Джонни РАМОНОВ

АДЕЛИНА

                              РАССКАЗ
   
   
   1
   Сегодня  я выполнила сверхзадачу – зарегистрировалась  на  сайте
знакомств. У меня уже есть страничка в vkontakte, но информация обо
мне  там  слишком официальная – какую школу я закончила,  на  каком
факультете учусь, кто мои друзья, фото друзей и все такое.  А  сайт
знакомств  –  это  другое.  Здесь я могу побыть  женщиной-загадкой.
Точнее,  девушкой-загадкой. Я даже фотографию  такую  выбрала,  где
нижняя  половина  лица скрыта за красным газовым платком.  Конечно,
губы  и  нос все равно просвечивают. То есть видно, что они есть  и
даже  что они красивые, но подробностей не разглядеть. Это  и  есть
загадочность – когда всем хочется приподнять завесу тайны.  Ведь  в
женщине  (и в девушке тоже) всегда должна быть тайна. Иначе  никак.
Если  ты  сразу раскрываешь карты, то превращаешься  в  дешевку.  А
дешевок я ненавижу. Зато на фото хорошо видны глаза и брови.  Глаза
у  меня  карие  и  большие с очень интересным разрезом,  который  я
подчеркнула  косыми  стрелками.  Брови  черные  –  очень   эффектно
смотрятся  на белом лице. Это всегда считалось эталоном  красоты  в
наших  краях. Вот как в народной песне поется: «Белая кожа и черная
бровь – в сердце моем загорелась любовь». Скажу вам по секрету, они
растут  довольно густо, но в салоне красоты, в который я хожу,  это
дело всегда подправляют. Так что у меня не просто дуги над глазами,
а  настоящие крылья, гордо расправленные под тупым углом. Волосы  у
меня  от  природы темно-русые и я почти ничего не меняла –  сделала
только  мелирование, осветлив концы. Они не очень  длинные,  но  до
плечей  достают, а сзади и до середины спины. Я их больше  филирую,
чем  стригу.  Но  косу заплетать не собираюсь – не сельская  какая-
нибудь дура. У меня прямая и ровная челка над бровями. Так я сейчас
и  выгляжу.  Кроме  головы на фото ничего не видно.  Ну  еще  руки,
которыми я платок держу. Стоит заметить, что ногти у меня такого же
красного цвета, как платок. Внимание к мелочам – вот первое правило
стильности. Так о чем это я говорила? Да, о том, почему  я  называю
это сверхзадачей. Потому, что зарегистрироваться на сайте знакомств
оказалось  не так уж просто. Сначала система предложила мне  ввести
имя, которое будет отображаться на моей странице. С этим проблем не
возникло,  так как я уже знала, какое имя написать. На  самом  деле
меня  зовут  Залина,  но  я ввела Аделина  –  это  имя  красивее  и
оригинальнее,  а  я девушка не простая. Аделина  –  так  называется
магазин  белья  на нашей улице, но слово красивое и  ко  мне  очень
подходит.  Опять-таки  в нем есть загадочность.  Хорошо,  с  именем
разобрались. Что дальше? Дальше система попросила ввести  логин,  и
тут-то  и  начались  проблемы.  Я  решила,  что  как  логин   можно
использовать  выбранное  имя  и  ввела  adelina,  а  компьютер  мне
написал:  «пользователь с таким логином уже существует,  попробуйте
выбрать  другой  логин». Хорошо, нет проблем. Можно использовать  и
настоящее  имя  – все равно его никто не видит. Я написала  zalina,
компьютер вновь выдал «пользователь с таким логином уже существует,
попробуйте выбрать другой логин». Тогда я приписала к слову  zalina
год своего рождения, но снова увидела «пользователь с таким логином
уже  существует»,  после этого приписала вместо года  рождения  тот
год,  который  на  дворе сейчас. И что вы думаете? «Пользователь  с
таким  логином  уже  существует»! Я начала  злиться  на  эту  тупую
машину, на тупых программистов, написавших эту тупую программу,  на
этих  тупых  дур, занявших мои логины. Серьезно, очень разозлилась.
