Лариса ГОСТИЕВА

ПРОТОИЕРЕЙ КОСЬМА ТОКАЕВ

   
       Косьма   Гаврилович   Токаев   родился   в   сел.   Даргавс,
предположительно,  в 1844 г.1 В декабре 1850 г.  будущий  священник
поступил во Владикавказское духовное училище2. По именной ведомости
1858/59  учебного  года ученик высшего отделения духовного  училища
Косьма Токаев характеризовался «весьма хорошими» оценками в учебе и
поведении.  По  результатам учебы в конце этого же  учебного  года,
согласно  уставу,  он  был переведен в низшее отделение  Тифлисской
духовной   семинарии3,  самого  авторитетного   высшего   духовного
учебного  заведения  на Кавказе, сыгравшего  большую  роль  в  деле
формирования осетинского духовенства и интеллигенции.
   Еще    большим   престижем   пользовались   духовные   семинарии
центральных  городов России. Вероятно, исходя из  этого,  у  Косьмы
Токаева  и  других учеников среднего и низшего отделения Тифлисской
духовной семинарии возникло стремление учиться в этих семинариях. В
июне   1860   г.   они   направили  экзарху  Грузии,   архиепископу
Карталинскому   и   Кахетинскому  Евсевию   прошение   с   просьбой
ходатайствовать о продолжении их обучения в «Русских»  семинариях4.
Однако прошение семинаристов не было удовлетворено.
   В  1865 году Косьма Токаев окончил Тифлисскую духовную семинарию
по  1 (высшему – Л.Г.) разряду и был назначен учителем Закона Божия
в Гизельскую приходскую школу.
   30  апреля  1866  г.  Косьма  Токаев был  рукоположен  епископом
Горийским, викарием Грузинским Геронтием во диакона, 5 мая того  же
года – во священника, и был направлен экзархом Грузии архиепископом
Евсевием к служению в Михаило-Архангельскую церковь с. Гизель5.
   За   короткое   время   молодой  священник  завоевал   признание
прихожан. Описывая в своем очерке «В осетинском ауле» посещение  с.
Гизель  в  1870 г., известный осетинский писатель и публицист  Инал
Кануков  писал,  что,  по  отзывам жителей,  священник  Токаев  был
человек «весьма уважаемый в ауле»6. В 1891 г. современник отмечал в
«Терских  ведомостях», что «гизельцы до сих пор  вспоминают  добрым
словом Косьму Гавриловича»7.
   Положительные   изменения,  происшедшие   в   приходской   жизни
гизельцев,  о.  Косьма  Токаев  подробно  описал  в  своей   статье
«Несколько  слов  о религиозном состоянии осетин – христиан»8.  Под
влиянием  настоятеля  гизельцы  стали  активнее  посещать  храм,  в
большие   церковные  праздники  они  собирались  туда  почти   все.
Прихожане начали совершать пожертвования для приходского  храма.  В
1873  г.  они заказали на свои средства во Владикавказе две большие
иконы  – Великомученика и Победоносца Георгия и Архангела Михаила9.
Икона  Великомученика  и Победоносца Георгия, написанная  известным
владикавказским   живописцем   Синеглазовым,   была   освящена   во
владикавказской  городской  церкви  и  торжественно  перенесена  из
Владикавказа в Гизель владикавказскими и гизельскими прихожанами. С
пением тропаря Великомученику Георгию и «Спаси, Господи, люди Твоя»
икону  обнесли  вокруг селения, а затем установили  в  церкви,  где
перед  ней  был  совершен молебен. Позднее в  Михаило-Архангельский
храм  после  освящения в церкви Александра Невского  (Линейной)  г.
Владикавказа была принесена храмовая икона Архангела Михаила.
   Став  священником,  о.  К.   Токаев  продолжил  преподавание   в
Гизельской  приходской  школе.  Кроме  учебных  занятий  по  Закону
Божьему,  он  много времени проводил с детьми:  работал  с  ними  в
школьном саду, разучивал церковные песни и т.д. За отличную  работу
в школе о. Косьма Токаев в 1868 г. получил благодарность от экзарха
Грузии.   В   1869   г.  инспектор  школ  Общества   восстановления
православного христианства на Кавказе отметил личные заслуги о.  К.
Токаева  в  достижении учащимися школы успехов по Закону Божьему  и
русскому  языку10,  а в 1872 году Совет Общества  наградил  его  за
педагогическую деятельность11.
   В   период  своего  служения  в  с.  Гизель  о.  Косьма  активно
занимался   и   миссионерской  деятельностью  среди   мусульман   и
ренегатов. «В 1867 г. он (о. К.  Токаев – Л.Г.) по Куртати  обратил
многих  ренегатов в православие, его лично знает каждый осетин  как
отличного  деятеля», – отмечала газета «Терские ведомости»12.  По
определению  съезда духовенства Северной Осетии, священник  в  1872
году  с  миссионерскою  целью  был командирован  по  всем  приходам
Осетии.  За полезную проповедническую деятельность о. К.  Токаев  в
1873  г  получил  от экзарха Грузии благодарность и  архипастырское
благословение13.
   В  1876 г. деятельный священник был переведен настоятелем в храм
Великомученика  и Победоносца Георгия сел. Ардон и назначен  и.  д.
благочинного церквей ХI (Ардонского) округа. На съезде  духовенства
в  1879 г. о. Косьма был избран благочинным и утвержден в должности
экзархом  Грузии.  На этой ответственной должности  о.  К.   Токаев
находился до октября 1884 г.
   Являясь  одним из сподвижников епископа Владикавказского  Иосифа
(в  миру Ивана Ивановича Чепиговского) (1821-1890 гг.), выдающегося
деятеля  христианской миссии и просвещения среди  осетин,  внесшего
неоценимый вклад в осетинскую национальную культуру, о. К.   Токаев
активно включился в миссионерскую и просветительскую деятельность в
Ардонском округе. В «Терских ведомостях» за 1880 г. отмечалось, что
«священник  Токаев есть нераздельный его (епископа Иосифа  –  Л.Г.)
сотрудник  и  двигатель нравственной жизни духовенства  в  Северной
Осетии»14.
   Храм  Великомученика  и  Победоносца Георгия  в  сел.  Ардон,  в
котором  начал  свое  служение о. Косьма, был  построен  Осетинской
духовной  комиссией еще в 1857 г. и находился  к  этому  времени  в
плачевном состоянии. Первым делом о. К. Токаев навел порядок внутри
храма,  затем приступил к его реконструкции и ремонту.  По  призыву
настоятеля  Ардонские прихожане собрали на эти цели  3000  руб.  По
прошению о. К. Токаева, Совет Общества восстановления православного
христианства на Кавказе выделил 400 р. на постройку колокольни.
     Ардонцы приняли самое активное участие в реконструкции  храма.
Оставив  свои  полевые работы, прихожане безвозмездно подвозили  на
подводах   строительные   материалы.   На   строительстве    церкви
потрудились  подпоручики Н.Н. Саламов и А.И. Дзугаев, урядник  С.Б.
Дзеранов и старшина Г. Каиров, который предоставил 1600 подвод  для
перевозки  строительных материалов. По свидетельству современников,
личное  участие во всех этих работах принимал и сам о.  К.  Токаев.
Автор   статьи,   опубликованной  в  1880  г.  в  газете   «Терские
ведомости», писал: «я видел, например, как о. Токаев ездил  сам  за
известью,  сам насыпал ее на подводы и день и ночь, как  говорится,
был на ногах»15.
   За  короткое время храм был полностью реконструирован, построены
новая  колокольня, каменная ограда и сторожка. Настоятель обратился
к  члену  Общества  восстановления  православного  христианства  на
Кавказе  генерал-майору А.В. Воейкову с просьбой помочь  приобрести
для  храма колокол и церковную утварь. Тот, в свою очередь, привлек
к  пожертвованиям состоятельных московских высокопоставленных  лиц:
генерала   А.Б.  Казанова,  камергера  тайного  советника   К.   Н.
Нарышкина, князя Н.М. Вадбольского, графа В.К. Гудовича и др16.  На
их  пожертвования в 1878 г. в Москве для Ардонской церкви был отлит
52-пудовый  колокол  с  надписями на осетинском  языке.  Из  Москвы
вместе с колоколом жертвователи прислали и многочисленную церковную
утварь для храма.
   26  октября 1880 г. состоялось освящение храма, которое совершил
епископ  Владикавказский Иосиф в сослужении нескольких священников,
в  том  числе и о. К. Токаева. По свидетельству современника, кроме
ардонских  прихожан, на торжество собрались не только  православные
жители соседних селений, но и магометане17.
   Как  благочинный,  о. Косьма принимал самое активное  участие  в
строительстве  новых  храмов  и  часовен  в  Ардонском  благочинии.
Особенно большое значение в целях укрепления христианства в  Осетии
придавалось  строительству новых храмов  в  ее  горной  части.  Для
постройки   в   сел.   Нар   (Наро-Мамисонского   прихода)    храма
Великомученика  и  Победоносца  Георгия  благочинный  обратился   с
ходатайством  в Общество восстановления православного  христианства
на  Кавказе, которое выделило на эти цели небольшую сумму.  Большую
часть  средств жители собрали еще в 1872 году. Много времени о.  К.
Токаев  уделил  организации  строительных  работ  и  благоукрашению
храма.
   В  1879  г.  строительство  церкви  было  завершено.  Иконостас,
церковные  облачения и утварь для нее были пожертвованы московскими
благотворителями: действительным статским советником В.П. Мошниным,
М.Я.  Дюпре,  М.П. Ижевской и др., которых привлек к пожертвованиям
генерал-майор А.В. Воейков.
