Феликс ГУТНОВ

ОСЕТИЯ XXI ВЕК: ВЫЗОВ ВРЕМЕНИ

   
   Переломные эпохи во всемирной истории случались неоднократно.
С  одной  стороны,  они  приносили страдания  и  лишения  многим
тысячам,  миллионам людей. С другой – рождали надежды на  лучшее
будущее.    Положение   того   или   иного   общества,    народа
обуславливалось  его  способностью  ответить  на  вызовы  нового
времени.  В  зависимости от решения этого фактора  одни  социумы
погибали  в  водовороте исторических событий, другие  –  хотя  и
сохранились, но влачили жалкое существование, третьи  –  успешно
справившись  с  поставленными  временем  задачами,  устремлялись
вперед по пути социально-экономического и духовного развития.
   В  настоящее время Осетия (впрочем, как и весь мир) находится
на  крутом  повороте  истории, на  стыке  цивилизаций.  С  каким
багажом   потерь   и   приобретений   мы   вступим   в    новый,
преобразованный мир? За что нас будут вспоминать потомки?
   Для   того,  чтобы  оставить  о  себе  добрую  память,   ныне
здравствующие  поколения должны максимально эффективно  работать
на    развитие    социально-экономической   сферы,    сохранение
национальной    культуры.   Это   возможно   лишь    в    случае
«умиротворения»  Кавказа. Поэтому верным  представляется  подход
руководства   Северной  Осетии,  во-первых,  к  поддержке   всех
национально-культурных центров, всех народов (независимо  от  их
численности)  внутри республики; и, во-вторых,  к  строительству
отношений   с  соседними  республиками  и  странами  на   основе
согласия   и  добрососедства.  Такой  подход   обусловлен
известной истиной: на Кавказе – соседи не по выбору, а от  бога,
следовательно, всем надо жить без распрей и конфликтов.
   
   Осетино-грузинские  отношения.  Развитие  РСО-Алания   тесным
образом  связано с общей ситуацией на юге России,  с  характером
отношений РФ с ее южными соседями. Произошедшие в Грузии в  1991
– 2007 гг. события напрямую касаются интересов Осетии, положения
осетинского  народа  к  северу  и югу  от  Главного  кавказского
хребта.
   Даниель   Монде   в  своей  статье  «Увядшие  розы   Тбилиси»
подчеркнула,  как  трудно дается «демократическое  ученичество».
Так  называемая «революция роз», положившая «конец хаотичному  и
коррумпированному  правлению  Эдуарда  Шеварднадзе»,  не  смогла
отказаться   от   прежних   методов  управления.   Несмотря   на
«присутствие    американских   советников   в   администрации
президента,   политические  нравы  былых  времен   оказались
живучими» (Le Monde 07.11.07).
   Ни  один  президент  Грузии с 1991 года не  усидел  на  своем
кресле  до  конца  срока. «Первый президент посткоммунистической
страны,  эмоциональный  националист Звиад  Гамсахурдия,  хотя  и
набрал  на  выборах  87 процентов голосов,  был  свергнут  всего
восемь  месяцев  спустя, причем пришедший на  его  место  Эдуард
Шеварднадзе  набрал 92%. В начальный период своего правления  он
заявил  о  стремлении  к  позитивному   развитию   отношений   с
Москвой  и  Владикавказом  «The International Herald  Tribun»
(13.11.07). Северная Осетия всегда стремилась  содействовать
именно такому, доброму характеру отношений двух государств,  ибо
эти отношения во многом определяют общий политический климат  на
Большом Кавказе.
   К  числу  критериев,  по которым можно оценивать  перспективы
названных отношений, мы относим проблему Южной Осетии, а шире
–  проблему  разделенного народа. Совершенно  очевидно,  что
существует прямая зависимость между положением в Южной Осетии  и
вокруг нее, с одной стороны, и взаимоотношениями между Россией и
Грузией – с другой.
   Настораживает  то обстоятельство, что до сих  пор  грузинская
сторона  не  сделала даже маленького шажка на пути  к  сближению
позиций  с  Цхинвалом:  все еще не отменено  решение  Парламента
Грузии  об  упразднении автономной области. Более того,  в  годы
правления Э. Шеварднадзе осуществлялась политика «экономического
выдавливания» южных осетин из занимаемых ими населенных пунктов.
На  самом высоком уровне руководства Грузии считали, что тяжелое
материальное положение вынудит наших южных собратьев перебраться
в  Северную  Осетию. Тем самым отпадет вопрос о самоопределении;
будет  покончено  и  с  вопросом об  осетинах,  как  разделенном
народе,   а  Грузия  тем  самым  сохранит  свою  территориальную
целостность.  За  последние после окончания  военного  конфликта
годы  было  принято  немало документов (в  том  числе  на  самом
высоком  уровне)  о необходимости восстановления  разрушенной  в
ходе  конфликта экономики Южной Осетии. Грузинская сторона  даже
не  приступила  к  выполнению хотя бы  одного  пункта  из  своих
обязательств  в этой сфере. Ни одно жилье в Тбилиси  не  вернули
беженцам-осетинам. С принятием «Закона о земле»,  собственность,
прежде   принадлежавшая  осетинам  во  внутренней  Грузии,   уже
перераспределена между грузинами. Напомним также такой  вопиющий
факт:   гуманитарная   помощь,  поступившая   от   международных
организаций пострадавшим от сильного землетрясения с  эпицентром
в сел. Дзау Южной Осетии, до адресата не дошла.
   На  выборах  президента  Грузии в  2004  году  безоговорочную
победу   одержал   Михаил  Саакашвили.  На  телетайпных   лентах
замелькали  скупые  строчки  его  характеристики:  интеллектуал,
выпускник   тбилисского  и  Колумбийского  (США)  университетов.
Михаила заметил Шеварднадзе, назначив министром юстиции.  Однако
Саакашвили  явно заскучал, возглавляя и управляя тем,  чего,  по
сути,   не  было.  Поэтому  он  буквально  ринулся  в  публичную
политику.  Практически все политологи и журналисты, характеризуя
политические  взгляды  нового грузинского президента,  в  первую
очередь  называли  его  «националистом, которого  побаиваются  в
Абхазии и Аджарии».
   Политологи   довольно  туманно  оценивали   перспективы
развития  Грузии,  ее  ориентацию во  внешнеполитической  сфере.
Новый президент «стратегического партнера» России демонстративно
подчеркивал   свою  проамериканскую  позицию.  Стремясь   как-то
смягчить  возможную  резкую реакцию Москвы,  Саакашвили  как  до
выборов,  так и после них неоднократно заявлял о своем намерении
нанести  свой  первый  визит  в  качестве  главы  государства  в
Россию.
   На   одной  из  встреч  с  журналистами  Саакашвили   выразил
готовность   строить новые отношения с Россией, которые  «должны
стать  гораздо  более тесными, дружественными и  основанными  на
взаимном уважении».
   18  января  2004 года, отвечая на вопрос корреспондента  НТВ,
что  значит  для  него Россия, Саакашвили подчеркнул:  «как  для
президента – это сверхдержава, с которой нужно считаться, а  как
для  человека – это огромное культурное пространство, с  которым
Грузия тесно связана… Я воспитывался на русской культуре,  моими
любимыми   поэтами  были  Окуджава  и  Высоцкий,  с  которым   я
встречался в детстве в Грузии», – сказал грузинский лидер.
   Он  отверг бытующее мнение о том, что с его приходом к власти
Грузия  сделает  крен  в сторону США. «Это смешно.  Я  удивляюсь
глупости людей, которые так упрощенно все представляют. Я учился
в  Америке  и испытываю к ней теплые чувства, но это  ничего  не
значит», – заявил Саакашвили.
   Вместе  с  тем,  он  отметил, что «Россия самоустранилась  от
Грузии… При прежнем руководстве – как российском, так и нашем  –
Россия  разжигала напряженность в нашей стране. Так  получилось,
что  потом она еще больше отдалилась от Грузии, ввела визы и так
далее», – сказал Саакашвили.
   Следует признать, что оценка российско-грузинских отношений в
изложении  Саакашвили весьма противоречива. В течение  короткого
времени он давал диаметрально противоположные прогнозы. На сайте
МИД  РФ  17  января  2004  года размещен текст  интервью  статс-
секретаря  В. Лощинина. В нем, в частности, говорится:  «Я  могу
подтвердить,  что мы слышим из Тбилиси разные мнения  о  будущем
отношений   с   Россией.  Среди  них  и  призывы   к   скорейшей
нормализации на основе учета законных интересов обеих сторон.  А
с   другой  стороны,  и  это  вызывает  сожаление,  чуть  ли  не
ультимативные  требования,  связанные,  допустим,   с   военными
базами,   чуть  ли  не  призывы  к  тому,  чтобы  организовывать
нападения»,  –  заявил В. Лощинин. Кроме того, он  отметил:  «Мы
знаем,  что  внешние  силы также принимали участие  в  событиях,
которые происходили в Тбилиси».
   Опасения  России  по поводу возможного изменения  приоритетов
внешних  связей  Грузии  имели под  собой  более  чем  серьезное
основание.   Об  этом  в  открытую  говорили  сами  американские
политики.  Один  из  них, демократ, известный  экономист  Линдон
Ларуш  утверждал,  что  политика  американской  администрации  в
отношении Грузии направлена против России. «Определенные круги в
США  попытаются  использовать фактор Грузии  против  России»,  –
заявил  Ларуш.  Он  высказал мнение, что «эти  круги  попытаются
также  не допустить восстановления регионального или глобального
лидерства России».