Так  что  даже выпила стакан холодной воды, чтобы успокоиться.  Это
подействовало,  и  мне  в голову пришел новый  вариант  –  я  ввела
zalinka.  Не поверите, но этот логин тоже оказался занят!  Потом  я
попробовала  zalinka-super и zalinka-cool – результат был  тот  же.
Попробовала zayka, zayats, zaychenok, adelina-super, adelina-cool –
«Пользователь  с таким логином уже существует». Мне пришлось  снова
пить холодную воду, и тогда я вспомнила, что в латинской Америке  у
людей  бывают  двойные имена, например Анна-Елена,  Мария-Фернанда.
Это была гениальная догадка, я написала zalina-adelina. Да епрст! Я
чуть не заматюкалась, но быстро взяла себя в руки. Я уже знала, как
действовать,  и поэтому просто поменяла половинки местами  adelina-
zalina.  Слава  Богу – этот логин был принят системой.  Безвыходных
ситуаций нет!
   После  принятия логина компьютер предложил мне ввести пароль.  Я
ввела  свой номер телефона. Тогда на экране появилась форма анкеты,
которую  следовало  заполнить. Возраст – я написала  правду  –  19,
конечно, дату рождения изменила. Пол. Ну что за тупая машина! Разве
могут  парня звать Аделина?! Женский, конечно. Едем дальше. Коротко
о  себе.  Тут  я  не  стала ничего выдумывать и врать,  потому  что
загадочностью  тоже  не стоит злоупотрблять,  нужно  знать  меру  и
оставаться  самой  собой.  Поэтому я и  написала  о  себе  так:  «Я
хорошая,  очень  добрая, скромная, веселая,  жизнерадостная.  Люблю
общаться  с  хорошими,  открытыми и интересными  людьми.  Не  люблю
высокомерных, понтливых и самовлюбленных.
Учусь  на  эконом. фак-те, танцую в кавказском ансамбле. Еще  люблю
вкусно поесть, анекдоты обожаю:) И родных своих люблю!»
   Думаю,  это в достаточной степени отражает мою личность.  Дальше
в  анкете  спрашивалось, с кем я хочу познакомиться, и предлагалось
выбрать один из вариантов. Я до сих пор в шоке! Кроме вариантов  «с
парнем» и с «девушкой» были также «с парой М+Ж», «с трансвеститом»,
«с  парой  М+М»  и  «с парой Ж+Ж». Фу, противно!  Какие  извращенцы
заходят сюда! Я, конечно, выбрала «с парнем» и перешла к следующему
пункту   –  цель  знакомства.  Здесь  я  выбрала  варианты  ДРУЖБА,
ПЕРЕПИСКА,  ЛЮБОВЬ, ОТНОШЕНИЯ. Остальные варианты были для  шлюх  и
извращенцев. «Что вам нравится в сексе?». Да откуда мне знать,  что
мне  нравится в сексе! Идите, у проституток спросите! Нет, конечно,
здесь не стоит злиться, потому что это автоматическая система и она
задает  одни  и те же вопросы всем подряд. Но когда я подумаю,  что
кто-то  на  эти  вопросы  отвечает,  становится  страшно  за   нашу
молодежь. Вы видели, что там за вопросы? Роль в сексе – пассив  или
актив?  Есть  ли  гетеросексуальный опыт? Есть  ли  гомосексуальный
опыт?  Что вас возбуждает? Фу! Аж тошнит! Как представлю, что такие
люди   живут   рядом,  так  в  дрожь  бросает.  Хотя,  чего   здесь
представлять?  Вон  у нас на курсе одна, по крайней  мере,  есть  –
Ирка.  С  виду  сама  невинность – строго, чуть ли  не  по-деловому
одевается,  сидит  на  переднем ряду, учится хорошо  и  все  такое.
Здоровается с нами, подходит, даже беседовать смеет как ни в чем не
бывало.  Будто  мы  не знаем, чем она со своим  парнем  занимается.
Неужели  она думает, что из-за этого он на ней женится?  Дура  она,
вот  что  я  скажу. Дешевка. Короче, пропустила я  все  эти  пошлые
вопросы.  Ответила  только  на  один:  «Как  часто  вы  хотели   бы
заниматься  сексом?» Я написала: «После свадьбы об  этом  подумаю».
