нескольких бронетранспортерах  и
маленьких  автобусах  без  номерных  знаков.  Они  блокировали  две
главные  сельские  улицы  и  за несколько  минут  захватили  девять
мужчин, среди них – инвалида, страдавшего церебральным параличом, и
увезли их с собой.
 В  течение двух недель родственники проводили акцию протеста перед
Домом правительства в Грозном. Правительственные чиновники выходили
к  ним  и  уверяли,  что все похищенные живы и  находятся  в  штаб-
квартире   российских   войск   в  Ханкале   и   после   завершения
расследования смогут отправиться домой. Но вместо этого  похищенные
были найдены мертвыми в могиле.
 На  их  похороны не пришел никто из представителей властей,  никто
из  правоохранительных  органов  не  занялся  расследованием  этого
происшествия.  Возможно, потому, что в Чечне подобные  преступления
совершались и будут совершаться тысячами. Правозащитные организации
говорят  о  приблизительно ста убийствах в месяц, причем  только  в
результате внесудебных казней.
 В  недавнее  время  к подобным гнусным преступлениями  прибавились
еще   акции   возмездия,   осуществляемые   службой   безопасности,
возглавляемой  Рамзаном  Кадыровым. Важной  победой  явился  захват
Магомеда   Хамбиева,   вождя   мятежников   и   министра    обороны
правительства Масхадова.
 Чтобы  вынудить  Хамбиева капитулировать, Рамзан  Кадыров  похитил
около  40  его  близких родственников, среди них –  двух  студентов
грозненского  университета, которых я лично  знаю.  Одного  из  них
Кадыров-младший отправил к мятежникам в горы с уведомлением о  том,
что,  если  Хамбиев  не сдастся, все пленники будут  убиты.  Теперь
Хамбиев живет по соседству с Кадыровыми на строго охраняемой вилле.
 Сегодня  в  Чечне Рамзана Кадырова и его людей боятся чуть  ли  не
больше,   чем   российских  военных.  Выступая   по   региональному
телевидению, отпрыск убитого президента сказал телезрителю, который
пожаловался  на  вторжения неизвестных вооруженных лиц  в  квартиры
мирных  граждан:  «Если ты мужчина, у тебя при себе  всегда  должен
быть нож. Просто режь глотку любому, кто хочет к тебе вломиться. Я,
во всяком случае, поступаю именно так». Затем он рассмеялся.
 Однако  сегодня Чечня – это не только поле боя, говорит  политолог
Халид.  «Здесь  крутится очень много денег. Идет  борьба  за  сферы
влияния  и  за  нефть;  в  последней заинтересованы  многочисленные
экономические империи. Как с этим хочет справиться Рамзан  Кадыров,
который практически не умеет читать, просто невообразимо».
 
 
 Le Temps 01.06.04
 Грузия давит на Южную Осетию
 Л.Т.
 
