Аркадий ГАЙСИНСКИЙ

АЛАНЫ. ВАНДАЛЫ. СВЕВЫ

  
  1
  В  статье  «Заметки по истории алан» («Дарьял», №5,  2004)  были
рассмотрены в самом общем виде роль и значение народа алан(асов) в
истории Европы. Мы коснулись также и одного из спорных моментов их
прошлого - союза с племенами вандалов и свевов.
  В   настоящей   работе  вопросы,  связанные   с   существованием
указанного союза, представлены под более широким углом зрения.
  
  2
  К 370-му году гунны вышли к берегам Дона и Кубани.
  Считается, что отступившие на запад под гуннским давлением аланы
остановились где-то в районе Рейна и здесь договорились с местными
племенами  о  совместных действиях, то есть  образовали  союз,  но
ответа  на вопрос: кто был его инициатором, что привело к согласию
между аланами, вандалами и свевами - нет.
    В  406  г.,  начав  своё  движение  от  Рейна  на  запад,  уже
соединённые силы алан, вандалов и свевов через три года, преодолев
сопротивление   гальских  племён,  завоевали  значительную   часть
Иберийского  полуострова. Захваченные ими земли были  распределены
между  пришельцами  следующим образом:  аланы  заселили  Лузитанию
(нынешняя  Португалия) и земли Нового Карфагена  (восточная  часть
Испании), а вандалы и свевы - соответственно восточную и  западную
Галисию (северо-запад Испании).
    В  428г.,  освоившись в Испании, аланы и  вандалы  предприняли
успешный завоевательный поход в Северную Африку и образовали здесь
известное  Вандальское королевство. Обратим внимание на  замечание
Исидора  Севильского: «Когда же вандалы перешли в Африку,  Галисия
осталась во владении одних только свевов».
  
  3
  Но  почему  причины указанного союза учёные считают непонятными?
Казалось  бы, ну что здесь непонятного: пришедшие с востока  аланы
поведали  местным племенам о гуннской опасности и те,  доверившись
пришельцам,  решили объединиться с ними для отпора завоевателям  -
действительно,  такую  задачу  гораздо  легче  решать  совместными
усилиями,  но  объединённые  силы направились,  как  оказалось,  в
совершенно  противоположную от наступающего противника  сторону  с
явной  целью - найти новые места жительства. Непонятно  и  другое:
почему вандалы и свевы встретили вторгшихся в их пределы аланов  с
распростёртыми объятиями - ведь свидетельств ни о  больших,  ни  о
малых  столкновениях между «германцами» и совершенно отличными  от
них  во  всех  отношениях аланами - нет. Кроме  того,  сведения  о
появлении аланов и сарматов на берегах Рейна относятся ко времени,
ставящему   под  сомнение  связь  аланского  здесь   появления   с
приближением гуннов к местам их прежнего обитания.
  Известно,   что  римский  император  Аврелиан   в   270г.   «дал
решительное  сражение  свевам  и  сарматам  и  одержал   блестящую
победу».  Но  если, не отступая от принятой точки зрения,  считать
свевов  германцами, то мы снова возвращаемся к вопросу: что влекло
друг   к  другу  этнически  разнородные  племена  и  почему  свевы
объединялись с сарматами?
  Через  два года, подавив восстание в Пальмире (Набатея), тот  же
Аврелиан  устроил пышный триумф, на котором кроме многого прочего,
демонстрирующего  мощь римского оружия, присутствовали  «восемьсот
пар  гладиаторов,  не  считая пленников из  варварских  племен,  –
блеммии, аксомиты, арабы из Счастливой Аравии, индийцы, бактрийцы,
иберы, сарацины, персы, – все с произведениями своих стран;  готы,
аланы,  роксоланы,  сарматы, франки, свевы, вандалы,  германцы  со
связанными руками как пленники».
    Аврелиан  действительно был хорошим  полководцем  и  всего  за
четыре  года пребывания на императорском посту, очень много сделал
и  для возврата потерянных империей владений, и для укрепления  её
границ.  Но  где он воевал с аланами и роксоланами? Ведь  до  того
времени, когда они под натиском гуннов отступили на запад и  стали
потенциальными врагами Рима, должно было пройти ещё почти 100 лет!
