Р.Г. ДЗАТТИАТЫ

ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ


   
   1. «УЫРДЫ НАД»

   В  осетинском  языке бытует идиома «уырды над»,  которую  обычно
связывают с событием, когда кого-то нещадно избили. «Уырды  над  ын
скодтой»  –  «его  избили, как выдру». «Выдра» по-осетински  «уырд»
(лат.  Lutra). В.И. Абаев это выражение со ссылкой на В.М.  Миллера
объясняет  тем, что, якобы, «перед снятием шкуры с  выдры  ее  бьют
палками,    чтобы   шкура   раздалась»   (В.И.   Абаев.   Историко-
этимологический словарь осетинского языка, т. IV, с. 120).
   Последнее,  т.е. «раздание шкуры», никак не подтверждается,  ибо
шкура  не «раздается» и не увеличивается при избиении, скорее можно
попортить  ценный мех. Поэтому нам представляется, что «уырды  над»
вполне может быть связано с особым почитанием выдры у древних индо-
иранцев.  Это  почитание  выдры  засвидетельствовано  в  письменных
источниках.  Почитание выдры, вероятнее всего, связано  с  бытом  и
религиозными  представлениями индо-арийских племен,  основанных  на
особом  отношении к воде народов, обитавших в засушливых  регионах,
т.е.,  в  основном,  кочевников-скотоводов. Для скотовода-кочевника
собака  – самое верное и надежное существо. Собаку нужно оберегать.
А  как  явствует из диалога Заратустры с Ахурой, за убийство собаки
предназначено  «тысяча  ударов плетью» (И.В.  Рак.  «Зороастрийская
мифология».  –  Санкт-Петербург. Москва. 1998,  с.  288).  Даже  за
случайное убийство полагалось восемь сотен ударов, за щенка –  пять
сотен ударов (там же).
   Считали, что «умирающая собака приходит к источнику вод»  и  там
«из тысячи сук собак и тысячи кобелей сотворятся пара выдр – сука и
кобель».   А   «убивший   выдру  вызывает   засуху   беспастбищную»
(«Зороастр. Мифология» с. 290).
   И  не  будет счастья и благоденствия «до тех пор, пока не  будет
убит  ударом убивший», пока не принесется жертва, посвященная  душе
этой  выдры,  в течении трех дней и ночей не возожжется  огонь,  не
будет простерт Барсман, поднесена хаома. Так отвечал Ахура Мазда на
вопрос  Заратустры  о  том, как поступить с  убийцей  выдры  и  что
делать, чтобы искупить вину.
   В  «Авесте» же сказано, что «если кто убьет выдру, жилищем  тому
будет ад. Род его угаснет, он не сможет искупить свой грех, если не
получит  десять  тысяч ударов ритуальной плетью…  не  принесет  для
священного  огня тысячу вязанок сухих крепких дров, десять  вязанок
сандала,  не  сделает десять тысяч барсманов,  не  совершит  десять
тысяч  жертвоприношений, не убьет десять тысяч змей,  десять  тысяч
ящериц,  десять  тысяч жаб, десять тысяч древесных лягушек,  десять
тысяч муравьев, десять тысяч мух… не подарит жрецам все необходимое
для  богослужения, воинам – оружие, земледельцам –  земледельческие
орудия».  («Видевтат» 14.1 – 10, сокращенный  перевод.  Цитирую  по
«Зороастр.  Мифологии» с. 108). Поясним, что БАРСМАН  –  соломенная
подстилка  или  пучок  тамарисковых ветвей  в  строго  определенном
количестве  при возлиянии хаомы («Зороастр. Мифология, с.  456),  а
ХАОМА – ритуальный напиток с эйфорическим воздействием.
   Итак: за убийство выдры – десять тысяч ударов плетью (!).
   И  если  требование принесения в жертву по десять тысяч  вязанок
хвороста, змей, ящериц, жаб, лягушек, муравьев, мух и пр.  является
символом  невыполнимого, то десять тысяч  ударов  плетью  –  вполне
реальное  наказание, хотя тоже, в сущности, невыполнимое:  вряд  ли
кто  мог выдержать столь тяжкое испытание. Это, скорее всего,  тоже
принесение в жертву.
   Вот вам и «уырды над».
   В  работе  «Скифский быт и реформа Зороастра» (Archiv  orentalni
XXX,   1956,  вып.  1,  Прага,  1956)  В.И.  Абаев  указывал,   что
зороастрийская  религия не могла быть воспринята скифами  и  вообще
кочевниками, ибо была религией оседлых племен. И с этим  трудно  не
согласиться.   Однако   «Уырды  над»  или  требование   тяжелейшего
наказания  за  убийство  выдры  могло  поражать  воображение   всех
слышавших  об  этом. Для последователей Зороастра оно  должно  было
стать  нормой, а для остальных – из ряда вон выходящим обычаем  или
религиозно-правовым актом. Не удивительно, что  оно  сохранилось  у
отдаленных  потомков скифов – осетин. Со временем (за тысячелетия!)
выражение  «уырды марды тыххæй над», т.е. «избиение из-за  убийства
выдры»  переосмыслилось  в «уырды над» – «избиение  выдры»  (отсюда
псевдорационалистическое или народное объяснение – «битье выдры для
раздания   шкуры»).   Выражение  утратило   первоначальный   смысл,
трансформировалось,  но  сохранило  связь  «выдры»  не   просто   с
«избиением», а именно с нещадным, жесточайшим избиением.
   