Это так, чтобы четко подчеркнуть свою позицию. А потом вернулась  к
графе  О СЕБЕ и дописала: «Просьба, всяких извращенцев и извращенок
не беспокоить!»
   Дальше  были  только  приличные вопросы, и что  замечательно,  в
вариантах  ответов всегда находились нужные мне. Даже  не  пришлось
ничего  дописывать  самой.  Итак, МОИ ИНТЕРЕСЫ:  Автомобили,  кино,
музыка,  психология, мода и стиль. ЧТО Я БУДУ  ДЕЛАТЬ  В  СВОБОДНЫЙ
ДЕНЬ:  Пойду  гулять,  приглашу гостей,  пойду  в  кино,  посижу  в
Интернете.  ЛЮБИМЫЕ  МУЗЫКАЛЬНЫЕ  НАПРАВЛЕНИЯ:  отечественная  поп-
музыка,  зарубежная поп-музыка, рэп, танцевальная музыка. ЖИЗНЕННЫЕ
ПРИОРИТЕТЫ:  семья, долговременные отношения, душевное  равновесие,
материальное благосостояние. Кроме того в этом пункте я выбрала еще
ответ «творческая реализация». Это немаловажно для меня, потому что
натура у меня артистическая. Я очень люблю заниматься танцами, хочу
стать   солисткой  нашего  ансамбля  и,  может  быть,   заслуженной
артисткой  Республики. После всего этого я ответила еще на  вопросы
про  рост, вес и мое красивое телосложение, а в конце написала свой
девиз:  «Всегда  и  везде  оставаться самой  собой».  Потом  нажала
СОХРАНИТЬ, и моя анкета была добавлена в поиск. Правда,  лазить  по
сайту  я  уже  не  стала  –  не было ни  сил,  ни  желания.  Решила
подождать, напишет ли мне завтра кто-нибудь. Ведь обычно знакомятся
со мной, а не я. Короче, я выключила компьютер, потому что мама уже
сделала мне замечание, что я засиделась слишком допоздна. Мама была
права,  на  часах  было уже полдвенадцатого.  Я  убрала  с  кровати
розового  плюшевого  мишку,  которого  мне  подарил  Батик,  синего
плюшевого  Слона,  которого мне подарил Рома, оранжевого  плюшевого
крокодила  –  подарок Аслана, убрала декоративные подушки  в  форме
сердец,  которые  купила  сама, свернула покрывало,  переоделась  в
пижаму  и  легла  спать.  Я уснула очень быстро,  потому  что  была
утомлена всей этой регистрацией и мыслями, которые она вызывала.
   
   
   2
   После  занятий в универе мы пошли домой к Эле. Мы –  это  значит
я, Милена и сама Эля. Мы лучшие подруги. Постоянно ходим втроем.  И
на  парах в универе тоже сидим втроем. Мы такие разные, но не можем
друг  без друга. У нас нет секретов друг от друга. И лидера в нашей
компании  тоже  нет. Мы сели на кухне за стол и стали  есть  пиццу,
которую  нам доставил курьер. Конечно, мы могли поесть  пиццу  и  в
пиццерии,  но  там  особо не поговоришь, а  для  нас  главное  было
провести  время  втроем. В конце-концов пообедать  каждая  может  и
дома.
   –  Милена,  расскажи  про этого парня, который  тебе  звонит,  –
сказала Эля, отрезая себе от пиццы.
   –  Да что там рассказывать, господи, – ответила Милена, улыбаясь
в сторону, – придурок он.
   –  Что  за парень? – поинтересовалась я. Мне действительно стало
жутко интересно.
   –  Ну, – начала рассказывать Милена, – не знаю, кто дал ему  мой
номер, но он постоянно смски пишет, звонит. Предлагает встретиться.
   – А фото прислал?
   –  Ага, ничего особенного. Сейчас покажу, – Милена достала  свой
телефон   и   показала   нам  фото  парня.  Действительно,   ничего
особенного.  Ну,  на  первый  взгляд  симпатичный  –  брюнет  такой
кучерявый  с голубыми глазами и волевым подбородком. Но нет  в  нем
чего-то, сама не знаю чего.
