ДАРЬЯЛ-ДАЙДЖЕСТ

                     КАВКАЗ В ЗАРУБЕЖНЫХ СМИ


   
   Die Presse  30.10.2007
   «С МОСКВОЙ ИЛИ БЕЗ НЕЕ»
   Карл Гаульхофер
   
   Премьер-министр Грузии Ногаидели считает, что его страна  готова
вступить в НАТО уже сегодня.
   –  Зима  уже не за горами. Насколько Грузия зависит от  поставок
российского газа?
   –  В  настоящее время мы получаем 35% своего газа  из  России  и
вынуждены  мириться  с ценой, продиктованной Россией.  В  следующем
году эта зависимость сократится до 20%, а может быть, даже до нуля.
Большой объем газа пойдет из Азербайджана.
   –  Вы  планируете вернуть мятежные Абхазию и Южную Осетию в 2008
году  под  свой контроль при помощи мирных средств. Как  вы  хотите
этого добиться?
   –  Не  обязательно  в  2008  году, но мы  хотим  разрешить  этот
конфликт  раз и навсегда. Что касается переговоров с Южной Осетией,
то  уже наметилась динамика. Об этом я планирую говорить во вторник
в  Вене  на  заседании  ОБСЕ. Я считаю, сегодня  появилась  хорошая
возможность быстро разрешить конфликт при том условии,  что  Россия
будет    сотрудничать.   Российские   представители   также   будут
участвовать  в  заседании.  Что касается Абхазии,  здесь  подобного
прогресса не наблюдается. Но он впереди.
   –  Зимние Олимпийские игры 2014 года будут проходить в Сочи,  на
границе  с  Абхазией.  Россия планирует  брать  там  материалы  для
строительства спортивных сооружений.
   –   Позвольте  мне  внести  ясность:  никто  не  будет  получать
материалы  из  Абхазии  без  нашего  разрешения.  Мы  предупреждаем
Россию: мы этого не потерпим.
   –  Грузия  хочет  в  2009 году вступить в НАТО.  Что  вы  можете
сказать относительно графика вступления?
   –  Мы  находимся сегодня в фазе интенсивного диалога. Сейчас  мы
надеемся на то, что после саммита НАТО в апреле 2008 года мы сможем
перейти к следующей фазе, к плану действий по вступлению в НАТО. Но
Грузия уже сейчас готова к вступлению в НАТО.
   –  Европейские  члены НАТО требуют улаживания спора  с  Россией.
Москва же считает провокацией как раз амбиции Грузии на членство  в
НАТО. Замкнутый круг?
   –  Получается, что так. Но сейчас речь идет о том, как  наладить
сотрудничество между НАТО и Грузией. Никто не может повлиять на это
извне.  Следующий шаг, план действий по вступлению в  НАТО,  станет
очевидным  сигналом  о  необратимости процесса.  Это  как  с  Южной
Осетией: если Россия не будет сотрудничать, все продлиться  гораздо
дольше,  но  решение  все равно будет найдено.  Мы  сделаем  это  с
Москвой или без нее.
   –   Экс-министр  Окруашвили  был  арестован  после  скандального
телеинтервью. Критики видят в этом нехватку свободы слова.
   –  Окруашвили предпринял неслыханную атаку на нашего президента.
Но  любой  человек в Грузии может открыто отстаивать  свое  мнение.
Причина  его  ареста – не телеинтервью, а то, в чем он позднее  сам
признался.  Люди   наказываются  за  свои   действия,   а   не   за
высказывания. У нас весьма активная оппозиция. На мой  взгляд,  она
не должна быть настолько активной, но у нас же демократия.
   
   
    «Le Monde» 07.11. 07
   УВЯДШИЕ РОЗЫ ТБИЛИСИ
   Даниель Верне
   
   Грузии  нелегко  дается  демократическое  ученичество.  Короткий
период  свободы,  закончившийся в 1921 году,  затем  семьдесят  лет
советской   власти,  потом  гражданская  война,  начавшаяся   после
обретения  независимости  в 1991 году, и наконец  «революция  роз»,
которая  положила  конец  хаотичному и коррумпированному  правлению
Эдуарда  Шеварднадзе.  Но дурные привычки не исчезли.  Несмотря  на
молодость  нынешнего руководства страны – президенту  Саакашвили  в
2003  году было всего 39 лет, несмотря на желание проводить реформы
и   модернизировать   страну,  а  также  присутствие   американских
советников  в  администрации президента, политические  нравы  былых
времен оказались живучими.
   Но  положительный имидж, который президент Саакашвили  имеет  за
границей,  не может скрыть недовольство народа, масштаб  и  глубину
которого  выявили  демонстрации, начавшиеся  на  прошлой  неделе  в
Тбилиси. Это недовольство вызвано несколькими причинами. Во-первых,
грузины   по   природе  своей  склонны  недоверчиво  относиться   к
центральной  власти,  что  очень быстро может  обернуться  открытым
неповиновением.   Во-вторых,  пропасть,  которая   пролегла   между
макроэкономическими показателями и реальностью  повседневной  жизни
тех,  кто вынужден жить на сумму менее 20 евро в месяц, в то  самое
время, когда власть проводит политику грандиозных проектов, ряд  из
которых  несомненно полезен, но большинство – чистая  показуха.  И,
наконец,  нежелание  вести  диалог с  теми,  кто  не  считает,  что
президент  всегда  прав.  Саакашвили таким образом  лишился  многих
своих министров.
   Оппозиция  –  слаба  и  разобщена.  Она  обрела  некое   подобие
единства и быстро перешла от призывов провести досрочные выборы – к
которым она, кстати, не готова – к требованиям отставки президента.
Но  это не повод, чтобы заявлять, что за демонстрациями «скрывается
конкретная   олигархическая  российская  сила…   чтобы   в   Грузии
дестабилизировалась ситуация…» (Михаил Саакашвили).  Сам  президент
много  раз  использовал, пожалуй даже излишне часто, антироссийскую
карту.  Но  эта  карта  выигрышной не является,  потому  что  после
приватизации  значительная часть грузинских  предприятий  досталась
российским или казахским финансистам.
   Тенденция   обвинять   во  всех  смертных  грехах   политических
противников  позволяет серьезно усомниться в приверженности  Грузии
демократическим принципам. Самым вопиющим примером  тому  послужила
история с бывшим министром обороны Ираклием Окруашвили, «ястребом»,
который   хотел  силой  решить  проблему  абхазских  и   осетинских
сепаратистов. Когда-то он был близок к президенту, но затем перешел
в  оппозицию. Окруашвили был брошен в тюрьму, откуда его выпустили,
когда  добились  унизительного  публичного  покаяния.  После   чего
министр внутренних дел дал ему понять, что спасти его может  только
ссылка.
   Подобные  действия  властей скорее походят  на  сведение  счетов
между  кланами,  чем  на  методы, присущие  демократии,  к  которой
стремятся грузины, претендующие на статус европейцев. Им  нужны  не
досрочные  выборы,  а  спокойное  применение  принципа  сменяемости
власти. До чего им еще далеко.
   
