Борис ХОЗИЕВ

ВДОХНОВЛЯЮЩАЯ КРАСОТА ТВОРЧЕСТВА

       Имя  выдающегося литературоведа, академика Нафи Григорьевича
Джусойты  (1925), связано, в первую очередь, с его фундаментальными
исследованиями  истории осетинской литературы,  однако  размах  его
литературно-критической  и  научно-исследовательской   деятельности
намного  шире.  Крупнейший специалист по  литературным  связям  (не
случайно  его  избрали  членом  Всемирной  ассоциации  литературных
критиков   в   Париже),   художественному   переводу,    один    из
основоположников   научного   хетагуроведения,   тонкий    ценитель
творчества  Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Льва  Толстого,
Сека  Гадиева, Цомака Гадиева, Ивана Нигера, Арсена Коцоева, знаток
и  собиратель  творческого наследия Александра Кубалова,  Елбыздыко
Бритаева,    Сека    Гадиева,    он    выделяется    исключительной
многогранностью  свои  научных  интересов,  высокой  филологической
культурой,  громадным запасом знаний в самых различных областях  не
только  отечественной,  но  и западноевропейской  литературы  –  от
античности до современности.
   Мы  не  имеем  еще  под  рукой полного или  хотя  бы  отдельного
собрания  сочинений  Н.Г. Джусойты, однако даже огромный  «разброс»
его  работ по многочисленным изданиям не мешает цельному восприятию
фундаментальных   работ   неутомимого  труженика.   Они   выдержали
испытание  временем,  их ценность и научная  значимость  ничуть  не
уменьшились. Потому что их автор располагал богатством фактического
материала,  глубиной  научных  обобщений,  оригинальной   методикой
исследования литературно-художественных явлений.
   Имя этого замечательного ученого и талантливого писателя так  же
узнаваемо,  как имена Нигера, Гафеза, Фарниона, Арнигона  и  многих
других.    Оно    известно   всем   литературоведам,   занимающимся
исследованиями  теории перевода, истории литературы и  литературных
взаимосвязей.  Фундаментальные труды Н.Г.  Джусойты  открыли  новую
страницу  в истории осетинской литературы. Ученым издано более  500
научных  работ  и  художественных произведений  объемом  около  700
печатных    листов.   Это   исследования   (монографии,   учебники,
справочники), это романы, пьесы, повести, предисловия, послесловия,
очерки,   рецензии,   статьи   по  истории,   теории   и   практике
художественного   перевода,  которые  внесли   огромный   вклад   в
национальную  филологию. По широте интересов Н.Г.  Джусойты  можно,
пожалуй, сравнить лишь В.И. Абаевым.
   Н.Г.  Джусойты  родился 27 февраля 1925 года. Место  рождения  –
селение  Ногкау Джавского района Юго-Осетинской автономной области.
Семья  Джусоевых  была большая – двое сыновей и пятеро  дочерей,  –
дружная  и  трудолюбивая.  Родители  воспитывали  в  детях  чувство
ответственности, уважения к старшим, самостоятельность.  В  трудное
время  с  1931  по 1941 год Нафи учился в Кировской средней  школе.
Творческие  способности юноши отмечали почти все преподаватели,  но
особенно   ему   удавались  гуманитарные  предметы.   Нафи   всегда
интересовался литературой, культурой и историей родного народа.
   В  июне  1941  года будущий ученый и писатель  уходит  на  фронт
добровольцем  и возвращается с полей сражений лишь  в  ноябре  1945
года. В том же ноябре поступает на ОЗО ЮОГПИ, который заканчивает в
1949  году.  Одновременно  он работает инструктором  по  кадрам  ЮО
обкома ЦК КПГ (1945-1947), уполномоченным Главлита Юго-Осетии (1947-
1949),  спецкором  республиканской газеты «Заря  Востока»  по  Юго-
Осетинской автономной области (1949). После окончания исторического
факультета  ЮОГПИ,  в  октябре 1949 года  он  уезжает  на  учебу  в
Ленинград,  в аспирантуру Института русской литературы  (Пушкинский
дом)  АН  СССР.  Там же защищает кандидатскую диссертацию  на  тему
«Коста  Хетагуров и русская литература». С 1954 года  по  настоящее
время  работает заведующим отдела осетинской литературы и фольклора
Юго-Осетинского НИИ.
