Ярослав ЛЕБЕДИНСКИЙ,
Жан-Франсуа ГАРНЬЕ,
Мишель ДЭНЭС

ДВА АЛАНСКИХ КИНЖАЛА
ИЗ АКВИТАНИИ
(ЮГО-ЗАПАД ФРАНЦИИ)

                ПЕРЕВОД С ФРАНЦУЗСКОГО Л. ДЖАНАЕВОЙ
   
   
   Изучение  исторической  роли  алан  (и  сарматов)  на  Западе  в
римскую эпоху всегда осложняется проблемой классического характера:
древние    источники   свидетельствуют   о   присутствии   довольно
многочисленных групп сармато-алан и документируют их  передвижения,
однако археологическое наследие этих групп чрезвычайно скудно и его
точная  идентификация  сложна.  К  примеру,  во  Франции  несколько
археологических  памятников периода I-V  вв  н.э.  имеют  смешанные
сармато-аланские (металлические зеркала, золотые пластины,  нашитые
на  одежду)  и  восточно-германские черты (крупные  двупластинчатые
фибулы).  Некоторые элементы являются «интернациональными»,  к  ним
относятся, например, фибулы в форме цикад или мух, а также браслеты
с   расширяющимися  концами  –  модель,  перенятая   германцами   у
кочевников.  Этим фактором объясняются продолжающиеся по  сей  день
споры  по  поводу  происхождения захоронений  Эран  в  Нормандии  и
Мундольсхайм в Эльзасе.
   Именно   поэтому  всякое  открытие  в  данной  области  является
чрезвычайно важным, даже если речь идет об идентификации или  новом
описании прошлых находок. Так, Михаил Казанский опознал в 1986 году
сарматское  зеркало (кстати, с изображением единственной  известной
на  Западе по сей день тамги) в старом каталоге музея города Реймс,
где оно было описано, как «командирский знак»!
   Предметы  же,  которым  посвящена  данная  статья,  представляют
совершенно  особый  интерес, так как по всем признакам  могут  быть
классифицированы именно как исконно аланские.
   Речь  идет о двух железных кинжалах, имеющих два выреза  у  пяты
клинка,  обнаруженных  около  1970 г. в  Аквитании,  на  юго-западе
Франции,  в русле реки Лот во время очистки речного дна, проводимой
под  руководством господина Р. Дельпеша. Кинжалы находились  вблизи
от  брода под названием Пейрулье (Peyrouliй) в местечке Сан-Ливрад-
сюр-Лот (Sainte-Livrade-sur-Lot) в департаменте Лот-е-Гаронн. Затем
о них забыли... на 30 лет!
   В  конце  концов вышеупомянытые два кинжала с двумя  вырезами  у
пяты  клинка привлекли внимание сотрудников аквитанского ателье  по
реставрации  и  изучению  национального археологического  достояния
(AAREPA).  Жан-Франсуа Гарнье, Мишель Дэнэс  и  П.  Карра  опознали
модель  оружия, хорошо известную на Северном Кавказе и в Крыму.  Их
предположение  было подтверждено Михаилом Казанским  в  2001  году.
Впоследствии  эти находки несколько раз упоминались  в  работах  Я.
Лебединского, однако информация о них исходила из устных источников
и  была  приблизительной (в частности, указывалось,  что  они  были
обнаружены в департаменте Жерс, а не Лот-е-Гаронн). Только в ноябре
2006   года,   после   очередного  исследования   клинков   удалось
организовать  параллельную публикацию во Франции и  в  России.  Что
касается России, мы решили предоставить право первенства осетинской
периодической печати.
   Длина аквитанских клинков составляет соответственно 24,2 и  33,6
см. Более длинный клинок весит 164 г (изначальный вес наверняка был
значительно больше). Лезвие находится в плохом состоянии, но  форма
вырезов  видна  достаточно хорошо. Короткий  кинжал  весит  178  г.
Лезвие  его,  а  также вырезы у пяты клинка прекрасно  сохранились,
кроме  того, почти по всей его длине проходит неглубокий  дол.  Оба
экспоната  находятся в AAREPA и будут выставлены  в  создающемся  в
настоящее время местном музее.
   Оружие  с вырезом у пяты клинка появилось на Северном Кавказе  и
в  Крыму  во  II-III вв н.э. Оно ассоциируется с разными культурами
этих   регионов,   в  особенности  с  аланами  и   сарматами.   Его
распространение на территории Украины и Центральной Европы в  эпоху
Великого  переселения  народов обычно  связывают  с  передвижениями
алан.  На Северном Кавказе данный вид оружия использовался до  V  в
н.э.  Назначение  двух, а иногда четырех вырезов на  более  поздних
моделях   у  пяты  клинка  породило  различные  гипотезы.  Согласно
наиболее  убедительной  из  них  вырезы  служили  для  фиксирования
рукояти  с  помощью  лигатуры. Абсолютно идентичное  приспособление
существовало  у американских клинков XVIII-XIX вв, использовавшихся
американскими  индейцами  при  изготовлении  кинжалов  или   копий.
Экспериментальное  воспроизведение  такого  рода  оружия   наглядно
демонстрирует его прочность и простоту изготовления.
   Длина  клинков  с вырезом у пяты колеблется примерно  от  30  до
чуть  более  50  см (на сегодняшний день длинные мечи  такого  типа
неизвестны). Обычно их относят к кинжалам или коротким  мечам,  что
подтверждается   наличием  ножен  и,  в  отдельно  взятом   случае,
небольшой  дисковидной головки, похожей на головки сармато-аланских
мечей  того  же  периода (экземпляр II-III вв н.э., обнаруженный  в
могиле  №  2  в  сел.  Лехч-Корте, Чечня).  Расположение  клинка  в
некоторых   могильниках,   а   именно   направление   его   острия,