   
   La Stampa 8.11.07
   ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ В ТБИЛИСИ:
   НАПРЯЖЕННОСТЬ С МОСКВОЙ
   Корреспондент 
   
   Грузинская  столица  стала театром жестоких  столкновений  между
полицией  и  манифестантами, которые вот уже  шестой  день  требуют
отставки президента Саакашвили
   Кризис  в Грузии обостряется, нарастает напряженность с Москвой.
Правительство ввело на 48 часов чрезвычайное положение  в  столице,
которая  сегодня  стала  театром жестоких  столкновений  полиции  и
манифестантов,  вот  уже шестой день требующих отставки  президента
Михаила  Саакашвили.  О  введении чрезвычайного  положения  объявил
премьер-министр   Зураб  Ногаидели,  который   осудил   сложившуюся
напряженную   обстановку,  назвав  ее  «попыткой   государственного
переворота, направленного на создание беспорядка».
   Грузинский  президент Михаил Саакашвили после  того,  как  отдал
приказ  о высылке трех российских дипломатов, объявленных персонами
нон  грата,  возложил  вину  за организацию  протестов  на  Россию.
«Грузия противостоит очень серьезной угрозе», – заявил Саакашвили в
телевизионном обращении к нации, в котором он выступил с обвинением
против  российских секретных служб: «За всем этим стоит руководство
российских спецслужб».
   Отношения  между  Москвой и Тбилиси стали  напряженными  с  того
момента,  как  в 2003 году Саакашвили пришел к власти в  результате
так  называемой  «революции роз» и начал неуклонно уводить  Грузию,
бывшую  советскую  республику, из зоны российского  влияния  и  все
больше  приближать  ее к Соединенным Штатам и  НАТО.  Правительство
впервые применило силу против митинга протеста. Полиция, оснащенная
всем  необходимым для подавления восстания, избивала  манифестантов
дубинками, применяла слезоточивый газ и водометы для разгона толпы,
требовавшей  проведения  досрочных выборов на  проспекте  Руставели
перед  зданием  парламента.  Применялись  и  резиновые  пути:   360
манифестантов  обратились за медицинской помощью, 109  оставлены  в
больницах для лечения.
   

   The New York Times 8.11.07
   ГЛАВА ГРУЗИИ 
   ОБЪЯВИЛ В СТРАНЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ
   К. Дж. Чиверс
   
   В  среду  вечером президент республики Грузия объявил  в  стране
чрезвычайное положение после того, как полицейские из подразделения
по  борьбе  с  беспорядками прогнали с улиц  тысячи  демонстрантов,
применяя  слезоточивый газ, резиновые пули и водометы. На основании
распоряжения президента были немедленно закрыты две телекомпании  и
запрещены массовые собрания в столице; чрезвычайное положение будет
действовать  как  минимум в течение 48 часов, сообщил  по  телефону
один из высокопоставленных представителей правительства.
   Телеканал  «Имеди ТВ» – основное оппозиционное СМИ  в  стране  –
прекратил   вещание,   когда  в  редакцию   ворвались   вооруженные
спецназовцы  в  черных масках. К этому моменту, согласно  заявлению
министерства  здравоохранения  страны,  как  минимум  365  человек,
получивших травмы, обратились в медицинские учреждения.
   Распоряжение   президента   Михаила   Саакашвили   о    введении
чрезвычайного положения ввергло страну в состояние неопределенности
в условиях, когда оппозиция рассержена жестокими действиями полиции
и   стычками   в   столице,  продолжавшимися  один  день.   Позднее
правительство  распространило посредством телевидения  заявление  о
том, что режим чрезвычайного положения вводится на 15 дней.
   Георгий  Бокерия,  видный  парламентарий  и  один  из  ближайших
союзников  Саакашвили,  отметил, что  чрезвычайное  положение  было
объявлено после того, как Бадри Патаркацишвили, владелец «Имеди» и,
по  распространенному мнению, богатейший человек в Грузии, появился
на телеканале и заявил, что приложит усилия для свержения нынешнего
правительства.
   Позднее Патаркацишвили сказал, что ошибся в Саакашвили, а  также
заявил,  что  власти  Грузии совершили ошибку,  которую  невозможно
исправить.  «Я был очень наивен, полагая, что власти  не  осмелятся
тронуть народ, – сказал он по телефону (по его словам, он звонил из
Израиля).   –  Сегодня,  на  глазах  у  всего  мира,  правительство
Саакашвили лишилось своей легитимности».
   Участники   демонстрации  и  случайные  очевидцы,  бежавшие   от
облаков    слезоточивого   газа,   рассказали,   что    полицейские
стремительно  шли  по  городским улицам и  избивали  манифестантов,
которые  не  успевали  скрыться. Люди видели  много  демонстрантов,
избитых  или  раненых  до крови. По словам очевидцев  и  омбудсмена
Грузии   по   вопросам  прав  человека,  полиция  также  поколотила
нескольких  журналистов  и конфисковала либо  уничтожила  часть  их
техники.
   «Власти   применили  оружие  против  мирных   демонстрантов,   а
следовательно,  власти  получат от народа  то,  что  заслужили»,  –
отметил  депутат парламента от оппозиции Каха Кукава, по  сообщению
агентства  новостей «Интерфакс», за несколько часов  до  объявления
чрезвычайного положения.
   Саакашвили, выступивший по общенациональному телевидению  ранним
вечером, сказал, что ему больно применять силовые методы. В  то  же
самое время он высказался в защиту полиции и решения бросить ее  на
демонстрантов, а также призвал население прекратить акции протеста.
   Соединенные  Штаты,  главный  иностранный  спонсор  и  наставник
правительства   Саакашвили,   призвали   обе   стороны    разрешить
разногласия мирным путем. «Ни одна из сторон, будь то правительство
или  оппозиция, не должна предпринимать никаких шагов, которые были
бы  целенаправленно-провокационными для другой стороны и  могли  бы
повлечь  за  собой  насилие»,  – заявил  официальный  представитель
Госдепартамента США Шон Маккормак.
   Сергей  Лавров,  министр  иностранных  дел  России,  которая   в
советское  время  правила  Грузией, назвал  беспорядки  «внутренним
делом Грузии и ее народа».
   