   «Любая  страна,  которая  включится  в  стратегические   игры
определенных  кругов  США  и  Великобритании,  окажется  жертвой
страшного  кошмара», – добавил американский политик. По  его  же
словам, США действительно играли значительную роль в совершенной
в ноябре в Грузии «революции роз».
   На  международном форуме в Давосе Саакашвили вновь подтвердил
свое   стремление  к  очень  серьезному  повороту  в  российско-
грузинских  отношениях. «Первый серьезный двусторонний  визит  я
совершу  в  Москву.  Визит  в Москву  для  нас  –  начало  новых
отношений. Я готовлюсь к большим прорывам, но хотя бы  маленькие
шаги   мы   должны  сделать,  чтобы  восстановить  доверие»,   –
подчеркнул грузинский президент.
   Там же в Давосе Саакашвили встретился с советником президента
РФ   по   экономическим  вопросам  Андреем  Илларионовым,  чтобы
обсудить  перспективы  экономического  сотрудничества  России  и
Грузии.   Среди   этих  проблем  особый  упор  был   сделан   на
энергетические  поставки  из  РФ. Причем,  грузинский  президент
высказался  за  бесперебойную поставку  газа  и  электроэнергии,
пожелав  также  убрать политические мотивы в этом  вопросе.  «Мы
очень  хотели бы наладить нормальные экономические  отношения  с
Россией  и перевести наши отношения в более рациональное  русло.
Грузия  –  независимое  государство,  которое  хочет  дружить  с
Россией.  Мне  нужна  Россия  как друг»,  –  заявил  Саакашвили.
Последняя  фраза – «мне нужна Россия как  друг»  –
довольно   примечательна.  Сама  ее  форма   и   тональность   –
«мне   нужна   Россия»  –  присуща   скорее   феодальному
владельцу, чем другу России. Не случайно визит Саакашвили
в  Москву  не  стал «прорывом» в отношениях  двух  стран.
Стало  ясно, что реальные действия Саакашвили весьма существенно
расходятся с его публичными заявлениями.
   Первое,  что  бросалось в глаза – это  активная  позиция  как
Саакашвили, так и американских политиков в вопросе о россий-ских
военных  базах в Грузии и сроках их вывода. В январе  2004  года
посол  США  в Тбилиси Ричард Майлз заявил, что  «американские
войска  в  Грузии  останутся навсегда»!  Более  того,  Майлз
сообщил журналистам, что оборонное ведомство США поможет  Грузии
в развитии сухопутных частей, а также ВМС и ВВС.
   Примерно  в  то  же время заместитель госсекретаря  США  Линн
Паско озвучил позицию Вашингтона в этом вопросе, подчеркнув, что
США    готовы   выделить   деньги   для   вывода   российских
военнослужащих и вооружения из Грузии.
   Не  менее  откровенны и грузинские политики. Так,  глава  МИД
Грузии Тедо Джапаридзе подтвердил стремление своей страны  стать
членом НАТО.
   Такая позиция вызвала протесты со стороны жителей Ахалкалаки.
Лидер  действующей  в Грузии партии «Вирк» Давид  Рстакян  особо
отметил,  что  центральное руководство страны  не  дает  никаких
гарантий,  что  базы другого государства не  будут  размещены  в
стране.   «Вся   политика  грузинского   руководства,   –
подчеркнул  Рстакян,  –  в  последнее  время  строилась   под
диктовку того, кто его кормит, а в данном случае – это США и
Турция».
   О  том,  что высказывание руководителя партии «Вирк» основаны
не  на  пустом  месте, говорит такой факт: в  течение  ряда  лет
Грузия  получала  от  США  «помощь» в размере  80  млн  долларов
ежегодно.   После  прихода  к  власти  Саакашвили,   по   словам
госсекретаря  Колина  Пауэлла, США безвозмездно  выделили
Грузии   166  млн  долларов.  Та  же  практика  «прикармливания»
продолжалась и в последующие годы, включая и 2007 г.  По  словам
посла  Германии  в  Грузии  Патриции  Флор,  «Германия,  являясь
вторым   по   величине   партнером  Грузии,   по-прежнему
продолжает  оказывать ей помощь и, включая 2007-й год,  выделила
уже   277  миллионов  евро»  (Georgian  Times  16.05.07).
Влиятельная «The Times» (09.11.07) открыто пишет  о  том,
что  «Соединенные  штаты  финансово  поддерживают  президента
Саакашвили».   «The  Washington   Times»   (19.11.07)
откровенно     призналась:    «Американские    налогоплательщики
ежегодно    перечисляют    Грузии    300     миллионов
долларов.  Эти  деньги шли не на  школы  и  больницы,  а  на
строительство президентского дворца для Саакашвли и набор его
частной армии – республиканской гвардии».
   Еще  в  2004  г.  Госсекретарь США Колин Пауэлл  поблагодарил
Грузию  за  военное содействие американским войскам в Ираке.  Об
этом  он  заявил  после  того,  как  нанес  визит  в  Вашингтоне
президенту  Грузии  Михаилу Саакашвили,  находящемуся  в  США  и
остановившемуся в официальной гостевой резиденции  американского
правительства «Блэр Хаус» напротив Белого дома. Госсекретарь США
охарактеризовал   встречи,   которые   Саакашвили    провел    с
руководством американской администрации, включая личную  встречу
с Джорджем Бушем, как «очень хорошие».
   По  словам Пауэлла на этих встречах речь, в частности, шла  о
«дальнейших  областях сотрудничества между  США  и  Грузией,  об
американском  финансовом  содействии  и  другой   помощи,
которую мы можем предоставлять нашим грузинским друзьям».
   Ранее  в  беседе  с журналистами в Овальном  кабинете  Белого
дома,  где  проходила  его  встреча  с  Саакашвили,  Джордж  Буш
сообщил: президент Грузии «на меня произвел впечатление». Буш вы-
сказался  за  сохранение «хороших, крепких и  мирных  отношений»
между Грузией и Россией, подчеркнув, что вместе с США эти страны
способны  добиться  многого  и  могут  «вместе  вести  борьбу  с
террором».  По словам Саакашвили, для достижения целей,  которые
поставила  перед  собой новая власть Грузии, «помощь  Америки
абсолютно  важна… Я думаю, Грузия может стать  примером  для
всего  региона. Это очень важно. В этом нам нужна  помощь  США».
Грузинский  лидер  подчеркнул, что его страна  собирается  стать
близким союзником Америки и что соседняя Россия  «свыкается с
этим».
   Саакашвили  еще раз повторил эту мысль: «близость и  взаимные
симпатии» между Грузией и США «основаны на общих ценностях.  Они
(русские)  постепенно  свыкаются с  нашим  сотрудничеством  с
американцами  и  учатся тому, чтобы с этим жить»  (еще  один
«учитель»!).  М.  Саакашвили  далее  подчеркнул:  «У  нас  очень
хорошее   сотрудничество  в  области  безопасности.   Даже   мои
телохранители  обучены  американцами».  Он  обещал,  что  Грузия
вскоре   направит   в  Ирак  еще  500  своих  военнослужащих   в
подкрепление к уже размещенным в этой арабской стране. В  апреле
2007  года  Саакашвили пообещал, что грузинский  «отряд  в  2000
человек  к  июню будет размещен вдоль иранской границы».  Ричард
Бистон  в  статье «Грузия начинает миссию по завоеванию  друзей»
(«The   Times»  25.04.07)  отметил  в  этой  связи:   «До
настоящего  времени  850 грузинских солдат служили  в  Ираке,  в
основном  занимаясь  охраной  ‘зеленой  зоны’  в  Багдаде.   Это
беспрецедентное  решение  направлено  на  то,   чтобы   доказать
союзникам  Грузии  со стороны Запада, в особенности  Соединенным
Штатам, ее лояльность и надежность в качестве члена коалиции».
   Однако   не  все  так  просто  и  гладко,  как  это   видится
Саакашвили.  Итальянский журналист Дж. Кьеза  в  «La  Stampa»
(08.08.07) пишет: «Европа – вместе с Россией  участвующая  в
разделительных  силах  –  не понимает,  какой  для  нее  интерес
содержать Грузию в НАТО».
   Напомним,  что  сразу  же после первого  избрания  Саакашвили
готовность  дружить с молодым грузинским коллегой  подтвердил  и
президент   Джордж   Буш.  Глава  Белого  дома   высоко   оценил
направления и ход политических реформ, начавшихся в Грузии после
смены   власти,  особо  выделив  в  этих  реформах   «российскую
составляющую».  По  словам  Буша,  «важно  иметь   положительные
отношения   между  Грузией  и  Россией.  Мы  будем  работать   с
Владимиром  Путиным,  с  которым у меня хорошие  отношения,  над
обеспечением  добрых  связей с Грузией,  –  сказал  Буш.  –  Для
грузинского  народа  важно  иметь  хорошие,  прочные  и   мирные
отношения с Россией».
   Тот  же журналист, побывавший в Цхинвале, привел слова одного
из  сопровождавших  его молодых осетин: «Разве  не  правда,  что
Саакашвили  и  его правительство получают зарплату от  американ-
ского правительства?»
   Дж.  Кьеза  напоминает,  что первые убитые  в  столице  Южной
Осетии пали 6-7 января 1991 года, «когда по улицам Цхинвали  уже
текла кровь, как в 230 селениях, расположенных между равниной  и
южным  склоном  Кавказских гор». Прошло  16  лет.  И  ничего  не
изменилось,   с  горечью  констатирует  итальянский   журналист;
«только  кладбищ стало больше. Тебе рассказывают  о  массовых
убийствах, о которых мы ничего не знали и не слышали.