   
   2. ДАРГАВС

   Этот  топоним до сих пор не имеет убедительного объяснения. П.С.
Уварова  проводит такое толкование: «Даргафс», то есть b«привратник»
(Материалы  по  археологии  Кавказа, выпуск  VIII,  с.  104).  Надо
полагать,  что  это  толкование было подсказано кем-то  из  местных
жителей    или    каким-нибудь   «знатоком»   осетинского    языка,
основывавшийся  на  представлении о  том,  что  слово  «Даргавс»  –
состоит  из двух компонентов – «дуар» – дверь и «гæс» – смотритель.
Однако  толкователи упускали один звук в этом слове – «гъ», а  звук
этот  связан  с  корнем «дæргъ» – длинный. Второй же  компонент  не
«æфс»,  а  «фæз»  –  долина,  равнина. И, следовательно,  «Дæргæвс»
значит «Дæргъ-фæз». Это длинная долина, равнина.
   Следует  отметить, что это абсолютно точное описание  местности.
И  в самом деле, равнина в Даргавсской котловине – наиболее длинная
в  горной  Осетии,  (вполне  пригодная даже  для  приема  небольших
самолетов). В ширину эта долина почти в 700-800 м., а в длину до  7
км. Ну чем не аэродром!
   Вот  вам  и длинная долина – ДæргъфæзДæргъæвсДаргавс.  Это
же   утверждает   и  А.Дз.  Цагаева  (Топонимия  Северной   Осетии,
Орджоникидзе, 1971).
   
   
   3. БИРÆГЪЗÆНГ

   Название  осетинского села Бирæгъзæнг около г. Алагира объясняют
как «голень волка». И в самом деле «Бирæгъ» – это волк, а «зæнг»  –
голень,  но  слово  «зæнг»  кроме голени в  осетинском  означает  и
овражный  край  пахотного  участка,  ответвление,  «стебель»  этого
участка.  И, следовательно, никакой речи о «голени волка» не  может
быть.  Это  должно  было означать местность, т.е. овражный  участок
поля, где был замечен (или убит) волк.
   
   
   4. КЪÆХТЫ СÆР

   Очень  близок по смыслу к предыдущему топониму и смысл  топонима
«Къæхты  сæр» (местность около с. Даргавс). Дело в том, что  словом
«къах»  обозначали не только «ногу», но и вышеобозначенный овражный
участок  пахотного  поля. Безусловно и «къах» и «зæнг»  восходят  к
анатомическим  понятиям,  как  и  «æвцæг»,  означающий  не   только
«перевал»,  но также и «шею». Т.е. налицо перенесение анатомических
понятий  в  сферу  топонимики. Таким образом  «Къæхты  сæр»  должно
интерпретироваться не как место над ногами, а место «над  овражными
ответвлениями пахотных участков».
   
   
   5. ДУАРАУ ДЗУАР

   «Дуарау  дзуар»  – так называется святилище в верховьях  Большой
Лиахвы.  Обычно  это название переводят или объясняют  как  «Дзуар,
подобный  дверям».  Здесь, скорее всего,  произошло  выпадение  «ы»
(оконч.  притяжательной формы) и первоначально должно было  звучать
«Дуарауы  дзуар»,  т.е.  святилище  (местность)  подобное   дверям.
Святилище  находится  над своеобразной тесниной  («дуар»)  или  над
воротами,  выше которого располагается историческая  область  Южной
Осетии  –  Урстуалтæ,  географически  обособленный  район,  т.е.  в
переводе должно звучать «Надтеснинный или Надворотный дзуар».
   
   
   6. РЕКОМ

   Полное  название святилища Реком – «Рекомы Уастырджийы кувæндон»,
т.е.   «Святилище  (молельня)  Уастырджи  Рекома».  Слово   «Реком»
восходит  к  «Æры-ком» – т.е. «ущелье Æр-а».  Частица  Æр,  которое
входит  в  название  реки Æры-дон – по-русски Ардон.  И  здесь  нет
никакой  «Æрра-дон» – бешеной реки. Ибо все реки в горах  не  менее
«бешеные»,  чем Ардон. Поэтому Ардон вовсе не «бешеная  река»,  как
это  преподносят  туристам экскурсоводы. Что же означает  этот  Æр?
Здесь можно приводить различные толкования, но в целом оно означает
«ущелье  Æр-ов».  Народ ли это или племя, или еще что-нибудь  –  не
совсем  ясно.  Эта  частица или слово «Æр» – встречается  в  словах
«æрхуы»  – медь, «æрзæт»– руда. В.И. Абаев по поводу слова  «æрзæт»
говорит,  что «возможно, оно применялось первоначально к серебряной
руде,  а потом к руде вообще». Здесь следует вспомнить о знаменитой
эпитафии,  подписи из Нузальской часовни, связанной с Царазоновыми.
«Серебра и золота имеем в достатке». Можно привести и пример  æрхуы
–  медь.  В.И. Абаев говорит, что это слово неясного происхождения.
Skцld сближает слово æрхуы с иранским хру – кровь (металл кровавого
цвета).  При  этом  В.И.  Абаев говорит,  что  с  звуковой  стороны
этимология безупречна, но семантически мало убедительна (ИЭСОЯ,  с.
186).   Нам   же   она  представляется  убедительной   и   возможно
первоначально звучало «æрзæхуы» – т.е. красное серебро или  красная
руда.
   Так  что  за  частицей Æр в топониме Æрыком = Реком и гидронимом
Æрыдон скрывается название народа или племени. Возможно сближение с
грузинским   Эри,   т.е.   народ,  нация,  сонм,   воинство   (Д.И.
Чубинашвили, Грузино-русский словарь, Тбилиси, 1984, стр. 495).
К содержанию || На главную страницу