   

    «The Economist» 09.11.07
   ПРЕЗИДЕНТ ПЫТАЕТСЯ ПОДАВИТЬ ВЫСТУПЛЕНИЯ ОППОЗИЦИИ
   From The Economist print edition
   
   Ровно   четыре  года  назад  Михаил  Саакашвили,  бывший   тогда
моложавым   и   пламенным   вождем   противников   режима   Эдуарда
Шеварднадзе,  вывел  своих сторонников на улицы  Тбилиси.  Причиной
протеста  стали  итоги парламентских выборов, по мнению  оппозиции,
проходивших нечестно. Митинги не прекращались день за днем, и, хотя
они  протекали  мирно, это выглядело угрожающе.  За  считанные  дни
«революция роз» свергла правление г-на Шеварднадзе и привела на его
место г-на Саакашвили.
   Спустя  четыре  года  с  крупнейшими со времен  «революции  роз»
массовыми  выступлениями протеста приходится иметь  дело  уже  г-ну
Саакашвили.  В последних из них, проходивших в центре Тбилиси  и  у
здания парламента, участвовали не меньше 50000 человек. Митингующие
выступали  против  авторитарного и жесткого  стиля  правления  г-на
Саакашвили,  жаловались  на  то,  что  выгоды  экономического  бума
(годовой рост ВВП Грузии приближается к 10%) достаются только узкой
прослойке, и требовали новых выборов.
   Однако  в  отличие от г-на Шеварднадзе, г-н Саакашвили предпочел
не отдавать власть.
   Седьмого   ноября   полиция  разогнала  демонстрации,   применив
водометы  и  слезоточивый газ. По некоторым  сведениям,  пострадали
сотни  людей.  Среди избитых оказался и грузинский омбудсмен  Созар
Субари.  После  этого было объявлено чрезвычайное положение  на  15
дней. Спецназ ворвался в здание оппозиционного телеканала «Имеди» и
отключил его от эфира.
   Страны,  обычно защищающие Грузию от российского давления,  были
просто   ошеломлены   происходящим.   Правда,   и   раньше   многие
неофициально  выражали  беспокойство по  поводу  царящего  в  кругу
приближенных   г-на  Саакашвили  кумовства,  а  в  прошлом   месяце
генеральный  секретарь  НАТО  Яап де Хооп  Схеффер  (Jaap  de  Hoop
Scheffer) подчеркнул, что для вступления в альянс Грузии необходимы
большая   политическая   прозрачность  и   укрепление   законности.
Наблюдателей со стороны также беспокоило чрезмерное влияние властей
на   грузинские  СМИ.  По  мнению  некоторых,  правительство  также
неправильно  себя  повело во время громкого  скандала  с  пламенным
оппозиционером  Ираклием  Окруашвили,  бывшим  министром   обороны,
сейчас находящимся в изгнании.
   Западные страны постараются убедить Саакашвили вернуть страну  к
нормальной политической жизни, как только это будет возможно.  Если
он  не  сможет доказать, что в произошедшем замешана Россия, многие
решат,    что    он   поднял   ложную   тревогу,   воспользовавшись
геополитическим   положением  своей  страны  для  решения   частных
внутриполитических   проблем.  По  мнению  тбилисского   политолога
Кетеван Цихелашвили, правительство Саакашвили удержится. Однако, «я
не  могу сказать, что в длительной перспективе их дела обстоят  так
уж  хорошо»,  –  добавляет она. Как минимум,  события  этой  недели
показывают, насколько многие грузины разуверились в стремлении г-на
Саакашвили  к  идеалам  «революции роз»  –  свободе,  законности  и
международному уважению.
   

   
   The Guardian 09.11.07
   СААКАШВИЛИ ВО ВСЕМ ВИНИТ РОССИЮ
   Симон Тисдэлл
   
   Проще  всего  было бы поверить утверждениям Михаила  Саакашвили,
что  кризис  в  Грузии спровоцировали российские агенты.  Отношения
между   двумя   странами   ужасные.   Твердая   проамериканская   и
пронатовская  позиция  президента Грузии очень  раздражает  Москву.
Россия  традиционно акцентирует внимание на спорах о границе  и  на
проблеме  сепаратизма.  Тот факт, что ключевая  ветка  нефтепровода
Азербайджан-Турция  пролегает по территории  Грузии,  не  позволяет
Кремлю монополизировать энергоснабжение стран Каспийского бассейна.
   Но   лидеры   недавно   сформированной  в  Грузии   10-партийной
оппозиционной  коалиции  и участники состоявшихся  на  этой  неделе
уличных  демонстраций  не ставят под вопрос прозападную  ориентацию
своей  страны – ее-то большинство грузин, вечно опасающихся России,
поддерживает.    Оппозиционеры,   по    их    словам,    недовольны
внутриполитической     ситуацией:     плохим      трудоустройством,
имущественным  неравенством, коррупцией, слабой судебной  системой,
нарушением   прав   человека,  а  также  тем,  что   они   называют
неустойчивым авторитаризмом самого Саакашвили.
   Слоган  оппозиции  –  «Грузия  без президента»  –  подразумевает
предложение провести досрочные выборы, которые теперь назначены  на
январь,  а также изменить конституцию – возможно, до такой степени,
чтобы  вернуть монархию. Но лозунг также выражает неприятие  самого
Саакашвили, который в своей политической деятельности ориентируется
на  Маргарет Тэтчер. Четыре года назад Саакашвили был одним из тех,
кто  возглавил  так  называемую «революцию  роз»,  и  открыл  эпоху
головокружительных  социально-экономических  перемен,   а   сегодня
многие грузины этими переменами недовольны.
   Официальные лица на протяжении нескольких дней говорили  о  том,
что  демонстрации – это проявление нормальной, здоровой демократии.
Потом  они  заговорили  по-другому. Возможно, государственные  мужи
были  шокированы имевшими место в среду столкновениями с  полицией.
Так   или   иначе,   заявления  о  тщательно   подготовленном   под
руководством  Москвы  заговоре «темных сил» были  использованы  для
легитимации введения чрезвычайного положения.
   Эти  обвинения  не были подкреплены доказательствами,  и  Россия
вполне  предсказуемо  их  опровергла. В  краткосрочной  перспективе
важнее  другое:  примет ли на веру утверждения  грузинских  властей
администрация   Буша,   с   точки  зрения  которой   преобразования
Саакашвили  –  эталон  реформ на постсоветском  пространстве.  Если
примет,  это  может  стать  новым  опасным  камнем  преткновения  в
глобальной российско-американской конфронтации.
   У   оппозиционной  коалиции,  «Национального  совета   всеобщего
народного  движения»,  есть шанс померяться  силами  с  Саакашвили.
Коалиция  была сформирована после того, как бывший министр  Ираклий
Окруашвили обвинил президента в подготовке покушения и в коррупции,
затем  был  арестован и вскоре публично отрекся  от  своих  слов  и
покинул  страну при обстоятельствах, о которых до сих  пор  спорят.
Эта  история усилила беспокойство по поводу злоупотребления властью
и упадка законности.
   Мало  кто  заметил,  что на прошлой неделе  Грузия  аннулировала
свое  согласие  на  дальнейшее пребывание  российского  контингента
«миротворцев» СНГ в сепаратистски настроенной Абхазии. Москва давно
уже  отказывается  выводить  свои  войска,  а  Грузия  не  в  силах
заставить  ее  сделать  это. Но в Тбилиси говорят,  что  российский
контингент  –  основной дестабилизирующий фактор  в  зоне  грузино-
абхазского   конфликта,  так  что  Грузия  может  сделать   попытку
вытеснить русских.
   