   – А что он вообще представляет из себя? – спросили мы с Элей.
   –  Ничтожество. Представьте, звонит он мне и говорит:  «давай  я
за  тобой  на факультет зайду к концу занятий, сходим вместе  куда-
нибудь».
   Мы  с  Элей  в ужасе замотали головами. А у меня еще  и  дыхание
сперло. Это возмутительно! Каков нахал! Ни кожи, ни рожи, да еще  и
«зайти» предлагает. Ненавижу таких парней.
   – И что ты ответила? – осторожно спросила Эля.
   –  Я  сказала,  –  у меня сердце замерло, пока  она  выдерживала
паузу.  –  Я  сказала, – о господи, неужели она согласилась?!  –  Я
сказала, – Эля престала жевать свою пиццу и уставилась на Милену, –
отдыхай, мальчик! За мной не заходят, а заезжают!
   Мы  с  Элей  даже  захлопали. Миленка  молодец,  правильно  себя
повела.  Этот урод больше не позвонит. Действительно, как мы  могли
ожидать  от нашей подруги другого поведения? Вы видели Милену?  Она
стройная  смуглянка с узкой талией и высокой грудью. Волосы  у  нее
черные,  как  смоль, стрижка, как у Клеопатры. Она носит  черные  и
коричневые водолазки, джинсы с расшитыми стразами логотипами  фирм,
высокие  по  колено сапоги на шпильках. Причем сапоги  у  нее  есть
разных  цветов, но самые классные, это те, у которых  одна  сторона
белая,  другая черная. Я даже завидовала ей какое-то  время  насчет
них.  Она  носит серьги – большие золотые кольца, на груди  золотой
кулон  –  тоже из колец, скорпион – знак ее зодиака.  На  ногтях  у
Милены чаще всего французский маникюр, но иногда она делает цветные
рисунки  с блестками. Одним словом, вид у нее дорогой. И чтобы  она
такая позволяла какому-то (даже не знаю, как его назвать) встречать
ее  у ворот? Никогда! Обрадовавшись достойному поведению Милены, мы
с аппетитом набросились на пиццу.
   Пообедав,  мы  перебрались в комнату Эли и стали листать  разные
журналы, которые у нее там валяются.
   –  Посмотрите, – сказала она, тыча пальцем в какую-то статью,  –
этот старый хрыч разводится!
   – Кто? – спросила я.
   –  Пол  Маккартни, – ответила Эля и развернула журнал так, чтобы
было видно всем.
   –  Фу, ненавижу! – выразила общее мнение Милена. – Помните,  как
Путин  ходил  на  его  концерт на Красной площади?  Как  он  только
вытерпел до конца?
   –  Он  президент,  – объяснила я, – ему нужно  бывать  на  таких
событиях. Это часть официального статуса. Он должен терпеть, как бы
трудно ни было.
   –  Кстати,  он  тогда  опоздал на концерт,  –  добавила  Эля.  –
Наверное,  решил, что если придется слушать до конца,  то  хоть  не
сначала. И в уши, наверное, затычки засунул.
   Мы  рассмеялись.  Да, трудно быть президентом. Полно  неприятных
обязанностей.  Я  бы и минуты на этом концерте не  выдержала.  Этот
крик  и  шум  меня просто бесят! А люди еще платили за это  деньги!
Баранье!
   –  Так  вот, – продолжила Эля, – теперь Маккартни разводится  со
своей этой одноногой Хизер.
   –  Наверное, запарился ей протезы подавать, – сказала Милена,  и
мы снова рассмеялись. – Представьте себе, как она кричит: «Дорогой,
ты  не  видел,  куда я подевала свою пластмассовую  ногу?»  Или  он
говорит:  «Милая, я хочу подарить тебе новые туфли, можно я  возьму
ногу с собой в магазин, померить».
   От  смеха  у  меня выступили слезы и закололо  в  груди,  а  Эля
закрыла  лицо  журналом,  и  было видно,  как  трясутся  ее  плечи.
Господи, ну она и дает. От таких шуток может и пупок развязаться.
   –  А вообще, – продолжила Милена уже с серьезным выражением, – я
не  представляю, как можно жениться на женщине без ноги.  Будь  она
хоть  трижды модель. Если мой брат приведет такую в дом, мама сразу
же повесится. И я, наверное, тоже.