При этом римляне каких-либо военных действий в указанный период на
территориях,   где  проживали  аланы,  не  вели,  что   достоверно
известно,  и напрашивающийся вывод один - на европейских восточных
границах  Римской  империи  аланы  находились  не  позднее  второй
половины 3-го века.
  
   4
  В  алано-вандальско-свевском союзе вандалы  занимали,  очевидно,
главенствующую роль, судя по тому, что эти три народа  упоминаются
в  истории  под  обобщающим  именем  вандалы.  Да  и  королевство,
образованное   союзниками  в  северной  Африке   как   продолжение
европейских   завоеваний,   называлось   вандальским,   хотя   его
предводитель  носил титул «rex Vandalorum et Alanorun»  -  «король
вандалов и аланов».
  Большинство  авторов, упоминающих свевов и вандалов,  указывают,
что  эти  племена  принадлежали к германским,  иногда  уточняя:  к
восточно-германским,  зарейнским  (имея  в  виду  восточный  берег
Рейна). Не будем злоупотреблять цитированием и приведём обобщающую
точку зрения:
  «Вандалы  - это германский народ, как сообщают Плиний,  Светоний
Транквилл и Корнелий Тацит, а жили они по реке Вандалу.  Река  эта
названа  по имени их царицы, добровольно утопившейся там в  жертву
богам  за  одержанную  победу; теперь  она  называется  Истулой  и
Вислой.
    Эта  связь вандалов с Вислой легла в основу пространного труда
«История  двух  Сарматий»  польского историка  Матвея  Меховского,
относившего вандалов и свевов к тому же этносу, что и поляков:  «В
тех  местностях  Великой Польши и Силезии лехиты, они  же  поляки,
размножились,  волей  божьей весьма возросли  числом  и  наполнили
Вандалию, то есть Польшу, у реки Вандала, ныне именуемой Вислой, а
также  Померанию, Кассубию и всю область по Германскому морю,  где
ныне  Марка,  Любек  и Росток, вплоть до Вестфалии.  Они  получили
разные наименования, соответственно разным местам жительства.  Те,
что жили у реки Свевы (по-тевтонски Спре или Спревы), названы были
Свевы. Другие близ них - от хижин и куч, которые на своем польском
языке они зовут бруги (brogi), стали именоваться бургунды. Так и с
прочими:  древляне и травяне (drzewiane et trawiane) получили  имя
по  обилию дерева и травы». Иными словами, по Меховскому, и свевы,
и  вандалы  -  суть  потомки славян; с ним  согласен  и  Прокопий,
писавший о том, что германцы всегда считали свевов, вандалов и  их
союзников славянами.
  Однако   версии  славянского  происхождения  свевов  и  вандалов
противоречат сведения многих источников - в частности,  написавший
в  конце  8  в.  «Историю лангобардов» Павел  Диакон,  сообщает  о
событиях  полувековой  для  него  давности:  «вандалы,  жившие   в
Скифской  Скандинавии, когда размножились настолько, что земля  их
не  могла  вместить, решили уменьшить населенность уходом  третьей
части  жителей... и действительно третья часть вандалов... ушла  с
острова…»  Как видим, Павел Диакон далёк от возможного  славянства
вандалов   и  считает,  что  они  пришли  на  Рейн  из   «Скифской
Скандинавии»,  и называет её «островом», под которым  мы  понимаем
нынешний Скандинавский полуостров.
   Вместе с тем имеются серьёзные основания сомневаться в том, что
под  «Скифской  Скандинавией»  должно  разуметь  североевропейские
территории   -   известный   русский  историк   Д.И.   Иловайский,
основываясь  на  анализе множества источников, высказал  следующее
соображение: «Но, по всей вероятности, это название (Скандинавия -
А.Г.)  перешло на север из более южных стран, точно так же, как  и
название  Скифия,  которое  постепенно  видоизменялось  и   иногда
получало  весьма  широкое применение. В  тесном  смысле  это  была
нынешняя  Южная  Россия,  в  обширном  -  пределы  ее  на   севере
простирались  до  берегов  океана, на востоке  терялись  в  степях
Средней  Азии.  Впоследствии это имя,  если  не  в  чистом,  то  в
видоизмененном  виде,  сохранилось  за  некоторыми   странами   и,
преимущественно, за Скандинавией или Скандией. Мы  позволяем  себе
следующую догадку: не отсюда ли происходит и то недоразумение,  на
котором  основан  столь  распространенный в  средние  века  обычай
производить народы из туманной и едва известной Скандинавии?  Если
и можно назвать какую страну истинной, а не мнимой vagina gentium,
так  это древнюю Скифию в ее тесном смысле, то есть южную половину
России  с прилегающими к ней частью Дунайской равнины и Карпатской
областью.  Здесь, еще по известию Геродота, обитали  столь  многие
народы.  Отсюда они постепенно расселялись на север  и  на  запад.