находящегося   рядом   с   телом   покойного,   вверх,    позволяет
предположить, что он мог использоваться для изготовления копий. Это
вполне  возможно,  однако  более вероятно,  что  мы  имеем  дело  с
элементом похоронного ритуала.
   Данный  вид  клинков был неоднократно исследован,  в  частности,
А.М.  Хазановым, М.В. Щукиным, В. Супо, Я. Лебединским, поэтому  мы
не будем подробно останавливаться на их истории и типологии.
   Открытие,  сделанное в Аквитании, полностью меняет представление
об  ареале  распространения этого вида оружия,  т.к.  известные  на
сегодняшний  день наиболее западные экземпляры были  обнаружены  на
территории  Венгерской равнины к востоку от Дуная,  в  окрестностях
городов  Ясберень  (Jászberény)  и Чонград  (Csongrád);  теперь  же
граница  ареала  сместилась еще на 1300 км на запад.  Примечательно
также, что оба вида оружия – с долом и без него – были обнаружены в
одном месте.
   Единственным  объяснением наличия в Аквитании кинжалов  с  двумя
вырезами  у  пяты клинка, никогда не изготавливавшихся  на  Западе,
может  быть появление здесь «варваров» первого поколения,  выходцев
из кавказcко-понтийско-дунайского пространства, присутствие которых
отмечено в регионе на закате римского периода. Речь идет об  аланах
и  визиготах  (в  439  году  примкнувшие к  римскому  войску  гунны
одержали победу над визиготами в Аквитании, однако оружие с вырезом
у  пяты  клинка не входило в арсенал гуннов; можно было бы  связать
находку  с  рассеянными по территории Галлии  небольшими  колониями
сармат,  но  письменные источники не упоминают об их пребывании  на
юго-западе).
   Аланы  проникли в Галлию 1 января 407 года вместе с вандалами  и
другими  германцами; они грабили и разоряли ее на  протяжении  двух
лет  и  затем,  в 409 году, ушли в Испанию через Аквитанию.  Однако
известно,  что  многие из них обустроились в самой  Аквитании.  Что
касается  визиготов,  вторгшихся в  Галлию  в  412  г.,  они  также
направилась  в  Испанию,  предварительно опустошив  на  своем  пути
Аквитанию  в  414  г.  Известен любопытный эпизод,  повествующий  о
сопротивлении, оказанном им аланами, входившими в их  же  войско  –
аланы примкнули к лагерю противника в обмен на обещанные им земли и
таким образом спасли от разорения город Базас.
   Так  кому же принадлежали клинки – визиготам или аланам?  Иногда
клинки  с  вырезами у пяты встречаются среди предметов Черняховской
материальной культуры с готской доминантой, например, в Mолдавии  и
в  Румынии.  Однако, подавляющее большинство клинков с  вырезами  у
пяты   было  обнаружено  в  сармато-аланских  могильниках   или   в
захоронениях оседлых культур северо-западного Кавказа и Крыма.
   Исходя  из исторических и статистических данных можно утверждать
с  большой  долей  вероятности, что найденные  в  департаменте  Лот
кинжалы  принадлежали аланам. Искушение связать  их  присутствие  в
этом  районе с переходом в Испанию захватчиков 407-409 года  или  с
возможным  обоснованием  в окрестностях  Базаса  алан  –  союзников
визиготов   –   очень   велико  [судя   по   некоторым   трактовкам
автобиографической   поэмы  Павлина  из  Пеллы   «Евхаристикос»   (
Eucharisticos),  такой вариант вполне вероятен;  данный  текст  был
тщательно   исследован  С.  Переваловым].  Поразительное   сходство
короткого  клинка  из Аквитании с экземпляром  клинка  из  Ясберени
может   внести   еще  большую  ясность  в  вопрос  о  происхождении
мигрантов.
   Нам  неизвестно, были ли кинжалы утеряны при переходе через реку
или  брошены в нее умышленно (в качестве жертвоприношения?), однако
в  любом  случае  место  находки является показательным,  т.к.  оно
расположено  вблизи  от  галло-римского  поселения  Эксикиум  (Эйс)
[Exicium  (Eysses)],  а  также у пересечения  стратегически  важных
римских путей с запада на восток от Бордо до Лиона и с севера на юг
из Буржа в Испанию через Центральный массив и Тулузу. Следует также
обратить  внимание на два интересных микротопонима,  находящихся  в
нескольких  километрах от Сан-Ливрад-сюр-Лот,  именно  Рок-Аллан  в
местечке Фюмель (Roc-Allan а Fumel) и Сермет в поселке Кастельморан
(Sermet  а Castelmoran). Безусловно, данные географические названия
требуют  осторожного  подхода,  и  происхождение  их  нуждается   в
тщательной дополнительной проверке (восстановлении древних  форм  и
т.д.1 )
   Совершенно  очевидно, что «открытие» заново  двух  вышеописанных
кинжалов создает новые перспективы для исследований как локального,
так  и  более  широкого характера. Хотелось бы знать,  сколько  еще
подобных  «открытий» ждут своего часа в частных  и  государственных
коллекциях Франции.
   Материал для публикации подготовлен при содействии :
   –  Аквитанского  ателье по реставрации и изучению  национального
археологического   достояния   (AAREPA)   города    Вильнев-сюр-Лот
(Villeneuve-sur-Lot), Франция.
   –  Научно-исследовательского общества Галлия-Сарматия, к  1600-й
годовщине миграции алан в Галлию (407-2007).
   – Осетинской ассоциации во Франции.
   
