ДАРЬЯЛ-ДАЙДЖЕСТ

                      КАВКАЗ В ЗАРУБЕЖНЫХ СМИ
   
   
   The Wall Street journal 14.05.08
   ПРОВОКАТОРЫ НА КАВКАЗЕ
   Томас де Ваал 
   
   Если  вы  оказались  в  глубокой яме,  первым  делом  прекратите
копать.  И Россия, и Грузия на прошлой неделе ощутили угрозу  войны
из-за расположенной на черноморском побережье Абхазии, но все равно
продолжили копать.
   Президент Грузии Михаил Саакашвили заявил, что Москва и  Тбилиси
«чрезвычайно  близко»  подошли  к военному  противостоянию.  Россия
пригрозила  Грузии,  направив  в Абхазию  еще  500  военнослужащих.
Формально   ее   солдаты  являются  миротворцами  и   действуют   в
соответствии  с  международным  мандатом,  однако  они  не   только
поддерживают  мир  –  на условиях России – но и  усиливают  влияние
Москвы в республике, хотя формально та является частью Грузии.
   В  Москве  травля грузин стала популярным видом спорта. Владимир
Путин   в  последние  два  месяца  на  президентском  посту   резко
активизировал  помощь  Абхазии  и  усилил  враждебное  отношение  к
Грузии.  Создалось  впечатление, что  он  пытается  загнать  своего
преемника Дмитрия Медведева в рамки жесткой внешней политики.
   Саакашвили также использует мнимую угрозу российской агрессии  в
своих политических целях и просит поддержки у Запада. Его положение
пошатнулось  после  подавления  выступлений  оппозиции   в   ноябре
прошлого   года  и  переизбрания  с  незначительным  перевесом   на
президентских выборах в январе.
   Россия  стала  притеснять своего южного соседа из-за  стремления
Тбилиси войти в Европейский союз и в НАТО. Осенью 2006 года  Москва
запретила импорт грузинского вина и минеральной воды – до того  они
нередко встречались на столах у россиян. Сомнительным поводом стало
несоответствие  этой  продукции  «санитарным  нормам».  Затем  была
введена  транспортная  блокада, началась насильственная  депортация
грузинских рабочих-мигрантов.
   Наиболее  откровенно Россия вторгается в воздушное  пространство
Грузии  –  так,  в  прошлом году два удаленных района  страны  были
обстреляны ракетами. К счастью, эта демонстрация силы не привела  к
потерям.
   Два   месяца  назад  грузинское  правительство  придало  огласке
масштабный план мирного урегулирования – спустя почти 15 лет  после
войны.   По   нему  представители  Абхазии  должны  были   получить
значительные  властные полномочия в Грузии,  в  частности,  абхазец
должен  был  стать  вице-президентом. К сожалению,  при  подготовке
этого  плана  было нарушено первое правило мирных переговоров:  его
предложили   в   одностороннем  порядке   и   без   предварительных
консультаций. В результате абхазцы отклонили предложение.
   
   
   Die Welt 19.05.08
   КОДОРСКОЕ УЩЕЛЬЕ – НОВАЯ ГРАНИЦА ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ
   Манфред Квиринг
   
   Перед  намеченными  на среду выборами  в  Грузии  конфликт  с
Россией обостряется
   
   Туман   в   Кодорском  ущелье,  было  сказано  в   администрации
грузинского  президента  Михаила  Саакашвили,  сделал  невозможными
полеты  в  этот  отдаленный  кавказский  регион.  Нужно  дожидаться
улучшения  погоды. Не случайно президент самолично  заинтересовался
метеосводкой   из   пограничного  региона,  представляющего   собой
маленькое  пятно на географической карте его страны. Ведь Кодорское
ущелье    находится    в   центре   грузино-российского    кризиса,
завертевшегося  вокруг  мятежных грузинских  республик,  Абхазии  и
Южной  Осетии,  поддерживаемых Россией. Перед выборами  в  Тбилиси,
намеченными на среду, даже прозвучали слова об опасности войны.
   Эти  конфликты тлеют с начала 1990-х годов. Тогдашнее грузинское
руководство  хотело военным путем подавить абхазское  стремление  к
независимости, ввело войска в провинцию, опустошило ее  в  кровавой
войне,  а потом было вынуждено спасаться бегством. Более 200  тысяч
грузин,  проживавших  в  Абхазии, были изгнаны  из  республики;  на
родину  они  не  могут  вернуться по  сей  день.  Согласно  мирному
договору демилитаризованная зона была проложена вдоль реки  Ингури,
российские  войска  с согласия абхазов и грузин,  близких  тогда  к
поражению, взяли на себя роль миротворцев.
   Однако    их   присутствие   в   регионе   постоянно    вызывало
напряженность. С тех пор как президент Саакашвили пожелал  вступить
в  НАТО,  Москва  систематически оказывает на  Грузию  давление,  в
частности через экономическую блокаду. После того как вопреки  воле
Москвы   Косово  получило  независимость,  действия  России   стали
наступательными.    Были    установлены    прямые    отношения    с
сепаратистскими  режимами  в  Абхазии и  Южной  Осетии.  Саакашвили
расценил это как агрессию, грузинская армия направилась к абхазской
границе  и  в  верхнюю  часть  Кодорского  ущелья.  Никаких  войск,
утверждает руководство в Тбилиси, только полицейские силы. В данный
момент  это  нельзя  ни  подтвердить, ни опровергнуть  –  в  ущелье
спустился туман.
   Москва  отреагировала  на это усилением своего  так  называемого
миротворческого  контингента. Мэтью Бриза, сотрудник  Госдепа  США,
после  посещения абхазской столицы Сухуми сказал, что он впервые  в
жизни  видел  миротворческие войска, имеющие на вооружении  тяжелую
артиллерию.
   Войны  не  будет, так как ее не хотят ни абхазы, ни русские,  ни
грузины.  Однако  шумиха на руку всем участникам конфликта.  Абхазы
могут  настаивать  на  увеличении российской  поддержки  вплоть  до
организации   военных   баз.  Москва  уже  усилила   свое   военное
присутствие.  Саакашвили,  со  своей стороны,  пытается  втянуть  в
конфликт  европейцев  и  американцев,  позиционируя  разногласия  с
Москвой   как  борьбу  за  западные  демократические  ценности.   В
предвыборной  кампании  он  может разыгрывать  национальную  карту.
Мировая общественность встревожена, в Тбилиси же, напротив, в  этот
уик-энд царило полное спокойствие.
   