Вдоль  дороги, ведущей к перевалу, на высоте более 2000  метров,
мне  показывают  место  массового убийства.  36  человек,
попытавшихся  бежать  на  север, были  убиты  спецподразделением
Шеварднадзе» («La Stampa» 07.04.07).
   Не  добавляет оптимизма демонстрация «мускулов»,  особенно  в
2006-2007  гг.,  президента Грузии, не исключающего  вероятность
применения   военной   силы   для   сохранения   территориальной
целостности страны. В этой связи следует помнить, что история не
прощает политических промахов и разумнее считаться с ее уроками,
чем стремиться преподнести урок другим.
   Грузия,  по  словам Дж. Кьеза, превратилась в самое  опасное,
заминированное  ненавистью поле. Одна из  причин  заключается  в
том,  что  «первый,  избранный грузинами  демократическим  путем
президент  Звиад  Гамсахурдиа  вбил  себе  в  голову,  что   все
автономии  следует отменить и что демократическая  Грузия  будет
страной грузин – и точка». Когда же осетины, абхазы, мингрелы не
согласились  с  таким  решением, «Гамсахурдиа  направил  войска,
чтобы  их уничтожить… лишь благодаря провидению и русским абхазы
и  осетины  завоевали  суверенитет  при  помощи  оружия»  (La
Stampa» 08.08.07).
   Между  тем  угроза  войны в Абхазии и Южной  Осетии  все  еще
существует.  Посол  Германии Патриция Флор специально  отметила:
«Нет  ни  одного разъяснения европейской позиции, в  котором  не
отмечено,  что  мы  –  сторонники только мирного  урегулирования
конфликтов.  С  моей  точки  зрения, негативна  любая  публичная
попытка  решения  конфликта военными средствами,  поскольку  это
укореняет в таких регионах страх, что фактически сводит  на  нет
взаимное  доверие.  Ведь не могут люди, живущие  в  Абхазии  или
Южной  Осетии,  верить в то, что их права будут защищены  и  они
могут мирно жить вместе с Грузией, когда военная угроза будет  у
них буквально перед глазами» (Georgian Times 16.05.07).
   Правда,  последние  события конца  2007  –  начала  2008  гг.
серьезно  подорвали имидж Саакашвили. «Страны, обычно защищающие
Грузию   от   российского  давления,  были   просто   ошеломлены
происходящим». В конце 2007 года «генеральный секретарь НАТО Яап
де  Хооп Схеффер подчеркнул, что для вступления в альянс  Грузии
необходимы   большая  политическая  прозрачность  и   укрепление
законности» (The Economist 09.11.07).
   Марк   Алмонд   в   «The  International   Herald   Tribun»
(13.11.07)  отметил:  «Сегодня  уже  никто  не   ждет,   что
российская   армия   снова   перейдет   Кавказский   хребет…   В
конфронтационные   политические  игры,  как   ни   грустно   это
констатировать,  грузины  прекрасно умеют  играть  и  сами…  Еще
грустнее  констатировать, что Запад уже два  раза  проиграл  при
выборе “образцового информатора”».
   Еще  более  резко высказалась Энн Эпплбаум. Во  время  своего
визита  в Тбилиси в 2005 году, «американский президент пошел  на
большой   риск,  похвалив  грузинского  коллегу  за  ‘построение
демократического  общества,  где  процветает   свобода   прессы,
приветствуется  энергичная  оппозиция,  а  единство  достигается
путем мира’. Теперь, после того как головорезы Саакашвили
не   только   разогнали  общественные  демонстрации  с   помощью
слезоточивого   газа,   но  и  разгромили   частный   телеканал,
принадлежащий  преимущественно  Роберту  Мердоку   (не   лучший,
казалось   бы,   способ   добиться   позитивного   освещения   в
международных  СМИ),  та  речь  кажется  не  только  наивной   и
преждевременной,  но  и, перефразируя В.И.  Ленина,  полезно-
идиотской» (The Washington Post. 15.11.07).
   
   Осетино-ингушские  взаимоотношения   –   другая
острая  проблема;  ее окончательное разрешение нельзя  оставлять
нашим   потомкам.  В  восстановление  былых  отношений   сделано
довольно  много. Связи между РСО-Алания и Республикой  Ингушетия
становятся  все  более устойчивыми. Руководство обеих  республик
«достигло  взаимопонимания, что является  надежной  основой  для
поиска решения самых трудных, острых вопросов».
   Конечно,  не  все  еще  отлажено в  механизме  урегулирования
отношений между соседними республиками. На состоявшемся в  конце
2003  года  V съезде осетинского народа эта проблема отнесена  к
разряду   «судьбоносных».   Ведущая   общественная   организация
республики – «Стыр ныхас» – выступила с осуждением позиции «тех,
кто  сегодня  призывает нас забыть о той  войне  (1992  года)  и
начать наши отношения с чистого листа. Наоборот, мы считаем, что
не  только  ныне живущие, но и грядущие поколения  должны  знать
правду о той небывалой братоубийственной войне, жертвами которой
стали  ни  в  чем  не повинные люди». Вместе с  тем,  подчеркнул
председатель  президиума «Стыр ныхас» М. Гиоев, «мы  никогда  не
отождествляли  простой ингушский народ с экстремистами,  несущими
полную ответственность за трагедию осени 1992 года».
   Между  тем, процесс урегулирования отношений между РСО-Алания
и Республикой Ингушетия шел медленно, иногда прерывался вовсе из-
за  неконструктивной позиции ингушской стороны. Так,  неизменной
осталась  позиция  Назрани в отношении ст.  11  Конституции  РИ,
вызывающая  у  широких  слоев  населения  Северной  Осетии   оза
боченность и недоверие к соседям.
   Прорыв  в процессе постконфликтного развития отношений  между
соседями наступил в 1999 г. Уже летом того же года, выступая  во
Владикавказе   на  региональном  совещании  работников   МВД   и
представителей   федеральных  органов  власти,   в   присутствии
президентов Северной Осетии А. Дзасохова и Ингушетии Р.  Аушева,
тогдашний министр по делам Федерации и национальностей  РФ  В.А.
Михайлов  особо  подчеркнул, что «при  всей  сложности  ситуации
впервые в истории России и мировой истории  было  сделано
то,   что   сегодня   не   удается   сделать   ни   в   одной
стране1  – процесс возвращения начался».  Министр
предложил  извлечь  два урока. Первый – не накалять  страсти.  И
второе  –  «при всей сложности Республика Северная Осетия-Алания
является   образцом   того,   как   в   невероятно    сложных
условиях,  когда  десятки  тысяч  беженцев  из  Грузии  тоже
находятся  здесь,  правительство Северной  Осетии  делает  почти
невозможное,  чтобы сохранять  спокойствие  и  продолжать
работу».
   Необходимо  отметить  и  то,  что многие  граждане  ингушской
национальности  в 1992 г. по различным причинам покинувшие  свои
дома,  уже  не  желали  возвращаться.  Это  является  еще  одним
подтверждением  мирового  опыта  урегулирования  межнациональных
конфликтов. Люди должны возвращаться в места преж-него  обитания
только на добровольной основе, без нажима, с соблюдением прав  и
свобод человека.
   Грубые  выпады в адрес руководства и народа Северной  Осетии,
периодически   поднимаемый  вопрос  о   «возврате   исторических
территорий»  свидетельствовали  о  нежелании  или  неспособности
ингушской  стороны конкретными шагами подтвердить  готовность  к
цивилизованному   диалогу   для   установления    добрососедских
отношений между двумя народами.
   В  этой связи тогдашний Председатель Правительства РСО-Алания
Т.   Мамсуров  в  письме  от  28  апреля  1999  г.  Председателю
Правительства   Республики  Ингушетия  и   в   Представительство
Полномочного  представителя Президента  РФ  в  РСО-Алания  и  РИ
практически  дезавуировал подписанное им  же  т.н.  Ессентукское
Соглашение,  резко отметив:  «В данной ситуации мы  не  видим
смысла  следовать Соглашению 25 февраля 1999 года  до  тех  пор,
пока  ингушская  сторона не подтвердит конкретными  шагами  свою
приверженность       процессу       мирного       урегулирования
межреспубликанских  отношений  и  не  остановит   антиосетинскую
истерию и безнаказанные выпады».
   На  короткий  период антиосетинская компания в СМИ  Ингушетии
прекратилась, однако затем вспыхнула с новой силой.  Дело  дошло
до   того,  что  Ингушский  Общенациональный  союз  «Даймохк»
(«Отчизна») через газету «Сердало» (№ 58 от 12 июля 2001 г.)
открыто  призвал  общественные  организации  Северной  Осетии
выступить против руководства РСО-Алания, утверждая, что  оно
«творит издевательства над гражданами ингушской национальности».
Абсурдность  данного  утверждения  очевидна,  ибо,  несмотря  на
объективно  сохраняющееся  неприятие частью  населения  Северной
Осетии   возврата   переселенцев,  Президент   и   Правительство
республики  осознавали, что альтернативы миру  и  согласию  нет.
Нельзя  перекладывать сложную проблему урегулирования  отношений
между двумя народами на плечи грядущих поколений.