 В  понедельник  Грузия  направила  свои  элитные  подразделения  и
военные  вертолеты  к  «границе»  с сепаратистской  Южной  Осетией,
демонстрируя намерение «навести порядок на своей территории». После
состоявшихся переговоров войска были выведены.
 Южная  Осетия,  самопровозглашенная «республика»  со  100-тысячным
населением,    пользуется    фактической    независимостью    после
вооруженного  конфликта  начала  90-х  годов.  Недавно  она   вновь
высказала желание присоединиться к Российской Федерации, являющейся
ее  северным  соседом. В Цхинвали, «столице»  Южной  Осетии,  резко
осудили  «провокацию», организованную Тбилиси. «Никто  не  помешает
грузинским властям навести порядок на своей территории», –  заявил,
в свою очередь, премьер-министр Грузии Зураб Жвания.
 Грузинский  президент Михаил Саакашвили, избранный  в  январе  97%
голосов, поклялся восстановить территориальную целостность  страны,
нарушенную сепаратизмом Абхазии и Южной Осетии, и в начале мая  ему
уже  удалось  добиться  подчинения еще одной территории,  где  были
сильны автономистские настроения – Аджарии.
 В  понедельник  утром грузинские власти объявили о направлении  на
«границу» с Южной Осетией элитных подразделений в связи с тем, что,
по их утверждению, российские миротворческие войска приняли решение
«ликвидировать» четыре грузинских поста.
 После  подчинения  Аджарии  36-летний  Михаил  Саакашвили,  бывший
адвокат,   настроенный  националистически   и   в   то   же   время
ориентированный на Запад, заявил, что его следующими целями  станут
Абхазия и Южная Осетия.
 Эти  две  области, граничащие с Россией, отделились  от  Грузии  в
результате  вооруженных конфликтов начала 90-х годов и до  сих  пор
пользовались  фактической  независимостью,  в  частности  благодаря
присутствию российских миротворческих сил.
 По  оценкам экспертов, за последние годы более половины абхазов  и
жителей Южной Осетии получили российское гражданство.
 
 
 Die Presse 02.06.04
 Южная Осетия: Саакашвили наносит второй удар?
 Эльке Виндиш
 
 После  того  как Аджарию вернули под контроль центральной  власти,
Тбилиси   взялся  за  следующую  мятежную  республику.  Возвращение
Аджарии под крышу Тбилиси было первым ударом. Последует ли теперь в
отношении Южной Осетии второй удар?
 Эта  республика  на  севере  Грузии с населением  около  70  тысяч
человек  в  1990  году объявила себя независимой  и  в  течение  18
месяцев  вела  войну с Грузией. Однако в эти выходные,  на  Троицу,
впервые  за  несколько  лет специальные подразделения  министерства
внутренних  дел  и танки Тбилиси временно вторглись  на  территорию
Южной Осетии.
 Официальная причина – защита постов, которые Грузия разместила  на
границе,  чтобы воспрепятствовать контрабанде на границе с Россией.
Командующий  российскими  войсками в  Южной  Осетии,  генерал-майор
Святослав  Набздоров  расценил  продвижение  грузинских  войск  как
провокацию.  Не удивительно. Его солдаты, как сообщают наблюдатели,
с выгодой для себя участвуют в активной контрабанде между Россией и
Грузией.
 Президент   Грузии   Михаил  Саакашвили   объявил   восстановление
единства  государства  абсолютным  приоритетом.  Аджария,  где  ему
удалось  лишить  власти  пророссийски настроенного  Абашидзе,  была
важным успехом. Южная Осетия уже намечена как следующая цель.
 То,   что  борьба  с  контрабандой  была  предлогом,  а  временное
направление войск – лишь пробным шагов, Саакашвили сам  дал  понять
на   пресс-конференции.  Грузия  –  это  государство   с   твердыми
границами,  а  не неопределенная территория, с которой какой-нибудь
генерал может поступать как ему вздумается, заявил он, имея в виду,
конечно, Набздорова.
 В  Кремле в конце концов осознали, что крепнущая Грузия может быть
очень  полезна  в  борьбе самой России с чеченскими  сепаратистами.
Поэтому   падение  своего  сторонника  в  Аджарии  Россия   приняла
относительно  спокойно. Однако в Абхазии и Южной  Осетии  президент
Путин  должен настаивать на безнасильственном разрешении кризиса  и
консенсусе  с  сепаратистами. Иначе российскому  Северному  Кавказу
грозят серьезнейшие сдвиги.
 Многие  народы в этом регионе имеют тесное родство с  абхазами  и,
как  и они, исповедуют ислам. В девяностые годы во время борьбы  за
независимость против Тбилиси они уже приходили с оружием на  помощь
своим  братьям  и снова готовы это сделать. В случае начала  нового
вооруженного  конфликта  это  может  изменить  политическую   карту
региона.
 