   12  июля  1979  г. состоялось освящение Нарской церкви,  ставшее
важным событием всего Наро-Мамисонского прихода18. Освящение  храма
в  отдаленном горном селении совершил епископ Владикавказский Иосиф
в  сослужении двух благочинных (один из которых был о. К. Токаев) и
протодиакона.  В богослужении участвовал и хор, который  пригласило
на  свои  средства  Нарское  общество. На  торжественной  церемонии
присутствовали  прибывшие  с  епископом  из  Владикавказа  помощник
начальника    Терской   области   А.М.   Смекалов    и    начальник
Владикавказского округа Д.К. Голубов. По окончании освящения  храма
был совершен крестный ход, во время которого некоторые молитвы были
исполнены   хором   на   осетинском   языке.   Епископом    Иосифом
Владикавказским  были  прочитаны на осетинском  языке  Евангелие  и
проповедь.
   Благочинный  Ардонского  округа много  сделал  и  для  постройки
часовни  в  высокогорном Верхнем Зарамаге,  жители  которого  из-за
отсутствия  дороги  в  долгие зимние месяцы  не  имели  возможности
посещать   приходскую  церковь  в  Нижнем  Зарамаге.  Строительство
часовни было завершено в 1880 г.
   Под  руководством благочинного строились храмы и  в  плоскостных
селениях Осетии. Немалые усилия о. К. Токаев приложил для постройки
Михаило-Архангельской  церкви  в  с.  Кадгарон.   По   распоряжению
епископа Владикавказского Иосифа, в октябре 1880 года о. Косьма был
назначен  председателем  Комитета  по  ее  постройке.  По  прошению
благочинного, Общество восстановления православного христианства на
Кавказе  выделило  на  строительство храма 3000  руб.  Кадгаронское
сельское общество потратило на постройку храма около 5, 5 тыс. руб.
из  своих  средств19. Остальные деньги были собраны самими жителями
селения,   которые   сразу  после  переселения   на   новое   место
общественным  приговором в марте 1879 г. вынесли  решение  о  сборе
средств на строительство новой церкви20.
   В  конце  1882  г.  при  активном участии о.  Косьмы  Токаева  и
настоятеля о. Георгия Сикоева строительство новой кирпичной Михаило-
Архангельской церкви с колокольней, оградой и воротами, обошедшееся
в  12  тысяч рублей, было завершено 7 ноября 1882 г. епископ  Иосиф
совершил  освящение  церкви  в сослужении  четырех  священников.  В
освящении церкви принимал участие и о. К. Токаев.
   Благочинный  много  потрудился и  на  миссионерском  поприще.  В
феврале 1882 г. за обращение в православие 167 человек магометан  и
ренегатов, о. Косьма был награжден орденом Святой Анны 3 степени21.
Успехи  о.  Косьмы  Токаева  и  других  осетинских  священников   в
миссионерской  деятельности  неоднократно  отмечались   в   отчетах
Общества  восстановления  православного  христианства  на  Кавказе:
«Весьма   плодотворны   были   миссионерские   поездки   и   вообще
миссионерская  проповедь  среди  осетин  владикавказского  епископа
Иосифа  и  священников  Гатуева,  Сухиева,  Хетагурова,  Токаева  и
Сикоева  с 1870 по 1891 г. Их трудам и ревности принадлежат  успехи
христианства в Северной Осетии»22.
   Алексий  Гатуев, сподвижник о. Косьмы Токаева по  делам  миссии,
писал  в работе «Христианство в Осетии»: «…на миссионерском поприще
есть  примеры  выдающейся ревности, усердия и полезной деятельности
отдельных  священнослужителей… Преосвященный экзарх свидетельствует
особенно  о  полезной  деятельности  трех  осетинских  священников:
Салугарданского  – Гатуева, Ардонского – Токаева и Дарг-Кохского  –
Хетагурова»23.  Характеризуя заслуги о. К. Токаева в  миссионерской
работе,  современник  в  газете «Терские  ведомости»  отмечал,  что
«деятельность   его,  как  одного  из  очень  ограниченного   числа
образованных осетинских пастырей, была очень заметна и простиралась
не  только  на  вверенные ему приходы, но  можно  сказать,  на  всю
Осетию»24.  В  марте  1884 году о. К. Токаев был  отмечен  за  свою
священническую деятельность благословением Святейшего Синода.
   Наряду  с пастырским служением в Ардоне, о. К. Токаев преподавал
в  Ардонской  приходской школе Закон Божий, за  отличные  успехи  в
преподавании   которого   в   1882  г.  получил   благословение   и
благодарность от экзарха Грузии архиепископа Павла.
   В  70-е  и сер. 80-х годов ХIХ в. о. Косьма Токаев был одним  из
активных  сподвижников  епископа  Владикавказского  Иосифа  в  деле
перевода  на  осетинский язык богослужебной литературы. Современник
писал  в  газете  «Терские ведомости» о том,  что  о.  Косьма  «был
отличным сотрудником Преосв. Иосифа в составлении последним  трудов
по осетинскому языку»25.
   Вместе с осетинскими священниками М. Сухиевым, А. Цаликовым,  Н.
Дзампаевым,  о.  К.   Токаев  входил в  состав  особого  Цензурного
комитета,  созданного  во Владикавказе для перевода  на  осетинский
язык священно-церковных и учебных книг. Члены комитета осуществляли
цензуру,  оказывали практическую помощь переводчикам, сами перевели
на  осетинский  язык  ряд  книг  и учебных  пособий.  Они  помогали
епископу  Владикавказскому  Иосифу  при  издании  составленных   им
катехизических поучений (1878 г.), краткой параллельной  грамматики
русского и осетинского языков (1879 г.), священной истории  Ветхого
и  Нового  завета (1881 г.) и многих других богослужебных  книг.  В
феврале 1881 года за усердие и труды по переводу богослужебных книг
на  осетинский  язык священник Косьма Токаев был  награжден  знаком
святой Нины 4-го разряда26.
   О.   Косьма  Токаев  оказал  епископу  Владикавказскому   Иосифу
существенную   помощь   при   составлении   многотомного   «Русско-
осетинского  словаря  с  краткой  грамматикой»,  над  которым   тот
трудился  двадцать пять лет. Епископ Иосиф в предисловии к  первому
изданию   словаря   писал,   что  с   1880   года   «…представилась
необходимость  пополнить словарь многими словами, в  разговорном  и
житейском  быту  употребляемыми, но  не  встречающимися  в  книжном
языке.  В  этом  деле, вписанием в мои тетради недостававших  слов,
потрудились  (за  что  и  приношу им искреннюю  мою  благодарность)
образованные  священники – осетины: Михаил  Сухиев,  Косьма  Такаев
(Токаев   –    Л.Г.),   Александр  Цаликов  и   (умерший)   Алексий
Аладжиков»27.  В составе Цензурного комитета о. К.  Токаев  работал
вплоть до начала ХХ в.
   Деятельность  осетинского духовенства по переводу  богослужебных
книг  на  осетинский  язык,  оставившая  глубокий  след  в  истории
осетинской культуры, высоко оценивалась еще современниками.  Видный
общественный   деятель   дореволюционной  Осетии   Гаппо   (Георгий
Васильевич) Баев в своей статье «Письма осетина» писал:  «Но  самую
глубокую  благодарность  осетинский народ должен  питать  к  своему
духовенству за его работу на почве родной письменности. Современная
светская осетинская литература, безусловно, могла развиться  только
на  почве именно этих трудов. Все церковные книги, части Библии  и,
наконец,  Евангелие  были переведены трудами священников.  Учебники
для  школ  – Ветхий Завет, Новый Завет, азбуки, словари  и  другие,
изданные  апостолом  Осетии епископом Иосифом,  изданы  только  при
ближайшей  помощи  священников-осетин, имена которых  красуются  на
этих  изданиях:  М. Сухиев, К. Токаев, А. Гатуев,  А.  Цаликов,  И.
Дзампаев»28.
   В  октябре  1884 года о. К.  Токаев был освобожден от должностей
настоятеля храма Великомученика и Победоносца Георгия в сел.  Ардон
и благочинного Ардонского округа.
   В  течение  ряда  лет о. К. Токаев успешно исполнял  обязанности
наблюдателя   над   церковно-приходскими   школами   (2    группы),
находящимися   в  ведении  Общества  восстановления   православного
христианства  на  Кавказе.  В  июле 1889  года  за  внимательное  и
добросовестное наблюдение за порученными школами ему была  выражена
благодарность Совета Общества29.
   С   открытием   в  октябре  1887  г.,  по  инициативе   Общества
восстановления    православного    христианства     на     Кавказе,
Александровского осетинского духовного училища в сел. Ардон, о.  К.
Токаев  становится  в  нем членом правления,  делопроизводителем  и
преподавателем осетинского языка (5 уроков в неделю) и чистописания
(1 урок в неделю).
   Жители  сел. Ардон, пойдя на большие материальные затраты (около
20  тыс.  руб.), передали духовному училищу двухэтажное здание.  Во
многом  это  стало  возможным  благодаря  активной  позиции  о.  К.
Токаева. Современник писал в газете «Терские ведомости»: «В  Ардоне
под его (о. К. Токаева – Л.Г.) влиянием общество построило каменное
двухэтажное  здание  для  духовного осетинского  училища  и  отвело
последнему около 7 десятин земли. Заслуги о. Косьмы в данном случае
хорошо  известны  тому,  кто  открывал  названное  училище»30.   К.
Хетагуров  отмечал, что осетинское селение Ардон «…является  редким
исключением не только на Кавказе, как туземное поселение, но  и  во
всей  России  по  тому  напряжению, какое  оно  сделало  для  целей
народного  образования. Насчитывая у себя  всего  500  дворов,  оно
выстроило  обширное  2-этажное здание и с  усадьбой  и  садом  в  3
десятины  передало  его  в  распоряжение  «Общества  восстановления
христианства  на  Кавказе» с тем, чтобы «Общество»  открыло  в  нем
соответствующее учебное заведение и при приеме учащихся отдавало бы
предпочтение детям ардонских осетин...»31.
   Трехклассное  Александровское  осетинское  духовное  училище   с
шестигодовым    курсом    обучения    было    призвано     готовить
церковнослужителей  и  учителей для осетинских  церковно-приходских
школ. Цель программы по осетинскому языку, который преподавал о. К.