   «Час» (Латвия) 19.05.08
   КТО ВООРУЖАЕТ ГРУЗИЮ?
   Татьяна КОНСТАНТИНОВА
   
   Министерство  обороны  России  опубликовало  данные  о   военных
поставках  15  стран  в Грузию. Военная разведка  россиян  обвиняет
Запад  в  подталкивании Грузии к войне с Абхазией. А на юге  России
пресечена деятельность агента грузинских спецслужб.
   Минобороны  России  распространило  сенсационное  заявление,   в
котором выразило обеспокоенность наращиванием потенциала грузинских
вооруженных  сил  «в  условиях  декларируемого  Тбилиси  курса   на
возможность  силового решения проблем Южной Осетии  и  Абхазии».  В
списке  стран,  оказывающих Грузии военную  помощь,  значатся  США,
Болгария,  Великобритания, Венгрия, Греция, Латвия, Литва,  Турция,
Франция,  Чехия,  Эстония, Босния и Герцеговина,  Сербия,  Украина,
Израиль.
   Согласно   опубликованным  данным,  США   обучили   более   8000
грузинских военнослужащих. За последние два года Вашингтон  выделил
Тбилиси  30,6 млн. долларов безвозвратных кредитов, а на подготовку
к вступлению в НАТО дал еще 10 млн.
   Страны  НАТО  передали  Грузии 175 танков,  126  бронемашин,  67
артиллерийских орудий, 4 боевых самолета, 12 вертолетов и 8  боевых
кораблей   и  катеров,  а  также  другое  вооружение.   В   будущем
планируется  передать 100 бронемашин, 14 самолетов, в том  числе  4
истребителя  «Мираж-2000», 15 вертолетов Black Hawk и  10  кораблей
различного  класса.  Ждут в Тбилиси и 15 американских  многоцелевых
вертолетов S-70A.
   От  других  стран,  не  входящих в  альянс  (Израиль,  Босния  и
Герцеговина,  Сербия  и Украина), Грузия получила  (или  купила)  7
самолетов-шпионов (все израильского производства: четыре Hermes-450
и  четыре  Skylar),  31  танк, 60 бронированных  машин,  12  орудий
полевой  артиллерии, 70 минометов, 10 зенитно-ракетных  комплексов,
10 небоевых самолетов, 13 вертолетов (в том числе 9 боевых Ми-24) и
2 боевых катера.
   К  передаче  или  продаже Грузии странами, не входящими  в  блок
НАТО,  планируется 45 бронемашин, 12 артиллерийских орудий, до  250
минометов,  6 зенитно-ракетных комплексов, 10 вертолетов  и  другое
вооружение.

   
   The Economist 23.05.08
   КАВКАЗСКАЯ ГОЛОВКА СЫРА
   Секреты дипломатического сыроделия
   
   From The Economist print edition
   Холодным февральским утром группа турок и армян под зорким  оком
турецких  спецслужб собралась в гостинице города Карс.  14  мая  их
секрет  был раскрыт. В армянском городе Гюмри, по ту сторону плотно
перекрытой  границы,  в  торжественной обстановке  народу  показали
гигантскую  головку  сыра.  Этот желтый круг,  получивший  название
«Кавказский  сыр»,  стал  символом  примирения  между   Турцией   и
Арменией, а также на всем Кавказе.
   Идея  приготовления такого «сыра мира» (Грузия и  Азербайджан  в
этом  тоже участвовали) была встречена подозрительно, когда  о  ней
впервые заговорили в регионе год назад. Об этом говорит Алин Озинян
из турецко-армянского Совета по развитию бизнеса. «Мы не знали, как
на  это отреагируют власти», – отмечает турецкий сыродел Зеки Айдин
(Zeki Aydin), проделавший десятичасовой путь из Карса в Гюмри через
Грузию. «Мы хотели, чтобы наши границы снова открылись, чтобы  были
добрососедские  связи, поэтому мы и предприняли такую  попытку»,  –
заявляет его коллега сыродел Ильхан Кочулу (Ilhan Koculu).
   Азербайджанка  Вефа Фереджова, выступающая за  то  чтобы  зарыть
топор войны с армянами, тоже присутствовала на этой церемонии.  Она
заявляет:  «Нам говорят, чтобы мы ненавидели армян. Я этого  делать
не  буду». Армения и Азербайджан на ножах из-за Нагорного Карабаха.
Это  кусок  территории, который Армения отвоевала у Азербайджана  в
начале 90-х годов. Боевые действия заставили Турцию закрыть в  1993
году  границу  с  Арменией  (но  не  воздушное  сообщение).  Мирные
переговоры  при  посредничестве  Америки  провалились,   и   сейчас
Азербайджан грозит применением силы.
   Но появляются обнадеживающие признаки сближения между Турцией  и
Арменией. Турецкий президент Абдулла Гюль (Abdullah Gul) был  одним
из  первых,  кто поздравил Сержа Саркисяна, ставшего президентом  в
ходе  февральских  выборов, прошедших с определенными  нарушениями.
Неофициальные переговоры об установлении дипломатических  отношений
могут  возобновиться  в  любой момент. Но на  небосклоне  появилась
темная  туча отчаяния. Конституционный суд страны грозит  закрытием
правящей  турецкой Партии справедливости и развития (ПСР),  которая
якобы  хочет  ввести законы шариата. И заигрывания ПСР  с  Арменией
могут быть нацелены на то, чтобы заручиться поддержкой Запада.
   Правительство   Саркисяна   предстоящей   зимой   столкнется   с
серьезными  проблемами, когда цены на газ вырастут в  два  раза.  А
снятие  турецкой блокады может смягчить недовольство населения.  Но
«ястребы»   как  в  Турции,  так  и  в  Армении  могут  по-прежнему
рассчитывать  на  Азербайджан.  Утверждения  о  том,  что   Армения
укрывает у себя курдских повстанцев, вызвала недовольство в Турции.
Откуда  появились  эти  обвинения? «Из азербайджанской  прессы»,  –
презрительно хмыкает Айдин. Даже самый качественный сыр  неспособен
в мгновение ока изменить взгляды и позиции всех и каждого.
   