   Очередное  обострение ситуации пришлось на весну – 27  апреля
2001  г. Сунженский районный суд Республики Ингушетия в открытом
судебном   заседании  рассмотрел  гражданское  дело  по   жалобе
общественно-политического  движения «Ахки-Юрт»  к  Правительству
Российской  Федерации (!) по поводу неисполнения Закона  РФ  «Об
образовании  Ингушской Республики в составе РФ».  Причем,  своим
решением суд обязал(?!) Правительство РФ приостановить
юрисдикцию  органов  исполнительной власти  РСО-А  на  территори
Пригородного  района и части Малгобекского  района  (в  границах
1944  г.) до государственно-территориального разграничения между
РИ  и РСО-А. В июле того же года ингушские юристы пошли  еще
дальше,   через   газету   «Сердало»   заявив:   поскольку    от
Правительства  РФ ни кассационных, ни частных жалоб  на  решение
Сунженского   суда  не  поступило,  принято  решение   «признать
юридическую  принадлежность» названных выше  районов  Республике
Ингушетия.
   Примечательна позиция официальных кругов Ингушетии, назвавших
эти    юридические    «новации»    откровенными    спекуляциями.
Председатель  Правительства РИ А. Мальсагов в своем  специальном
заявлении  особо  подчеркнул,  что  «не  исключает  политической
направленности этих действий и считает их провокационными  и  не
способствующими стабилизации ситуации в регионе».
   Показательна  и  позиция  ингушей,  проживающих  в   Северной
Осетии.  Они обратились в редакцию газеты «Северный  Кавказа»  с
письмом,   в  котором,  в  частности,  отмечали:  «Только-только
понемногу люди здесь в районе перестают волком смотреть друг  на
друга,   а   кому-то  опять  неймется.  Опять  вынь  да   положь
Пригородный район в состав Республики Ингушетия. Опять эти  люди
затевают  для  нас разные проблемы. Подогревается оттуда,  а  мы
здесь  думай, как все обернется. Сунженский районный суд  принял
решение,  видите  ли, о возврате Пригородного  района  в  состав
Ингушетии. От этих решений мы, ингуши в Осетии, заживем  сытнее?
Или  к  нам  здесь  станут лучше относиться?  Уважаемые  деятели
Ингушетии! Хватит стравливать нас с осетинами».
   Среди  осетинского  населения РСО-Алания решение  Сунженского
суда  вызвало  резкие протесты, едва не вылившиеся  в  стихийные
массовые    выступления.   Лишь   своевременное    вмешательство
республиканских  властей  и руководства местного  самоуправления
Пригородного  района,  проведших целый  ряд  встреч  с  жителями
района,  разъяснивших всю абсурдность действий ингушского  суда,
предотвратило массовые выступления. Тем не менее, в умах  многих
жителей остались сомнения, люди все чаще задают вопрос: с какими
мыслями  и намерениями возвращаются к нам ингуши? Хотят  ли  они
жить в мире или все же попытаются отторгнуть Пригородный район?
   Заместитель полпреда в Южном федеральном округе по  работе  с
территориями  Н. Слепцов в своих оценках был категоричен:  «Даже
предварительное   знакомство  с  развитием   событий   позволяет
утверждать, что принятое Сунженским районным судом РИ решение  –
неконституционное  и  не  входит  в  его  компетенцию.  Подобные
действия  районного суда направлены на дестабилизацию обстановки
в  республиках  и  становится препятствием на  пути  преодоления
последствий осетино-ингушского конфликта».
   В   2002   г.,  после  выборов  в  Республике  Ингушетия   ее
президентом был избран М.М. Зязиков. Новое руководство Ингушетии
смогло  изменить отношения с соседями, исходя из учета  взаимных
интересов.  Позиции  сторон настолько  сблизились,  что  созрели
условия  для  юридического закрепления взаимоотношений  соседних
республик.  11  октября  2002  г.  подписано  Соглашение   между
Республикой  Северная  Осетия-Алания и Республикой  Ингушетия  о
развитии сотрудничества и добрососедстве.
   В   совместном   заявлении  президентов  соседних   республик
говорится:  «Позитивные  перемены в отношениях  между  соседними
республиками… отношения взаимопонимания и высокого доверия между
руководством  открывают  перспективу созидательных  дел».  Далее
президенты  подчеркнули:  «Северный  Кавказ  является  важнейшим
регионом многонациональной федеративной России. Поэтому мы будем
способствовать  его  превращению  в  регион  стабильного   мира,
взаимопонимания,    политического   и   социально-экономического
сотрудничества. Мы будем стремиться развивать отношения дружбы и
сотрудничества   со  всеми  субъектами  Юга   России,   народами
Закавказья».
   Подписание  Договора между РСО-Алания и РИ –  важный  шаг  на
пути  к восстановлению былых отношений между соседними народами.
Хотя  на  пути  к  достижению конечной цели еще немало  придется
пройти.
   Опасность любых территориальных переделов, особенно на  Север
ном Кавказе, очевидна. Перекройка границ неминуемо приведет к но
вым  вооруженным  столкновениям и, в конечном итоге,  к  развалу
Российской Федерации. Понимание этого — есть гарантия сохранения
целостности России и укрепления ее государственности. Осетинская
пословица  гласит:  «Прежде чем строить дом,  узнай,  кто  будет
твоим соседом».
   Лето 2007 года на Северном Кавказе ознаменовалось обострением
ситуации в Ингушетии. Сводки о практически ежедневных нападениях
на силовые структуры, похищениях и убийствах как военнослужащих,
так  и  мирных  граждан  –  вот характерная  деталь  современной
Ингушетии.  По статистике правозащитников, в 2002-2007  годах  в
Ингушетии  бесследно  исчезли 158 человек.  Более  400  человек,
пропавших   в  это  же  время,  найдены  мертвыми.  Между   тем,
административные  структуры  упорно  отрицали  столь  негативную
ситуацию в РИ.
   19   сентября  член  комитета  Государственной  Думы  РФ   по
безопасности  Г.  Гудков,  комментируя  ситуацию  с  митингом  в
Назрани,  заявил: «Теперь бесполезно делать вид, что в Ингушетии
ничего    не   происходит,   необходимо   не   только   наводить
конституционный   порядок,   но   и   разбираться   в   причинах
происходящего».
   Гудков  напомнил,  что еще около трех лет  назад  он  обращал
внимание «соответствующих органов, в том числе ФСБ» на  то,  что
если  федеральный  центр не предпримет соответствующие  меры,  в
Ингушетии  может произойти взрыв недовольства. По  неофициальным
данным, приводимых Гудковым, в Ингушетию летом с.г. было введено
дополнительно около 4 000 военных. «Бесполезно делать вид, что в
Ингушетии  ничего  не происходит, мы видим, что  происходит»,  –
заявил депутат.
   Военные операции, проводимые боевиками, поражают воображение.
Как  объяснить  тот факт, что в Малгобеке в ночь  с  субботы  на
воскресенье  9  сентября  шла  ожесточенная  перестрелка.
После   пяти   часов  непрекращающегося   огня   федералы
уничтожили   двух  (?)неизвестных  (?).   Потери   солдат
внутренних   войск   составили:   одного   убитого   и    одного
тяжелораненого.  Тут  сразу  возникают  вопросы.  Что   это   за
военнослужащие, которые в течение 5 часов боя смогли  уничтожить
только  двух неизвестных. И кто так снабдил  боеприпасами
(в  большом  количестве,  в  нужном  месте  и  в  нужное  время)
боевиков, что они вели плотный, непрерывный огонь в течение 5
часов?
   Как  передает  «Интерфакс», по словам одного  из  сотрудников
штаба  Временной  группировки  войск  на  Кавказе,  «уничтожение
боевиков  входило в планы спецоперации, которая,  начавшись  еще
летом, продолжается до сих пор».
   Степень   напряжения   подчеркивается  большой   вероятностью
присутствия  в  Ингушетии  эмиссаров «Аль-Каиды».  Это  косвенно
подтвердил президент Чечни Рамзан Кадыров.
   В  2007 году Всемирная организация здравоохранения, Всемирная
продовольственная   программа,  ЮНИСЕФ   и   ряд   международных
благотворительных  организаций решили перевести  свои  офисы  из
Назрани  во  Владикавказ. Официальной причиной был назван  взрыв
двух гранат около офиса ООН в столице Ингушетии. Но как отмечено
в   статье  в  «The  Economist»  (12.05.07)  за  демаршем
международных  организаций стоят более тревожные  причины.  «The
Economist»  полагает, что обстрел из гранатомета стал следствием
финансового   спора  между  ооновской  службы   безопасности   и
подразделения МВД Ингушетии, отвечавшего за охрану  здания  ООН.
Возможно, что представители ООН отказались оплатить охрану  всех
остальных   частей  здания  (где  располагались  и   посторонние
организации).   Хотя   эта   версия  официальными   структурами,
представляющими   ООН  в  регионе,  опровергается,   иностранные
сотрудники ООН воздерживаются даже от поездок по Ингушетии. «The
Economist»  не  удивляет  такая мера  предосторожности:  взрывы,
убийства и похищения людей стали здесь обычной практикой.  «Были
похищены   два   члена   семьи  ингушского  президента.   Службы
безопасности,   –   заключает  «The   Economist»,   –   являются
одновременно и жертвами, и организаторами хаоса».
   В  «Независимой  газете» отмечено: «последние  три  месяца  в
Ингушетии показали, как, в принципе, легко боевики могут довести
ситуацию в республике, причем в любом северокавказском субъекте,
до  критической точки. Расправам подвергаются простые  люди,  из
гранатометов  и  стрелкового оружия обстреляны  здания  местного
управления   ФСБ,  администрации  президента,  воинские   части.