Токаев,  состояла «в основательном ознакомлении учащихся с церковно
–  богослужебным  осетинским  языком  со  стороны  практиче-ской  и
теоретической;  в  усвоении ими разговорного  осетинского  языка  с
оттенками различий главных его наречий»32.
   Основное  внимание  при  обучении  осетинскому  языку  уделялось
богослужебному  языку,  общеупотребительным  молитвам,   чтению   и
рассказу прочитанного из Евангелия, переводам кратких рассказов  из
Священной  Истории с русского языка на осетинский язык и  наоборот.
Учебным   руководством  по  грамматике  осетинского  языка   служил
букварь,  составленный епископом Владикавказским  Иосифом,  который
сам  нередко  присутствовал на экзамене по осетинскому  языку33.  К
сожалению,  недостаток  необходимого учебного  материала  не  давал
возможности  о. Косьме Токаеву давать учащимся более  основательные
знания  по  синтаксическим  и лексическим особенностям  осетинского
языка34.
   В  январе 1889 г., когда смотритель Александровского осетинского
духовного  училища  иеромонах Иоанн (Илья  Алексеев)  был  временно
переведен на должность инспектора Псковской духовной семинарии,  о.
К.  Токаев,  по  поручению епархиального начальства,  исполнял  эту
ответственную должность35.
   Важным  событием в жизни Александровского осетинского  духовного
училища и всего селения Ардон стало празднование 25-летнего  юбилея
служения  о. К. Токаева в священническом сане, состоявшееся  5  мая
1891  г.  После литургии в семинарской церкви смотритель  духовного
училища иеромонах Иоанн (Алексеев) выступил с торжественной  речью,
в  которой отметил заслуги о. К. Токаева и преподнес ему в  подарок
от  преподавателей образ Спасителя. Юбилей продолжился в  помещении
духовного  училища,  где учителя – коллеги о. Косьмы  по  церковно-
приходской школе вручили ему адрес, а воспитанники училища подарили
альбом. Юбиляра также поздравили представители Ардонского общества.
Священники  А. Гатуев и М. Хетагуров от имени Ардонского благочиния
выступили  с  поздравительной  речью  и  подарили  о.  К.   Токаеву
серебряный образ Иисуса Христа36.
   Свою  пастырскую,  преподавательскую и переводческую  работу  о.
Косьма  Токаев сочетал с публицистической (в светской  и  церковной
печати)  и научной деятельностью. Находясь на церковном служении  в
с.  Гизель,  о. К. Токаев опубликовал в 1873 г. в областной  газете
«Терские  ведомости»  свою  статью «Несколько  слов  о  религиозном
состоянии  осетин – христиан», подписавшись под ней как «Гизельский
священник»37.
   Автор  статьи  связал  процесс  распространения  христианства  в
Осетии    с    успешной   деятельностью   Общества   восстановления
православного христианства на Кавказе, усилившего свое общественное
влияние  со  второй половины 60-х годов XIX в. В  деле  утверждения
православной  веры  и  искоренения суеверий и  предрассудков  среди
осетин, по мнению о. К. Токаева, особую важность имела подготовка в
духовных  семинариях  священников из числа осетин,  проведения  ими
богослужений  (по  переведенным  на осетинский  язык  богослужебным
книгам),  бесед и церковных треб на родном языке. Положения  статьи
о.  К.  Токаева  о невысокой роли священников – грузин  в  процессе
укрепления православия в Осетии, были оспорены Иосифом Давидовым  в
его  полемической  статье «Несколько слов о  религиозном  состоянии
осетин – горцев из сел. Хидикус», опубликованной в 1874 г. в газете
«Терские ведомости»38.
   Крупный  российский этнограф – кавказовед М.О.  Косвен  в  своем
известном   историографическом   труде   «Материалы   по    истории
этнографического изучения Кавказа в русской науке» упомянул фамилию
о.  К. Токаева среди плеяды авторов – осетин, писавших в 70-е  годы
XIX  в.  на  этнографические темы39. Вклад о. Косьмы  в  этнографию
осетин М.О.  Косвен осветил в небольшой справочной статье во второй
части этого же труда40.
   В  1880 г. в газете «Терские ведомости» о. К. Токаев опубликовал
заметку, в которой описал совместное праздничное торжество в  честь
25-летнего  царствования  императора  Александра  II,   в   котором
совместно  участвовали казаки станицы Ардонской и  осетины  селения
Ардон и расквартированный там Владикавказский полк41.
   В  том  же году в «Терских ведомостях» появилась статья «Поездка
Преосвященного Иосифа, Епископа Владикавказского в горы и освящение
Нарской  церкви»,  автором которой, по нашему мнению,  является  о.
Косьма  Токаев  (статья подписана инициалом «Т»)42. В  статье  дано
подробное  описание  церемонии  освящения  храма  Великомученика  и
Победоносца Георгия в сел. Нар (Наро-Мамисонского прихода)  в  июле
1979 г., в котором принимал участие и сам о. К. Токаев.
   В  1898  г. в двух номерах журнала «Владикавказские епархиальные
ведомости»   вышла  статья  о.  К.  Токаева  «Следование   Иверской
чудотворной   иконы   Божией  Матери  по  горам   Северной   Осетии
Алагирского ущелья»43. В статье, посвященной крестному  ходу  1897
г.,   протоиерей  К.  Токаев  изложил  историю  чудотворной   иконы
Моздокской  (Иверской) Божией Матери и подробно остановился  на  ее
чествовании в горских приходах Алагирского ущелья.
   Во  время  своего  служения в сел. Ардон о. К.  Токаев  оказался
причастен  к  научной работе таких выдающихся русских  ученых,  как
В.Ф.  Миллер  (1848-1913) и М.М. Ковалевский  (1851-1916).  Он  был
одним  их тех представителей осетинской национальной интеллигенции,
которых  привлекли  ученые  к  своей  исследовательской  работе  об
осетинах.  Современник отмечал в «Терских ведомостях»,  что  о.  К.
Токаев   «…помогал  ученым  исследователям  осетинской  истории   и
этнографии,  напр.  Всев. Миллеру, издавшему «Осетинские  этюды»  и
М.М.  Ковалевскому,  издавшему в прошлом  капитальное  исследование
«Закон и обычай на Кавказе»44.
   Знакомство В.Ф. Миллера с о. К. Токаевым было связано с  работой
ученого   над   составлением  осетинско-русско-немецкого   словаря,
разработкой   научной  грамматики  осетинского   языка   и   сбором
этнографического и фольклорного материала для «Осетинских  этюдов».
Оно  могло  произойти  уже  в 1879 г. – в первое  путешествие  В.Ф.
Миллера  в  Осетию, когда он начал собирать материал по осетинскому
языку.  Следующие научные поездки в Осетию В.Ф. Миллер  совершил  в
1880, 1881, 1883, 1885 и 1886 годах.
   В  1882 г. В.Ф. Миллер в предисловии к первой части «Осетин-ских
этюдов»  отмечал, что «при скудости средств в изучении  осетинского
языка»  он  не мог «рассчитывать достигнуть поставленной себе  цели
без  помощи самих осетин»45. О поездке летом 1883 года В.Ф.  Миллер
писал: «Во Владикавказе мне удалось привлечь образованных осетин  к
участию в составлении осетинско-русского словаря. Привезенный  мною
рукописный  словарь,  заключавший 2800  слов  на  карточках,  начал
быстро пополняться благодаря энергии, с которой взялись за это дело
сами осетины»46. Как знаток осетин-ского языка, о. Косьма Токаев не
мог не принимать участие в этой работе.
   О  знакомстве  о.  К.  Токаева с В.Ф.  Миллером  свидетельствует
письмо  одного  из  видных деятелей осетинской  культуры  Алмахсида
Канукова В.Ф. Миллеру: «А. Гатуев и К. Томаев (Токаев – Л.Г.)  шлют
Вам  душевный  поклон и выражают свою надежду, что вы  не  откажете
всегда  в посильной помощи для распростр[анения] граммат[ики]47.  В
письме о. К. Токаева В.Ф. Миллеру от 20 марта 1889 г., хранящемся в
архиве,  священник просит ученого оказать содействие в приобретении
нескольких экземпляров «Осетинских этюдов» для использования  их  в
преподавании осетин-ского языка в Александровском духовном  училище
в  сел.  Ардон.  «Так  как кроме краткой грамматики  Преосвященного
Иосифа  на  осетинском языке не существует никаких  руководств  для
изучения этого языка, Ваши этюды и исследование языка с нартовскими
сказаниями были бы неоценимым пособием для изучения этого языка», –
писал о. Косьма48.
   Летом  1883 г. о. К. Токаев познакомился с крупнейшим  историком
России  М.М. Ковалевским, когда тот вместе с В.Ф. Миллером совершал
свое первое путешествие в Северную Осетию и Балкарию.
   Для  сбора  полевого  материала  по  обычному  праву  осетин   и
различным  сторонам быта М.М. Ковалевский определил три  населенных
пункта равнинной части Северной Осетии, одним из которых было  сел.
Ардон  – крупный культурный центр дореволюционной Осетии. Вероятно,
во  многом  выбор объекта этнографического исследования определялся
влиянием В.Ф. Миллера, который консультировал М.М. Ковалевского  по
многим  вопросам  осетиноведения. В.Ф. Миллер,  хорошо  знакомый  к
этому  времени со служившим в храме Георгия Победоносца в с.  Ардон
о.  К.  Токаевым, которого привлекал к сбору материалов  для  своих
исследований,  мог порекомендовать священника М.М.  Ковалевскому  в
качестве  помощника  и  информанта. О.  К.  Токаев  не  только  сам
предоставлял  ученому  материал по различным сторонам  семейного  и
общественного быта осетин, но и помогал найти в сел.  Ардон  людей,
хорошо знавших духовную культуру своего народа.
   В  «Полевых  записях  М.М.  Ковалевского  в  Северной  Осетии  и
Балкарии»,  опубликованных Б.А. Калоевым в приложении к  его  книге
«М.М. Ковалевский и его исследования горских народов Кавказа», М.М.