   
   Spiegel 02.06.08
   «МЫ НЕ ХОТИМ БЫТЬ ЯБЛОКОМ РАЗДОРА»
   Уве Клуссманн
   
   Абхазия,   расположенная  на   Черном   море,   не   получила
международного  признания. Ей грозит военный  конфликт  с  соседней
Грузией,  которая считает эту территорию своей. В интервью  SPIEGEL
ONLINE  премьер-министр  непризнанной республики  Александр  Анкваб
объясняет,    почему   его   народ   хочет   жить   в   собственном
государстве
   
   –   За   последние   недели  ваше   министерство   обороны
неоднократно  заявляло  о сбитых грузинских беспилотных  самолетах-
разведчиках.   Политики   в  Тбилиси  подчеркивают   боеспособность
грузинской   армии.   Существует   ли   угроза   новой   войны   на
Кавказе?
   –  Мы  не хотим войны, мы стараемся улучшить ситуацию. Если  над
нашей  территорией не будут летать самолеты-разведчики,  мы  их  не
будем  и сбивать. Похоже, американцам удалось донести эту мысль  до
своих    грузинских   партнеров.   И   мы   надеемся,   что   нашей
противовоздушной обороне больше не придется вступать в дело.
   –   Ооновские  наблюдатели  пришли  к   выводу,   что   не
вооруженные  силы  Абхазии, а русские сбили грузинские  беспилотные
самолеты.
   –  Ошибаться  могут  и  ооновские наблюдатели,  особенно  в  том
случае,   если   они   делают  выводы  на  основе   информации   из
недобросовестных источников.
   –  После  того как многие страны признали Косово,  ведутся
дискуссии  о  том, может ли быть признана Абхазия.  Многие  абхазцы
требуют  этого  от мирового сообщества. Вселяет ли в вас  признание
независимости Косово надежду на признание Абхазии?
   –  Наши  граждане рассуждают просто и ясно: почему нам запрещают
то,   что  разрешают  другим?  Кто  решает,  кому  дано  право   на
международное  признание,  а кому нет?  Мы  хотим  быть  такими  же
свободными, как и другие.
   –  Абхазия становится яблоком раздора супердержав.  Грузия
хочет  вступить  в  НАТО  при поддержке США,  Абхазия  хочет  стать
союзником России. Возможен ли здесь компромисс?
   –  Если Грузия хочет вступить в НАТО, это ее решение. Наш  народ
принял  свое  решение уже давно. Мы нашли друзей, которые  помогают
нам,  и  это, прежде всего, Российская Федерация. Мы не хотим  быть
яблоком  раздора и стремимся к хорошим отношениям со всеми странами
– в том числе и с нашим соседом Грузией.
   –  Недавно  президент Грузии Михаил  Саакашвили  предложил
Абхазии   «широкую  автономию»  в  составе  Грузии,  а   абхазскому
президенту  –  не  существовавший до сих пор  пост  вице-президента
Грузии.  Почему  вы не хотите даже вступать в переговоры  по  этому
предложению?
   –  Абхазия имела автономию с «широкими полномочиями», как  этого
сегодня   называется,  будучи  автономной  республикой  в   составе
Грузинской социалистической республики, входившей в Советский Союз.
Но  это  давно  в  прошлом. Сегодня совсем другие реалии.  То,  что
предлагает  господин  Саакашвили,  для  нас  неприемлемо.  Все  эти
разговоры  о « широкой автономии» или каких-то постах в  грузинском
правительстве  нас  не  интересуют. Мы  вот  уже  15  лет  являемся
независимым  государством с собственным флагом,  гимном,  милицией,
таможней и армией.
   
   
   Neue Zurcher Zeitung 03.06.08
   ГРУЗИНСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ АБХАЗИИ – ЭТО ФИКЦИЯ MAC
   
   Тбилиси  настаивает  на роли жертвы  и  не  может  предложить
эффективных путей решения конфликта
   Воинственная  риторика  грузинских властей  в  грузино-абхазском
конфликте  контрастирует  с реальными представлениями  о  возможном
решении. Но они отсутствуют как с грузинской и российской, так и  с
абхазской стороны
   
   «Горячих  голов  нет  ни  с той, ни с другой  стороны.  Агрессор
один.  Это  Россия.  А  еще  есть Грузия, которая  отстаивает  свой
суверенитет». Гига Бокерия, замминистра иностранных дел Грузии,  до
недавнего  времени являвшийся одним из важнейших парламентариев  из
возглавляемого  президентом Саакашвили Объединенного  национального
движения,  говорит  это  с уверенностью в голосе,  но  без  эмоций.
Тбилиси  считает  себя  жертвой новой  эскалации  конфликта  вокруг
провозгласившей  свою независимость от Тбилиси республики  Абхазия,
расположенной на Черном море, и власти не страшатся громких слов  и
сравнений.
   