Впоследствии,  когда  имя  Скифии перенесено  было  на  отдаленные
берега  Северного моря, с этими берегами смешались воспоминания  о
Скифии   как   о  древнем  отечестве,  и  летописцы   начали   эти
воспоминания приурочивать преимущественно к Скандинавии».
  Такой  подход объясняет многие сообщения источников, касательных
истории  Древней  Европы,  в том числе и знакомую  нам  информацию
Павла  Диакона, которая должна быть рассмотрена под  углом  зрения
общим с «Сагой об Инглинах», в которой её автор, основываясь и  на
письменных источниках, и на устных преданиях, рассказал о том, что
в  начале  нашей эры часть асов (аланов) во главе с вождём  Одином
переместилась  из районов Северного Причерноморья  на  европейский
север.  Напомним  начальную главу саги: «Круг  земной,  где  живут
люди, очень изрезан заливами. Из океана, окружающего землю, в  нее
врезаются  большие моря. Известно, что море тянется от  Нёрвасунда
до  самого  Йорсалаланда. От этого моря отходит на  север  длинный
залив, что зовется Черное море. Он разделяет трети света. К северу
от   Черного  моря  расположена  Великая,  или  Холодная   Швеция.
Некоторые  считают,  что Великая Швеция не меньше  Великой  Страны
Сарацин,  а  некоторые равняют ее с Великой Страной Черных  Людей.
Северная  часть Швеции пустынна из-за мороза и холода,  как  южная
часть Страны Черных Людей пустынна из-за солнечного зноя. В Швеции
много  больших областей. Там много также разных народов и  языков.
Там  есть  великаны  и  карлики, и черные  люди,  и  много  разных
удивительных народов. Там есть также огромные звери и  драконы.  С
севера,  с гор, что за пределами заселенных мест, течет по  Швеции
река,  правильное  название которой Танаис. Она называлась  раньше
Танаквисль, или Ванаквисль. Она впадает в Черное море. Местность у
ее  устья  называлась тогда Страной Ванов, или Жилищем Ванов.  Эта
река разделяет трети света. Та, что к востоку, называется Азией, а
та, что к западу, - Европой. Страна в Азии к востоку от Танаквисля
называется  Страной  Асов,  или Жилищем  Асов,  а  столица  страны
называлась Асгард. Правителем там был тот, кто звался Одином.  Там
было большое капище».
  
  5
  Жилище  Ванов, как повествует сага, располагалось там,  где:  «С
севера,  с гор, что за пределами заселенных мест, течет по  Швеции
река,  правильное  название которой Танаис. Она называлась  раньше
Танаквисль или Ванаквисль. Она впадает в Черное море. Местность  у
ее  устья  называлась тогда Страной Ванов, или Жилищем Ванов.  Эта
река разделяет трети света. Та, что к востоку, называется Азией, а
та, что к западу, - Европой».
    Вместе  с  тем,  страной Ванов называлось  и  древнее  царство
Урарту,   представлявшее  собой  интеграцию  нескольких  племенных
объединений,  самым  большим  из которых,  судя  по  параллельному
названию государства, были ваны. Очевидно, после разрушения в 6 в.
до  н.э. царства Урарту мидянами, оставшиеся ваны перешли в  район
нижнего течения Танаиса (Танаксвиль), который стал известен и  как
Ванаквисль (река Ванов).
    Но  если  «местность у устья Танаиса (Дона)  называлась  тогда
Страной Ванов, или Жилищем Ванов», то получается, что Страна Ванов
граничила  со страной Асов, потому что именно в районе устья  Дона
располагался храм Асов (Азов).