Ковалевский  зафиксировал  некоторые материалы  о.  К.  Токаева  по
вопросам   осетинской  семьи  и  семейной  обрядности.   Так,   при
рассмотрении  еще  встречающегося в брачных обрядах  осетин  обычая
обручать  детей,  находившихся в колыбели, М.М. Ковалевский  пишет:
«Браки детей колыбельных со взрослыми встречались в прежнее время и
доселе  практикуются в Туалети. В 1881 г. Такоев (Токаев  –  Л.Г.),
священник из Ардона, и Гатуев, тоже священник из Алагира, с  трудом
убедили  одно  семейство в Туалети отказаться от такого  обряда»49.
Этнографический  материал,  почерпнутый  у  о.  К.  Токаева,   М.М.
Ковалевский  использовал  в  пятой главе  «Семейное  право  осетин»
(раздел «Брачное право») своего фундаментального труда «Современный
обычай   и   древний  закон.  Обычное  право  осетин  в   историко-
сравнительном освещении»50.
   В   полевых   записях   М.М.   Ковалевского   также   приводятся
сравнительные  материалы  по численному  составу  большой  семьи  у
осетин  в конце ХIХ века из сел. Ардон и сел. Салугардан, некоторых
причинах  распада больших семей: частнособственнических тенденциях,
раздорах   женщин,  порядках  раздела,  при  котором  из  имущества
выделялись   особые  доли  для  родителей,  старшего   и   младшего
братьев51.  Эти данные были широко использованы М.М. Ковалевским  в
шестой    главе   «Система   родства   и   наследования»    (раздел
«Наследственное   право»)  указанной  книги.  Великолепный   знаток
традиционной  культуры  осетин,  о.  К.  Токаев  предоставил   М.М.
Ковалевскому материал и по другим вопросам этнографии осетин, в том
числе,  и по многим архаичным обычаям. К сожалению, в вышеуказанной
работе М.М. Ковалевского не даны сноски на материалы о. К. Токаева.
   В  мае  1891  г.  о. Косьма Токаев вновь стал настоятелем  храма
Великомученика и Победоносца Георгия сел. Ардон и был  назначен  на
должность  благочинного  церквей  ХI  округа  (Ардонского)  округа,
которую он исполнял до 28 июля 1905 года.
   Во  второй период служения в Ардонском округе о. К. Токаев также
неоднократно получал от Святейшего Синода высокие награды.  В  1893
г.  он  получил наперстный крест52. В апреле 1897 г. за заслуги  по
духовному   ведомству   о.  Косьма  Токаев  был   награжден   саном
протоиерея53, а в 1903 г. получил орден Святой Анны 2-й степени54.
   Важным   моментом   церковной  жизни  о.  Косьма   считал   язык
богослужения. Алексий Гатуев в своем труде «Христианство в  Осетии»
приводит  по этому поводу слова протоиерея К. Токаева: «Я  убедился
на  опыте, что осетинский священник может научить и утвердить своих
прихожан в истинах веры и жизни христианской только двумя способами
–  путем  постоянной  проповеди,  словом  убеждения  и  посредством
отправления  богослужения  и церковных треб  на  родном  осетинском
языке.  В тех приходах, где богослужение отправляется на осетинском
языке,  церковь  всегда  бывает полна  народом;  там  же,  где  оно
совершается на грузинском или славянском языках, посетителей бывает
мало»55.
   Большое  значение в религиозно-нравственном воспитании  прихожан
о. К. Токаев придавал образованности священников. В своем отчете по
Ардонскому  благочинию  за  1894 г.  о.  К.  Токаев  писал:  «Чтобы
просветить осетин светом Евангелия и отучить их от вредных  обычаев
и предрассудков необходимо открыть школы во всех приходах и во всех
приходах поставить образованных священников из самых же осетин,  по
своему образованию и нравственности выше стоящих своих прихожан»56.
В  этом  отношении ситуация медленно, но менялась в лучшую сторону.
Если  в  1894 г. из 8 священников Ардонского благочиния ни у одного
не  было  полного семинарского образования57, то в 1902 г.,  из  13
священников  его имели уже 8 человек58. Постепенно в тех  приходах,
где  священники были с богословским образованием, приходская  жизнь
налаживалась.
   Важнейшим  показателем  духовного уровня священника  было  число
исповедовавшихся  и  причастившихся  прихожан.   В   нем   личность
священника,  его  умение найти подход к каждому прихожанину  играли
совершенно  особую  роль. Первоначально прихожане-осетины  понимали
христианский долг исповеди и святого причастия только  с  обрядовой
стороны и исполняли его как бы по принуждению.
   В  начале пастырского служения о. К. Токаева в Ардонском приходе
такое  положение  наблюдалось  и  среди  ардонских  жителей.  Можно
представить,  какие нужно было приложить усилия, чтобы  ситуация  в
приходской жизни кардинальным образом изменилась в лучшую  сторону.
В  своем отчете за 1902 г. протоиерей К. Токаев отмечал: «Ардонские
прихожане  усердны  к храму Божьему, охотно посещают  свой  храм  в
праздничные и воскресные дни и сознательно и усердно исполняют свои
христианские   обязанности,  христианский  долг  исповеди   и   Св.
Причастия исполняется два и три раза постом, особенно женский  пол.
Из  25957 душ обоего пола населения округа не было у исповеди и Св.
Причастия  около  1068 душ, и то большею частью  за  отсутствием  и
другим уважительным причинам»59.
   Успехи   пастырской  деятельности  о.  К.  Токаева   во   многом
определялись  тем, что он был блестящим проповедником.  Современник
писал  о  нем: «Как приходской священник, отец Косьма  создал  себе
известность  среди  осетин церковным красноречием  своим»60.  В  то
время  как  слабым звеном в деятельности священников,  служивших  в
осетинских  приходах,  являлось то, что  многие  из  них  не  имели
достаточной  подготовки, чтобы выступать в церкви с проповедями  на
осетинском  языке.  Судя  по  отчету о.  К.  Токаева  за  1894  г.,
например,  из восьми священников Ардонского благочиния только  трое
были  в  состоянии проповедовать прихожанам Слово  Божие.  С  целью
исправления   этого  неблагоприятного  положения   о.   К.   Токаев
подготовил  к  печати свои проповеди. Совет Общества восстановления
православного  христианства на Кавказе разрешил, в просветительских
целях,  «отпечатать для распространения в народе, школах и  церквах
составленный  священником  Токаевым  на  осетинском  языке  сборник
поучений»61.
   В  1891 г. сборник поучений о. Косьмы Токаева, «явившийся плодом
его 26-летней неутомимой и выдающейся проповеднической деятельности
среди  северных  осетин»,  был  издан62.  Сборник  поучений  сыграл
огромную   роль   в  православном  просвещении  осетин,   поскольку
прихожане получили возможность слушать на родном языке проповеди о.
Косьмы  Токаева. Например, священник Симон Кайтмазов,  служивший  в
Зругском приходе, устно поучал прихожан и читал им проповеди о.  К.
Токаева63.   В   1911  г.  и  1913  г.  в  осетинском  христианском
проповедническом  журнале  «Чырыстон цард»  («Христианская  жизнь»)
были переизданы 10 поучений протоиерея К. Токаева64.
   В  июле  1896  г.  о.  К. Токаев приступил к  подготовке  нового
сборника  поучений,  поскольку потребность в  подобном  издании  не
отпала.  Для  рассмотрения сборника поучений  во  Владикавказе  был
образован  временный комитет, в который, кроме самого  о.  Токаева,
вошли  священник  Алексий Гатуев, помощник  присяжного  поверенного
Георгий  Баев  и  помощник секретаря при съезде  мировых  судей  А.
Кануков65. За несколько заседаний комитета сборник о. Токаева был в
основном   рассмотрен.   К  окончательному  рассмотрению   Сборника
поучений   о.   Токаев  в  ноябре  1896  г.  предполагал   привлечь
преподавателя  богословских  наук в  Александровской  миссионерской
духовной семинарии Василия Касабиева и трех учеников старшего курса
семинарии:  Амбалова Ивана, Бутаева Александра и Дзиова (Алексея  –
Л.Г.),  хорошо  знавших  свой родной язык66.  К  сожалению,  мы  не
располагаем  сведениями об издании данного сборника. Возможно,  это
именно тот сборник поучений на осетин-ском языке, рукопись которого
в настоящее время хранится в Ставропольском государственном архиве.
   Большое  внимание о. К. Токаев придавал внебогослужебным беседам
с   прихожанами.  К  этой  работе  священник  привлекал  и  старших
семинаристов  Александровской  миссионерской  духовной   семинарии,
которые   сопровождали  беседу  демонстрацией  картин   с   помощью
«волшебного фонаря». По этим картинам священник объяснял слушателям
главные  события  Ветхого и Нового завета и жития чтимых  осетинами
святых Православной Церкви. Затем о. К. Токаев разъяснял прихожанам
Символ  веры, молитву Господню и десять заповедей. Внебогослужебные
беседы  проводились в послеобеденное время в школьном здании,  а  в
летнюю  пору  во дворе школы. Беседы, устраивавшиеся  отдельно  для
мужчин  и  женщин,  привлекали  большое  число  прихожан.  Особенно
усердны  и внимательны к беседам были женщины. В 1902 г. состоялось
24  беседы, число слушателей на беседах иногда доходило  до  700  и
более человек67.
   В  своих  церковных проповедях и на внебогослужебных беседах  о.
К.  Токаев  уделял  внимание таким негативным обычаям  осетин,  как
похищение девушек и выплата калыма. Указывая на сложность борьбы  с
этими  обычаями, о. Косьма писал в отчете за 1902 год  о  том,  что
«насильственный  увоз девиц и тайная уплата калыма плохо  поддаются
влиянию  церковной  проповеди»68. Тем не  менее,  только  благодаря
активной  проповеднической деятельности о. К. Токаева, в  Ардонском
приходе  удавалось  на  деле  выполнять общественные  приговоры  по
искоренению  этих  и  других архаичных обычаев,  принятые  съездами
представителей осетинского народа в 1879 и 1880 гг.  «Под  влиянием
бесед   и   увещеваний  священника  Токаева,  прихожане   его,   за
исключением   очень   немногих   семейств,   перестали    совершать
празднества   в  честь  языческого  бога  полей  Татартупа,   стали
соблюдать  двунадесятые праздники и посты, усердно  посещать  храм,
хоронить  покойников без разорительных поминок  и  конских  скачек,
многие  прекратили  незаконные сожительства с невенчанными  женами»69,
 – отмечал священник Алексий Гатуев.