 
 Gerald Tribune 02.06.04
 Семь месяцев спустя.
 Розы грузинской революции вянут
 Илан Гринберг
 
 Президент   Грузии   Михаил   Саакашвили,   которого   почти   все
соотечественники  называют Мишей, пришел к власти  22  ноября  2003
года   после  штурма  парламента,  транслировавшегося  национальным
телевидением  в прямом эфире. Из задних рядов он потребовал,  чтобы
Эдуард Шеварднадзе, по мнению многих, фальсифицировавший результаты
выборов, ушел.
 Шеварднадзе,  бывший  советский  министр  иностранных   дел,   под
руководством  которого  Грузия  погрязла  в  нищете  и  беззаконии,
выглядел ошеломленным, а затем сраженным риторикой Саакашвили.
 При  Шеварднадзе  коррупция приобрела масштабы  эпидемии  и  стала
почти  такой  же  характерной чертой пейзажа, как разбитые  дороги,
разрушающиеся здания и горы со снежными шапками.
 «Мы  стоим  перед  дилеммой, – сказал новый  генеральный  прокурор
Ираклий Окруашвили, – ибо можем арестовать любого».
 Кумовство,   протекционизм,  взяточничество,  плата  за   школьные
оценки   и  даже  появление  на  работе  в  11  утра  правительство
Саакашвили  называет  врагами  революции.  Недавняя  история   дает
основания  думать, что провести реформы в слабом государстве  почти
невозможно.  Борис  Ельцин  в  России,  коммунистические  вожди   в
Центральной  Азии,  Шеварднадзе в  Грузии  –  президенты  по  всему
бывшему  СССР  приходили к власти, давая такие же обещания,  что  и
Саакашвили.
 На каком основании считать, что Миша отличается от них?
 Саакашвили  утверждает,  что  разница заключается  в  историческом
моменте (то есть он извлек уроки из чужих ошибок), и в особенностях
его   электората.  «Желание  перемен  исходит  снизу»,  –   говорит
Саакашвили.
 Однако  для  грузин  одобрить арест зятя Шеварднадзе,  которого  в
феврале задержали за неуплату налогов и освободили после того,  как
жена  заплатила  за него штраф в размере 15,5 млн долларов,  –  это
одно,    а   смотреть   сквозь   пальцы   на   аресты   собственных
коррумпированных зятьев – другое.
 Фейди   Эсли,   который  до  недавнего  времени  был   президентом
Американской торговой палаты в Тбилиси, сказал, что в Грузии сейчас
«все как всегда. Те, кто наверху, осторожны, они напуганы. На более
низком уровне игра продолжается».
 Америка  и  Россия  давно борются за влияние на  Грузию.  Для  США
стратегическая  ценность Грузии заключается в том,  что  через  нее
будет транспортироваться нефть по трубопроводу, идущему из Каспия в
Средиземноморье,  а  также в желании стать  большим  братом  бывшей
советской  республики. В мае представители НАТО объявили,  что  они
рассмотрят  возможность приема Грузии в альянс.  Но  самую  большую
потенциальную  опасность  для  Грузии  представляют   отношения   с
Россией,  которая в последние 10 лет то награждала,  то  наказывала
(но чаще наказывала) свою слабую соседку.
 После  прихода к власти Саакашвили крепко обнялся с  Россией,  как
это  делает  боксер, пытаясь не дать противнику  нанести  удар.  Он
публично хвалит действия Путина в Грузии, при этом не делая уступок
в  серьезных  политических вопросах. Пока эта стратегия  удерживает
Путина   от  вмешательства  в  дела  Грузии,  но  многие   эксперты
утверждают,  что  в  обмен Россия за кулисами предъявит  Саакашвили
жесткие требования.
 Алекс  Рондели,  президент  грузинского  Фонда  стратегических   и
международных исследований в Тбилиси, заявил: «Для Миши вопрос не в
том,  может  ли  он  получить от России то, что хочет,  а  в  цене,
которую он готов заплатить».
 