   Защитница Россия
   Во  время  визита  министров иностранных дел  Словении,  Швеции,
Литвы и Польши в середине мая в Тбилиси президент Саакашвили заявил
о  «самой  агрессивной попытке с момента окончания  холодной  войны
пересмотреть  порядок  в  Европе  и  мире».  И  Темур   Якобашвили,
госминистр  Грузии  по вопросам реинтеграции,  сравнивает  политику
России  в  Абхазии  с  политикой  Гитлера,  в  рамках  которой  под
предлогом  защиты судетских немцев была оккупирована  Чехословакия.
«К чему это привело, мы знаем», – мрачно замечает он.
   Абхазия,  по  крайней мере на данный момент, снова вернулась  на
политическую повестку дня. В выступлениях представителей  абхазской
стороны  мало  что изменилось: власти в Сухуми, которые  в  течение
последних  14  лет выстроили государственную структуру,  уже  давно
добиваются независимости и в первую очередь признания. Не  напрямую
поощряемая своим покровителем Россией, Абхазия использует косовский
прецедент  для  отстаивания собственных  интересов.  Это  со  своей
стороны служит Москве для того, чтобы укоряющим перстом указать  на
Запад и его якобы «двойные стандарты».
   Уравнивание    Москвой    Косово   с    самыми    взрывоопасными
территориальными конфликтами на постсоветском пространстве, которые
интересным  образом назревают вне территории России, затрагивает  в
случае  с Абхазией, да и Южной Осетией, не только утверждение,  что
Косово  должно  стать прецедентом, но и натовские  амбиции  Грузии.
Решение Грузии ориентироваться после «бархатной революции» на Запад
и в первую очередь местные регионально-политические территориально-
этнические  перекосы  наслаиваются друг на друга.  И  вот  с  марта
конфликт разгорелся с новой силой.
   Намеренно  болезненным толчком стало решение  президента  Путина
сначала  отменить  экономические санкции,  которые  против  Абхазии
ввело  СНГ,  а  через  месяц  фактически  признать  юридические   и
политические  структуры  самопровозглашенной  республики.  С  точки
зрения  Грузии это было больше похоже на недружественный  жест:  на
агрессию  –  говорят  одни, квазианнексию грузинской  территории  –
говорят  другие. Во второй половине апреля конфронтация обострилась
настолько сильно, что ведущие грузинские политики – и прежде  всего
Якобашвили  – предрекали реальную угрозу войны. Имелся  в  виду  не
вооруженный  конфликт между Грузией и Абхазией, а между  Грузией  и
Россией.
   Обострение  военной напряженности было вызвано после  того,  как
над абхазской территорией 20 апреля был сбит грузинский беспилотный
самолет-разведчик,  в чем Тбилиси на основании видеозаписи  обвинил
Россию, а также после предпринятого Россией в одностороннем порядке
усиления   присутствия   «миротворцев»  СНГ  на   грузино-абхазской
границе.
   
   Ошибки Грузии
   Ясно  то,  что  обе стороны играют с огнем, даже  если  и  те  и
другие   считают  себя  жертвами.  Полеты  грузинских   беспилотных
самолетов-разведчиков  по  ту сторону от  демаркационной  линии  не
являются   –   как  неустанно  повторяет  Тбилиси   –   правомерным
патрулированием  территории, принадлежащей до  сих  пор  Грузии,  а
становится  явным нарушением московского соглашения.  Но  при  этом
поражение беспилотного самолета огнем тоже его нарушает.  Если  ООН
поддерживает  только грузинскую версию инцидента  от  20  апреля  –
согласно итогам следственной работы грузинский беспилотный самолет-
разведчик был сбит российским истребителем – это не будет  означать
деэскалации в зоне конфликта: Грузия видит подтверждение своей роли
жертвы,  а  с России срывается маска как с основного из действующих
лиц этой политической акции.
   Эта   роль  жертвы  мешает  пересмотру  собственной  позиции   в
отношениях  с Абхазией. В грузинском обществе бытуют разные  мнения
относительно   истоков   конфликта   и   необходимости   признавать
собственные  ошибки.  Одна  гражданская инициатива  взяла  название
«Прощение», а умеренное крыло оппозиции настроено самокритично. «Мы
признаем,  что  именно  мы  начали  ту  войну»,  –  говорит   Давид
Зурабишвили, бывший член Республиканской партии. Но ее программа по
решению  конфликта  звучит так же, как и программа  власти:  прямые
переговоры   с  абхазами,  исключение  из  переговорного   процесса
русских,  предложение по созданию «широкой автономии»  для  Абхазии
внутри  Грузии.  В таком же ключе говорят и Бокерия  с  Якобашвили,
которые  уверяют,  что с абхазами можно сесть за стол  переговоров.
Недавняя  мирная  инициатива  президента,  которая  предусматривает
широкую  автономию для Абхазии внутри федеративного государства,  а
также не предусмотренный пока конституцией пост вице-премьера, идет
в этом же направлении.
   Но  дело  в  том, что все это лишь фикция. В 1992  году  Абхазия
добивалась  широкой  автономии с правом иметь  собственный  бюджет.
Однако  в разгар переговоров в республику вторглись боевики из  так
называемых  войск  Госсовета Грузии, что вызвало  волну  убийств  и
изгнаний  с  обеих  сторон.  Сотни тысяч человек  потеряли  родину,
десятки  тысяч до сих пор остаются беженцами. Жестокие преступления
совершались  обеими сторонами. В этом конфликте  вокруг  одного  из
самых  прекрасных уголков бывшего Советского Союза  нет  однозначно
«плохих»  и  «хороших». Грузия не откажется от Абхазии. Абхазия  же
даже не рассматривает возможность возвращения в состав Грузии. И ни
в одном из этих случаев судьба беженцев не была бы решена.
   