   Протоиерей  К. Токаев старался расположить ардонских прихожан  и
прихожан  своего округа к пожертвованиям. В 1903 году  14  прихожан
Ардонского   округа   были   по   рапорту   благочинного   поощрены
архипастырским  благословением  за пожертвование  в  пользу  церкви
икон, церковной утвари и облачений70.
   Много  времени  и  энергии у о. К. Токаева отнимали  поездки  по
приходам  Ардонского  округа, особенно по труднодоступным  гор-ским
приходам.   Количество  приходов  в  благочинии  с   каждым   годом
увеличивалось.  Если  в  1892 г. Ардонский  благочиннический  округ
состоял из 8 приходов, то в 1902 г. он охватывал уже 13 приходов  с
общим числом паствы около 26 тысяч человек71.
   Большое  благотворное  влияние на религиозно-нравственную  жизнь
прихожан  Ардонского  округа  оказал крестный  ход  с  чудо-творной
иконой  Моздокской (Иверской) Божией Матери по Алагир-скому ущелью,
состоявшийся  с  20 августа по 21 сентября 1897  г.  Протоиерей  К.
Токаев возглавил крестный ход как благочинный.
   По  народным преданиям (тагаурцев – Л.Г.), изложенным  в  статье
о.  К. Токаева «Следование Иверской чудотворной иконы Божией Матери
по  горам  Северной Осетии Алагирского ущелья», чудотворная  икона,
подаренная   грузинской  царицей  Тамарой,  около   пяти   столетий
хранилась в деревянном храме в сел. Нижнем Кани (с. Майрамикау),  а
после  уничтожения  храма  пожаром  считалась  утраченной72.  Через
несколько  десятилетий  чудотворная икона  объявилась  в  овраге  у
истока  реки в начале Куртатинского ущелья. С тех пор эту местность
стали  называть  Майрём-адаг (овраг Мариинский), а реку  –  Майрём-
ададжы   дон  (река  оврага  Мариинского).  (По  преданиям  жителей
Куртатинского   ущелья,  чудотворная  икона  хранилась   около   с.
Харисджын  в  церкви  Рождества Пресвятой  Богородицы  (дзуар  Мады
Майрём  – Л.Г.). В XVIII в. переселявшиеся на Терскую линию  горцы-
куртатинцы перевезли прославившуюся чудотворениями икону в Моздок.
   В  сельских храмах Алагирского ущелья проходили богослужения  на
осетинском  языке, на которые собирались почти все жители.  Большое
эмоциональное  впечатление  на прихожан  производили  проповеди,  в
которых  говорилось  о  Пресвятой Богородице, значении  чудотворной
Моздокской  иконы Божией Матери в жизни осетинского  народа.  Кроме
этого,   священники   проводили   с  прихожанами   внебогослужебные
собеседования, на которых учили их твердо держаться  православия  и
усердно  исполнять  свои  христианские обязанности.  Протоиерей  К.
Токаев  провел 17 таких бесед. По данным о. К. Токаева, 29 августа,
в  день  усекновения  главы Иоанна Крестителя, которого  осетины  с
давних  времен  почитали,  был совершен многочисленный  крестный  с
чудотворной  иконой  Моздокской  (Иверской)  Божией  Матери  ход  в
Рекомскую часовню73.
   Прохождение  крестного  хода по горским селениям  сопровождалось
исполнением акафиста (хвалебно-догматического песнопения – Л.Г.)  в
честь  чудотворной  Моздокской иконы Божией  Матери,  составленного
известным   представителем   осетинской   церковной   интеллигенции
протоиереем  о.  А.  Колиевым74. При следовании крестного  хода  из
одного  селения в другое, о. К. Токаев, по просьбе паломников,  пел
этот  акафист, припев которого «Уёнё Ёхсин, уё не’ стыр  ныфс  Мады
Майрём!»    после   каждой   стихотворной   строки    подхватывался
богомольцами75.  В 1920-1921 гг. известный осетинский  ученый  Б.А.
Алборов  записал от 82-летнего певца и народного сказителя Иналдуко
Каллагова из с. Джимара песнопение о Пресвятой Богородице, в основу
которого лег акафист о. А.Колиева76.
   По  свидетельству о. К. Токаева, паломники оказывали чудотворной
иконе  всяческие почести: к торжественной встрече иконы большинство
женщин, считавшие Пресвятую Богородицу своей покровительницей,  шли
босыми,  многие  из них добивались чести некоторое  время  пронести
икону  на  своих  плечах.  В  честь чудотворной  иконы  совершались
пожертвования.  Во  время  пребывания  святыни  в  селениях  жители
приобретали небольшие иконки с образом Моздокской Божией  Матери  и
крестики.   При   прохождении  крестного  хода  сельские   общества
устраивали утомленным богомольцам, следовавшим за иконой, трапезы и
давали им приют в своих домах.
   Во  время крестного хода о. К.  Токаев стал очевидцем нескольких
чудесных исцелений перед Моздокской иконой Божией Матери. Во  время
пребывания  чудотворной иконы в храме Великомученика и  Победоносца
Георгия   сел.   Ардон,   после  молебна  об   исцелении   больной,
совершенного  о.  К. Токаевым, и ночи, проведенной  в  храме  перед
чудотворной   иконой,  полностью  исцелилась  лежавшая   до   этого
несколько  дней  без  движения  и без  памяти  19-летняя  ардонская
жительница  Елисавета Дзигасова. Через три дня после молений  перед
чудотворной  иконой в храме… сел. Ход исцелился  12-летний  мальчик
Харитон  Газаев.  После  принесения  чудотворной  иконы  в  дом   к
тяжелобольной жительнице сел. Тиб Дарье Сикоевой и совершения перед
иконою молебна об ее исцелении больная стала быстро поправляться  и
через две недели исцелилась77.
   Крестный  ход  1897  г. с чудотворной иконой  Моздокской  (Ивер-
ской)   Божией  Матери  стал  заметным  событием  в  жизни   горцев
Алагирского ущелья.
   В  должности  Ардонского благочинного о. К. Токаев много  сделал
для  открытия  новых  приходов. Так, он неоднократно  ставил  перед
церковными  властями  вопрос  о восстановлении  Зругского  прихода,
причт которого в 1872 г. по экономическим причинам был упразднен  и
присоединен к Зарамагскому приходу.
   В  1896  г. благочинный обратился к епископу Владикавказскому  и
Моздокскому Владимиру с прошением войти с ходатайством в  Священный
Синод  об открытии самостоятельного Зругского прихода с причтом  из
священника  и псаломщика. Необходимость открытия нового прихода  о.
К. Токаев обосновывал тем, что по «природным препятствиям священник
Зарамагского  прихода очень редко посещает Зругский приход,  потому
нередки примеры, что Зругские прихожане умирают без напутствия  св.
дарами, а дети без крещения, покойники же их лишены большею  частью
христианского погребения. Религиозное состояние Зругских прихожан с
каждым   годом   падает,  народ  неохотно   стал   исполнять   свои
христианские  обязанности, молодежь коснеет  в  тьме  невежества  и
среди  него начала проявляться магометанская пропаганда.  Имеющаяся
среди Зругских прихожан довольно приличная церковь каменная во  имя
Успения  Божией  Матери круглый год заперта.  Зругский  приход  без
ущерба  может  быть отчужден от Зарамагского, где 1109  душ  обоего
пола»78.
   Ходатайство  епископа  Владимира было  удовлетворено:  по  Указу
Святейшего Синода от 8 апреля 1897 г. за № 1833 при церкви  селения
Gpsc   был   восстановлен  самостоятельный  приход  с  причтом   из
священника  и  псаломщика79. После открытия нового  прихода  о.  К.
Токаев  не  выпускал из поля своего внимания его  нужды,  например,
приняв меры для обеспечения жильем священника Харлампия Цомаева80.
   Большое  внимание в должности благочинного Ардонским округом  о.
К.   Токаев   уделял  строительству  новых  храмов.   При   участии
благочинного о. К. Токаева и в его личном присутствии в  июле  1894
г.  на  общественном  сельском сходе 60 дворов жителей  сел.  Лисри
Тибского   прихода  составили  общественный  приговор  о  постройке
каменной  церкви81. Необходимость ее постройки жители  обосновывали
тем,  что  до  их  приходской церкви в  сел.  Тиб  расстояние  было
значительным, а зимой сообщение и вовсе прекращалось.  Строительные
материалы   для  церкви  (камень,  песок,  известь   и   деревянные
материалы),  мастеров для ее строительства, 400 руб. на  внутреннее
убранство  храма  жители,  по  общественному  приговору,  обязались
предоставить сами.
   После  окончания  постройки храма о. К.  Токаев  поставил  перед
епархиальным   начальством  вопрос  о  необходимости   приобретения
иконостаса  для храма. Просьба благочинного была удовле-творена:  в
1897  г.  в  церковь Успения Пресвятой Богородицы сел.  Лисри  были
безвозмездно  переданы  старый иконостас и иконы  церкви  Святителя
Николая ст. Николаевской, в которой, в свою очередь, был установлен
новый  иконостас82.  В  своем рапорте  на  имя  епископа  Владимира
(Сеньковского)  о.  К.   Токаев  также  ходатайствовал   о   помощи
церковных  властей в приобретении для храма ризницы  и  колокола83.
Строительство   Успенской  церкви  в  сел.  Лисри  было   полностью
завершено в 1901 г., тогда же состоялось и освящение церкви.
   О.  К.  Токаев  занимался  в округе и  вопросами  следствия  для
духовных  судов.  В январе 1895 г. по определению  Владикавказского
епархиального  начальства, о. Косьма Токаев, как  наиболее  опытный
священник  Ардонского  благочиния, был  назначен  следователем  для
«производства  дознаний  и следствий по делам,  подлежащим  ведению
духовной власти»84.