    Вполне  объяснимо,  что первые контакты  между  пришельцами  и
коренными жителями были военными: «Один пошел войной против Ванов,
но  они  не  были  застигнуты врасплох и защищали свою  страну,  и
победа  была то за Асами, то за Ванами. Они разоряли и  опустошали
страны  друг  друга»,  и  здесь под «странами»  следует  понимать:
Страна  Ванов  -  "местность у устья Танаксвиля»,  Страна  Асов  -
«Страна  в  Азии  к  востоку от Танаксвиля» - об  этом  совершенно
определённо говорится в саге. Однако здравый смысл взял верх:
  «И  когда это и тем и другим надоело, они назначили встречу  для
примиренья,  заключили  мир и обменялись  заложниками.  Ваны  дали
своих лучших людей, Ньёрда Богатого и сына его Фрейра, Асы же дали
в  обмен  того, кто звался Хёниром, и сказали, что из  него  будет
хороший вождь. Он был большого роста и очень красив. Вместе с  ним
Асы  послали  того, кто звался Мимиром, очень мудрого человека,  а
Ваны  дали  в обмен мудрейшего среди них. Его звали Квасир.  Когда
Хёнир пришел в Жилище Ванов, его сразу сделали вождем».
    Поэтому  должен быть сделан вывод не просто о контактах  между
асами и ванами, а о контактах тесных и длительных, имевших место в
Скифской  Скандинавии, расположенной, однако,  не  «на  отдалённых
берегах  Северного моря», а «на южной половине России».  Очевидным
следствием  таких контактов стало приобретение ванами определителя
к  своему  национальному имени, указывающего на их связь с  асами-
аланами: их стали называть именем «ван-аланы», дошедшем до  нас  в
форме «ван-д-аланы» (вандалы).
  
  6
  К истории иногда следует подходить, как к математике, в которой,
чтобы  что-то  доказать нужно привести тысячу  примеров,  а  чтобы
опровергнуть   -  один:  Вильгельм  Рубрук,  путешествовавший   по
Восточной  Европе в середине 13 в., писал в своей  книге,  которая
так и называется «Путешествие в Восточные страны»:
  «Итак,  вышеупомянутая  область Цезария окружена  морем  с  трех
сторон,  именно с запада, где находится Керсона (Херсонес),  город
Климента,  с  юга, где город Солдаия, к которому мы  пристали,  он
вершина  области, и с востока, где город Маритандис,  или  Матрика
(Тмутаракань),  и  устье  моря  Танаидского.  Выше   этого   устья
находится  Зикия, которая не повинуется татарам,  а  к  востоку  -
свевы и иверы, которые [также] не повинуются татарам».
  Согласно  этому  сообщению свевы находились восточнее  Зикии,  а
Зикия,   и  это  достоверно  известно,  соседствовала  с  Матрикой
(Тмутараканью): «Должно знать, что вне крепости Таматарха  имеются
многочисленные  источники,  дающие нефть.  Следует  знать,  что  в
Зикии…  имеются  девять  источников, дающих  нефть»,  -  читаем  у
Константина Багрянородного.
    Можно,  разумеется, расположение Рубруком свевов к востоку  от
Зикии объявить его ошибкой, как это в подобных случаях и делается,
но   обратим  внимание  на  то,  что  Рубрук  абсолютно  точен   в
локализации  упоминаемых им географических объектов  и  невозможно
объяснить,  почему  именно в отношении свевов  он  допустил  такую
очевидную  оплошность - это во-первых, а во-вторых, есть основания
полагать,  что Рубрук описал действительное положение  вещей.  Для
того чтобы убедиться в этом, в очередной раз обратимся к «Саге  об
Инглинах».
   Важно представлять, что в соответствие с текстом саги и ваны, и
асы  жили в Великой Швеции (Великая Свидьод - Suidiod): ваны  -  в
устье  Танаиса,  а  асы  -  к востоку от  него.  «Великая  Швеция»
выступает   как   название,  объединяющее  различные   территории,
располагавшиеся  к  северу от Чёрного моря, и, следовательно,  как
общее  имя народов, на них проживавших: в этом убеждаемся,  исходя
из  того  факта, что переместившиеся на север Европы  асы  назвали
новые места обитания также Швецией - Малая Свидьод.