   
   The Guardian 03.06.08
   ЧЕЧНЯ СТАНЕТ ПРОВЕРКОЙ ДЛЯ МЕДВЕДЕВА
   Письмо в редакцию
   
   В  болезненной  ситуации  в  Чечне и на  Кавказе  предшественник
президента  Медведева  Владимир  Путин  держался  на  непоколебимых
позициях, укрепляя за счет них свое положение в стране и оправдывая
злоупотребления,  имевшие  место в  регионе.  Мы  призываем  нового
президента России воплотить в Чечне следующий план из пяти пунктов.
   Во-первых,  положить  конец войне, пыткам и страданиям  местного
населения.   Во-вторых,   обеспечить   защиту   прав   человека   и
верховенство   закона.  В-третьих,  позволить  средствам   массовой
информации  свободно и открыто освещать происходящее в регионе.  В-
четвертых,  разрешить политическим противникам  власти  высказывать
свое  мнение,  а  не  душить их, а также предоставить  гуманитарным
организациям  полный доступ в Чечню. В-пятых,  установить  в  Чечне
демократию и дать ей право на самоопределение, проведя при  участии
независимых  наблюдателей свободные и честные выборы  –  первые  за
более чем десять лет.
   Мировая   общественность  неизбежно   будет   судить   о   новом
президенте по тому, намерен ли он восстановить гражданские  свободы
и  права  человека  в России. Действия в Чечне станут  мерилом  его
гуманности  и морали, а также покажут, действительно  ли  мы  видим
становление  новой России. Верховенства закона, мира  и  соблюдения
прав человека в Чечне можно достичь лишь в том случае, если за счет
свободного  и  честного  голосования  чеченцы  получат   право   на
самоопределение.  Разрешив подобное голосование,  Медведев  поможет
чеченскому народу решить трудности, принесет стабильность Кавказу и
вернет России уважение.
   Ивар  Амундсен,  Форум за мир в Чечне, Эндрю  Моушен,  Энтони
Гидденс,   профессор  А.С.  Грейлинг,  Джон  Ле  Карре,   Бенджамин
Зефаниан,  Кен  Лоач,  депутат  парламента  Питер  Боттомли,  Андре
Глюксманн,  сотрудник  The Financial Times  Джон  Ллойд  и  еще  18
человек.
   
   
   The New York Times 07.06.08
   РОССИЯ ПРЕДОСТЕРЕГАЕТ
   ГРУЗИЮ ОТ ПЛАНОВ ПО ВСТУПЛЕНИЮ В НАТО
   София Кишковски
   
   В   пятницу   президент  России  Дмитрий  Медведев   предупредил
грузинского  президента Михаила Саакашвили о  том,  что  вступление
Грузии в НАТО может усугубить противоречия между бывшими советскими
республиками.
   По   итогам  встречи  двух  глав  государств,  состоявшейся   за
закрытыми дверями в одном из дворцов под Санкт-Петербургом, министр
иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что г-н Медведев довел
до  сведения г-н Саакашвили, что его стремление в НАТО  не  поможет
разрешить  конфликты вокруг Южной Осетии и Абхазии – сепаратистских
провинций Грузии.
   «Мы  еще  раз подчеркнули, что Грузия не сможет добиться  этого,
искусственно  загоняя себя в НАТО, что только привело  бы  к  новой
стадии конфронтации», – заявил г-н Лавров.
   В  последние  месяцы отношения между странами обострились  из-за
конфликта в Абхазии.
   В  апреле,  по данным проведенного ООН расследования, российский
истребитель  сбил  над  Абхазией  грузинский  беспилотный  самолет-
разведчик.   Месяц   назад  Россия  укрепила  свой   миротворческий
контингент в Абхазии десантниками и артиллерией.
   В  понедельник грузинские власти потребовали от России  отозвать
их  обратно,  а  также вывести из Абхазии подразделение  российской
армии,  которое,  как  заявляет Россия,  должно  восстанавливать  в
регионе инфраструктуру.
   Комиссар  Европейского Союза по внешним связям  Бенита  Ферреро-
Вальднер (Benita Ferrero-Waldner) предупредила на этой неделе,  что
усиление  российской группировки в Абхазии может  дестабилизировать
регион,  в  котором  в девяностые уже шла гражданская  война.  А  в
пятницу  г-н Медведев заметил, что в четверг, во время его  первого
президентского  визита в Европу руководство Германии  выразило  ему
свою обеспокоенность отношениями между Россией и Грузией.
   В  пятницу  г-н  Лавров  также  заявил,  что  Россия  хотела  бы
разрешить  конфликт, но без помощи извне. Лидеры Грузии  и  России,
позируя фотографам в Константиновском дворце, подтвердили это.
   «Я   считаю,  что  мы  и  сами  способны  решить  все   вопросы,
преодолеть  трудности,  которые имеются, и выстроить  отношения  на
длительное  время  вперед»,  – сказал  г-н  Медведев,  месяц  назад
сменивший Владимира Путина на посту президента.
   Произнеся  это, он обернулся к г-ну Саакашвили и  спросил:  «Как
думаете?».
   Г-н  Саакашвили  согласился с тем, что  многие  из  существующих
между странами проблем носят «искусственный» характер.
   «Россия  и  Грузия  очень близки на историческом,  культурном  и
человеческом уровнях», – сказал он.
   Однако от своих долговременных планов по присоединению к НАТО г-
н  Саакашвили  отказываться  не собирается.  Грузия  претендует  на
членство  в  альянсе, и его представители обещают,  что  ее  когда-
нибудь туда примут.
   В  свою  очередь,  г-н Медведев считает, что вступление  в  НАТО
Грузии  или  Украины, также претендующей на членство,  угрожало  бы
безопасности России.
   По  словам  г-на  Лаврова,  встреча двух  президентов  в  рамках
неформального  саммита  глав  Содружества  Независимых  Государств,
объединяющего  большую  часть  бывших советских  республик,  прошла
«очень спокойно, очень тихо, без конфронтации».
   