   Свою   работу  в  научно-исследовательском  институте  29-летний
ученый  начинает  в  двух направлениях: как  историк  литературы  и
литературный критик. Первая его монография, опубликованная  в  1955
году,  как  и диссертация, была посвящена К.Л. Хетагурову  –  «Тема
Кавказа  в  русской  литературе и в  творчестве  Коста».  Наряду  с
изучением проблем, связанных с наследием Коста, Н.Г. Джусойты пишет
монографию  о  творчестве  одного  из  основоположников  осетинской
художественной прозы Сека Гадиева. Далее следуют труды о  классиках
осетинской литературы Елбыздыко Бритаеве и Цомаке Гадиеве.
   Одновременно  продолжается большая и напряженная работа  ученого
над   историей  осетинской  литературы.  На  страницах  научных   и
периодических изданий появляются его статьи, выходят в свет учебные
пособия по осетинской литературе для 8, 9, 10 классов. В 1968  году
Н.Г. Джусойты становится доктором филологических наук, профессором,
членкором  грузинской  Академии наук. В последующие  десятилетия  к
этому  добавляются премии имени К.Л. Хетагурова  (1979)  и  журнала
«Дружба народов» (1981).
   За   годы   работы  в  высших  учебных  заведениях   и   научно-
исследовательских  учреждениях  страны  Нафи  Григорьевич  воспитал
целую  плеяду  талантливых  ученых. Он  был  научным  руководителем
кандидатских  диссертаций  и официальным оппонентом  докторских  по
самым   разным   вопросам  литератур  народов  РФ,  художественному
переводу, литературным взаимосвязям и т.д.
   Одновременно  Н.Г.  Джусойты  выступает  в  качестве  инициатора
многих  научных  конференций,  филологических  форумов,  становится
участником  «круглых  столов», проводимых  крупнейшими  научными  и
художественными  журналами  страны.  Единодушное  избрание  его  во
Всемирную  ассоциацию  литературных  критиков  в  Париже  стало   и
международным признанием его многогранной деятельности.
   С  конца  50-х годов Н.Г. Джусойты проводит большую редакторскую
работу.  Участвует в подготовке и издании «Нартского эпоса»  (1957,
1975),  библиографического справочника «Писатели Советской  Осетии»
(1957),  собраний сочинений Сека Гадиева (1959), Елбыздыко Бритаева
(1963),   Александра  Кубалова  (1978),  сборника  «Песни   народов
Северного Кавказа»(1976).
   Работы  Н.Г. Джусойты, его выступления на международных  научных
конференциях, конгрессах Всемирной ассоциации литературных критиков
всегда были в центре внимания филологического мира. В них ставились
важнейшие   вопросы,   связанные  с  развитием   литературоведения,
выдвигались  свежие идеи, реальные подходы к решению тех  или  иных
филологических  проблем.  В  своих  монографиях  и   статьях   Нафи
Григорьевич  всегда  умел  выделить  главное,  основное.  При  этом
обращает   на   себя   внимание  четкость  высказанных   положений,
предельная ясность методологии, мастерское владение материалом.
   Магистральной   идеей   научных   исследований   Н.Г.   Джусойты
является,   бесспорно,   взаимопроникновение   и   взаимообогащение
литератур  народов России. Избегая абстрактных, суммарных  и  общих
сопоставлений,  ученый стремится прояснить соотношения  сходства  и
различий  разных  художников, бравших сходные объекты  изображения,
близкие  проблемы и решавших их каждый по-своему. Это  касается  не
только  отдельных авторов (Чингиз Айтматов, Расул Гамзатов,  Кайсын
Кулиев, Гриш Плиев и др.), тем (фольклор и современный литературный
процесс), но и особенностей художественного мышления самих народов,
которые   были   представлены  в  творчестве  выдающихся   мастеров
многонациональной советской и российской литературы.
   В  достижении  своих  научных целей Н.Г. Джусойты  опирается  на
историко-типологическую  основу  литературных  произведений.  Такой
подход,  всесторонне  разрабатываемый им на базе  подлинно  научной
методологии, позволяет ученому находить эффективные пути к  решению
проблем  литературной  преемственности, традиций  и  новаторства  –
важнейших, в его понимании, вопросов художественного творчества.
