Светлана ХЕТАГУРОВА

КАФЕ «СПРАВЕДЛИВОСТЬ»

                          ОДНОАКТНАЯ ПЬЕСА
   
   
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
   Джина-Надежда – 20 лет
   Нора – 35 лет, жена директора крупного НИИ
   Рудя – 25 лет
   Неизвестный мужчина – странствующий монах
   Муж Норы – 40 лет
   Невеста Руди – 22 года
   Министр – 30-40 лет
   Помощники министра – молодые люди
   Милиционер – 25 лет
   Утопленница – молодая златокудрая девушка
   
   
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
   Кафе.  За  столиком сидят Джина, Нора, Рудя, Незнакомый мужчина.
Джина плачет.
   Нора. Что случилось?
   Джина. Меня уволили.
   Нора. неужели ты не могла как следует подметать пол в школе?
   Джина. Могла, но случилось другое.
   Нора. Что?
   Джина.  Случилось вот что: я дежурила в гардеробе,  там,  внизу.
Дети  одевались, это были, видимо, второклассники, мальчики бегали,
баловались. Когда один мальчик пробегал мимо меня, я его остановила
и сказала… Я сказала…
   Нора. А что ты сказала?
   Джина.  А  я  не  скажу, что я сказала. В  это  время  в  дверях
появилась учительница, она услышала то, что я сказала. Она  тут  же
побежала  к  директору. Директор меня тут же вызвал и тут  же  меня
уволил. Он мне сказал, что не позволит мне разрушать воспитательный
стиль  в  школе.  Он  сказал, что в нашей  школе  есть  свой  стиль
воспитания,  а  какой – не объяснил. Ладно… Он  сказал,  что  я  не
должна навязывать свой стиль воспитания...
   Нора. Ладно, успокойся.
   Джина успокоилась и даже начала улыбаться.
   Нора. Скажи, что ты сказала?
   Джина. Дай свое ушко, я на ушко тебе скажу…
   Джина что-то говорит Норе на ушко.
   Нора. Ну, ты даешь! Действительно, в школе будет переворот!
   Рудя.  Что  она сказала? Ну, скажи же ты нам. Что ж такого.  Это
же  наш человек, он же сидит вместе с нами. Посмотри, какое у  него
благородное лицо.
   Джина. Не скажу я громко, не скажу…
   Нора. Рудя, иди сюда, я скажу тебе на ушко.
   Они отходят от стола, и Нора что-то говорит Руде на ушко.
   Рудя.  Прямо скажем, молодец, молодец.. Мне нравятся такие вещи.
Молодец!..  Разрешите, я скажу нашему гостю вслух? Он у  нас  новый
человек, но он нам близок по духу. Он сидит с нами, разговаривает с
нами. Можно я ему тоже скажу?
   Нора. Пожалуйста, пожалуйста...
   Рудя  что-то говорит тихо незнакомцу. Тот улыбается,  но  ничего
не говорит.
   Нора. Ты уволилась, но уже прошла неделя…
   Джина. Да.
   Нора. И что же ты сделала?
   Джина.  Ну, искала работу, хотела устроиться, вот нашла в  нашем
кафе  работу  –  мыть котлы в кондитерском цеху,  который,  как  вы
знаете, здесь, внизу...
   Рудя. Я там мою котлы.
   Джина.  Там  много  котлов, ты же не все их моешь,  я  там  буду
мыть,  подметать... еще что-нибудь делать... Но дело в  другом.  Ко
мне  домой  приходили  из милиции, сказали,  что  из  лагеря  скоро
приедет  мой муж, точно не знаю, когда это будет. Самое  интересно,
не  когда он приедет, а те условия, которые мне рассказали.  Хотите
послушать?
   Рудя. Очень интересно, А что там было?
   Джина.  Там  было  очень интересно… Милиционер сказал:  «Приедет
ваш   муж.   Я  хочу  вас  предупредить,  что  он  прошел  курсовое
образование, которое называется “Современный домострой”.  И  теперь
он  вас никогда не будет бить, как раньше, когда ему захочется».  Я
спросила, как он меня будет бить по распоряжению, когда,  как  это,
когда  ему  захочется… Милиционер рассказал,  что  мой  муж  прошел
образовательный курс «Современный домострой», по которому он теперь
имеет право, ему это объяснили, бить меня не более, предположим, не
более  двух  раз  в неделю в определенное время,  когда  ему  будет
назначено.  Он  должен  будет позвонить  в  милицию  и  сообщить  о
намерении  меня  побить. У него на руке будет  браслет,  он  с  его
помощью  свяжется с милицией, для того, чтобы приехали милиционеры.