    Но дальнейшие рассуждения будут, очевидно, непонятны, если  мы
не  сделаем  уточнение, касающееся самого этнонима «шведы»:  важно
понимать, что в том виде, в каком это слово предстоит перед  нами,
оно  является  русской  транскрипцией  древнего  названия  жителей
Свеонии.  Указанное, наиболее фонетически близкое к первоисточнику
транскрипирование  (Suidiod-Сведиод-Шведиод), произошло,  по  всей
видимости,  во времена Позднего Средневековья, потому что  русские
летописи  ещё  13-14  вв. знают свеев, а  не  шведов:  «Те  варяги
назывались  Русь,  как другие называются Свеи, а  другие  Оурмани,
Англяне, а иные Готы»; соответственно, страна, где проживали свеи,
называлась у русских Свеонией.
    В «Бертинских летописях», которые, кроме прочего, рассказывают
о том, что в 829 г. греческий император Феофил отправил посольство
к  королю  франков  Людовику  Благочестивому,  сочетание,  которое
переведено  на русский как «шведское племя» в подлиннике  выглядит
«eos gentis esse Sueonum».
  Таким  образом,  соотнеся сообщение Рубрука  о  том,  что  свевы
обитали «восточнее моря Танаидского» (Азовского моря, куда впадает
Танаис-Дон),  с  указанием  Снорри  Сторулсона  на  то,   что   по
территории Прашвеции (Свеонии) протекала река Танаис, мы  можем  и
должны  сделать вывод о том, что прародиной свевов была упомянутая
местность,  а  само  определение  «свевы»  есть  одна  из  прошлых
транскрипций  того  национального  имени,  которое  в  современном
русском  языке  звучит  как  «шведы».  Можно  привести  ещё   одно
доказательство в пользу приведенных рассуждений. О стране  свеонов
(Sueonum) на юго-востоке Европы задолго до Рубрука знал Страбон:
     «К   числу   народностей,  которые  сходятся  в   Диоскуриаду
(располагалась  на месте нынешнего Сухуми - А.Г.),  принадлежат  и
свеоны,  которые  превосходят своих соседей могуществом;  и,  быть
может,  они  почти что самые воинственные и сильные  из  всех.  Во
всяком случае, они господствуют над всеми народностями вокруг них,
занимая  вершины  Кавказа, возвышающиеся над Диоскуриадой.  У  них
есть царь и совет из 300 человек, как говорят, они могут выставить
войско  до  250.000  человек. Действительно,  вся  народная  масса
представляет  боеспособную,  хотя и неорганизованную  силу.  В  их
стране,  как  передают, горные потоки приносят золото,  и  варвары
ловят  его решетами и косматыми шкурами. Отсюда, говорят, и возник
миф  о  золотом  руне. Некоторые называют их  также  иберийцами  -
одинаково с западными (т.е. Пиринейская Иберия сост.) - от золотых
россыпей,  находящихся  в  обеих  странах.  Свеоны  применяют  для
наконечников  стрел  яд  удивительного  действия,  который   своим
запахом  приносит  мучения даже не раненым отравленными  стрелами.
Прочие  народности,  живущие  около Кавказа,  занимают  скудные  и
незначительные  пространства  земли»  (Страбон.  География  в   17
книгах. «XI, II, 19»).
  Мы  уже  привели доказательства тому, что между этнонимами  «eos
gentis  esse  Sueonum»  (свеоны)  и  свевы  можно  провести   знак
равенства. Кроме того, замечание Страбона, что «некоторые называют
их  также  иберийцами», сравним с таковым у  Рубрука  о  соседстве
свевов  и  иверов: «…выше этого устья находится Зикия, которая  не
повинуется  татарам, а к востоку - свевы и иверы, которые  [также]
не повинуются татарам».
  Так  ли  уж  случайно сочетание «свеоны - иверы»  у  Страбона  с
подобным  «свевы - иверы» у Рубрука при том, что и тот,  и  другой
описывают  близко расположенные друг к другу местности, которые  в
прошлом были одной страной? Страна эта, существующая до настоящего
времени  и известная как Сванетия, расположена, практически,  там,
где и располагалась во времена Страбона.