Боевики  на  несколько  часов перекрывают дороги,  устанавливают
свои   блокпосты   и   т.д.  На  предложение  Рамзана   Кадырова
воспользоваться его помощью в решении данного вопроса последовал
отказ.  Между тем, дополнительные войска, введенные в  Ингушетию
этим летом, пока не справляются с боевиками.
   И как долго это продлится?
   
   Трагические   события  1-3   сентября   2004   года   в
Беслане разбудили весь мир, болью отозвались в миллионах
сердец,  явили невиданные ранее примеры сострадания  и  масштабы
человеческой  солидарности. О трагедии Беслана  написано  много,
здесь трудно что-то добавить…
   Утром  1  сентября 2004 года во время проведения  праздничной
линейки  по  поводу  «Дня знаний» террористы  захватили  среднюю
школу  №  1 г. Беслан РСО-Алания. В результате в заложники  было
взято  1127 человек, из которых погибли 331 человек, из них  318
заложников,  2 сотрудника МЧС РФ и 10 сотрудников  ЦСН  ФСБ  РФ.
Ранения различной степени тяжести получили 783 человека, из  них
728  заложников  и жителей Беслана, 55 сотрудников  ЦСН,  МВД  и
военнослужащих. В качестве потерпевших признано 1343 человека.
   Удивительно,   как   подготовка  данного   теракта   осталась
незамеченной  спецслужбами  ФСБ и  МВД.  Как  впоследствии  было
установлено,   сбор   нескольких  десятков   бандитов   проходил
несколько  последних  дней  августа в лагере,  расположенном  на
территории  Республики Ингушетия всего в двух километрах  от  с.
Пседах  и  паре сотен метров от оживленной дороги. В лагерь  все
эти  дни приезжали разные люди, практически не скрывались,  жгли
костры и громко разговаривали.
   Из  информации заместителя Генерального прокурора  Российской
Федерации,  Н.И.  Шепеля от 2 сентября 2005 года,  следует,  что
разработали  операцию  по  захвату  бесланской  школы   «главари
незаконных военных формирований А.А. Масхадов, Ш.С. Басаев, Х.М.
Хашиев,   Абу-Дзейт».  Они  же  снабдили  террористов  взрывными
устройствами, огнестрельным оружием и боеприпасами, в том  числе
похищенными в ходе нападения в ночь с 21 на 22 июня 2004 года на
склады вооружения МВД Ингушетии.
   Дальнейшее развитие событий хорошо известно по многочисленным
печатным и киноматериалам. Нет нужды вновь повторять все, хотя и
забыть столь ужасное злодеяние нет сил…
   
   Историческая   судьба  соседних  кавказских  народов   подчас
складывалась драматично. Но она состояла не только из  потерь  и
испытаний  на выдержку и стойкость. Память народов  сохранила  и
многовековые традиции взаимопомощи, добрососедства,  куначества,
в   том   числе  осетинского  и  ингушского  народов.  Всевышним
определено  жить  им рядом. Долг нынешнего поколения  –  сделать
верный  выбор  своей исторической судьбы и не обрекать  детей  и
внуков на вековую бессмысленную вражду.
   
   Борьба   с   терроризмом,   как   следует    из
вышеприведенного (и не только), – не менее важный для  Осетии  и
России  в целом вопрос. Позиция нашей республики была неизменной
и неоднократно озвучена: мы постоянно поддерживали усилия Центра
по  обузданию общей угрозы на Кавказе, исходящей от радикальных,
экстремистских сил. Нынешнее поколение высоко ценит,  а  будущие
поколения воздадут должное усилиям всех здоровых сил как в нашем
регионе,  так  и в РФ в целом, позволившим пресечь сепаратизм  и
защитить территориальную целостность страны.
   С  названными  факторами можно будет  справиться  только  при
реальном социально-экономическом подъеме на юге России, В  таком
случае  исторически  очевидным  станет  консолидированный  выбор
народов Кавказа – выбор в пользу мира и сотрудничества.
   
   Экономическая  база  для  достаточно   быстрого
восстановления и развития экономики на Кавказе более чем широка.
В  регионе сосредоточены огромные энергетические ресурсы, запасы
нефти, газа, минерального сырья, золота, железа, марганца и т.д.
Здесь     весьма     развитая    транспортная    инфраструктура,
телекоммуникации   и  возрождающийся  Великий   шелковый   путь.
Интеграция   на   Кавказе   будет  способствовать   установлению
взаимовыгодных  экономических, научных, культурных,  а  затем  и
политических  связей  между государствами региона,  республиками
юга   России,   городами,   научно-производственными   центрами.
Движущими   силами  «Кавказского  общего  рынка»  могут   стать:
взаимная  выгода, добровольность, экономическое  сотрудничество,
равенство всех стран и каждого народа.
   Особую  роль в экономике Осетии играют горные районы. Площадь
Северной  Осетии составляет около 8 тысяч кв.км, из которых  5,2
тысяч  кв.км  приходится на горную часть. Предки осетин  издавна
освоили ущелья Центрального Кавказа как на севере, так и на юге.
По  какой  же  причине  предки осетин и других  горских  народов
оказались в этом регионе?
   Гипотеза рефугиума (убежища в горах или отступления  в
горы),   разнообразие   горских   народов   считает   следствием
расчлененной  и фрагментарной структуры гор, где  каждая  долина
или  бассейн реки могут формировать свой собственный особый мир.
Другое    широко    распространенное    мнение    интерпретирует
разнообразие   культур  местных  народов  как  следствие   долго
продолжавшегося уединения и изоляции горских обществ,  что  было
вызвано  и  усилено  ограниченной  доступностью.  В  этой  связи
становится  понятным, почему общественный строй народов  Кавказа
во  все  времена поражал исследователей разнообразием форм.  Как
отмечал  Г.Ф. Чурсин, здесь «можно наблюдать самые разнообразные
формы хозяйственного быта и материальной культуры, разнообразные
типы   социального   строя  и  общественных   взаимоотношений...
Разнообразие форм быта и культуры кавказских народов имеет  свои
корни  частью  в особенностях исторического прошлого,  частью  в
своеобразии  условий природы, служившей материальной  базой,  на
которой слагались хозяйство и быт местных народов».
   Сторонники теории «убежища» считают, что горы (в сравнении  с
равниной)  обычно  имеют менее благоприятные условия  для  сель-
скохозяйственных занятий, поэтому менее подходящи для расселения
человека.  Считается,  что  это  обусловлено  наличием   суровых
условий  – низкой температурой, дефицитом обрабатываемых земель,
неудобными транспортными коммуникациями и т.д. Однако, если горы
действительно  так  неблагоприятны, то они  теоретически  должны
были  превратиться в заброшенные экозоны. Следовательно, во всех
случаях,  когда  в  горах  обнаруживается  значительное  оседлое
население,  это  может  рассматриваться как  результат  каких-то
войн,  действий  центрального правительства или  независящих  от
человека  обстоятельств. Но почему тогда так много конфликтов  в
неблагоприятных для жизнедеятельности человека местах?
   Возможно, горы действительно принадлежат к беднейшим регионам
мира. Но и на равнинах также есть исключительно бедные районы. С
другой  стороны, хотя некоторые горы довольно пустынны, особенно
там,   где  скудные  осадки  и  отсутствие  лугов  не  позволяют
прокормиться даже пастбищным животным, есть также и относительно
богатые  горные территории. Последние исторически были и  сейчас
остаются плотно заселенными благодаря их сельскохозяйственным  и
лесным ресурсам, а не потому, что население было силой вытеснено
с равнины.
   Традиционная система хозяйства практически у всех горцев мира
была  нацелена на использование естественных пастбищ в различных
высотных  поясах: сезонным выпасом отар овец вне  зон  поселения
людей.   Земледелие  в  структуре  хозяйства  горных  территорий
занимало   второе  место  после  скотоводства.  Однако   система
высокогорного   сельского  хозяйства  никогда  не   могла   дать
требуемых  излишков  на  черный  день.  Поэтому  годы  неурожаев
(независимо от причин) весьма существенно затрудняли и без  того
сложную  жизнь  горцев и ставили их буквально на грань  жизни  и
смерти.
   Вместе  с  тем,  естественная окружающая  среда  до  сих  пор
остается   одним  из  наиболее  важных  факторов,   определяющих
культуру жизни в горах. Различия естественного плодородия  почвы
на  равнине  и в горах (а также в самой горной зоне) в  конечном
итоге  оказали существенное влияние на общественный быт  народов
Северного Кавказа.
   Жизнь  и ведение хозяйства в горах существенно отличаются  от
таковых   на   равнине.  Для  горного  населения   эти   условия
характеризуются   большими   трудностями,   что   выражается   в
существенном  отставании экономического и  социального  развития
горных  территорий  по  сравнению  с  равнинной.  Наличие  такой
диспропорции  всегда  ставило  перед  государством  и  обществом
вопрос:  в  чем  причина этого разрыва и какими  средствами  его
можно сократить.
   По   словам  экспертов,    «Европейское  горное  население
представляло  в  прошлом и представляет собой сегодня  ценнейшее
человеческое  достояние  с  богатейшими  традициями,  культурой,
трудолюбием   и   мастерством,   которые   являлись   источником
благополучия  и  без  которых  невозможно  представить   историю
континента».
   В   общественном   мнении  существует  –  и  это   необходимо
подчеркнуть  –  «твердое убеждение в том, что  ‘проблема  горных
территорий’  –  это,  прежде всего, проблема горного  населения,
которое  наиболее тесно связано с окружающей средой и ресурсами…
Корни  причин, породивших горную проблему, лежат в  историческом
прошлом».