   
    «The Times» 09.11.07
   ПРЕЗИДЕНТ ПРИНИМАЕТ ВЫЗОВ ОППОЗИЦИИ
   И ОБЪЯВЛЯЕТ ВЫБОРЫ 
   Тони Хэлпин
   
   Вчера,  на следующий день после подавления выступлений оппозиции
и  введения чрезвычайного положения, воинственный президент  Грузии
ошеломил своих противников, объявив досрочные выборы.
   Михаил  Саакашвили  объявил,  что пойдет  на  выборы  5  января,
«чтобы  получить доверие народа». До этого момента дата  проведения
выборов  была  назначена на ноябрь следующего  года,  но  президент
бросил   оппозиции   перчатку,  драматически  произнеся   в   своем
телевизионном обращении: «Вы хотели ранних выборов. Получите их еще
раньше».
   Таким  образом г-н Саакашвили попытался обуздать самый серьезный
политический  кризис  в  Грузии с момента приведшей  его  к  власти
«революции роз» 2003 года. Введенное им ранее в стране чрезвычайное
положение  с пятнадцатидневным запретом демонстраций и запретом  на
передачу   новостей  по  независимым  телеканалам   столкнулись   с
международным  осуждением. Сам президент  оправдывал  эти  меры,  а
также осуществленный в среду разгон многотысячных митингов протеста
в  столице  Грузии Тбилиси с помощью слезоточивого газа,  резиновых
пуль  и  водометов необходимостью противодействовать  вдохновленной
Россией  попытке  переворота. После тбилисских событий  в  больницы
обратилось 600 человек, вчера силы спецназа вновь были приведены  в
готовность на случай новых выступлений.
   Прокуратура  объявила  двоих  из  лидеров  оппозиции   –   Цотне
Гамсахурдиа   и   Шалву  Нателашвили  в  розыск  по   обвинению   в
сотрудничестве  с  российскими спецслужбами и  попытке  организации
государственного  переворота.  Отец г-на  Гамсахурдиа,  Звиад,  был
первым президентом независимой Грузии.
   Франция   назвала   введенные   г-ном   Саакашвили   ограничения
неприемлемыми, а представители НАТО, к которой Грузия  рассчитывает
присоединиться, заявили, что введение чрезвычайного  положения  «не
соответствует евроатлантическим ценностям».
   Соединенные    Штаты,   финансово   поддерживавшие    президента
Саакашвили,  одобрили идею досрочных выборов. Однако Госдепартамент
настаивает на скорейшей отмене чрезвычайного положения.  По  словам
грузинского президента, оно будет отменено в ближайшие дни, так как
ситуация в стране стала спокойнее.
   В  ответ на высылку из Тбилиси трех российских дипломатов Москва
выслала  трех  грузинских. Министр иностранных дел России  отрицает
какую-либо причастность своей страны к событиям в Грузии.
   Решение   президента   Саакашвили  объявить   досрочные   выборы
является попыткой исправить урон, нанесенный имиджу Грузии, которую
он,  пытаясь вывести из-под влияния России и привести в ЕС и  НАТО,
старался   представить  светочем  демократии  среди   постсоветских
государств.
   
   
   The International Herald Tribune 13.11.07
   ХВАТИТ ЗАПАДУ «НАЗНАЧАТЬ ПРОИГРАВШИХ»
   Марк Алмонд
   