   Священник  К. Токаев участвовал в качестве делегата и в  съездах
духовенства Владикавказской епархии, на которых обсуждались текущие
вопросы  епархиальной жизни. Так, в июле 1895 г. он был  включен  в
комиссию  по  распределению  материальных  средств  «на  содержание
епархиального  женского  училища  и  другие  предметы  на  все  без
исключения церкви епархии85.
     В 1901 г. о. К. Токаев был привлечен епископом Владикавказским
и Моздокским Владимиром (Филаретом Алексеевичем Сеньковским) (1837-
1917) к работе по пересмотру изданного в 1864 г. перевода Евангелия
от  Матфея  на осетинском языке. По представлению К. Хетагурова,  в
состав Комиссии вошли протоиерей Алексий Гатуев (председатель),  ее
членами,  кроме  о.  К. Токаева, стали священники  А.  Цаликов,  А.
Цаголов,  М.  Хетагуров, М. Коцоев, Н. Джиоев и светские  лица:  Г.
Баев,  В.  Цораев,  А.   Кубалов,  З.  Кубалов,  К.  Хетагуров,  Х.
Уруймагов,   Ф.   Голиев)86.   Коста   Хетагуров,   который   из-за
загруженности  работой  в газете «Северный Кавказ»  не  смог  лично
принять участие в заседаниях комиссии, представил краткий доклад87.
К  работе  над  переводом Евангелия о. К. Токаев  привлек  наиболее
подготовленных  студентов  Александровской  миссионерской  духовной
семинарии  в  сел.  Ардон, которым он преподавал  осетинский  язык.
Издание  во  Владикавказе  в  1902 г.  Евангелия  от  Матфея  стало
знаменательным событием в жизни Осетии.
   О.   К.  Токаев  продолжал  преподавание  осетинского  языка   в
Александровской  миссионерской  духовной  семинарии,  в  которую  в
начале  1895-1896 учебного года было преобразовано  Александровское
осетинское  духовное  училище  в сел. Ардон.  Изучение  осетинского
языка  являлось обязательным для всех семинаристов,  независимо  от
национальной принадлежности.
   По   уставу  Александровская  миссионерская  духовная  семинария
готовила  семинаристов  к  миссионерской  деятельности  в  пределах
Владикавказской епархии и Южной Осетии, однако, в отличие от других
духовных  семинарий, курсы обучения в ней были меньше, а выпускники
не  имели  права поступления в светские высшие учебные заведения88.
Статус   семинарии  был  повышен  до  уровня  нормальных   духовных
семинарий только в 1908 году.
   С  созданием  в  августе 1896 г. при Александровской  миссионер-
ской   духовной  семинарии  Ардонского  отделения  Владикавказского
епархиального   училищного   Совета   для   заведывания   церковно-
приходскими   школами  Осетии,  о.  К.  Токаев  становится   членом
отделения,  в обязанности которого входил инспекторский надзор  над
школами Ардонского округа.
   В  1896  г.  в сел. Ардон при школе грамоты он открыл воскресную
женскую   школу   для  взрослых  женщин  с  ежедневными   вечерними
занятиями.  Из-за  тесноты помещения в школу было  принято  гораздо
меньше человек, чем пожелало заниматься89.
   В  феврале  1898  г. протоиерей Косьма Токаев  сменил  на  посту
Председателя  Ардонского отделения епархиального училищного  Совета
ректора    Александровской   миссионерской    духовной    семинарии
архимандрита Иоанна (Алексеева). Эту ответственную должность о.  К.
Токаев  исполнял  до 1 августа 1900 г., когда его  сменил  на  этом
посту   ректор  Александровской  миссионерской  духовной  семинарии
архимандрит  Димитрий  (Абашидзе)90. Постоянным  членом  Ардонского
отделения о. К.  Токаев оставался до окончания своей службы в  сел.
Ардон.
   В  функции  Ардонского отделения входило открытие  и  содержание
школ,  назначение и увольнение учителей, инспекторский  надзор  над
школами  и  многие  другие  вопросы. К  концу  1898  г.  в  ведении
Ардонского  отделения  состояло  50  школ  (32  церковно-приходские
школы,  18  – школ грамоты), 18 из которых были открыты в 1897-1898
учебном  году91.  Учитывая  стремление  населения  нагорной  полосы
Осетии  к  грамотности,  большинство этих церковно-приходских  школ
было открыто Ардонским отделением в отдаленных горских селениях.  В
горские  церковно-приходские школы было принято более 900 учащихся.
Всего  же  в  1898  г. во всех типах школ 38 осетинских  селений  и
приходов  Владикавказского округа (без г. Владикавказа  и  казачьих
станиц) насчитывалось 3828 учащихся, из них 469 девочек92.
   Ардонское    отделение   в   миссионерских   целях    отстаивало
необходимость  расширения сети церковно-приходских школ  в  Осетии,
выступая   против  открытия  учебных  заведений   нового   типа   –
одноклассных  школ дирекции народных училищ Терской  области  (т.н.
«министерских школ»), в которых религиозному воспитанию придавалось
меньшее  значение. В отчете за 1897-1898 учебный  год  Председатель
Ардонского  отделения о. К. Токаев писал, что расширение  церковно-
приходских школ «среди осетин особенно нужно, и народу то  полезно:
ведь  школа для Осетии есть миссионерский стан, в школе осетин,  не
имеющий  почти  никакого наставления в христианской вере  и  жизни,
получает  первоначальное и существенное просвещение на всю  жизнь…И
никакую  другую  (школу  –  Л.Г.),  как  строго  церковную,   нужно
насаждать в Осетии…»93.
   В  своем отношении в Училищный Совет при Священном Синоде в 1898
г.  Ардонское отделение отмечало: «…открытие министер-ских  школ  в
Осетии прямо нежелательно, ибо таковые школы обещают насадить прямо
рационализм,   далекий   от  христианского   влияния,   что   имеет
благоприятную  почву  у осетин, и отчасти готовые  семена  от  лиц,
получивших образование в светских учебных заведениях, да, во всяком
случае,    министерская   школа   в   Осетии   будет   парализовать
миссионерское дело»94.
   Демократически  настроенная часть учительства (Г.  Дзасохов,  Х.
Уруймагов,  А. Цаллагов, М. Гарданов и др.) считала, что  церковно-
приходские   школы,  став  анахронизмом,  тормозят   поступательное
развитие   народного  образования  в  Осетии.  Ратуя  за   развитие
светского  образования в лице «министерских школ»,  она  во  многом
идеализировала их.
   Вопрос   о  народном  образовании  стал  одним  из  тех   важных
общественных вопросов, вокруг которого шла борьба. Особенно  острой
она  стала  в  годы революции 1905-1907 гг. Левое крыло осетинского
учительства   еще  более  решительно  выступило  за   реорганизацию
церковно-приходских   школ   и   замены   священников    учителями.
Духовенство   и   консервативная   часть   учительства   продолжали
отстаивать   их,  добиваясь  увольнения  революционно   настроенных
учителей95.
   В   1905   г.   революционный   дух   охватил   и   семинаристов
Александровской миссионерской духовной семинарии, которые  не  были
изолированы  от революционного движения в России, Терской  области,
сел.  Ардон  и  семинарского  движения  за  реорганизацию  духовных
учебных заведений (борьба за отмену экзаменов, перехода из класса в
класс по годовым отметкам и т. д.).
   Действия    семинаристов   стали   более    организованными    и
сплоченными. В феврале 1905 года, когда из семинарии «за дерзость и
отказ посещать церковь» были исключены семинаристы Айдаров, Едзиев,
Тагзиев  и  Сикоев, на их защиту встали все старшие  классы,  решив
потребовать восстановления их прав96.
   В   деле   защиты   своих   товарищей   семинаристы   пошли   на
беспрецедентные меры. В рапорте начальника Владикавказского  округа
заведующему  полицией  на Кавказе об аграрном  движении  в  Терской
области  в  1905 году сообщалось: «В селении Ардон  в  ночь  на  18
февраля  произведена несколькими лицами стрельба в квартиру ректора
Ардонской   миссионерской  семинарии  и  побиты  стекла   в   окнах
семинарии»97.
   Инцидент   в  семинарии  был  звеном  одной  цепи  в  накаленной
обстановке во Владикавказском округе и в самом сел. Ардон, одном из
центров  революционного движения Северной Осетии. Не случайно,  что
он  точно совпал по времени с вооруженным нападением (в ночь на  18
февраля)  жителей селений Синдзикау, Ногкау, Салугардан и Ардон  на
стражнический  дом  в  Ардонской лесной даче,  где  после  часового
обстрела  были сожжены надворные постройки98. Возможно, семинаристы
рассчитывали на их поддержку.
   Учитывая  неспокойную  ситуацию в  округе,  епархиальная  власть
пошла  на  уступки  и  16  марта 1905 г.  восстановила  отчисленных
семинаристов. Однако противостояние семинаристов против духовенства
семинарии   на   этом   не  прекратилось.  В   рапорте   начальника
Владикавказского округа заведующему полицией на Кавказе сообщалось,
что  «1  июня произведена стрельба в дом священника Токаева»99.  По
сообщению  инспектора семинарии, «в демонстрации против протоиерея,
организованной 1 июня 1905 г. принимали участие семинаристы Сикоев,
Тагзиев   и   еще  несколько  воспитанников  старших   классов»100.
Устрашающая акция против протоиерея К. Токаева была, скорее  всего,
актом  мести прежде отчисленных семинаристов (Сикоева и Тагзиева  –
K.Г.).
   22   июня   1905   г.   в   Ардоне,  подобно   другим   селениям
Владикавказского  округа, произошли крестьянские  волнения.  Газета
«Тифлисский  листок»  сообщала,  что  около  600  жителей   сначала
потребовали  от  своего  старшины  сложения  с  себя  полномочий  и
передачу  «служебной  цепи»  избранному самими  жителями  старшине.