   Несомненным   доказательством   продуктивности   такого   метода
исследования являются статьи и книги о творчестве К.Л.  Хетагурова.
Исключительность  творческих  достижений  Коста,  по  мнению   Н.Г.
Джусойты,  связана с тем, что историческая необходимость,  духовная
деятельность  народа, породившего его, нашла в нем самое  полное  и
художественно совершенное выражение. Одновременно творчество  Коста
не   отрицает,   а,   наоборот,   подтверждает   необходимость    и
закономерность  творчества  его  предшественников  как   проявления
творческих  возможностей народа. Вместе с тем,  не  оспаривая  роли
предшественников  и современников Коста, ученый  подтверждает,  что
только  с  его  именем  осетинская литература  становится  явлением
общенационального    масштаба.    Творчество    К.Л.     Хетагурова
воспринимается ученым как средоточие духовного развития нации в XIX
веке.
   Самого  пристального внимания заслуживает и оценка исторического
значения поэта: «Он был последним великим народным певцом и  первым
осетинским   великим  народным  поэтом».  Сплав   традиционного   и
новаторского,     коллективно-сказительного    и     индивидуально-
профессионального,  как полагает Н.Г. Джусойты, составляет  важную,
специфическую черту поэтики Коста. Отсюда исследователь  выводит  и
эстетическую программу Коста: «Искусство должно быть, прежде всего,
искусством, созданным трудами высокоодаренных художников,  иначе  в
нем  не  будет  ни содержания, ни формы. Форма и содержание  должны
быть  в  безупречной гармонии... в стихотворении не должно быть  ни
одного  лишнего звука или недостатка в нем. Искусство  должно  быть
осмысленным,  целенаправленным, а смысл и цели его должны  исходить
из смысла и целей жизни»...
   
   Что  такое  слово  и  слава Нафи? Гармония слова  и  славы  Нафи
Джусойты   помогли  разрушить  «железный  занавес»   в   осетинской
словесности,   отделявший   литературоведение   от   художественной
литературы.  В этом истинное, подлинное и необратимое значение  его
творчества.  В  более спокойные и плодотворные десятилетия  (60-80)
стала заметна и другая особенность творческой манеры Нафи Джусойты.
Его  научная  и  литературная  слава, ставшая  всеобщим  достоянием
осетинской  культуры, развивалась параллельно с  ростом  внутренней
сути  художественного и научного слова, духовности и индивидуальной
неповторимости творчества.
   В   нашей   литературоведческой   науке   часто   говорится   об
ответственности  ученого,  писателя, но редко  ставится  вопрос  об
ответственности  читателя.  Не  там  ли  рождались   многочисленные
нападки  на  Нафи  Джусойты? Тревогу вызывает многое:  и  бездумное
цитирование,  и соблазн уцепиться за частное суждение,  не  понимая
концепции  в целом, и обвинения его последователей и поклонников  в
нафизме и т.д. Между тем, идеи Нафи Джусойты давно вышли за пределы
профессионально-литературоведческого   круга   и   обрели   широкую
популярность.
   Так уж случается в Осетии, что народная молва всегда выделяет  в
каждой  сфере  творческой деятельности лидера, кумира,  первого  по
профессии. Нафи Джусойты повезло: вот уже несколько десятилетий  он
возглавляет  философское  направление в  этой  неписаной  иерархии,
которая  установилась в национальном литературоведческом  процессе.
При  этом,  как ни странно, о Нафи Джусойты написано мало.  Поэтому
сегодня    все   явственнее   ощущается   необходимость   написания
полноценной  монографии, которая раскроет творчество Нафи  во  всех
его  связях  с национальной и отечественной филологической  наукой.
Пока  же порадуемся тому, что в научной среде эта идея находит  все
большее  понимание.  Будем надеяться, что кандидатская  диссертация
старшего   преподавателя   кафедры   осетинской   литературы   А.А.
Газдаровой о своеобразии художественного мира Нафи Джусойты  станет
первой ласточкой в этом направлении.