   Клубы слезоточивого газа над улицами Тбилиси уже рассеялись,  но
до  разрешения  политического кризиса в  Грузии  еще  далеко.  Даже
неожиданное решение президента Михаила Саакашвили провести 5 января
досрочные  президентские  выборы  не  дало  стране  ничего,   кроме
перспективы прожить ближайшие восемь недель в атмосфере нарастающей
напряженности, чтобы затем провести выборы, которые – как и те, что
были до них – ничего не решат.
   Внутри  грузинского  политического  класса  еще  не  укоренились
такие  понятия,  как  «сдержанность  проигравшего»  и  «великодушие
победителя».  Ни  один президент Грузии с 1991 года  не  усидел  на
своем  месте  до конца срока. Первый президент посткоммунистической
страны, эмоциональный националист Звиад Гамсахурдиа, хоть и  набрал
на  выборах 87 процентов голосов, был свергнут всего восемь месяцев
спустя, причем пришедший на его место Эдуард Шеварднадзе набрал  92
процента.
   На  Западе  так  сильно  хотели хоть  какой-то  стабильности  на
постсоветском Кавказе, что рады были шумно приветствовать  избрание
Шеварднадзе – даже несмотря на отсутствие оппозиционных кандидатов.
В  конце  концов, разве не он остановил «холодную войну»  и  открыл
Берлинскую стену?
   Однако  Шеварднадзе  начал стареть; с возрастом  начали  сильнее
проявляться  его советские корни. В 2003 году улицы Тбилиси  и  ему
сказали  уходить.  На  волне  «власти народа»  в  президенты  вышел
Саакашвили – его поддержали уже 97 процентов избирателей, – и снова
Запад  радостно принял в свои объятия прыгучего 35-летнего  лидера.
Еще бы, ведь он говорит по-английски и, более того, прекрасно знает
наш политический язык, он учил право в Колумбийском университете, у
него жена голландка и так далее.
   Саакашвили  много и хорошо говорил о том, как спасти  Грузию  от
дальнейшего скатывания в нищету и коррупцию. Западные советники  не
могли  сказать за него ничего, чего он не сказал бы сам – тем более
что он говорил это яснее и понятнее.
   И  вот на прошлой неделе мир увидел, как «революция роз» утонула
в  слезах демонстрантов, как ее песню заглушили крики избиваемых  –
такое   нелегко   будет  переварить  даже  самым  ярым   апологетам
Саакашвили на Западе.
   Средний   возраст   розово-революционной   команды   Саакашвили,
включая  его самого, составлял 34 года. Но молодость, к  сожалению,
никак  нельзя считать прививкой от коррупции. Скорее даже наоборот:
те  кавказцы, кому сейчас около тридцати, выросли, видя вокруг себя
как  раз  только  борьбу  коррумпированных кланов.  Люди  поколения
Саакашвили,  рожденные  в  эпоху разложения  Советского  Союза  при
Леониде Брежневе, даже не успели толком завершить военную службу (в
случае  Саакашвили – в пограничных войсках), когда коммунистическая
система  развалилась и началась пора междоусобных войн за  контроль
над ее наследством.
   Кстати, с точки зрения антрополога, в том, что время Брежнева  и
Шеварднадзе,   в  которое  и  сформировались  личности   крупнейших
коррупционеров, родило амбициозных людей, умеющих затронуть  нужную
струну   в  душе  западного  спонсора,  нет  ничего  удивительного.
Советские  люди с детства впитывали умение говорить то,  что  хочет
слышать  Большой  Брат.  Добиться славы или  сделать  состояние  на
Кавказе  честным и тяжелым трудом было просто невозможно.  А  после
падения коммунизма кавказские государства сразу перешли из «второго
мира»  в  «третий», и этот переход еще усугубил негативные  аспекты
социализма советского образца.
   Как  многие несостоятельные режимы, зависимые от помощи извне  и
живущие  сталкиванием  лбами  крупных держав,  грузинские  политики
очень  быстро выработали умение говорить то, что Дядя Сэм  и  дяди-
еврократы   только  собираются  сказать.  Кое-что  при  этом   даже
совпадало  с  тем, что эти дяди думали. От «холодной войны»  у  нас
остался  условный  рефлекс  недоверия  к  Кремлю  –  и  поэтому  их
русофобия стала  казаться нам естественной. Тем не менее,  розыгрыш
националистической  карты, даже если за ней стоят  реальные  эмоции
людей,  никак  не  может  служить  ни  стабилизации  общества,   ни
налаживанию его региональных связей.
   Антиармянская   и   антиазербайджанская   риторика    раздражала
ближайших  соседей.  Чтобы построить свой новый дворец,  Саакашвили
разрушил  и  неоклассическое здание, в котором когда-то  размещался
жандармский  корпус  Российской Империи, и  целый  район  армянских
домов.  С  одной стороны, от народа Грузии не укрылось, что  еще  в
2003  году  он говорил, что ему для жизни «нужна лишь трехкомнатная
квартира»;   с  другой,  в  соседних  странах  прекрасно   услышали
заявления  его  приближенных  о том, что  «большая  перестройка»  в
Тбилиси   коснется   только   «армян,  азербайджанцев,   курдов   и
иностранцев».
   При   этом,   если  у  авторитарного  клана  Алиевых,  правящего
соседним   Азербайджаном,   достаточно  нефтяных   доходов,   чтобы
стабилизировать  с их помощью политическую систему  и  обеспечивать
большинство азербайджанцев работой, то хваленые грузинские  реформы
лишь  увеличили  безработицу  и вызвали  массовую  миграцию.  Такое
впечатление,   что  единственным  народным  промыслом,   получившим
развитие  после советских времен, стала «художественная роспись  по
статистическим таблицам».
   Да,  нефтепровод,  проложенный через Грузию  от  азербайджанских
месторождений  нефти  к  турецким  портам,  стал  для   грузинского
правительства   прекрасной  дойной  коровой,  но   всей   остальной
экономике он не дал ровным счетом ничего. Напротив, сегодня,  когда
проект  Баку-Джейхан завершен, для Грузии его результатом стали  не
новые  рабочие  места, а массовые увольнения.  А  в  самом  Тбилиси
контроль   над   транзитными  платежами  стал  очередным   объектом
политических междоусобиц.
   Сегодня  уже никто не ждет, что российская армия снова  перейдет
кавказский хребет. Скорее даже наоборот: пока Саакашвили  кричит  о
том,  что  во  всем виновата Россия, российские войска выводятся  с
базы  в Батуми на Черном море с опережением графика. Если Грузия  и
страдает  от  России, то виной тому – экономический  бойкот,  а  не
вмешательство  Кремля  в  грузинскую политику.  В  конфронтационные
политические  игры,  как  ни  грустно это  констатировать,  грузины
прекрасно   умеют   играть  и  сами,  безо   всякого   иностранного
вмешательства.
   Еще  грустнее  констатировать, что Запад уже два  раза  проиграл
при   выборе   «образцового  реформатора».  Сначала  он   поддержал
Шеварднадзе,  потом Саакашвили – и в результате  два  раза  получил
«перестройку  для  своих»,  которая  основной  части  населения  не
принесла никаких благ демократии и рынка.
   
   

   The Washington Post 15.11.07
   ГРУЗИНСКИЙ СКАЧОК НАЗАД
   Энн Эпплбаум
   
   У  французской  революции  были якобинцы;  российская  революция
взорвалась  красным террором. Предполагалось, что мирные  революции
относительно  недавнего  времени  не  должны  обернуться   жестокой
контрреволюцией. Однако одна из них обернулась.
   Действительно,  всего  за  одну неделю президент  Грузии  Михаил
Саакашвили,  или, пользуясь дружеским прозвищем, «Миша»,  очевидно,
причинил  больше  вреда американской идее «содействия  демократии»,
чем мог бы причинить десяток таких деятелей, как Первез Мушарраф. В
конце   концов,  от  Пакистана  никто  многого  не  ждал  в   плане
демократии. Однако удивительно многого ждали от маленькой Грузии  –
клановой гористой страны, которая как бы вклинилась между Россией и
Турцией.  Но  теперь  эти ожидания растаяли в толпе  полицейских  и
облаках  слезоточивого газа, который Саакашвили приказал  применить
на  улицах Тбилиси, чтобы разогнать уличные демонстрации в  прошлую
среду.  Брюс  Джэксон,  президент  Проекта  переходных  демократий,
выразил  это лучше всего: «Даже для тех из нас, кто профессионально
работает  со  странами,  склонными к  саморазрушению,  это  был  на
редкость плохой день».
   Те,  кто  постоянно  наблюдают за Грузией (а это  небольшая,  но
стойкая  группа  обозревателей),  уже  давно  испытывают  серьезные
сомнения   по   поводу  «Миши»  –  об  этом  человеке  рассказывают
любопытные  истории, в которых фигурируют вино,  женщины,  приступы
гнева и даже колесо обозрения.
   Тем  не  менее, во время своего визита в Тбилиси два года  назад
американский президент пошел на большой риск, похвалив  грузинского
коллегу  за  «построение демократического общества, где  процветает
свобода  прессы,  приветствуется энергичная оппозиция,  а  единство
достигается   путем  мира».  Теперь,  после  того  как   головорезы
Саакашвили не только разогнали общественные демонстрации с  помощью
слезоточивого   газа,   но   и   разгромили   частный    телеканал,
принадлежащий преимущественно Руперту Мердоку (не лучший,  казалось
бы, способ добиться позитивного освещения в международных СМИ),  та
речь   кажется   не  только  наивной  и  преждевременной,   но   и,
перефразируя Ленина, полезно-идиотской. А тот факт, что Джордж  Буш
вообще никак не прокомментировал события в Грузии на этой неделе, –
это позор.
   