Приедут  два милиционера, они знают, что делать. Первое  время  это
действие должно быть в присутствии милиционеров. Муж будет задавать
мне  вопросы,  на которые я должна буду отвечать. Если  ответы,  по
мнению  мужа,  окажутся правильными, он должен сказать  «согласен»,
если  же  ответ  ему  не  по душе, милиционеры  скажут  «разрешено,
повернитесь». Тогда я должна буду повернуться к мужу спиной,  и  он
будет меня бить шелковыми боксерскими мягкими перчатками или пучком
шелковых  лент. Бить он имеет право в определенное место,  понятно,
какое. Милиционеры были очень вежливые...
   Нора.  Джина,  что с тобой, ты что сегодня ела?  Может  быть  ты
голодная? Или у тебя удар по голове? Что ты такое говоришь?
   Джина.  Нет,  у меня все в порядке. Я сыта, но ты же  знаешь,  я
ему  сказала, что я пишу книгу, и муж очень сердится, когда я  пишу
книгу и, что я не работаю, весь смысл в этом, дома денег нет,  а  я
пишу  книгу потому, что у меня есть договоренность с издательством.
А  муж этого не признает. Милиционер знает об этом, и сказал, что я
имею  право  писать  книгу, но только если муж  задает  вопрос  «Ты
сегодня сварила суп. Он невкусный». Если я отвечу, что суп вкусный,
то  муж имеет право три раза меня ударить, если же я скажу, что суп
действительно невкусный и я исправлюсь, то муж меня не тронет.  Это
называется  «современный домострой». Ничего особенного.  Потом  муж
может  меня  спросить:  «Ты  что, сколько  времени  ты  тратишь  на
написание  книги? Очень много!» Если я отвечу «немного»,  он  имеет
право  меня бить, если я с ним соглашаюсь, то не получаю ни  одного
удара. Вот такие вопросы и ответы в присутствии милиционеров. После
чего  милиционеры раскланиваются и уходят. Муж уже больше не  может
меня бить,  его так обучили на курсах. Я испугалась и стала  срочно
искать работу.
   Незнакомец.  А вы так и будете стоять? Будете ждать,  когда  вас
будут бить?
   Джина. Я в принципе…
   Незнакомец. Да, очень интересно. А Вы согласны с домостроем?
   Джина. Согласна… в принципе…
   Нора.  Ну,  ты даешь! Совсем «крыша» поехала. Это же невозможно,
тебя  уволили, ты даже денег выходных не получила. Какое они  имели
право тебя уволить? За что тебя уволили?
   Джина. Ты знаешь, за что.
   Нора. А ты можешь сказать, за что тебя уволили?
   Джина. Нет. Никогда, никому.
   В кафе входит молодой человек. Он спрашивает Джину-Надежду.
   1-ый молодой человек. Кто здесь Джина-Надежда?
   Джина. Я.
   1-ый  молодой  человек.  Пожалуйста, не уходите,  сейчас  к  вам
придет очень высокопоставленный человек. Не уходите.
   Джина. Что? Опять милиция? Новое что-то?
   1-ый  молодой человек. Нет, нет. Это не милиция. Пожалуйста,  не
уходите.
   Нора. Кто это? Интересно, кто еще придет?
   Джина. Кто придет?
   Нора.  А  все же… Как они могли тебя уволить? Они же знают,  что
ты  –  литератор, пишешь книгу, работаешь уборщицей для того, чтобы
иметь деньги. Как посмел директор тебя уволить?
   В кафе входит еще один молодой человек.
   2-ой молодой человек. Джина-Надежда здесь?
   Джина. Здесь.
   2-ой  молодой  человек.  Пожалуйста, не  уходите  сейчас  к  вам
придет человек очень высокого ранга, не уходите. У него время очень
рассчитано, не уходите.
   Входит 1-ый молодой человек.
   1-ый  молодой человек. Внимание, внимание – Министр образования!
Входит мужчина, раскланивается со всеми.
   1-ый молодой человек. Игорь Андреевич! Вот Джина.
   Министр подходит к Джине.