   

   БИБЛИОГРАФИЯ

   Bóna,  I., Das Hunnenreich, Budapest-Stuttgart, 1991 = Les Huns,
Paris, 2002.
   Kouznetsov, V., Lebedynsky, I., Les Alains, Paris, 2005.
   Lebedynsky,  I.,  Armes  et  guerriers  barbares  au  temps  des
Grandes   Invasions,  Paris,  2001;  Les  Sarmates,  Paris,   2002;
«L’énigme  des  lames  а encoches amérindiennes  et  caucasiennes»,
Excalibur N° 38, septembre 2005.
   Perevalov,  S.  «Bazas  414:  la rupture  de  l’alliance  alano-
gothique», Dialogues d’histoire ancienne 26/1, Besanзon, 2000.
   Schukin,  M.  B.,  «A propos des contacts militaires  entre  les
Sarmates  et les Germains а l’époque romaine», L’Armée  romaine  et
les barbares du IIIe au VIIe siècle, Condé-sur-Noireau, 1993.
   Soupault,  V.,  «A  propos de l’origine et de la  diffusion  des
poignards  et épées а encoche», Материалы к археологии и этнографии
Таврии, 5, 1996.
   
   Абрамова  М.П., Центральное Предкавказье в сарматское время,  М,
1993.
   Крым,   Северо-Восточное  Причерноморье  и  Закавказье  в  эпоху
Средневековья, М, 2003.
   Кузнецов В.А., «Аланы на Западе: археологическая реальность  или
миф?», Российская Археология, 1996/4.
   Хазанов А.М., Очерки военного дела сарматов, М., 1971.
   
   
   
   
   1 К сожалению, многие топонимические исследования не всегда
опираются на серьезную научную базу, в частности они не учитывают
локальный лингвистический контекст. Подобные работы следует
выполнять с учетом 4-х фундаментальных правил, исходя из здравого
смысла: 1 – Сам по себе топоним не может являться доказательством,
он может только подкреплять исторические и археологические
сведения. 2 – Исследователь должен обладать обширными знаниями
топонимии и локального говора, опираться в своей работе на надежные
источники и древние языковые формы. 3 – Предпочтение следует
отдавать очевидной этимологии и обращаться к связям с сарматами и
аланами только в случаях отсутствия более явных и убедительных
объяснений. 4 – Не следует выходить за рамки реального – не может
быть, чтобы во Франции не сохранилось ни одного топонима,
напоминающего о пребывании на ее территории алан и сармат,
поскольку существуют топонимы «франкские», «готские»,
«бургундские», а таже «маркоманские» и т.д., однако нельзя говорить
и о присутствии сотен подобных географических названий, тем более
содержащих элементы современного этнонима осетин (Ир, Ос)!
К содержанию || На главную страницу