   
   Handelsblatt 16.11.07
   ЭДУАРД ШЕВАРДНАДЗЕ:
   «КТО ОПАЗДЫВАЕТ, ТОТ ПРОИГРЫВАЕТ»
   Георг Вацлавек
   
   Семь  вопросов  Эдуарду Шеварднадзе, бывшему президенту  Грузии.
Интервью.
   –  Четыре года назад вас скинула «революция роз», теперь протест
обратился против вашего преемника Саакашвили. История повторяется?
   –  Нет, ситуация совершенно иная. Но настроение масс похоже: они
очень  недовольны  и настроены теперь против моих питомцев,  против
Саакашвили  и  спикера парламента Бурджанадзе. Я мог бы  воспринять
это  как  месть,  но не буду: их поражение – это и  мое  поражение.
Значит, я воспитал их не лучшим образом.
   – Что привело к этому кризису?
   –  На  начальном этапе своей деятельности правительство подавало
неплохие  надежды,  однако, как минимум, после  смерти  –  а  можно
сказать, что после убийства – премьер-министра Жвании очень  многое
стало  двигаться не в том направлении. Реформы – это  не  самоцель,
они  призваны  улучшать  жизнь простых людей.  Приватизация  –  это
правильное   решение,  но  нельзя  продавать  всю   государственную
собственность.  Да, доходы высокие, однако утрачено  много  рабочих
мест.  Посмотрите  на  Россию,  там  придерживаются  совсем  другой
стратегии.
   –   Как   оппозиции  удалось  мобилизовать  население  на  такие
масштабные протесты?
   –  Инициатива исходила не от оппозиции, она вовсе не  так  уж  и
сильна.  Нет,  народ  сам  вышел  на  улицы,  чтобы  выразить  свое
недовольство. Лидеры оппозиции познакомились с людьми  только  там,
перед парламентом.
   –   Как   вы   оцениваете  действия  правительства  в  отношении
протестующих?
   –  Саакашвили  должен был сразу же выйти к  людям.  Если  бы  он
предложил провести досрочные выборы, они бы разошлись по домам.  Но
кто  опаздывает,  тот  проигрывает. А еще  было  ошибкой  закрывать
телеканалы.
   –   Правительство  обосновывает  свои  действия   вмешательством
России. Что вы думаете по этому поводу?
   – Я отношусь к России очень критически, но это вздор.
   – Что будет дальше, можно ли рассчитывать на свободные выборы?
   –  Мне  самому это интересно. В мое время выборы тоже  постоянно
фальсифицировались  –  хотя я рьяно с этим боролся.  Поэтому  я  не
уверен,  удастся  ли  правительству провести  действительно  чистые
выборы.  В любом случае, нужно будет много, очень много иностранных
наблюдателей.
   –  Создается  впечатление,  что в своем  стремлении  к  сильному
государству  Саакашвили подражает российскому президенту  Путину  –
есть ли тут параллели?
   –  Нет, там ситуация совершенно иная, прежде всего, в социальной
области.  Понятно,  что  в России есть нефть  и  газ,  но  также  и
планомерные  реформы,  которые продвигаются.  Поэтому  Путин  очень
популярен в народе – и он может позволить себе испытание выборами.
   

   
   The Sunday Times 16.11.07
   МАГНАТ ДАЕТ КЛЯТВУ СВЕРГНУТЬ ГРУЗИНСКОГО «ДЕСПОТА»
   Марк Франкетти
   
   Богатейший   человек  в  Грузии  собирается  баллотироваться   в
президенты,  чтобы сместить «фашистский режим» Михаила  Саакашвили,
лидера крохотной экс-республики СССР.
   Бизнесмен-миллиардер Бадри Патаркацишвили –  один  из  тех,  кто
финансировал  «революцию  роз»,  в  результате  которой  Саакашвили
пришел  к  власти  четыре года тому назад, – сделал  это  заявление
после  того,  как  спецназ  взял  штурмом  студии  его  собственной
телекомпании в связи с тем, что она критиковала президента.
   «Девиз  моей  предвыборной кампании будет звучать  так:  «Грузия
без Саакашвили – это Грузия без террора», – сказал он.
   В  нашей  беседе  на израильском курорте Эйлат у Красного  моря,
периодически   отвлекаясь  на  телефонные  звонки   (ему   сообщали
последние  новости  из  Грузии),  Патаркацишвили  предостерег,  что
вложит   крупные  средства  и  ресурсы,  которыми  располагает,   в
противодействие  Саакашвили  – человеку,  который  благодаря  своим
прозападным взглядам стал популярен в Вашингтоне.
   «У   меня  есть  деньги,  популярность  и  влиятельное  средство
массовой  информации. Я задействую всю свою мощь, чтобы  освободить
Грузию  от  этой диктаторской хунты», – сказал он в  интервью.  Его
личный  самолет находился в постоянной готовности к вылету,  чтобы,
если  прозвучит  приказ,  незамедлительно  доставить  его  назад  в
Тбилиси.
   «Я  многого  добился в жизни и не нуждаюсь в том, чтобы  кому-то
что-то  доказывать,  так  что у меня нет политических  амбиций  как
таковых.  Но  после этой позорной операции по разгону демонстрации,
которую  Саакашвили осуществил против мирной оппозиции, я готов  на
все – даже на то, чтобы выставить свою кандидатуру на президентских
выборах, – если это поможет моей стране», – заявил он.
   Ранее Саакашвили, ввиду своего стремления к вступлению Грузии  в
НАТО  сделавшийся  весьма непопулярным в Кремле,  применил  жесткие
меры для разгона антиправительственных акций протеста в Тбилиси.
   Деятели  оппозиции были арестованы, более 600  участников  акций
протеста  –  отвезены  в больницы, а спецназ  ворвался  в  редакцию
«Имеди-ТВ»  –  телекомпании, основанной Патаркацишвили  и  частично
принадлежащей  News  Corporation, которой также принадлежит  Sunday
Times.
   Сотрудников  телекомпании заставили лечь на пол, а  значительная
часть  техники и оборудования телекомпании была уничтожена.  С  тех
пор этот канал больше в эфир не выходил.
   На  прошлой  неделе  власти  Грузии  усилили  свое  давление  на
Патаркацишвили, возбудив против него уголовное дело по подозрению в
том,  что  он  стремился свергнуть правительство. «Они делают  все,
чтобы  помешать  мне  баллотироваться в  президенты.  Струсили»,  –
сказал магнат.
   Патаркацишвили,   еврей  по  национальности,   вспоминает,   что
чувствовал  оптимизм, когда помогал Саакашвили прийти к власти.  Он
находился   в  близких  отношениях  с  Зурабом  Жванией,  союзником
нынешнего грузинского президента. Жвания стал премьер-министром, но
в  2005 году при загадочных обстоятельствах скончался от отравления
угарным газом.
   «Мне   всерьез  казалось,  что  демократия  победила,  –  сказал
Патаркацишвили. – Я был убежден, что наконец-то в  нашей  стране  у
власти  находится группа молодых людей, которые восстановят Грузию,
потому-то и помогал им деньгами. К сожалению, все изменилось, когда
умер Жвания.
   Саакашвили  превратился  в деспота. Он  не  терпит  ни  малейшей
оппозиции себе, он создал глубоко коррумпированную элиту. В  Грузии
ужасная   безработица,   нет  независимой   судебной   системы,   и
государство  экспроприирует собственность у людей. События  прошлой
недели показали истинное лицо Саакашвили».
   