   Geopolitika (Литва) 10.06.08
   ЧЕЧНЯ – В ТИСКАХ 
   РОССИЙСКОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЛОКАДЫ
   Валентинас Мите
   
   Оперировать  данными о сегодняшнем положении  в  Чечне  довольно
сложно,  поскольку Россия ограничивает и «корректирует» поступление
информации.
   Согласно  российским  официальным СМИ,  в  Чечне  все  спокойно.
Немало   западных  стран  верят  или  делают  вид,  что  верят,   в
стабилизацию  ситуации.  Однако, по  отзывам  журналистов,  которым
удалось  «прорваться»  в Чечню, под мнимым спокойствием  скрывается
множество проблем – и застарелых, и новых.
   По  данным  официальных источников, борцов  сопротивления  всего
несколько сотен (сколько на самом деле – не знает никто), формально
повстанцы  не контролируют ни одного крупного поселения  или  четко
очерченной  территории  края.  Однако,  судя  по  всему,   они   не
бездействуют: российские новостные агентства регулярно сообщают  об
организованных боевиками столкновениях и засадах, об их потерях. По
утверждению  беженцев  из  Чечни, ряды боевиков  пополняют  молодые
люди, которые не в силах более терпеть террор.
   Сегодня  в Чечне чеченское самоуправление. В Чечне дислоцировано
немало  российских  военных, но гражданская власть  Москвы  на  нее
фактически  не  распространяется.  Теперешнему  президенту   Чечни,
ставленнику Кремля, а по своей сути чеченскому националисту Рамзану
Кадырову  удалось  добиться  того,  что  казалось  невозможным  при
генерале Д. Дудаеве – фактической независимости от Москвы.
   Россия   сталкивается  и  с  более  серьезной   проблемой,   чем
фактическое    чеченское   самоуправление   –   война    в    Чечне
дестабилизирует  ситуацию на всем Северном  Кавказе.  Неспокойно  в
Дагестане  и  в  других соседних республиках – их боевиков  обучают
чеченцы, которые уже стали профессионалами в партизанской войне.
   Чеченское сопротивление, между тем, монолитным не назовешь.  Из-
за  границы движением за независимость руководит А. Закаев, но  его
влияние  падает. Часть чеченского общества не считает  Запад  своим
союзником и готова отказаться от независимости, отождествляя себя с
мировым   джихадом.   Все  более  приемлемыми  становятся   лозунги
радикального исламизма, близкого «Аль-Каиде», стремление к созданию
Северокавказского  халифата.  Это  крайне  опасное  направление,  в
появлении которого  более всего вины В. Путина,  в  свое  время  не
проявившего   политической  воли  и  мудрости  для  переговоров   с
чеченскими  националистами.  А  диалог  с  религиозными  фанатиками
наладить еще сложнее, если это вообще возможно.
   
   
   Voice of America 11.06.2008
   ТАТЬЯНА ЛОКШИНА: «НАСТОЯЩАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ
   В ЧЕЧНЕ БУДЕТ ТОЛЬКО ПРИ ЛИКВИДАЦИИ БЕЗНАКАЗАННОСТИ»
   Вадим Масальский
   
   Татьяна   Локшина,  представитель  международной   правозащитной
организации Human Rights Watch по России, уже не первый  год  ведет
мониторинг положения дел с правами человека на Северном Кавказе.  О
своей   недавней   рабочей  поездке  в  Чеченскую  Республику   она
рассказала в интервью Русской службе «Голоса Америки».
   Вадим   Массальский:  Татьяна,  с  чем   можно   сравнить
сегодняшнюю ситуацию в Чеченской Республике?
   Татьяна    Локшина:   Я   бы   сравнила,   наверное,    с
Туркменистаном. Сегодня в Чечне налицо тоталитарный  режим.  Режим,
который держит население в страхе. Люди боятся говорить. Они боятся
возможных  последствий для себя и для своих близких.  И  вот  такой
парадокс:  если  во время войны рядовой человек  в  Чечне  стал  бы
кричать о фактах беззакония, то сегодня он предпочтет молчание...
   В.М.:  А  как  часто вы бываете в  этой  северокавказской
республике?
   Т.Л.:  В  среднем раз в два месяца.  Мы  говорим  с  теми
людьми,  которые  готовы  с нами говорить.  Очень  часто  это  люди
абсолютно  отчаявшиеся.  Им  уже не к  кому  идти  и  негде  искать
справедливости.
   В.М.:  А что вы можете сказать о судебной системе  Чечни?
Она хоть как-то функционирует?
   Т.Л.:  Судебная система в республике, конечно,  не  может
квалифицироваться  как  независимый  суд.  С  ней   есть   огромное
количество проблем. Но «где-то, как-то» суды работают…
   Надо  признать,  что  социальная структура в  Чечне  сегодня  во
многом  восстановлена. Работают магазины, школы,  больницы.  Сейчас
газ  прокладывается в отдаленные горные села, где о нем не  мечтали
даже  в  благополучные советские времена. Кто  ж  спорит,  что  это
хорошо?  Но  в  Чечне абсолютно все зависит от  одного  человека  –
президента   Рамзана   Кадырова.  И   это   можно   сказать   и   о
республиканском   парламенте,   который   полностью    подконтролен
президенту и не является ни в коей мере независимым законодательным
органом.  Это же можно повторить и о судах, и о силовых структурах.
И так до бесконечности… Всех возможных конкурентов президент Рамзан
Кадыров  просто  устранил. Причем когда я говорю «устранил»,  я  не
пытаюсь  сказать «убил», но фактически Кадыров стал  единоличным  и
полновластным хозяином в республике.
   В.М.:   Похоже,  что  именно  такой  человек   сейчас   и
устраивает Москву: с ним связывают «определенную стабильность». Ну,
а  что  это значит для правовой системы в республике? Как она может
развиваться при Кадырове?
   Т.Л.:  Для правовой системы то, что сейчас  происходит  в
Чечне,  –  это  катастрофа.  Ведь  сейчас  Чечня  только  формально
является  субъектом Российской Федерации. На самом деле  республика
живет  по  своим законам – по законам все того же Рамзана Кадырова.
Республика  находится  вне российской правовой  системы,  даже  вне
российского  культурного пространства. И Кадыров  делает  абсолютно
все,   что  ему  вздумается.  А  федеральный  центр  ни  при  каких
обстоятельствах его не одергивает. То есть в качестве  субъекта  РФ
имеет   место   некое   странное  образование,   которое   де-факто
независимо, которое живет по своим правилам. Такой прецедент крайне
опасен.
   В.М.: Чем конкретно он опасен?
   Т.Л.: Повторюсь: не может один субъект федерации жить  по
совершенно  другим правилам. И то беззаконие, которое  мы  видим  в
Чечне, сегодня расползается на другие республики Северного Кавказа.
Это один из непосредственных результатов чеченской войны. Именно во
время  этой  войны  образовалось консолидированное террористическое
подполье.  Именно  во  время это войны для  него  расширилась  база
поддержки. Ведь люди, чьи права регулярно нарушались, а виновные не
привлекались  к  ответственности, –  именно  эти  люди  (во  всяком
случае,  некоторые  из  них)  стали  ресурсом  для  тех  же   самых
террористов.  А  власть  для таких людей  сделалась  не  источником
поддержки и защиты, а источником беззакония. Это очень опасно.
   И  вот  сейчас  Ингушетия,  похоже,  становится  новой  «горячей
точкой»  Северного  Кавказа.  Да,  здесь  были  и  раньше  проблемы
бедности,  безработицы, но вооруженного противостояния, которое  мы
сейчас  мы видим, все-таки не было. Не было и такого крайне низкого
уровня  доверия населения к собственной власти. Кстати, в ближайшие
дни  мы официально представим новый доклад по ситуации в Ингушетии,
над которым мы работали целый год.
   В.М.: А что касается Дагестана?
   Т.Л.:  Понимаете, если между Чечней и  Ингушетией  сейчас
прослеживается  очень  четкая параллель, то  в  Дагестане  ситуация
совсем   другая.  Там  действительно  более  укорененный  исламский
фундаментализм.   Совершенно  реальный.   Там   многоклановость   и
многоэтничность.  И  именно это обеспечивает  своеобразную  систему
сдержек и противовесов. Например, говорить о свободе слова в  Чечне
или в Ингушетии невозможно. А в Дагестане, где за разными СМИ стоят
разные   кланы,  наблюдается  определенный  баланс  в  формировании
общественного мнения.
   С   другой   стороны,  в  Дагестане  действительно  отстреливают
милиционеров.  Просто  дюжинами.  И  это  самая  опасная  работа  в
республике. Сотрудникам милиции там не позавидуешь.
   Но  что  в  целом роднит Чечню, Ингушетию и Дагестан –  так  это
произвол  силовых структур. В разных масштабах,  конечно.  Но  и  в
Дагестане   сегодня  похищают  людей,  в  Дагестане  сегодня   тоже
применяют пытки.
   В.М.:  Ну  и, на взгляд организации Human  Rights  Watch,
какая же республика сегодня самая спокойная на Северном Кавказе?
   Т.Л.:  На  такой  вопрос  я  просто  не  могу   ответить.
Понимаете,  наша  организация  не сравнивает  напрямую  страны  или
регионы  в  составе одного государства. Это базовый  принцип  Human
Rights Watch. Мы не выносим вердикты: здесь вот все хорошо, а здесь
все  плохо.  Мы  указываем на проблемы с правами человека,  которые
реально  существуют и за которые несет ответственность государство.
Подчеркну,  что  гуманитарные проблемы есть в любом государстве,  я
это  подчеркиваю  – в любом. Их очень много в России.  И  их  очень
много  на  Северном  Кавказе,  который  остается  «горячей  точкой»
страны.
   