   Каждый  большой литературовед, как известно, является непременно
еще  и  художником.  В глубине рациональных и эстетических  доктрин
всегда есть место художественным ощущениям и метафорам. Может быть,
поэтому монография Н.Г. Джусойты о Нигере, опубликованная несколько
лет   назад,   покорила  специалистов  и  читателей  категорической
отчетливостью мыслей и доказательств. Антитеза «содержание и форма»
предстала   здесь  «эстетическим  объектом»  единого  материального
целого.  Нигеровский  феномен  во всей  своей  многогранности  стал
источником художественного смысла, а единство духовного и вечного в
человеке – своеобразным обоснованием неразрывной связи содержания и
формы. Хотя эта книга выдержана в стиле научно-философском,  в  ней
создается эмоционально значимый образ выдающегося поэта современной
эпохи.  Удачно  передано и мучительное состояние,  и  феноменальная
бескорыстность   житейской  мудрости  И.   Джанаева-Нигера.   Через
органичную  связь  автора  и его героев  Нафи  Джусойты  дает  свою
разгадку  тайны  вдохновения: художник  творит  новое,  а  сознание
постигает его, не растворяясь в нем.
   Осетинская литературная критика и филологическая наука  все  еще
не  знают, как относиться к произведениям новейшей литературы.  Для
Нафи   Джусойты  любая  литературная  эпоха  жива,  любая  традиция
существует  постольку, поскольку она жива в настоящем или  способна
воскреснуть в будущем. Известный ученый и литературовед исходит  из
того,  что  у  каждого филолога, как и у каждого  гражданина,  есть
духовная  отчизна не только в пространстве, но и во  времени.  Нафи
Джусойты можно назвать человеком XXI века.
   С  именем  Н.Г.  Джусойты связан самый сложный и  противоречивый
период  в  развитии осетинской литературы второй половины XX  века,
период  художественного созревания и профессионализации,  открывший
новые  пути в ее становлении. В осетинской филологической  науке  и
художественной   литературе  имя  Нафи  Джусойты  ассоциируется   с
появлением  интеллектуала нового типа. Человек большой эстетической
культуры,  он  ярко  проявил себя  едва ли не во всех  литературных
жанрах,   создав   произведения,   далеко   выходящие   за    рамки
существовавших   ранее  концепций.  Лучшие  из  его   произведений,
переведенные  на  десятки языков, достойно представляют  осетинскую
литературу в других странах и континентах.
   Художественный  мир Нафи Джусойты такое же цельное  и  неделимое
явление,  как и творчество Эдуардаса Межелайтиса, Расула Гамзатова,
Чингиза Айтматова и других выдающихся авторов современности. В  нем
все  органично, все требует к себе бережного, вдумчивого отношения.
Различные жанры в его творчестве взаимосвязаны объединяющей  идеей.
Стоит изъять один из них, и мы потеряем цельность восприятия, а  на
месте  разрыва  художественной ткани получим  очаги  непонимания  и
разочарования.  Изымем  поэзию  – потеряем  поэтическое  осмысление
особенностей национального характера. Вычеркнем прозу – повиснет  в
воздухе  философское прочтение осетинской действительности. Опустим
научные   труды  –  оборвутся  важнейшие  связующие   нити   нашего
литературного  процесса.  Оставим  без  внимания  его  переводы   –
нарушатся  звенья  единой  цепи, и мы не услышим  голос  пушкинской
Татьяны на осетинском языке.
   Закономерный  приход  Нафи Джусойты в национальный  литературный
процесс  значителен как в научно-творческом, так и  в  общественно-
политическом  отношении.  Вместе с  другими  выдающимися  деятелями
нашей  культуры он до глубинной сути понял дух нового  времени,  не
испугался  того  внутреннего перелома,  который  пришлось  пережить
каждому представителю интеллигенции в постсоветском пространстве.
   Вся  жизнь  ученого – это постоянный и неустанный  труд.  Следуя
завету  великого Коста («Труд – наше призвание, наш крест…»),  Нафи
Джусойты  как  истинный патриот и настоящий ученый вносит  огромный
вклад  в  развитие национальной культуры в целом. Конечно,  в  этой
небольшой  по  объему статье невозможно рассказать обо  всем,  чего
достиг  Н.Г. Джусойты в различных областях филологической  науки  и
художественной литературы. В этих заметках мы остановились лишь  на
отдельных деталях его художественной и научной деятельности.  Пусть
эти  заметки  станут  прелюдией  к полномасштабному,  всестороннему
изучению творческого наследия выдающегося ученого и писателя.
К содержанию || На главную страницу