   Министр. Здравствуйте, Джина, позвольте вас поздравить. Я  узнал
про  Ваши  неприятности в школе. Я узнал, как прекрасно вы проявили
себя  в  школе.  Вы первооткрыватель, вы начали новое,  вы  сделали
толчок  к  тому  новому  движению, которое мы  только  начинаем.  Я
добился, чтобы Вас восстановили на работе, это первое, второе –  вы
получили  грант для того, чтобы закончить книгу. Не волнуйтесь,  не
волнуйтесь. Вот вам чек. На эти деньги вы сможете закончить  работу
над книгой.
   Джина (глядя на чек). Это мне? Так много?!
   Министр. Это Вам, чтобы Вы писали книгу. Ваша книга очень  нужна
школе. Это вам за ваш смелый и такой нужный поступок .
   Нора. А какой поступок?
   Министр. Вы же знаете. И мы знаем. Мы так довольны тем,  что  Вы
сказали.
   Рудя. А что она сказала?
   Министр. Вы же знаете.
   Незнакомец. Нет, мы не знаем, скажите.
   Министр.  Вам скажут на ушко, на ушко, скажут… Мне сейчас  очень
некогда, вот вам грант, приказ о восстановлении в школе, работайте,
работайте.  Вы  сделали очень много для школы. я  очень  спешу,  до
свидания.
   Министр и его помощники уходят.
   Рудя.  Дааа.  Вот  это дааа. Он сам не знает,  что  ты  сказала,
Джина.
   Незнакомец.  Нет,  он знает, но так же, как  и  вы,  громко  это
сказать не может.
   Рудя. Почему?
   Незнакомец. А почему вы не говорите вслух?
   Рудя.  Ну,  я, ну… я… У меня такое положение… Я человек…  Вы  же
знаете мое положение, я учился…не доучился… я не устроен…
   Незнакомец.  При чем здесь это? Просто произнесите  громко,  что
она вам сказала.
   Рудя. А что я буду говорить? Я не помню…
   Незнакомец  (обращается к Норе). А вы  помните  то,  о  чем  вам
сообщила Джина?
   Нора.  Помню, но мне как-то неловко, я малообразованный человек.
Я бросила учебу давно, я очень рада тому, что она сказала мальчику.
Она сказала прекрасные слова.
   Рудя.  Я  вам сейчас расскажу очень интересную историю. В  одном
театре  была афиша, там было написано, что такой необычный текст  в
пьесе,  сплошной  мат.  Билеты все были раскуплены.  Много  публики
собралось  в  театре.  Перед  началом  вышел  режиссер  и   сказал:
«Извините,  это  была  шутка,  и  в  пьесе  не  будет   ни   одного
непристойного слова, на афише была шутка, пьеса прекрасная, веселая
и  чистая».  Услышав  это, половина зала ушла. Потом  вышел  другой
режиссер,  который  сказал,  что главный  герой,  про  которого  мы
говорили, что он глупый, недалекий, запутался в своих женщинах,  но
на  самом  деле он совсем не такой, он не злодей, а очень  хороший,
пристойный  человек.  После  этого ушла вторая  половина  зрителей.
Остался один человек, который спал… Так ты в своей книге пишешь  об
ангелах? У тебя есть черные слова в книге?
   Джина. Нет.
   Рудя. Тогда твою книжку никто не будет читать.
   
   
   ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
   В  кафе  за  столиком  сидят муж Норы и незнакомец.  Пьют  кофе,
разговаривают.
   Муж.  Мы  с  Норой  очень часто бывали в этом кафе,  пили  кофе,
разговаривали,  нам  было хорошо вместе.  Я  люблю  это  кафе.  Вот
видите,  теперь  я один, а Норы нет, смотрите, тут лежат  ключи,  а
Нора  положила ключи и ушла, я не знаю, куда она ушла, я  не  знаю,
что делать.
   Незнакомец. А я знаю, куда она ушла.
   Муж. Куда?
   Незнакомец. Она ушла на озеро «Чайка».
   Муж.  А что это такое?.. Я не знаю, что делать. Я никуда не уйду
отсюда, я буду здесь ее ждать. А что такое озеро»Чайка»? Зачем  она
туда пошла?