   
   Frankfurter Rundschau 12.06.08
   ПОДРАСТАЮЩАЯ СМЕНА ДЛЯ КАВКАЗСКИХ БОЕВИКОВ
   Флориан Хассель
   
   Партизанская  война  в  Чечне перекидывается  и  на  соседние
республики. Москва делает ставки прежде всего на военных 
   
   В  Назрани в понедельник погиб милиционер Тембулат Боголов.  29-
летний  мужчина был застрелен поздно вечером в столице  входящей  в
состав  РФ  и  расположенной на Кавказе  республики  Ингушетия.  За
несколько  дней  до  этого, 1 июня, погиб депутат  республиканского
парламента  Карачаево-Черкесии Мурат Акбаев –  его  расстреляли  из
автомата, когда он находился в своей машине. В Чеченской республике
22  мая  на  рынке,  расположенном в  столице  республики  Грозном,
выстрелом в голову был убит глава разведподразделения.
   Это  лишь  несколько примеров актуальных сообщений об  убийствах
на  юге  России.  Почти через 9 лет после начала  второй  чеченской
кампании партизанская война перебирается и на другие регионы.
   Официально  в  Чечне воцарился мир, и ничто  не  мешает  мирному
восстановлению  республики.  Такую  картину  мирной  Чечни   рисуют
президент  республики  Рамзан Кадыров и российские  государственные
телеканалы. И в самом деле, в разрушенном войной Грозном непрерывно
восстанавливаются целые кварталы. Но партизанская война и не думала
заканчиваться. «Число убитых в Чечне военнослужащих  и  сотрудников
МВД  значительно превышает число убитых боевиков», – писала недавно
«Независимая  газета».  Подобные данные  редко  можно  встретить  в
российских изданиях.
   Согласно  данным  кавказской  военной  хроники,  которую   ведет
правозащитная организация «Мемориал», в 2008 году в общей сложности
среди военных, боевиков и мирных жителей погибли 167 человек,  было
ранено  229  человек.  Но реальные цифры значительно  выше.  Власти
просто обнародуют не всю информацию о погибших.
   Насколько опасны в действительности боевики, стало очевидным  19
марта  этого  года. Около 50 боевиков ворвались в населенный  пункт
Алхазурово,  расположенный всего в 20 км от  Грозного,  и  подожгли
здание  местной администрации. В начале мая они взорвали в  Грозном
новый милицейский участок – погибли 4 сотрудника милиции.
   Целью  боевиков становятся не только легковооруженные  чеченские
подразделения.  Они  нападают  и  на  российских  военнослужащих  и
сотрудников  спецслужб.  Министерство  внутренних  дел  и  ФСБ   не
обнародуют данные о своих потерях на территории Чечни.
   Уже   давно  боевики  ведут  свою  деятельность  не  только   на
территории   Чеченской   республики.   Партизанская    война    уже
перекинулась  на все соседние республики. Прежде всего  западные  и
восточные  граничащие  с Чечней регионы – Ингушетия  и  Дагестан  –
превращаются в новые горячие точки.
   По   словам  командующего  Объединенной  группировкой  войск  на
Северном  Кавказе, число боевиков в Чечне и приграничных районах  в
конце  2007 года составило 700 человек – так же как три года назад.
«Местное  население поддерживает боевиков или занимает  нейтральную
позицию,  оно  не  оказывает  им  сопротивления  и  не  выдает   их
федеральным силам», – сетовал недавно российский генерал.
   Кроме  того,  он  признал,  что к боевикам  постоянно  примыкают
молодые  мужчины. Все регионы российского Северного Кавказа  бедны,
уровень  безработицы  высок,  а  коррупция  повсеместна.  Цена   на
должности  на государственной службе, нередко единственно возможные
места  работы, начинается с нескольких тысяч долларов. В  Дагестане
для  того, чтобы попасть в школу милиции, надо заплатить  взятку  в
размере  7  тыс.  долларов.  Об  этом  говорится  в  новом  докладе
International  Crisis  Group  (ICG) об  обретающем  новые  масштабы
конфликте в Дагестане.
   