   Говоря  о Северном Кавказе, специалисты отмечают, что  это  –
единственный  в европейской части России регион, наиболее  полно
отвечающий  всем  хрестоматийным  критериям  горных  стран:   по
высоте,  расчлененности  рельефа,  ландшафтно-климатическому   и
этнокультурному   разнообразию,   особенностям    хозяйства    и
расселения. Из всех территорий Северного Кавказа для  разработки
пилотного  проекта  закона  о горных  территориях  была  выбрана
Северная  Осетия.  Республика  стала  тем  модельным  полигоном,
который должен послужить основой для аналогичных разработок и  в
других горных районах России.
   В редакции Закона Республики Северная Осетия-Алания от 22 мая
2006  года  данный юридический документ назван «Закон  О  горных
территориях в Республике Северная Осетия-Алания». Принятый Закон
направлен  на  установление социально-экономических  и  правовых
основ   устойчивого   развития  горных  территорий   РСО-Алания,
сохранение  и  рациональное  использование  природных  ресурсов,
историко-культурного   и  архитектурного  наследия   республики.
Законом  предусмотрена база правового регулирования деятельности
юридических  и физических лиц на горных территориях, нормативных
актов, реализующих его положения.
   Эксплуатация возможностей горной полосы Северной  Осетии  все
еще  недостаточна. Важной и солидной по объему  статьей  доходов
может  стать развитие туризма. Из 46 инвестиционных  проектов  в
сфере   туризма,  промышленности,  строительства  и  энергетики,
представленных  Северной  Осетией на форуме  «Кубань-2006»,  без
сомнения,   главным  стал  бизнес-проект  по   созданию   горно-
рекреационных зон «Мамисон» и «Уаллагком».
   По  мнению  экспертов,  для Северной Осетии  создание  горно-
рекреационных  зон действительно является грандиозным  проектом.
Предполагается,  что  общая территория туристического  комплекса
«Мамисон» составит более 1200 га, протяженность лыжных трасс  на
первом этапе освоения – минимум 50 км, а количество отдыхающих –
10 тысяч человек в сутки.
   Герман  Греф,  еще  будучи министром экономического  развития
России,   дал   высокую   оценку  этому  проекту,   назвав   его
«беспрецедентным».  «Если наполнить проект  хорошими  идеями,  –
отметил  Г. Греф, – то курорт сможет развиваться и стать толчком
к  развитию  экономики  республики, а  горно-рекреационная  зона
‘Мамисон’ может стать самой крупной на Северном Кавказе».
   Шагом в реализации задуманного стало подписанное в 2007  году
Соглашение  о  сотрудничестве  в  области  туризма,  подписанное
главой  РСО-Алания  Т.  Мамсуровым и руководителем  Федерального
агентства  по  туризму  В. Стржалковским.  Последний  также  дал
высокую оценку проекту «Мамисон», назвав его «самым масштабным и
перспективным».
   26  июня  2007 года в посольстве Японии представители «страны
восходящего  солнца» и Организации Объединенных Наций  подписали
проект  «Устойчивое развитие и интеграция в Республике  Северная
Осетия-Алания».  Выполнением  проекта,  стоимостью  в  3,7   млн
долларов,   на  территории  Северной  Осетии  будут   заниматься
сотрудники   Программы  развития  ООН  и  Управления  верховного
комиссара ООН по делам беженцев в сотрудничестве с Международной
организацией  труда  и  Продовольственной и сельскохозяйственной
организацией   ООН.  Предполагается  сосредоточить   усилия   на
повышении   потенциала  местной  власти  и   неправительственных
организаций,  вовлеченных  в  процессы  социально-экономического
развития    республики.   Высказано   намерение    содействовать
обеспечению более широких возможностей для устойчивого заработка
через  создание  новых  рабочих мест,  предоставление  небольших
кредитов и обучение предпринимателей.
   
   Теперь  –  несколько  слов  о  том,  что  нам  оставили
предыдущие поколения. Осетия относится к тем национально-
культурным  образованиям, которые в течение длительного  времени
находились  под  влиянием более мощной культуры.  Тем  не  менее
осетинам удалось сохранить свою самобытность.
   Свыше  230 лет осетинский народ осознает себя частью  россий-
ского,  а  затем  и  советского общества. Общность  исторических
судеб   осетин  и  других  народов,  населявших  Россию,   СССР,
обусловило их пророссийскую, просоветскую позицию.
   С  момента  присоединения к России делом  чести  едва  ли  не
каждого  осетина была служба в российской армии. Особо  почетной
считалась   служба  в  элитных  подразделениях  –  Императорском
конвое,  гвардии,  казачьем  войске. Под  российскими  знаменами
сражалось  множество  офицеров-осетин. Немалое  их  число  стало
генералами.  К  концу  XIX  в.  в Осетии  на  130  тыс.  жителей
приходилось  2580  офицеров.  В  начале  первой  мировой   войны
городской  голова Владикавказа Гаппо Баев писал:  «Осетины...
вступали  в ряды русских войск и терского казачества. Их  боевая
служба  находила  себе неоднократно оценку со стороны  верховной
власти,  правителей  Кавказа  и  русских  людей.  Осетины   дали
многочисленный  состав штаб и обер-офицеров  всех  родов  оружия
сравнительно со своей численностью, немало на этой  службе  пало
осетин  при  исполнении своего долга, –  вот  почему  они  имеют
историческое  нравственное право на внимание  к  своим  коренным
народным нуждам со стороны правительства и государства».
   Осетины в числе других народов СССР, России в XX веке  прошли
через   две   Мировые   и  Гражданскую  войны;   большое   число
представителей   нашей   республики  участвовало   в   локальных
конфликтах в разных уголках планеты. Если вспомнить об этом,  то
станет понятным, почему значительная часть осетин по сегодняшний
день  привержена ценностям ушедшей эпохи. Можно  сколько  угодно
язвить  по поводу этой приверженности, но очевидно, что верность
своему  историческому  выбору – союзу с  Россией  –  обусловлена
морально-этическими нормами поведения осетин. Согласно одной  из
них,  «друзья  должны знать, что ты связан  с  ними  по  воле
сердца, а не из-за каких-то корыстных интересов».
   В  последние годы едва ли не правилом «хорошего»  тона  стало
охаивание советского периода истории народов нашей страны. Между
тем,  если  непредвзято подходить к оценке  развития  всех  сфер
бытия народов бывшего СССР, то следует признать: для большинства
из них годы советской власти дали немало.
   Признавая   все  известные  пороки  и  недостатки   советской
системы,  еще  раз повторим: нельзя игнорировать, а  тем  более,
осуждать те позитивные процессы, которые складывались в  СССР  в
различных  сферах,  в  том  числе – в  национальных  отношениях.
Дружба народов, морально-политическое единство Союза – не просто
пропагандистские  лозунги  былых  времен.  За  ними  –  реальное
историческое содержание, судьбы многих народов, миллионов людей.
Едва  ли  в  мировой истории можно найти примеры  столь  тесного
единения   жизненных   интересов  многонационального   населения
огромной     страны     с    политикой    государства,     какое
продемонстрировала война, ставшая Отечественной для всех народов
Союза.
   В  годы  войны  свыше 89 тысяч граждан Северной  Осетии  были
призваны  в действующую армию, из них более 48 тысяч  погибло  в
боях.  За  проявленное мужество и героизм на  фронтах  войны  75
уроженцев  Северной  Осетии удостоены  звания  Героя  Советского
Союза, в том числе генералы И.А. Плиев и И.И. Фесин – дважды,  9
человек  награждены орденом Славы трех степеней, тысячи  жителей
республики  отмечены орденами и медалями за воинскую и  трудовую
доблесть.
   Общеизвестны огромные достижения всех народов СССР в  области
экономики, науки, освоения космоса, искусства.
   Распад  СССР  стал буквально шоком для большинства  населения
страны, в том числе для жителей Осетии. А ведь распада (точнее –
развала) великой страны подавляющее большинство граждан СССР  не
хотело, причем уже в условиях «посттоталитарной демократии».
   В   соответствии  с  решениями  четвертого  Съезда   народных
депутатов  СССР  и постановлениями Верховного  Совета  СССР,  17
марта  1991 г. состоялся референдум по вопросу: «Считаете ли  вы
необходимым    сохранение   Союза   Советских   Социалистических
Республик  как  обновленной  федерации  равноправных  суверенных
республик, в которой будут в полной мере гарантированы  права  и
свободы  человека любой национальности?». Абсолютное большинство
граждан  (в  том  числе в Северной Осетии  –  86,1%),  принявших
участие  в  референдуме,  высказались за сохранение  целостности
страны.  Тем не менее, распад Союза произошел. Почему?  Известно
много   объяснений  экспертов  –  отечественных  и   зарубежных.
Немногие  из  них  выдерживают  критику.  Суть  проблемы   –   в
федерализме,   который  в  условиях  СССР  оказался   объективно
неосуществимым.  Общественный строй наполняли  противоречия,  до
известного  времени  носившие, как правило, латентный  характер.
Многие  проблемы, включая территориальные споры между отдельными
республиками,  не  могли  исчезнуть  сами  собой,  и   нежелание
центральной  власти  что-либо изменить в сфере  государственного
строительства лишь обостряло ситуацию.