   Незнакомец.  Понимаете, это такое озеро – дамское.  Вокруг  него
есть  несколько домов, где живут очень состоятельные люди. Когда  у
них  в  семье  что-нибудь случается между  мужем  и  женой,  ссоры,
например,  то  жены,  дочери бегут на  этот  пруд.  Они  звонят  по
мобильнику  своим  мужьям, родителям и сообщают  им,  что  если  их
требования не будут удовлетворены и за ними не придут, чтобы  вести
домой,  то  они утопятся в этом озере... Там полно женщин,  которые
сидят  в  воде  или  рядом  с озером на  скамеечках.  Они  одеты  в
маскарадные  костюмы, почти фантастические, и все  ждут,  когда  за
ними придут их мужья или родители. Возле озера есть милиционеры,  и
еще   есть  отдел  доставки  женщин  по  месту  жительства.  Когда,
например, муж хочет вернуть жену домой, он обращается за помощью  в
это  агентство, и тут же находят его жену по приметам, которые  дал
муж,  и  доставляют  ее домой. У них есть и машины,  и  сотрудники,
которые  все могут организовать. Вам проще всего обратиться  в  это
агентство. Опишите вашу жену, дайте им ее характеристики,  скажите,
что  принимаете их условия доставки. Вашу жену найдут и  вернут  ее
вам.  Это единственное, что вам следует сделать. Больше мне  нечего
вам сказать.
   Муж. Вы шутите?
   Незнакомец. Нет, я не шучу.
   Муж. А вдруг она уже утонула?
   Незнакомец.  Вот я вам и говорю, давайте позвоним  в  агентство,
вы дадите приметы вашей жены, ее найдут и привезут к вам.
   Муж.  Я  не могу, пожалуйста, позвоните вы, скажите – блондинка,
настоящая  платиновая  блондинка – помните Марлен  Дитрих,  актриса
Марлен Дитрих?
   Незнакомец.   Я  сейчас  сообщу,  конечно,  сообщу,   позвоню...
Давайте сначала поговорим, поговорим сначала.
   Муж.  Знаете, я сейчас ни о чем говорить не могу. Я сижу, только
смотрю  на  часы, я уже так долго жду. Ее нет и нет, я не  знаю,  я
тогда… Если так… Может быть, есть какой-то мужской пруд? Я не пойду
ни  на  какой пруд, я просто пойду на речку и брошусь, я  не  смогу
пережить ночь эту… я не переживу.
   Незнакомец.   Успокойтесь,  не   надо   ни   на   какую   речку.
Успокойтесь. Лучше расскажите, что у вас было, вы поссорились?
   Муж. Да ничего особенного.
   Незнакомец. Рассказывайте.
   Муж (смотрит на него). У вас такое лицо. Вам нельзя отказать.
   Незнакомец. Рассказывайте!
   Муж.  Мы  женаты уже 20 лет, у нас есть дети, дети  выросли.  Мы
были уверены, что все подводные камни семейной жизни нами пройдены,
мы никогда не ссоримся, дети уже взрослые, здоровые, нормальные,  и
они  будут  жить  отдельно, в своих семьях, а мы останемся  вместе,
будем  коротать старость, так как я очень люблю православную семью.
Я   полностью  согласен  с  православным  положением  о  семье.  Мы
венчались. Когда мы венчались, батюшка сказал: «Муж да прилепится к
жене,  жена  да  убоится  мужа». Вот это я расшифровываю  так,  что
женщина боится потерять мужа, без мужа женщине плохо, а муж  боится
потерять жену, потому что ему без жены тоже плохо. Можно и  второй,
и  третий раз жениться, но это не то. Я вот так понимаю. Я понимаю,
что  семья  нужна для того, чтобы воспитать детей, и еще для  того,
чтобы  разгружать всякие пансионаты для стариков,  больницы.  Когда
муж  и  жена  живут  вместе в одной квартире, они  вместе  стареют,
помогают друг другу, ухаживают друг за другом, и не надо уходить ни
в  какие  пансионаты. Мы с женой уже одно целое,  вы  понимаете,  я
запутался... сегодня я запутался. Я так привык, что мы одно  целое…
Сегодня мы  договорились встретиться здесь, в этом кафе,  нам  надо
было  пойти в гости. Мы должны были встретиться, выпить по  чашечке
кофе  перед  обедом. Вот тут мы сидели и пили кофе, и я ей  сказал,
что у меня была сегодня аспирантка, которая хотела, чтобы я покатал
ее на машине. Жена спросила, катаю ли я своих аспиранток на машине,
на  что  я  ответил:  «Нет, не катаю, но они  все  одинаковые,  все
заглядывают мне в глаза и ждут, мечтают о том, что я покатаю их  на
своей  машине.  Вот такие они все, такие странные аспирантки.  А  у
меня сегодня впервые возникла мысль – а вдруг возьму и покатаю одну
из них». И тут моя жена встала и сказала: «Почему же? Это совсем не
смешно, вот тебе ключи, ты свои забыл дома. Вероятно, я не вернусь.