 
 Le Temps 03.06.04
 Была Аджария, теперь – Осетия: новый кризис
 в отношениях между Москвой и Тбилиси
 Бенджамен Кенель
 
 Была  Аджария, теперь – Южная Осетия. Не собирается ли  грузинский
президент  Михаил  Саакашвили,  восстановивший  месяц  тому   назад
контроль  над  автономной территорией на западе  страны,  поступить
также   с   сепаратистским  регионом  на  севере?   Этим   вопросом
наблюдатели  в  Москве  и Тбилиси задаются с начала  недели,  когда
молодой  революционер, ставший главой государства, направил элитные
подразделения и  вертолеты  на «границу»  с  Южной  Осетией.  После
вооруженных  конфликтов начала 90-х годов этот регион с  населением
около   100  тысяч  человек,  провозгласивший  себя  «республикой»,
пользуется   фактической   независимостью,   никем,   правда,    не
признанной.   Промосковские   руководители   региона   рассчитывают
присоединить  его к Российской Федерации, тем более что  здесь  уже
имеет хождение рубль и стоят российские миротворческие войска.
 В  оправдание отправки войск на границу тбилисские власти  заявили
о  намерении взять под защиту четыре грузинских полицейских  поста,
установленные здесь для борьбы с контрабандой. Подобный же  военно-
экономический  аргумент Михаил Саакашвили выдвигал  в  начале  мая,
когда  брал  под  контроль аджарский порт Батуми,  ведший  активную
коммерческую деятельность.
 Ободренный  первым  успехом,  президент  повторил,  что  он  будет
стремиться  к  полному  восстановлению территориальной  целостности
страты,  имея в виду два других сепаратистских региона – Абхазию  и
Южную  Осетию. Поэтому неудивительно, что осетинский  лидер  Эдуард
Кокойты  незамедлительно отреагировал на этот  маневр,  назвав  его
«провокацией»  и  заявив о готовности «прибегнуть  к  использованию
силы».  С  такими же воинственными речами выступал аджарский  лидер
Аслан  Абашидзе за несколько дней до своей вынужденной эмиграции  в
Россию...
 В  конечном  счете  с  командованием российских  миротворцев  была
достигнута договоренность о сохранении четырех полицейских  постов.
Грузинские войска ушли. Но уже через несколько часов ситуация снова
обострилась,  когда  Сандра  Рулофс,  супруга  Михаила  Саакашвили,
попыталась  проехать  через  осетинскую территорию  на  официальную
церемонию в город, населенный преимущественно грузинами. Ее  кортеж
была  остановлен,  и путешествие пришлось совершать  на  вертолете.
Здесь мы снова видим повторение аджарского сценария: в марте самого
президента  не  пустили в регион, после чего было подписано  первое
соглашение, призванное снять напряженность.
 За  время  кризиса  Михаил  Саакашвили и  Владимир  Путин  все  же
общались  друг  с  другом  по телефону.  В  одной  из  таких  бесед
грузинский лидер сообщил российскому президенту, что он только  что
назначил  новым  министром  экономики  Грузии  Каху  Бендукидзе   –
российского бизнесмена грузинского происхождения. Назначение  стало
сюрпризом:    речь    идет   об   одном   из   самых    влиятельных
предпринимателей, ревностного защитника либеральной идеи.
 Намереваясь  дать  толчок  экономике  Грузии,  половина  населения
которой  живет  ниже  черты бедности, Каха  Бендукидзе  уже  обещал
стране  «ультралиберальные»  реформы, в  частности  –  приватизацию
объектов  инфраструктуры.  Выставление на  торги  части  грузинских
предприятий  могло  бы  заинтересовать  многочисленные   российские
компании  и  тем самым побудить Кремль отказаться от протежирования
нескольких автономных территорий...
К содержанию || На главную страницу