   Распад  СССР привел к эскалации напряжения во многих регионах
бывшего  Союза.  Особенно  резко этнополитическая  напряженность
возросла  на  Кавказе,  где  вспыхнул целый  ряд  кровопролитных
конфликтов.  В Закавказье насчитывается по крайней  мере  восемь
наиболее  опасных  реальных и потенциальных конфликтных  очагов:
Абхазия,  Южная  Осетия,  Аджария,  Джавахетия,  Карабах,  район
проживания  лезгин  (Северный  Азербайджан),  Талышский   район,
Нахичевань.  Не меньше конфликтных точек и на Северном  Кавказе.
Основные  из  них:  Чеченская  Республика,  Дагестан,  ингушско-
осетинское пограничье. Помимо этого, особые проблемы  в  регионе
составляют   адыгский   ирредентизм  и  рост   самоидентификации
казачества,   а  также  ситуация  в  «биэтнических  республиках»
(Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия). Итогом  развития  этих
факторов стала дезинтеграция преж-них региональных систем и, как
следствие,  широкое  распространение  преступности  в   наиболее
опасных формах.
   Возникла   угроза   самому  существованию  многонационального
российского   государства,  которое  отнюдь  не  было   «тюрьмой
народов»,   а   столетиями   служило   складыванию    уникальной
исторической     общности,    объединяющей    людей    различных
национальностей, этнических групп бесчисленными социокультурными
и  экономическими  связями.  От нашей  общей  истории  неотрывны
десятилетия     советской    власти,    вызвавшие    радикальное
преобразование   традиционных   укладов   российской   жизни   и
образовавшие  прочную  традицию  добрососедских  отношений,  про
тиводействие и даже игнорирование которой может оказаться  столь
же  пагубным для государства, как и очернение «предыстории» этих
отношений до 1917 г.
   Специфика    поисков    решения    национального     вопроса,
общественного согласия в современной России состоит в  том,  что
они  ведутся  в  условиях  многолетнего социально-экономического
кризиса.  Из государства с высокоразвитой экономикой  Россия  за
несколько  лет превратилась в страну, которая по уровню  доходов
на  душу населения вошла в круг бедных стран. К началу XXI  века
большое число жителей РФ оказалось за чертой бедности, более 30%
имели   доход   ниже   весьма  скромного  по   западным   меркам
прожиточного   минимума.  Безработица,   учтенная   и   скрытая,
превысила 20%, в некоторых районах (Дагестан, Ивановская область
и    др.)   она   охватывала   до   80%   населения.   Разрушена
государственная  система  здравоохранения.  Острыми   проблемами
стали  алкоголизм,  наркомания,  заболеваемость  туберкулезом  и
СПИДом.  За  годы  «реформ» уровень смертности стал  значительно
превышать   уровень   рождаемости.  Страну  охватывает   процесс
депопуляции.   Все  это  представляет  собой   реальную   угрозу
национальной безопасности России.
   Еще  одна реальная угроза – возможность распада РФ, вызванная
процессом    регионально-этнической   дезинтеграции,   набравшим
обороты в середине 90-х годов прошлого столетия.
   Проведенные  в  тот же период социологические исследования  в
Северной  Осетии  показали: большинство полиэтничного  населения
республики  считало  оптимальным вариантом  развития  осетинской
государственности  в  качестве республики Российской  Федерации:
76,5%  осетин, 92,2% русских, 45,2% ингушей, 91,7% армян и 85,7%
грузин. Идею полной независимости среди осетин поддерживали лишь
16,5%.
   В 90-х гг. XX в. наблюдался процесс постепенного выдавливания
России  из  Закавказья, что сказывалось на ситуации на  Северном
Кавказе,  включая  Осетию. В том, что Южный  Кавказ  стал  зоной
геостратегических  интересов  США,  заключается   ошибка   самой
России.  После  распада  СССР этот стратегический  район  первое
время  был предоставлен самому себе. Россия, занятая внутренними
делами, не предполагала (а, может, наоборот – кто-то предполагал
и   делал  это  сознательно?),  что  бывшие  союзные  республики
(прежние  «вечные  союзники») сумеют столь стремительно  ощутить
плоды  свободы  и  перейти к самостоятельной  внешней  политике.
Интересно,  что бывший в то время государственным секретарем  Г.
Бурбулис   открыто   заявил:  пусть  независимые   постсоветские
государства  потешатся свободой, а потеряв  все,  будут  умолять
Россию,  чтобы  она  приняла их обратное. В первое  время  после
образования  независимых государств Россия, по сути, выдавливала
их  из  сферы  своего влияния. В результате получили  результат,
диаметрально  противоположный ожидаемому  –  бывшие  союзники  с
каждым  днем  все  больше дистанцировались  от  Москвы,  причем,
благодаря   именно   политике  России.   Освободившийся   вакуум
заполнили США и соседние региональные страны.
   В  силу  исторических обстоятельств Осетия стала приграничной
территорией.  Через  нашу республику проходят  две  транспортные
магистрали,    вне    всякого   сомнения    играющие    огромное
стратегическое значение. Речь идет о Военно-Грузинской и Военно-
Осетинской  (в  последнее  время получившее  второе  название  –
Транскам)  дорогах.  Для Осетии они имеют и  чисто  прагматичное
значение  –  в  случае  скорого вступления  России  в  ВТО,  обе
магистрали  будут  экс-плуатироваться гораздо  энергичнее,  став
одними  из ключевых среди мировых торговых путей. В этом  случае
южные  ворота  России  откроют быстрый  доступ  товарам  как  из
Западной    Европы   и   России   к   азиатским   и    восточно-
средиземноморским  рынкам, так и в обратную сторону.  Количество
транзитных  грузов, проходящих через нашу республику  возрастет,
по  самым скромным подсчетам в 4-5 раз. А это, помимо прочего  –
серьезная  статья  доходов бюджета. В экономике  республики  все
более  заявляет о себе т.н. «малый бизнес». За период  2001-2003
гг.  производство  в  этом секторе возросло  в  2,5  раза,  а  в
следующем  году  рост  объема выпуска  продукции  составил  65%.
Именно  в  малом и среднем предпринимательстве кроются непочатые
резервы  экономической  активности и  социального  благополучия.
Существующий  на  сегодняшний  день  средний  бизнес  уже  может
развиваться самостоятельно. Здесь задача состоит в том, чтобы не
мешать развитию, не ставить палки в колеса.
   Говоря  о перспективах в сфере промышленности, главная задача
видится  в  восстановлении и модернизации тех отраслей,  которые
создавали   индустриальный  облик  Осетии.  С  этой  целью   уже
предприняты эффективные меры в отношении промышленных  флагманов
– «Электроцинка» и Вагоноремонтного завода.
   В  сельском  хозяйстве государственная поддержка должна  быть
обеспечена     для    хозяйств,    культивирующих    земледелие,
животноводство и садоводство. Уже предпринимаются  и  в  будущем
будут  увеличены меры, направленные на снижение миграции в город
сельской молодежи. С этой целью руководство республики должно:
   –  предоставить  налоговые  льготы,  льготные  инвестиционные
кредиты,  компенсационные выплаты и другие  виды  поддержки  для
тех, кто создает новые рабочие места на селе;
   –    развивать      современные     системы      связи      и
информационно-консультативные службы;
   –  улучшать условия жизни на селе, максимально приближая их к
городским условиям.
   Стоит   отметить   предпринимаемые  усилия  по   оздоровлению
финансового  состояния в аграрном секторе. Задачей на  ближайшее
будущее  является перераспределение сельскохозяйственных угодий,
их   структурное   изменение  в  пользу   расширения   площадей,
отведенных   под   выращивание  кукурузы,   картофеля,   овощей,
пользующихся повышенным спросом у населения.
   Перспективной задачей является и развитие туризма. Недавно  к
прежнему  туристскому фонду Северной Осетии добавился молодежный
туристско-оздоровительный комплекс в Куртатинском ущелье.
   Реализация  этих  и  других перспективных  программ  позволит
изменить созданную в последние 10-15 лет характеристику  Кавказа
как  «опасного  региона»  на другую  –  достойную  нашего  края,
богатого  не только природными ресурсами, но и огромным духовным
наследием и культурной самобытностью.
   В   свое   время  бывший  Президент  РСО-Алания  А.  Дзасохов
справедливо отметил: у Осетии «есть своя историческая  миссия  –
быть олицетворением успеха кавказской судьбы в России или
быть привлекательным примером возможностей такой судьбы».
Однако,  отметим  еще раз, для реализации этого необходимо  одно
важное условие – «умиротворение» Кавказа. От того, как Осетия  и
Россия  в  целом построят свои отношения с соседними российскими
регионами  и  странами  ближнего зарубежья,  зависит  наполнение
этого примера.
   
   Ветер   перемен.  В  числе   характерных   черт
современности   называют   «этнический   подъем».   По    мнению
специалистов,  суть данного процесса заключается  в  превращении
этнической  солидарности в важный фактор,  определяющий  контуры
властных отношений и устойчивости государства. Этнический подъем
отмечен  практически  во  всех  уголках  и  странах  мира  –  от
высокоразвитых,  индустриальных государств  (например,  США)  до
развивающихся  (Бирма,  Бенин и т.д.). Причем,  в  ряде  случаев
национальное     «пробуждение»    сопровождается     стремлением
«отпочковаться»  от  страны, в которой находилась  та  или  иная
этническая  общность.  Так, франкоязычная провинция  Квебек  уже
много лет ставит вопрос о выходе из англоязычной Канады. В то же
время эскимосы Квебека стремятся отделиться от Монреаля.
   Встает закономерный вопрос: как в глобальной панораме событий
сохранить  свое самобытное «Я» и в то же время не  скатиться  на
рельсы  национализма?  С сожалением ученые  вынуждены  признать:
четкого,  универсального механизма в этой области пока еще  нет.