   
   The Economist 16.11.07
   КАВКАЗСКИЙ УЗЕЛ
   From The Economist print edition
   
   Назначены выборы, отменено чрезвычайное положение, однако  ущерб
уже нанесен.
   Те,  кто  не был в Грузии с момента «революции роз», то  есть  с
2003  года, поражаются произошедшим здесь изменениям. Восстановлены
величественные здания, разрушенные в годы войны и запустения.  Там,
где  раньше  царил ночной мрак, сегодня сияет свет. Отремонтированы
дороги,  а  хронические  отключения электроэнергии  превратились  в
воспоминания. Значительные средства вкладываются в инфраструктуру и
строительство школ.
   В  Батуми, который в 2003 году не подчинялся центральным органам
власти,  повсюду  вырастают новые гостиницы. В последние  два  года
туда  начали  вновь приезжать туристы из Армении.  Одна  из  причин
этого  заключается  в том, что после «розовой революции»  президент
Михаил   Саакашвили   распустил  всю  дорожную   полицию,   которая
занималась  только  тем, что вымогала деньги  у  водителей.  «Чтобы
доехать сюда из Армении, нужно было заплатить 100 долларов взяток»,
–  говорит председатель правительства Аджарии Леван Варшаломидзе. В
этом  году  темпы  роста грузинской экономики должны  составить  10
процентов, несмотря на экономическую блокаду со стороны России.
   На  фоне  этих  успехов недавние события  в  Грузии  приводят  в
уныние.   7  ноября  власти  очистили  главные  улицы  Тбилиси   от
протестовавших там в течение пяти дней демонстрантов. Было  введено
чрезвычайное   положение   и   прекращено   вещание   оппозиционных
телевизионных  станций. На следующий день Саакашвили  объявил,  что
пятого января состоятся досрочные президентские выборы. «Вам  нужны
были  досрочные выборы, – сказал он, – так получите их еще раньше!»
На  этой  неделе  власти  также объявили  об  отмене  чрезвычайного
положения.
   В  начале  протестов  бывший  посол  Франции  в  Тбилиси  Саломе
Зурабишвили,  которая  стала министром иностранных  дел  Грузии,  а
затем  была отправлена Саакашвили в отставку, говорила о  том,  что
власти любят показывать иностранцам стройплощадки, чтобы ввести  их
в  заблуждение.  «Мы  живем  в  стране  потемкинских  деревень»,  –
насмешливо  замечает она. Это несправедливо, но жизнь у большинства
грузин   очень  трудна.  Бывшие  промышленные  города,  такие   как
Зестафони  и  Кутаиси,  до сих пор остаются полуразрушенными  после
распада Советского Союза. В сельской местности то тут, то там видны
заброшенные   заводские   территории,  стоящие   подобно   огромным
скелетам.  Одним из главных предметов грузинского экспорта  сегодня
является металлолом.
   Надежды,  возлагавшиеся  на Саакашвили, были  настолько  велики,
что  сегодня возникает разочарование. Аналитик Алекс Рондели  (Alex
Rondeli)   частью  проблемы  считает  то,  что  ни  один   политик,
стремящийся  сохранить  свое  кресло,  не  хочет  честно  говорить,
сколько  лет  понадобится для восстановления  Грузии.  «Это  займет
немало   времени,  –  заявляет  он,  –  больше,  чем  жизнь  одного
поколения».  Саакашвили и его друзья действовали жестко  и  быстро,
нажив  себе  тем самым врагов. Многие заявляют, что власть  ударила
Саакашвили в голову.
   Хотя  его  популярность в стране (и за рубежом) упала наполовину
по  сравнению  с  начальным  периодом  руководства  Грузией,  шансы
Саакашвили  на победу на президентских выборах по-прежнему  велики.
По  словам возглавляющего Республиканскую партию Давида Юсупашвили,
цель  оппозиционной коалиции из десяти партий, которая  в  качестве
своего  кандидата выдвинула бывшего бизнесмена Левана  Гачечиладзе,
заключается  в  том,  чтобы  ликвидировать  нынешнюю  президентскую
систему. «Нам не нужен новый Саакашвили», – говорит он.
   

   
   The New York Times 18.11.07
   РУПЕРТ МЕРДОК И КАВКАЗСКИЙ КЛУБОК
   Клиффорд Дж. Леви
   
   Не   так   прост   оказался   владелец   закрытого   грузинского
телеканала. Это не тот голос, на который можно не обращать внимания.
   