Всего  хорошего. Ты напрасно отгоняешь мысли. Раз мысль появилась»…
Я  ей сказал: «Подожди, человек мысль отгоняет»... Но жена не стала
слушать.  Она  сказала: «Вот ключи, возможно, я не  вернусь,  катай
аспиранток».  Она  ушла,  и ее нет до сих пор.  Вы  понимаете,  это
впервые за 20 лет, мы женаты 20 лет. Если что-нибудь случится, то я
тоже прыгну в речку.
   Незнакомец.  Вы глубоко ошибаетесь. Просто мысли  бывают  всегда
разные...  и  особенность человека в том,  что  он  различает  свои
собственные мысли и отгоняет, смеясь, то, что ему не надо.
   Муж.  Да. Я уже все забыл… Мне легко было отогнать эти мысли,  я
сейчас  уже не помню, какая это была аспирантка. Это очень  смешно…
потому,  что я очень верю в православный брак. Я люблю православный
брак,  я  не хочу от него отступать, вы понимаете? Может быть,  это
смешно,  несовременно, но я люблю православный брак. И я совсем  не
хочу нарушать его. А вот сегодня я его разрушил, то, что мне самому
нравится.
   Незнакомец.  Да,  проходящие мысли нельзя  произносить,  от  них
лучше избавиться, прогнать.
   Муж. Боже Мой! Что мне делать?
   Незнакомец.   Да   ничего,  вы  посидите,  а   я   позвоню,   не
беспокойтесь.
   Незнакомец идет к телефону-автомату, звонит, играет музыка.
   Незнакомец.  Я передал, они сказали через 15 минут она  будет  у
вас.
   Появляется милиционер, он несет перекинутую через плечо  молодую
женщину  в  длинном одеянии, закутанную в красивую  ткань  по  типу
сари, даже не мокрую, сухую.
   Молодая  девушка  (плачет). Где моя мама? Почему  вы  меня  сюда
принесли? Где мама? Она уже выполнила мою просьбу или нет?  Она  не
хотела  мне  купить  одну вещь, вот я и сказала  ей,  что  пойду  и
утоплюсь. Она теперь все сделала, и я могу вернуться домой. Она уже
вызвала… Почему вы меня сюда принесли? Я хочу к маме!
   Девушка капризничает, тянет милиционера в разные стороны.
   Муж. Что это за девушка? Это не моя жена. Кого вы принесли?
   Незнакомец. Вы же сказали, блондинка ваша жена.
   Муж.  Я  сказал,  что она похожа на Марлен Дитрих!  Это  не  моя
жена!
   Незнакомец.  Ну,  и  у  них бывают проколы.  Они,  наверное,  не
знали, кто такая Марлен Дитрих и как она выглядит.
   Девушка.  Несите  меня к маме, а то я буду скандалить!  Куда  вы
меня принесли?!
   Милиционер  уносит  девушку,  появляется  другой  милиционер   и
приносит Нору, тоже перекинутую через плечо.
   Муж. А почему они несут женщин перекинутыми через плечо?
   Незнакомец.  Им  почему-то нравится такая поза, как  на  картине
«Похищение   сабинянок».  Это  было  в  истории,   когда   похищали
сабинянок. Им это очень нравится.
    Милиционер посадил Нору на стул.
   Нора. Боже мой, а я думала, что потеряла ключи.
   Муж. Нет, вот они, ты не потеряла…
   Нора. Так мы сегодня вечером не пойдем в гости?
   Муж.  Пойдем, почему же нет. Только ты посмотри на себя, на кого
ты похожа? Ты вся в каком-то песке.
   Нора. Я просто хотела там позагорать.
   Муж. Аааа. А что, там нет воды?
   Нора.  Боже  мой,  там по колено воды. Я даже  не  знаю,  почему
называют это озером. Это детский лягушатник. Боже ты мой…
   Они уходят.

   ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
   За  столом  сидят Джина, Нора, Незнакомый мужчина,  Рудя  и  его
невеста.