«Затем  на  сход  был  позван сельский священник,  которому  жители
объявили,   что  находящаяся  в  его  пользовании  так   называемая
«церковная  земля»  переходит  в  пользование  сельского  общества,
церковный  сад  сдается  в  аренду,  арендные  деньги  поступают  в
общественную кассу, состояние церковных сумм ревизуется  избранными
от  общества доверенными; за исполнение религиозных треб  священник
не  должен  брать поборов»101. В этот же день были  разрушены  дома
временнопроживающих  в селении Ардон…»102. В выступлениях  ардонцев
22 июня принимало участие немало осетин-семинаристов103.
   После всех происшедших в Ардоне событий благочинному церквей  XI
округа  протоиерею  Косьме Токаеву 14/21 июня  1905  г.  было  дано
разрешение   Владикавказского  епархиального   начальства   г.   на
временное проживание в г. Владикавказе104. Переезд о. К. Токаева во
Владикавказ был связан с тем, что епархиальные власти, по-видимому,
решили  перевести  священника на новое место  служения.  Назначение
последовало  28  июля  1905  года:  протоиерей  Косьма  Токаев  был
переведен  на  вакансию  священника в сел.  Орбелиановка.  Этим  же
распоряжением о. К. Токаев был освобожден от должностей  настоятеля
Георгиевской  церкви  сел.  Ардон и  благочинного  ХI  (Ардонского)
округа,  на  которые  был  назначен  священник  сел.  Ногкау  Иоанн
Рамонов105.
   Селение  Орбелиановка  с молитвенным домом  Николая  Блаженного,
ставшее  последним местом служения о. К.  Токаева,  образовалось  в
1867  г.  из  выходцев  разных губерний России  (134  двора  с  606
жителями)  и  входило во 2-ой (Пятигорский) благочиннический  округ
Владикавказской епархии (в настоящее время это поселок Орбелиановка
Минераловодского района Ставропольского края)106. По существу,  это
была  ссылка  для  известного священнослужителя, который,  в  общей
сложности,    22    года    возглавлял   многотысячный    Ардонский
благочиннический  округ.  Внешняя канва  предшествующих  событий  и
доступные  в  настоящее  время документы  не  позволяют  установить
достоверную  причину опалы о. К. Токаева. Надеемся,  что  это  дело
недалекого будущего.
   Сел.  Орбелиановка  стало местом кончины и, вероятно,  упокоения
протоиерея   Косьмы  Токаева,  поскольку  никаких  данных   о   его
захоронении   в   Осетии   не   обнаружено.   Во   «Владикавказских
епархиальных  ведомостях»  за  1906 г.,  где  обычно  публиковались
некрологи  об  умерших священнослужителях, в разделе  «Перемены  по
службе»  было  опубликовано  лишь  краткое  сообщение  о  том,  что
«Протоиерей Орбелианского молитвенного дома Косьма Токаев скончался
16  августа 1906 г.»107. Дети о. К. Токаева (к тому времени он  уже
потерял  жену  Нину  Антоновну), покинули сел.  Орбелиановку  через
десять  дней  после  его кончины108. Протоиерей К.  Токаев  оставил
большую  семью:  шестерых детей – четырех сыновей и  двух  дочерей.
Трое сыновей о. Косьмы получили духовное образование и трудились на
ниве  церкви  и  просвещения,  одна из  дочерей  многие  годы  была
воспитателем   Владикавказского  епархиального  женского   училища,
другая – сотрудницей ЦИК Осетинской автономной области109.
   Публикуемая    статья   является   первой   попыткой    научного
исследования деятельности и творческого наследия одного  из  видных
представителей дореволюционной осетинской церковной интеллигенции –
opnrnhepe Косьмы Токаева.
   
   
   ПРИМЕЧАНИЯ

   1Дата  рождения  (1844г.) установлена по Годичной  ведомости  об
учениках Владикавказского духовного училища за 1858/59 уч.  год  //
Центральный  государственный архив РСО-Алания  (далее  ЦГА  РСО-А.)
Ф.149.Оп.1.Д.391.  Л.2.  и Справочного листа  о  службе  протоиерея
Георгиевской церкви селения Ардонского Косьмы Токаева за 1901 г. //
ЦГА  РСО-А.  Ф.150.  Оп.1. Д.334. Л.21-22.  В  то  же  время  датой
рождения  о.  К.  Токаева  по Послужному списку  о  причте  Святого
Великомученика   и   Победоносца   Георгия,   Ардонского   селения,
Владикавказской  епархии  за 1892 г. //  ЦГА  РСО-А.  Ф.150.  Оп.1.
Д.329. Л. 3об. является 1843 г.
   2 ЦГА РСО – А. Оп.1.Д.391. Л.2.
   3 Там же.
   4   Отдел   рукописных   фондов   Северо-Осетинского   института
гуманитарных   и  социальных  исследований  (далее   ОРФ   СОИГСИ).
Ф.10.Оп.1. Д.61. Л.14.
   5 ЦГА РСО – А. Ф.150. Оп.1. Д.329. Л. 3об.
   6 Кануков   Инал.  В  осетинском  ауле  //  Сборник  сведений   о
кавказских горцах. Тифлис, 1875. Вып.VIII. С. 41.
   7 Терские ведомости (далее ТВ). 1891. №41. 23 мая
   8 Из  статьи  Гизельского  священника  (Козьмы  Токаева  –  Л.Г)
Несколько  слов  о религиозном состоянии осетин – христиан  //  ТВ.
1873.  №  52  // Периодическая печать Кавказа об Осетии и  осетинах
(далее ППКОО) / Сост. Чибиров Л.А. Цхинвали, 1987. Т.3. С. 258-260.
   9 Там же. С. 259.
   10 ОРФ СОИГСИ. Ф.10. Оп.1. Д.68. Л.9-10.
   11 ЦГА РСО – А. Ф.150. Оп.1. Д.329. Л. 3об.
   12 Ирон  Из   сел.  Христианского  (Корресп.   ТВ)   //   Статьи
неофициальной части ТВ за 1880 г. №52. С. 635. Псевдоним «Ирон», по
данным  профессора  Л.А.  Чибирова, принадлежит  (учителю  –  Л.Г.)
М.Гуриеву  //  ППКОО / Сост. Чибиров Л.А. Цхинвали, 1987.  Т.3.  С.
420.
   13ЦГА РСО-А. Ф.150. Оп.1. Д. 329. Л. 4 об.
   14Ирон   Из   сел.  Христианского  (Корресп.   ТВ)   //   Статьи
неофициальной части ТВ за 1880 г. №52. С. 636.
   15Там же. С. 635.
   16Т.  (Токаев  –  Л.Г.) Поездка Преосвященного Иосифа,  Епископа
Владикавказского  в  горы  и освящение  Нарской  церкви  //  Статьи
неофициальной части ТВ за 1880 год. № 15. С. 168
   17Ирон   из   сел.  Христианского  (Корресп.   ТВ)   //   Статьи
неофициальной части ТВ за 1880 г. №52. С. 632.
   18Т.  (Токаев  –  Л.Г.) Поездка Преосвященного Иосифа,  Епископа
Владикавказского  в  горы  и освящение  Нарской  церкви  //  Статьи
неофициальной части ТВ за 1880 год. № 15. С. 166-174.
   19Там же. С. 321.
   20Приход   Кадгаронский.  Историко-статистическое  описание   //
Владикавказские епархиальные ведомости (далее ВЕВ). 1900. № 18.  С.
322.
   21ЦГА РСО – А. Ф.150. Оп.1. Д.329. Л.5об.
   22Обзор   деятельности  общества  восстановления   православного
христианства на Кавказе за 1860-1910 гг. Тифлис, 1910. С. 167.
   23Гатуев   А.   Христианство  в  Осетии.   Исторический   очерК.
Владикавказ, 1901. С. 96.
   24ТВ. 1891.№41. 23 мая
   25 Там же.
   26ЦГА РСО – А. Ф.150. Оп.1. Д.329. Л.4 об.
   27Русско-осетинский  словарь  с  краткой  грамматикой.  Составил
Иосиф, епископ Владикавказский. Владикавказ, 1884. С. 1.
   28Баев  Г.  Письма осетина // Казбек. 1905. № 2163  //  ППКОО  /
Сост. Л.А. Чибиров. Цхинвали, 1991. Т.5. С. 362.
   29ЦГА РСО – А. Ф.150. Оп.1. Д.329. Л.5 об.
   30ТВ. 1891.№41. 23 мая
   31Хетагуров  К.  Владикавказские письма. // К. Хетагуров.  Полн.
Собр. Соч. в 5 томах. Владикавказ, 2000. Т.4. С. 123.
   32Материалы  по истории осетинского народа. Орджоникидзе,  1942.
С. 244.
   33Отчет  Общества восстановления православного  христианства  на
Кавказе за 1889 год. Тифлис, 1890 г. С. 125-126.
   34Отчет  Общества восстановления православного  христианства  на
Кавказе за 1888 год. Тифлис, 1889 г. С. 62.
   35Отчет  Общества восстановления православного  христианства  на
Кавказе за 1889 год. Тифлис, 1890 г. С. 121.
   36ТВ. 1891. №41. 23 мая
   37Из  статьи Гизельского священника (Козьмы Токаева).  Несколько
слов  о религиозном состоянии осетин-христиан // ТВ. 1873. № 52  //
ППКОО / Сост. Чибиров Л.А. Цхинвали, 1987. Т.3. С. 258-260.
   38  (И.  Давидов) Несколько слов о религиозном состоянии осетин-
горцев.  Из сел. Хидикус // ТВ. 1874. №12. // ППКОО / Сост. Чибиров
Л.А.  Цхинвали,  1987. Т.3. С. 260-262. Автора  опубликованной  без
подписи  статьи – Иосифа Давидова, установил М.О. Косвен  в  работе
Материалы  по истории этнографического изучения Кавказа  в  русской
науке  (далее  МИЭИК) // Кавказский этнографический сборник  (далее
КЭС). М.-Л., 1962. Ч.III. С. 269-270.