Вместе  с  тем, нет времени ждать результатов новых исследований
теоретиков. Отвечать на вызовы времени надо уже сейчас.
   Вопрос о перспективах национальной культуры осетин в XXI веке
является остро дискутируемой проблемой. Конечно, вступив в новую
эпоху,  попав в новые социально-экономические реалии, невозможно
в полном объеме сохранить прежние традиции и ментальность нашего
народа. Но, с другой стороны, в сложившейся ситуации мы  сами
должны  решать, каким быть нашему будущему. В связи  с  этим
особую   актуальность  приобретает  активная  жизненная  позиция
каждого из нас. В последние годы раздавалось немало «вздохов»  и
«сожалений»  по  поводу,  якобы, утраченных  в  советское  время
основных   ценностях   национальной   культуры.   Однако,    как
подчеркивают ученые, нельзя говорить о полном разрыве настоящего
и   прошлого.  Сохранились,  хотя  и  в  преобразованном   виде,
важнейшие элементы духовной и (частично) материальной культуры.
   Нам  представляется  верной точка  зрения,  согласно  которой
осетинская  культура в настоящее время находится на переходе  из
мира  традиций в мир истории. Не только в Осетии, но и по  всему
миру   происходит  диалог  культур;  феномен  массовой  культуры
практически нивелирует культурное пространство, серьезно угрожая
самому   существованию  уникальных  национальных  культур.   Для
сохранения   последних  уже  недостаточно   только   «стихийных»
механизмов   самовоспроизводства  культуры,   ее   естественного
усвоения  и  передаче  через семью и  традиции.  В  наши  дни
чрезвычайно актуальными становятся сознательные усилия общества,
направленные на реконструкцию разрушенных исторических связей  и
поддержание адекватной исторической памяти.
   Один  пример  из  ушедшей эпохи. В июле 1909 года  Елбыздыхъо
Бритаев  писал из Санкт-Перебурга во Владикавказ Цоцко Амбалову:
«Ты видишь, что старые устои рушатся с каждым днем, старая жизнь
расползается  по швам. Новые [устои] мы пока не  выработали.  Ты
знаешь  шаткость такого положения. Ты, вероятно,  догадываешься,
как  легко  может  поддаваться всяким влияниям  народ,  стоящий,
подобно  нашему, на распутье. И вот, дорогой Цоцко, я  вспомнил,
что  мы должны взять на себя задачу влиять на народ и направлять
его  в  сторону  наибольшей для него пользы... Пусть  это  будет
дерзостью и самомнением, но мы должны выдвигать лозунги. И я,  и
ты  причастны  к  литературе. Это будет средством  к  исполнению
задачи...   Таким  образом,  мы  убьем  двух  зайцев:   разовьем
литературу и через нее повлияем на народ».
   Говоря   словами  Елбыздыхъо,  отметим:  задача  литераторов,
историков,  деятелей искусства – «воздействовать на  души  своих
соплеменников»,   способствуя  нравственному   рождению   нового
человека.
   Культуре    осетин   повезло   на   талантливых,   выдающихся
исследователей (A.M. Щегрен, В.Ф. Миллер, М.М. Ковалевский, В.И.
Абаев, Ж. Дюмезиль и др.), которые помогали и помогают спасти ее
от забвения, понять ее истинные начала, а самому народу – глубже
осознать  себя  как единую духовную общность и как  органическую
часть   человечества.  Народ  всегда  ограничен  в   возможности
самопознания, когда нет тех, кто позволяет ему взглянуть на себя
со  стороны.  А  именно  уровень  самопознания,  в  конце
концов, и есть уровень культуры.
   
   Подведем  итоги. В последние годы  многие  наши
соплеменники задумываются над вопросом: какое место в  поведении
осетина XXI века должны занимать традиционные морально-этические
нормы? Какова их роль в изменившемся мире? И вообще, каким будет
первый  век начавшегося третьего тысячелетия? Четких ответов  на
эти вопросы пока нет.
   Ясно,  что  в  начавшемся столетии скорость перемен  во  всех
обществах будет во много раз быстрее, чем в минувшие века. Также
очевидно,  что  ни  одна  страна, ни  одна  культура  не  сможет
обойтись  без  потерь.  На современной карте  мира  не  осталось
«этнографических  заповедников» – малых  этносов,  до  недавнего
времени  живших  изолированно от остального  мира  и  тем  самым
сохранявших значительную часть своей культуры.
   В  современных  реалиях преображаются многие  сферы  бытия  –
политика,  экономика, традиции, обычаи, отношение  к  природе  и
т.д. Следовательно, человеку необходимо научиться реагировать на
вызовы  времени.  Прежде  эта задача  решалась  с  малозаметными
потерями  в  самобытности  народов,  ибо  перемены  были   менее
стремительными,   охватывая   несколько   поколений.   «Переход»
культуры  на  новый уровень протекал плавно.  Но  все  это  –  в
прошлом.
   Современные  условия – быстрые и крупные по  своим  масштабам
перемены  – требуют таких же быстрых и эффективных решений.  Что
необходимо  сделать, чтобы наш народ не растворился в глобальном
«человеческом  муравейнике»  и не  затерялся  на  второстепенных
дорогах истории?
   Прежде   всего  надо  подготовить  свой  внутренний   мир   к
восприятию внешних влияний. Самый короткий и верный путь к этому
–  вернуться к своим истокам, обрести силу духа в наследии наших
предков,  в их нравственной чистоте. При всех вариантах развития
общества   труд   и  талант  нации  смогут  найти   полнокровное
применение,  главным  образом, у себя дома,  в  непосредственном
духовно-культурном окружении.
   Веками   осетины,   едва  ли  не  каждое  поколение   которых
сталкивалось с угрозой исчезновения, обеспечивали свое выживание
благодаря  самодисциплине,  порядку, способности  воспитывать  и
культивировать в себе и в своих младших безупречные нравственные
и  социальные  стандарты.  Этот  путь  –  приверженность  лучшим
традициям  и  обычаям  своих  предков,  адаптированных  к  новым
требованиям  –  позволит сохранить свою культуру не  только  для
современников, но и для будущих поколений.
   
   
   ПРИМЕЧАНИЯ

   1 Приведем один лишь пример из европейской истории
–  депортации  судетских  немцев (около  2  млн  человек)  после
окончания II-ой Мировой войны. Корни проблемы уходят в 1918 год,
когда   на   развалинах  Австро-Венгерской  империи  создавалась
Чехословакия;   немцы   были  в  ней   второй   по   численности
национальной группой после чехов. Их было даже больше  словаков.
Но основатель и первый президент Чехословакии Томаш Масарик, как
и  многие  лидеры  новых славянских государств, боялся  признать
немцев  равноправными  партнерами в создании  новой  страны.  Он
опасался,  что  немцы, получив слишком большую автономию,  будут
стремиться  отделиться и воссоединиться с братьями  по  крови  в
самой Германии.
   2    октября    1938   года    германская    армия
беспрепятственно    вошла   на   территорию    Чехословакии    и
аннексировала  населенные немцами районы.  Это  случилось  после
того,  как  двумя  днями ранее в Мюнхене  Гитлер  договорился  с
представителями Великобритании, Франции и Италии  о  фактическом
разделе Чехословакии.
   В  марте  1939  года  то, что осталось от Чехословакии  после
Мюнхена,   было  окончательно  аннексировано  и   превращено   в
«Рейхспротекторат  Богемия и Моравия». Главой  протектората  был
назначен Генлейн – лидер пронацистской Партии Судетских  немцев,
которых  очень  активно призывали в вермахт, и процент  погибших
среди  них  –  один из самых высоких по сравнению  с  собственно
германскими землями.
   После   поражения  нацистов  и  восстановления  чехословацкой
государственности  в  Праге  не  стали  медлить.  Вернувшись  из
Лондона,  президент  Бенеш 2 августа 1945 года  подписал  первый
временный  декрет,  который  лишал  гражданства  всех  судетских
немцев.  В  1946  году декреты стали законами. Их  собственность
конфисковали, а самих немцев выслали.
   Германские  и  европейские  суды вот  уже  полвека  регулярно
рассматривают   иски  судетских  немцев,  требующих   реституции
собственности или компенсации за нее. Пока ни один иск не достиг
цели.
   «Самая главная, я бы сказал, фундаментальная проблема в  том,
что  и  чехи, и судетские немцы считают себя только  жертвами  и
предпочитают  не вспоминать то зло, которое они  причинили  друг
другу»,  –  полагает  Даниэль Бресслер, обозреватель  мюнхенской
газеты «Зюддойче цайтунг». Он уверен, что совместная жизнь в  ЕС
со  временем  успокоит страсти и среди чехов, и среди  судетских
немцев. «Историю не перепишешь, и даже если немцы этого захотят,
у  них это не выйдет. В Германии сейчас все чаще говорят о  том,
что немцы тоже пострадали в годы войны. В чем-то это так. Но,  к
сожалению,  самым известным немецким изобретением в историии  XX
века  останется  все  же не «Мерседес»,  а  газовая  камера»,  –
говорит Шиха – потомок судетских немцев.
   «Кто виноват?» – этот вопрос в Центральной Европе, кажется,
не перестанут задавать никогда. Показательно, что первый
президент Чехии, Вацлав Гавел, извинился перед судетскими
немцами, но возвращать им какие-либо территории в границах Чехии
категорически отказался.
К содержанию || На главную страницу