   Рудя.  Это  моя  невеста.  Вы  ее  знаете,  мы  долго  не  могли
пожениться,  ее отец не хотел знакомиться со мной. А теперь  все  в
порядке.  Отец  надеялся на старшего сына, но он  кончил  институт,
выбрал  другую специальность и не собирается помогать  отцу  в  его
бизнесе. Поэтому отец принял решение дать согласие на наш брак.
   Невеста. Конечно, вы же меня знаете. А можно мне задать  вопрос?
Я  хочу  задать тебе, Джина, вопрос – когда тебя спросили,  за  что
тебя  уволили,  ты  ответила, что ты что-то  сказала  мальчику,  но
почему ты сказала, за что тебя уволили, только на ушко? Потом  Нора
тоже  по секрету, на ушко передавала твои слова другим. Что это  за
секрет такой, что же ты такое сказала, что нельзя произнести вслух?
И что самое интересное, министр, который принес тебе оправдательные
документы и награду за достижения в деле воспитания детей в  школе,
он тоже ничего не сказал. Почему?
   Джина.  Я  могла  сказать, я же сказала ребенку. Но,  понимаете,
здесь другое, здесь все взрослые. Правда, я всех знаю, кроме одного
человека,  Нору  знаю, Рудю знаю. Тут еще кто-то был.  Я  полностью
доверяю... Если это сказать громко, и кто-то будет опровергать  мои
убеждения,  я  смогу их защитить. Я верю в Бога,  который  защищает
нас! Я ни минуты не сомневаюсь в этом. Это мое убеждение. Но тут  я
сказала на ухо…
   Невеста. Почему, ну, почему?
   Джина. Потому что, возможно, есть неуверенность в том, что  если
я  скажу  громко,  кто-то  возразит в  неприятной  мне  форме.  Мне
придется  защищать…  Я  не  хочу… Мне совершенно  не  хочется.  Это
смешно? Что? Я должна Бога защищать?. Бог нас защищает! Я не  хочу…
Может  быть,  это  неуверенность, что я  смогу  его  защитить.  Или
трусость? Это или неуверенность или трусость. Поэтому я не  сказала
это  вслух. А остальные? А Нора, она тоже могла сказать вслух.  Она
этого  не  сделала, хотя она по характеру человек резкий и  прямой.
Она тоже могла сказать громко, вслух…
   Нора. Трусость, моя трусость!
   Незнакомец. Какая трусость? Чего вы боитесь?
   Нора. Мы все здесь доверяем друг другу. Руде, Джине, мне. Но  не
в  этом  дело. Если мы скажем громко… вместе… Понимаешь? В  воздухе
висит какая-то завеса, туча или какой-то там туман. Вот висит  что-
то в воздухе и не позволяет говорить. Я не знаю.
   Джина.  Как  будто  воздух чужой, ухо  моей  соседки  близко…  а
воздух чужой.
   Невеста.   Но  самое  смешное,  что  даже  министр  не   решился
произнести  эти слова вслух... А вот, я еще не спросила Незнакомца.
Как вас зовут?
   Незнакомец. Павел.
   Невеста. Павел, вы тоже ничего не сказали?
   Незнакомец  Павел.  У  меня положение  иное.  Я  –  монах,  я  –
странствующий  монах,  это новый орден, недавно  организованный,  я
впервые  вышел,  и я еще не знаю, как будет… у меня имеется  график
моих  путешествий, куда я пойду, зачем я пойду. Зачем  я  вышел?  Я
вышел для того, чтобы не защищать православие, а разъяснять. Я  еще
подумал,  что  если я выступлю и скажу, я должен буду назваться,  и
это  будет  выглядеть  смешно. Она  сказала,  а  я  сразу  стал  ее
защищать, буду защитником. Все правы, а вот я защищаю. Это  был  бы
дешевый успех. Я решил, что я не имею права выступать. Я – монах, я
не  должен вмешиваться… Очень сложная ситуация в школе в той же.  Я
правильно говорю?
   Невеста. Я вас понимаю.
   Незнакомец  Павел.  Я здесь пробыл несколько  дней,  ухожу,  иду
дальше.  Я не знаю, как будут развиваться мои последующие действия.
Пока я буду молчать. Простите меня, я виновен. Это, конечно, глупо,
что  я  не  сказал,  но  я  боялся за  последствия,  я  боялся  все
испортить.  А  я  хочу,  чтобы все шло по воле  Господа.  Потому  я
повторяю  громко  и ясно то, что она сказала мальчику:  «Не  балуй,
Боженька накажет»...
К содержанию || На главную страницу