   Постоянно  растущая  медиаимперия Мердока в прошлом  году  взяла
под  свое управление самый популярный телеканал Грузии. Как  раз  в
тот   момент  вокруг  телеканала  начали  накаляться  страсти:  его
подозревали  в поддержке противников президента Михаила Саакашвили,
утверждающих, что он вовсе не такой демократ, каким хочет казаться.
   И    когда    президент,   обвинив   телеканал   в    подготовке
государственного  переворота, наложил печати на его  двери,  Мердок
оказался  в  самом  центре  запутаннейшего  клубка  альянсов:   его
компания News Corporation оказалась в лагере противников президента
Грузии,  большого  друга  больших и старых друзей  самого  Мердока,
заседающих  в Белом доме. Что, конечно же, чревато последствиями  в
другой,  более  значительной игре – соревновании на  Кавказе  между
Соединенными Штатами и Россией.
   Мердок  подверг  Саакашвили  публичной  анафеме,  а  между   тем
Администрация  считает  президента  Грузии  представителем   нового
поколения  демократически ориентированных лидеров бывших  республик
Советского  Союза.  Еще до Мердока Саакашвили  жестоко  критиковали
внутри страны за попытки концентрации власти в собственных руках. А
7  ноября, когда он ввел в Грузии чрезвычайное положение  и  закрыл
телеканал News Corporation, обвалился и его рейтинг за рубежом.
   Чрезвычайное положение было отменено только в пятницу, и то  под
сильным  давлением  Вашингтона. Вещательная лицензия  мердоковского
телеканала  до  сих пор не восстановлена. Тем не менее,  Саакашвили
остался  тверд в своей убежденности, что влияние России на  Кавказе
должно  не увеличиваться, а уменьшаться, и что наиболее важный  его
приоритет  –  продолжение  тесного  сотрудничества  с  Соединенными
Штатами.  В  этой  связи сражение против Саакашвили,  начатое  News
Corporation,  в  какой-то мере может стать движущей силой  событий,
которые   сыграют  на  руку  президенту  России  Владимиру  Путину,
осторожно набирающему силу на Кавказе.
   Россию  личность  Саакашвили,  как и  однозначное  предпочтение,
которое   он   оказывает  Вашингтону  перед   Москвой,   раздражает
настолько, что она постоянно подогревает мятежные настроения в двух
сепаратистских районах на грузино-российской границе  и  ограничила
торговлю  с  Грузией. В свою очередь, российские  шпионы  –  всегда
первый  пункт  в разговорах Саакашвили, когда речь  заходит  о  его
неудачах.  Он  даже  говорил,  что принадлежащий  News  Corporation
телеканал «Имеди» – это на самом деле инструмент Кремля.
   «Имеди»   –   по-грузински  «надежда»  –  канал  развлекательно-
новостного  характера  и не считает себя оппозиционным,  тем  более
отрицая  наличие  каких-либо  связей  с  русскими.  По  словам  его
менеджеров,  они  неоднократно приглашали на свои  передачи  членов
правительства,   но   каждый   раз   предложения   с   негодованием
отвергались.
   Основатель  «Имеди» Патаркацишвили сначала отдал  телеканал  под
управление  News  Corporation на год, а месяц назад  просто  продал
компанию   Мердоку.   Однако  не  надо   при   этом   думать,   что
Патаркацишвили  друг  Кремля  только  потому,  что   он   противник
Саакашвили.  Патаркацишвили близок к бежавшему из  России  олигарху
Борису  Березовскому,  заклятому  врагу  Владимира  Путина.  Как  и
Березовский, в России Патаркацишвили находится в уголовном розыске.
   Пока  что  Патаркацишвили остается в стороне, а телеканал  ведет
за  свою  лицензию  чисто юридическую борьбу. Генеральный  директор
канала  Бидзина  Бараташвили заявил, что,  когда  вещание  начнется
снова, симпатии общественности «Имеди» обеспечены.
   –  Не думаю, что это так, – ответил он на вопрос, раздражена  ли
News  Corporation  закрытием станции. – В компании  работают  умные
люди, а с точки зрения бизнеса это очень хороший шаг: ведь когда мы
вернемся в эфир, канал будет в два раза популярнее, чем был.
   
   

   The Washington Times 19.11.07
   НЕСБЫВШИЕСЯ НАДЕЖДЫ
   Цотне Бакурия
   
   Эволюция  Саакашвили – это история жадности, коррупции, паранойи
и злоупотребления властью.
   Четыре  года  назад  на волне «революции  роз»  –  мечты  любого
пиарщика – полный энтузиазма Михаил Саакашвили ворвался во  власть,
став  президентом  Республики  Грузия.  Сегодня,  после  объявления
чрезвычайного    положения,   закрытия   крупнейшего    телеканала,
отключения  Интернета  и мобильной связи, применения  слезоточивого
газа,  избиения  женщин на улицах и задержания сотен демонстрантов,
требовавших  его  отставки, он замкнулся в  кругу  своих  ближайших
советников.  Разозленный и дискредитированный  Саакашвили  клянется
остаться у власти любой ценой.
   Такая  эволюция  Саакашвили – это история  жадности,  коррупции,
паранойи и злоупотребления властью. Никто серьезно не верит  в  то,
что   он   еще  долго  продержится  на  своем  посту  –   100   000
демонстрантов,  заполнивших  площадь  перед  зданием  парламента  в
Тбилиси, кричали: «Уйди! Уйди!».
   Молодой  политик  глубоко разочаровал своих бывших  сторонников,
многие  из  которых  посажены в тюрьму за  «хулиганство»  и  другие
преступления против его режима с железными кулаками.
   Эта  ситуация помогает понять историю Грузии – крошечной страны,
находящейся в стратегически важном регионе между Россией, Турцией и
Ираном.  Предшественник Саакашвили Эдуард Шеварднадзе был убеленным
сединами  дипломатом,  заслужившим  уважение  Запада,  когда   пала
берлинская стена, а на место коммунизма пришла идея демократической
страны.
   Я  был  там в тот день, когда «Шеви» бежал из парламента, решив,
что  ему  лучше  отказаться  от  свого  поста,  чем  спровоцировать
насилие. Много чего можно сказать об этом человеке, но ясно, что он
не хотел, чтобы на его руках была кровь невинных грузин.
   Саакашвили  начал  с  того, что отправил на  свалку  конституцию
(прикрываясь  борьбой  с  коррупцией  в  правительстве)  и   словно
воплощал  идею о том, что демократия – лишь одна из форм диктатуры.
Однако  администрация  Буша игнорировала  или  отказывалась  верить
сведениям,   поступавшим  из  Грузии:  о  пытках   заключенных,   о
нарушениях  прав  человека,  об  обнищании  большинства   населения
страны.  Об  отключениях электричества, невыплате пенсий,  разгроме
оппозиции.  В  прошлом  году один из моих бывших  учителей  Ираклий
Батиашвили был арестован и безосновательно заключен в тюрьму. С тех
пор он потерял в весе 65 фунтов [30 кг] и гниет в подвальной камере
размером  4  на  5  футов  [1,2 на 1,5 м], в  которую  не  попадает
солнечный свет.
   Грузинские  тюрьмы  полны заключенных. В то же  время  президент
заявляет,  что  в  стране «нет преступности».  Один  из  крупнейших
аферистов  –  дядя Саакашвили, подлый тип, живущий в Нью-Йорке.  Он
был  арестован несколько лет назад по обвинению в получении  взяток
на 200 000 долларов. Он во всеуслышание заявил, что президент Буш –
«его лучший друг». Думаю, это заявление вызвало недоумение у многих
в   ЦРУ   и  Государственном  департаменте.  Саакашвили  официально
помиловал  своего  дядю,  который  в  настоящий  момент  пользуется
неприкосновенностью.
   Американские налогоплательщики ежегодно перечисляют  Грузии  300
миллионов  долларов. Эти деньги шли не на школы и  больницы,  а  на
строительство  президентского дворца для  Саакашвили  и  набор  его
частной армии – Республиканской гвардии.
   Президент  отверг  требования 100 000 демонстрантов,  назвав  их
«мусором».  Сложно  представить себе, что этот человек  любит  свою
страну или свой народ. Иначе он пошел бы на уступки и провел выборы
вовремя.
   Каковы  решения?  Соединенные  Штаты,  единственное  иностранное
государство, поддерживающее режим, должно осознать, что  Саакашвили
готов  пролить кровь ради сохранения власти. Политике на Кавказе  в
долгосрочном  плане  может  быть  нанесен  серьезный  ущерб,   если
Саакашвили позволят остаться на посту президента.
   Тихий  поначалу голос стал хором всего народа: президент  должен
уйти.
К содержанию || На главную страницу