  Таким  образом,  свевы  - это имя одного  из  асских  (аланских)
племён,  оставшихся  на  своих исконных  землях.  Относительно  их
соплеменников, перебравшихся на север Европы, имела место ситуация
в  определённой  степени обратная рассмотренной:  поскольку  новые
места  обитания  они  продолжали называть Швецией  (Свеонией),  со
временем  этноним  «асы»  был вытеснен этнонимом  «шведы»  («свеи,
свеоны»).
  
  7
  И ещё один вопрос, связанный с историей алан (асов), должен быть
поставлен  и  предложен  для  объяснения.  Основой  этого  вопроса
является   известное   сообщение  готского  историка   Иордана   о
продвижении готов к берегам Азовского моря:
  «С  этого самого острова Скандзы… по преданию вышли некогда готы
с  королём своим по имени Бриг… Лишь только, сойдя с кораблей, они
ступили  на землю, как сразу же дали название тому месту. Говорят,
что  до  сего  дня  оно так и называется Готискандза…  Вскоре  они
продвинулись оттуда на места ульмеругов, которые сидели  тогда  по
берегам  океана  (Балтийского моря)… Тогда  же  они  подчинили  их
соседей  вандалов,  присоединив их  к  своим  победам.  Когда  там
выросло великое множество люда, а правил всего только пятый  после
Берига  король  Филимер,  сын Гадарига, то  он  постановил,  чтобы
войско   готов  вместе  с  семьями  двинулось  оттуда  в   поисках
удобнейших областей и подходящих мест для поселения, он  пришёл  в
земли Скифии, которые на их языке назывались Айум… Отсюда уже, как
победители,  движутся они в крайнюю часть Скифии, соседствующую  с
Понтийским морем».
  Вместе  с  тем,  историк гораздо более именитый, чем  Иордан,  -
Иосиф Флавий считал готов скифами, чем вызвал недовольство Иордана
и   следующий   по  этому  поводу  пассаж:  «Иосиф,   правдивейший
рассказчик  анналов,  который  всюду  блюдёт  правило   истины   и
раскрывает  происхождение  вещей  от  самого  их  начала,  опустил
неведомо  почему сказанное нами о началах племени готов.  Упоминая
лишь о корнях их от Магога, он уверяет, что зовутся они скифами  и
по  племени, и по имени». Мы же заметим, что Иосиф Флавий, по  той
причине,  что жил на 5 веков ранее Иордана, не мог ознакомиться  с
его  мнением «о началах племени готов» и имел своё, надо полагать,
небезосновательное,  несмотря  на  то,  что  не  знал  приведенной
упомянутым  Иловайским лингвистической последовательности:  «Точно
также  гиты,  геты, готы и гуты суть видоизменение  корня  «гьгя»,
которое  мы  сближаем с «кыт» (в названии Скифы).  Звук  «г»,  как
известно,  легко переходит в «к», а букву “с” считаем приставочною
в  слове  Скиты.  Что  у Греков «Скиты» могло быть  видоизменением
слова   «Геты»   или  «Гиты»  с  приставкою  “с”   по   эолийскому
произношению, было высказано еще Салмазием, лейденским профессором
в XVII веке».
  Но  скандинавское происхождение готов отрицал  не  только  Иосиф
Флавий.  В  комментариях  к упомянутой работе  Меховского  имеется
такое  замечание: «Что касается существа затронутого нашим автором
(Меховским   -   А.Г.)  «готского  вопроса»,  то,   несмотря   на…
преобладание  пангерманской трактовки его, исходящей  из  Иордана,
новейшие  археологические  исследования  позволяют  наметить  иное
решение.   Мы   имеем  в  виду  насыщенную  фактами  работу   В.И.
Равдоникаса «Пещерные города Крыма и готская проблема в  связи  со
стадиальным  развитием северного Причерноморья» (Готский  сборник,
Известия  ГАИМК,  т. XII, вып. 1-8, 1932, стр. 5-106).  Анализируя
данные  последних раскопок в Крыму и сопоставляя их с иными доныне
известными   материалами,  В.И.  Равдоникас  решительно   отрицает
происхождение  крымских  готов из Скандинавии  или  Прибалтики,  а
вместе  с  тем  ставит  под сомнение и этническое  единство  готов
вообще и старую методологию в решении готской проблемы».