   
   Voice of America 18.06.2008
   «КАВКАЗ: ЗАМОРОЖЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ И ЗАКРЫТЫЕ ГРАНИЦЫ»
   Алексей Пименов
   
   Конфликт  можно временно заморозить, но это отнюдь  не  означает
его  прекращения: стоит обстоятельствам измениться, как он вспыхнет
вновь.  Однако  международное  сообщество  порой  склонно  об  этом
забывать.
   «Я  хотел  бы начать с наиболее ошеломляющего факта  –  турецкая
блокада  Армении,  введенная в 1993 году, все еще продолжается»,  –
этими  словами  председатель комитета,  конгрессмен  Говард  Берман
открыл  заседание. И продолжил: «Эта карательная политика  тормозит
экономическое развитие Армении и затрудняет ее торговлю  с  другими
государствами».
   Блокада  Армении, считает конгрессмен Берман, бессмысленна  даже
с  точки  зрения интересов Турции; едва ли политика Анкары заставит
ереванские  власти пойти на уступки в Нагорно-Карабахском  вопросе.
Единственный  политический результат, к которому она  уже  привела,
состоит  в  том,  что,  лишенная выхода к морю,  Армения  вынуждена
искать  союза  с  историческими противниками  Турции  –  Россией  и
Ираном.
   Иными   словами,   на   Кавказе  региональный   конфликт   легко
трансформируется   в   международный.  И  Армения   –   далеко   не
единственный тому пример.
   Конфликтам  на  Кавказе  было  посвящено  выступление  помощника
госсекретаря по делам европейского и евразийского регионов  Даниэла
Фрида.   В   1989   году   волна  демократических   преобразований,
поднявшаяся  в Центральной Европе, уничтожила отжившие политические
системы.   Сегодня   Европа  в  традиционном   смысле   слова,   за
исключением,   пожалуй,   лишь  Балканского   региона,   объединена
благодаря  НАТО  и ЕС, подчеркнул Фрид. Иное дело – судьба  Большой
Европы, рубежи которой пока не определены.
   В  этой  связи  ситуация  в  трех  южно-кавказских  государствах
приобретает   особое  значение.  Между  тремя  бывшими   советскими
республиками   существуют  немалые  политические   различия.   Если
Армения,   находящаяся  в  конфликте  с  Азербайджаном  и  Турцией,
ориентируется на Россию, то Грузия сделала свой политический выбор,
решив присоединиться к Северо-Атлантическому союзу.
   Неоднозначной    остается   ситуация    в    Азербайджане.    На
международной  арене  его правительство в целом  идет  в  фарватере
западной  политики: Баку участвует в иракской кампании,  а  недавно
президент   Ильхам   Алиев  даже  пообещал  увеличить   численность
азербайджанского  контингента.  Возрастает  роль  Азербайджана  как
поставщика   энергоресурсов  в  Европу;   республика   поддерживает
конструктивные отношения с государствами Каспийского бассейна.
   В  то  же  время  в  Соединенных Штатах  вызывает  озабоченность
политика  азербайджанского правительства  в  сфере  демократических
свобод,  подчеркнул Даниэл Фрид. Азербайджанские  журналисты  порой
подвергаются  преследованиям.  В стране  имеют  место  и  нарушения
свободы  собраний.  Власти нередко вынуждают  оппозиционные  партии
проводить свои митинги в отдаленных районах.
   «Закон     –    единственное,    чем    правительство     должно
руководствоваться   в  подобных  случаях»,   –   отметил   помощник
госсекретаря.
   Во   внешнеполитической  сфере  озабоченность   США   продолжает
вызывать  неурегулированный  конфликт  вокруг  Нагорного  Карабаха.
Американская  администрация выступает в  поддержку  территориальной
целостности  Азербайджана. Вместе с тем решение вопроса  о  статусе
Нагорного  Карабаха  возможно  лишь  в  результате  переговоров   с
участием всех заинтересованных сторон.
   По  мнению  Фрида,  в  каждой из этих трех республик  существует
своя   демократическая  традиция.  Иное  дело,  что   международное
сообщество должно активнее помогать странам региона, стремящимся  к
демократизации.
   Необходимо  лишь  помнить, что политика и на Кавказе,  и  вокруг
него вершится с использованием исторических аргументов, которые по-
разному  воспринимаются  в зависимости от политического  контекста.
Так,  на  вопрос  члена Палаты представителей от  Калифорнии  Диана
Уотсон,  почему  американская администрация  не  применяет  термина
«геноцид»  к событиям 1915 года, Даниэл Фрид был вынужден ответить,
что  сдержанность  исполнительной власти в этом случае  объясняется
стремлением не подливать масла в огонь.
   Мысль  о  том,  что решить проблемы Кавказского  региона  можно,
лишь  учитывая  их  международные  аспекты,  обрела  дополнительное
подтверждение.
К содержанию || На главную страницу