   39Косвен М.О. МИЭИК // КЭС. М.– Л., 1962. Ч.III. С. 269-270.
   40Косвен М.О. МИЭИК // КЭС. М.-Л., 1958. Ч.II. С. 259.
   41Священник  К. Тукаев (Токаев – Л.Г.) пишет из сел.  Ардонского
// Статьи неофициальной части ТВ за 1880 год. №11. С. 132-134.
   42Т.  (Токаев  –  Л.Г.) Поездка Преосвященного Иосифа,  Епископа
Владикавказского  в  горы  и освящение  Нарской  церкви  //  Статьи
неофициальной части Тер-ских Ведомостей за 1880 год. № 15. С.  166-
174.
   43Протоиерей  Косьма  Токаев  Следование  Иверской   чудотворной
иконы Божией Матери по горам Северной Осетии Алагирского ущелья  //
ВЕВ. 1898. №3. С. 49-52; ВЕВ. 1898. №4. С. 66-69.
   441ТВ. 1891.№41. 23 мая
   45Миллер В.Ф. Осетинские этюды. М., 1881. Ч.I. С. 8.
   46 Миллер В.Ф. Сообщение о поездке в Горские общества Кабарды  и
в   Осетию   летом   1883  года  //  Известия  Кавказского   отдела
императорского  Русского  географического общества.  Тифлис,  1884-
1885. Т.VIII. С. 203.
   47Письмо      А.     Канукова     –     В.Ф.     Миллеру      //
ЦГАЛИ.Ф.323.Оп.1.Д.208.ЛЛ.  8-11об.   //   Б.А.   Калоев.   Миллер-
кавказовед (Исследование и материалы). Орджоникидзе, 1963. С. 122.
   48Письмо  К.  Токаева – В.Ф.Миллеру. 20 марта 1889  г.//  ЦГАЛИ.
Ф.323.  Оп.1.  Д.391. ЛЛ.1, 1об, 2 // Б.А.Калоев. Миллер-кавказовед
(Исследование и материалы). Орджоникидзе, 1963. С. 139-140.
   49Калоев  Б.А.  М.М.  Ковалевский  и  его  исследования  горских
народов Кавказа. М., 1979. С. 159.
   50Ковалевский  М.М. Современный обычай и древний закон.  Обычное
право осетин в историко-сравнительном освещении. Т.1-2. М., 1886.
   51Калоев  Б.А.  М.М.  Ковалевский  и  его  исследования  горских
народов Кавказа. М., 1979. С. 161.
   52Духовный вестник грузинского экзархата. 1893. №12. С. 3.
   53ВЕВ. 1897.№10. С. 59-60.
   54ВЕВ. 1903. №11. С. 76-77.
   55Гатуев   А.   Христианство  в  Осетии.   Исторический   очерк.
Владикавказ, 1901. С. 105-106.
   56ЦГА РСО-А. Ф.143. Оп.2. Д.3. Л.147 об.
   57Там же. Л.143 об.
   58ЦГА РСО-А. Ф.143. Оп.2. Д.130. Л.256 об.
   59 Там же. ЛЛ.258. 267 об.
   60ТВ. 1891. №41. 23 мая.
   61Отчет  Общества восстановления православного  христианства  на
Кавказе за 1889 год. Тифлис, 1890. С. 42.
   62Обзор   деятельности  Общества  восстановления   православного
христианства на Кавказе за 1860-1910 гг. Тифлис, 1910. С. 161.
   63ЦГА РСО-А. Ф.143. Оп.2. Д.130. Л.266.
   64  Чырыстон  цард 1911.№2. С. 44-49, С. 57-60; №4.  С.  136-14;
№6.  С. 215-220; №8. С. 262-267, С. 272-278; №11. С. 262-267;  №12.
С. 398-401; 1913. №2. С. 62-68; №3. С. 103-107.
   65ЦГА РСО-А. Ф.140. Оп.1. Д.7. Л.1.
   66Там же.
   67ЦГА РСО-А. Ф.143. Оп.2. Д.130. Л.258.
   68Там же.
   69Гатуев   А.   Христианство  в  Осетии.   Исторический   очерк.
Владикавказ, 1901. С. 96.
   70ВЕВ. 1903. №23. С. 204-205.
   71ЦГА РСО – А. Ф. 143. Оп.2. Д.130. Л.267 об.
   72Протоиерей  Косьма  Токаев  Следование  Иверской   чудотворной
иконы Божией Матери по горам Северной Осетии Алагирского ущелья  //
ВЕВ. 1898. №3. С. 50-51.
   73Там же. №4. С. 67.
   74Чырыстон цард. 1911. №8. С. 286-292.
   75Протоиерей  Косьма  Токаев  Следование  Иверской   чудотворной
иконы Божией Матери по горам Северной Осетии Алагирского ущелья  //
ВЕВ. 1898. №3. С. 50.
   76ОРФ СОИГСИ. Ф. 19. Оп.1. Д.217. Л.16-17.
   77Протоиерей  Косьма  Токаев  Следование  Иверской   чудотворной
иконы Божией Матери по горам Северной Осетии Алагирского ущелья  //
ВЕВ. 1898. №4. С. 67.
   78ЦГА РСО – А. Ф. 143. Оп.2. Д. 105. Л. 2 об.
   79ВЕВ. 1897. № 8 и 9. С. 53.
   80ЦГА РСО-А. Ф. 143. Оп.2. Д. 105. Л.13.
   81ЦГА РСО-А. Ф. 143. Оп. 2. Д. 67. Л.2.
   82ЦГА РСО-А. Ф. 143. Оп.2. Д. 109 (1). Л. 82.
   83ЦГА РСО-А. Ф. 143. Оп. 2. Д. 67. Л. 20.
   84ВЕВ. 1895. №3. С. 16-17.
   85ВЕВ. 1895. №15. С. 102.
   86ОРФ СОИГСИ. Ф. Коста Хетагурова. Оп.1. П.10. Д.93. 1
   87ОРФ СОИГСИ Ф. Коста Хетагурова. Оп.1. П.10. Д.33. Л.22-27.
   88Сланов  И.А. Ардонская духовная семинария. Владикавказ,  1999.
С. 80-81.
   89ВЕВ. 1896. №2. С. 10.
   90ВЕВ.1900. №17. С. 155-156.
   91Материалы  по истории осетинского народа. Орджоникидзе,  1942.
Т.V. С. 161-162.
   92Тотоев  М.С.  Народное  образование и педагогическая  мысль  в
дореволюционной Северной Осетии. Орджоникидзе, 1962. С. 77.
   93Материалы  по истории осетинского народа. Орджоникидзе,  1942.
Т.V. С. 164.
   94ОРФ СОИГСИ Ф. 10. Оп.1. Д.7. Л.30.
   95Тотоев  М.С.  Народное  образование и педагогическая  мысль  в
дореволюционной Северной Осетии. Орджоникидзе, 1961. С. 129.
   96Зангиев   Х.М.   Ардонская  семинария.   Исторический   очерк.
Орджоникидзе, 1965. С. 41.
   97Северная  Осетия  в  революции 1905-1907  годов.  Документы  и
материалы. Орджоникидзе, 1955. С. 106.
   98Там же. С. 98.
   99 Там же. С. 106.
   100Зангиев   Х.М.   Ардонская  семинария.  Исторический   очерк.
Орджоникидзе, 1965. С. 43.
   101Северная  Осетия  в революции 1905-1907  годов.  Документы  и
материалы. Орджоникидзе, 1955. С. 54.
   102Там же. С. 106.
   103Зангиев   Х.М.   Ардонская  семинария.  Исторический   очерк.
Орджоникидзе, 1965. С. 43.
   104ВЕВ. 1905. №13-14. С. 192.
   105ВЕВ. 1905. №16. С. 203.
   106Терский календарь на 1907 год. Владикавказ, 1907. Вып.16.  С.
10.
   107Перемены по службе // ВЕВ. 1906. №17-18. С. 216.
   108 ЦГА РСО-А. Ф.143. Оп.2. Д.350. Л.255.
   109Старший   сын   Георгий   окончил   Ставропольскую   духовную
семинарию  и преподавал Закон Божий в Ардонской церковно-приходской
школе.
   Василий  (1871  г.р.) окончил Владикавказское реальное  училище,
затем  Ставропольское казачье-юнкерское училище. С 1889 года служил
хорунжим,  затем сотником первого Волгского полка Терских  Казачьих
войск.
   Александр  (1880 г.р.) окончил Владикавказское духовное  училище
и  Ставропольскую  духовную семинарию. С  ноября  1903  г.  работал
надзирателем в Александровской миссионерской духовной семинарии,  а
с  августа 1905 г., оставаясь при прежней должности, стал  учителем
церковного пения. Временами А.Токаев исполнял обязанности эконома и
помощника  инспектора, члена ревизионного комитета.  В  1910  г.  в
возрасте 30 лет скончался от туберкулеза легких.
   Сергей   (1882   г.р.)  окончил  Александровскую   миссионерскую
духовную  семинарию.  Был псаломщиком церквей ст.  Горячеводской  и
Георгиевской,  затем переехал в Грозный и до  1931  г.  служил  там
священником. Позднее выехал в Баталпашинск, где и скончался.
   Мария  в 1900 году окончила курс во Владикавказском епархиальном
женском   училище.   С  сентября  1904  года  работала   помощницей
воспитательницы,     а    затем    воспитателем    Владикавказского
епархиального  женского  училища. Мария  была  супругой  сотрудника
газеты «Растдзинад» Мистулова.
   Елена  в 20-е гг. являлась сотрудницей ЦИК Осетинской автономной
области, а в 40-х годах работала в МГБ СО ССР.
   Информация  о  детях  о.  К.  Токаева,  кроме  сына  Александра,
почерпнута  из статей С.А. Токаева «Просветитель протоиерей  Козьма
Токаев» // Православная Осетия. Февраль 2005 г., №2 (46) и «Он  нес
Слово Божие осетинам на родном языке. Просветитель, протоиерей К.Г.
Токаев // Северная Осетия. 6 февраля 2002 г., №23.
К содержанию || На главную страницу