   –  А  как  с  одноножкой, простите, можно сексом  заниматься?  –
вырвалось тут у меня. Подружки замерли, повисла пауза. Но  ведь  мы
говорили  о браке. Значит, это естественный вопрос? Нет, я все-таки
слишком откровенно выразила свои мысли. Нет, это даже не мои мысли.
Просто, глупость в голову пришла.
   –  А  для чего в сексе нужна нога? – спросила вдруг Милена, и  я
поняла, что девочки не разозлились на меня, а просто задумались над
этим вопросом.
   –  Не  знаю, – ответила я, – может быть, и не нужна,  но  просто
если  человека  привлекают инвалиды, то он извращенец.  –  Кажется,
этим мнением я окончательно реабилитировалась.
   –  Да  ну  его,  этого Маккартни, – сказала Эля и стала  листать
журнал дальше.
   Эля  –  блондинка с длинными вьющимися волосами.  Эти  волосы  –
самое красивое, что в ней есть. А так, честно говоря, она не очень.
Маленького роста, нос с сильной горбинкой, слишком толстая задница.
Но  она хорошо красится и одевается, достаточно умело маскируя свои
недостатки.  Так  что  нас с Миленой она не позорит.  Конечно,  все
понимают,  что она уступает нам, особенно когда мы идем втроем.  Но
это  даже  лучше.  Так  сильнее заметна моя и Миленина  красота.  А
вообще,  внешность  в  наших  отношениях  не  главное.  Главное   –
взаимопонимание,  родство душ, привязанность. Мы  втроем  прекрасно
понимаем  друг друга, это и есть дружба. Так на чем я остановилась?
Ах да! На том, как Эля продолжила листать журнал.
   –  Вот,  –  сказала она, тыча пальцем в страницу, – вот  мужчина
моей мечты!
   Она  подняла  журнал над головой, и мы увидели фотографию  Бреда
Пита.
   – Ну, да, – сказала Милена, – и не только твоей мечты!
   – Да, о нем многие мечтают, потому что он само совершенство.
   – Ладно, Эля, – сказала я, – ему в конце-концов сорок лет.
   –  Какая  разница?  Он  выглядит  лучше  многих  двадцатилетних.
Потому что это настоящая красота.
   Я  не  могла спорить с Элей. Она права. Бред Пит самый  красивый
мужчина  в  мире. Это общепризнанно. Я просто обалдеваю  с  него  в
«Трое».  Стоит  сказать,  что и сам фильм  просто  шикарный!  Какая
постановка!  Какие прекрасные героические образы! Ахилл,  Гектор  –
вот  с кого стоит брать пример нашим современным мужчинам. Античные
мужчины  ведь  жили  по  очень простым,  но  правильным  принципам,
которые  прекрасно  сформулированы в фильме: «Почитай  богов,  Люби
свою жену, Защищай свою Родину!» А что еще надо?
   –  Бред  Пит, – снова произнесла Эля, любовно прижимая журнал  к
груди.  – Знаете, девочки, – она посмотрела сначала на меня,  потом
на Милену: – Я бы ему дала.
   – Я тоже.
   – И я.
   Мы  можем  смело  об этом говорить. Ведь это  сам  Бред  Пит,  а
значит, мы не дешевки. К тому же мы здесь, а он в Голливуде.
   
   
   3
   Нас  с  мамой пригласили на свадьбу. То есть пригласили и  папу,
но  он  не  смог  пойти,  так как у него бывают  дела  иногда  и  в
выходные.  Выходила замуж моя троюродная сестра. Она моя ровесница.
Жениха я не знаю. Говорят, он старше ее на десять лет и работает  в
таможне  на  какой-то  хорошей должности. Она мне  всегда  казалась
тихоней, а теперь поглядите на нее – солидного жениха отхватила.  В
тихом омуте, как говорится. Ну, да ладно, счастья ей. Свадьба  была
в  зале  торжеств ресторана «Нарт». Сейчас мало кто играет  свадьбы
дома,  разве что сельские жители. Но завершаются торжества так  или
иначе всегда в доме жениха.