    Следовательно,  «этот самый остров Скандза», из  которого  «по
преданию  вышли  некогда готы с королём своим  по  имени  Бриг»  и
«Скифская  Скандинавия» Павла Диакона были «древней Скифией  в  ее
тесном  смысле, то есть южной половиной России» или,  по  Иордану,
«крайней частью Скифии, соседствующей с Понтийским морем».
   Но  тогда  к истории готов следует подходить с той же  позиции,
что  и  к  истории асов, обитание которых на севере  Европы  стало
результатом  миграции с юго-восточных её окраин, а  отсюда  уже  и
недалеко  до  вывода  о  том,  что готы  пришли  в  Малую  Свеонию
(Северную  Скадинавию)  вместе с асами. А может  быть  это  разные
имена одного и того же народа?
  
  8
  После   прочтения   этой  стати  у  читателя   может   сложиться
впечатление о «паналанстве» автора. Но автор ни имеет отношения  к
аланам  ни по национальной принадлежности, ни по месту жительства,
ни по месту работы.
  Приведенные  рассуждения  стали  результатом  только  анализа  и
сопоставления сообщений, представленных в исторических источниках.
Излишне повторять известное: мерой любой гипотезы, в том числе  (а
может   быть,  прежде  всего)  исторической,  является  количество
разрешённых  ею  противоречий: иными словами то, насколько  больше
она объясняет по сравнению с другими, предметно родственными ей.
  Выводы  Д.И.  Иловайского, что «имя Скифии  перенесено  было  на
отдаленные  берега  Северного моря,  с  этими  берегами  смешались
воспоминания о Скифии, как о древнем отечестве, и летописцы начали
эти  воспоминания  приурочивать  преимущественно  к  Скандинавии»,
накладываясь  на  убеждение Г.В. Вернадского «о последовательности
этнического  и  расового напряжения» и на  то  предположение  Тура
Хейердала,  что  предки  нынешних норвежцев,  датчан  и  шведов  в
древнейшие  времена проживали в районах Северного Причерноморья  и
Кавказа  под  именем  асов, и отсюда они  в  середине  1  в.  н.э.
переместились на север Европы, предводимые вождём, которого  звали
Один,  становятся  составляющими той формулы,  с  помощью  которой
можно  будет  получить  ответы  на  многие,  уже  несколько  веков
существующие вопросы, связанные с образованием европейских наций.
  Всякий этнос с течением времени разделяется на этнические группы
(племена),  поскольку внутри самого этноса имеют  место  различные
условия   существования.  Разделение  на  племена  у  асов   имело
дополнительную причину: уход их части из исконных мест обитания на
новые.  Несомненно,  что  такому решению предшествовали  серьёзные
разногласия, в значительной степени ускорившие процесс  разобщения
этноса,  в  результате чего появление на исторической сцене  таких
народов  как  аланы,  вандалы, свевы, готы не связывали  с  асами.
Впервые  национальное имя «аланы» упоминается у  Иосифа  Флавия  и
Страбона в работах, относимых к 1 в., то есть к тому (повторимся),
указанному  в  «Саге об Инглинах» времени, когда, ведомая  Одином,
часть асов покинула Северное Причерноморье. То мнение, что Страбон
опирался  на  более  ранние источники  (2  в.  до  н.э.)  является
предположительным  и  никак  не связано  с  аргументами  в  пользу
гораздо большей, чем рубеж эпох, древности этноса «асы».
      Зафиксированное   в   исторических   хрониках    продвижение
перечисленных  племён  (в  данном случае  на  запад)  было  сродни
таковому  у,  например,  аваров, гуннов, монголов.  Но  если  даже
ставить  появление  алан  в Центральной Европе  в  зависимость  от
гуннского  нашествия, то это будет также относиться и к  этнически
близким  к  ним вандалам и свевам, что делает понятным  и  причину
образования, и продолжительность алано-вандальско-свевского союза,
участники которого, пожалуй, единственные в мировой истории,  кому
удалось преодолеть всю Европу с востока на запад и закрепиться  на
её крайней западной оконечности.
К содержанию || На главную страницу