   Первым  делом мы, конечно, отыскали невесту. Она стояла  в  углу
специально отведенной комнаты и принимала подарки и поздравления от
сменявших друг друга гостей. Там же путался под ногами оператор  со
своей  видеокамерой.  На  невесте было простое  белое  платье  –  в
национальный  наряд  ее оденут позже, когда будут  выводить.  Мы  с
мамой  положили  свой  подарок в общую  кучу.  С  виду  это  просто
коробка,  завернутая  в  золотистую бумагу и  перевязанная  розовым
бантом.  Внутри  –  хрустальный  комплект.  Да,  наверняка,  многие
подарят  посуду,  но  что  еще  можно подарить  на  свадьбу?  Будем
надеяться, что наши стаканы окажутся лучше других.
   –  Ну  и как тебе все это? – спросила я у невесты, когда подошла
к ней.
   – Очень здорово и волнительно!
   Больше  поговорить  мы  не  смогли, потому  что  ей  нужно  было
принимать  другие  поздравления. И  ее  маме  тоже.  Наверное,  это
действительно  волнительно  – совершенно  особенный  день  в  жизни
девушки.  Все  внимание уделяют тебе одной. Все  подходят  к  тебе,
дарят   цветы,   хотят   сфотографироваться   с   тобой,   как   со
знаменитостью.  Это  тот  день, когда  любая,  даже  самая  простая
девушка  может почувствовать себя королевой. Конечно,  это  немного
грустный  праздник, ведь ты покидаешь родительский дом,  оставляешь
тех,  к  кому так привыкла. Но с другой стороны, ты создаешь теперь
свой  очаг,  свою,  новую семью, и тебе предстоит выполнить  высшее
предназначение женщины – материнство. Так что большей  частью  этот
день является радостным. Поэтому и свадьба должна быть красивой,  с
салютом,  почетным  эскортом, богатыми столами и  громкой  музыкой.
Думаю, моя свадьба будет очень красивой.
   Когда  мы вошли в зал, нас стала обнимать и целовать вся  родня.
Многие  не видели меня с тех пор, как я была школьницей. И  поэтому
спрашивали на каком я сейчас курсе, говорили какая я стала взрослая
и  интересовались, не собираюсь ли я в ближайшее время  последовать
примеру  троюродной сестры. А потом мы встретили женщину с  маминой
работы, оказалось – она соседка наших родственников. Она подошла  к
маме с вопросом
    – Это и есть твоя дочь Залина ?
   – Да, это моя Залинка, – ответила мама
   – Здравствуйте, – сказала я.
   –   А  твой  сын  здесь?  –  спросила  мама.  –  Ты  должна  нас
познакомить.
   – Да, он здесь где-то. Я вас обязательно представлю.
   Эта  женщина мне сразу понравилась. На ней было много  золота  и
какая-то женская мудрость на лице. Так что мне уже стало интересно,
что  из себя представляет ее сын. Когда она отошла, мама объяснила,
что  она занимает ответственную должность у них на работе и что  ее
сыну  24 года и он очень многообещающий стоматолог. Сказала  также,
что  у  них  нормальное происхождение. То есть,  они  –  нормальная
иронская семья, не какие-нибудь дигорцы или, еще хуже, кударцы. Это
важно. Ненавижу всякие левые отклонения от осетинского народа. Нет,
конечно, я не из тех дур, за которых жениха выбирают родители.  Для
меня  главное  чувства.  И никакая сила в  мире  не  заставит  меня
связаться  с  тем, кто мне не нравится. Но как еще познакомиться  с
приличным  парнем,  как не на приличном празднике?  Поэтому  мне  и
стало интересно, кто он такой.
   Потом  мы  сели  за стол. То есть мама села с  тетками  за  один
стол, а я там, где молодежь. Вперемешку были двоюродные, троюродные
братья  и сестры, соседи и однокурсники невесты. Я сидела  рядом  с
одной   нашей  родственницей  –  девчонкой  лет  шестнадцати.   Она
рассказала,  что  в  этом  году  заканчивает  школу  и   собирается
поступать на факультет актерского мастерства, потому что  ей  очень
нравится  театр. Она не пропускает ни одной премьеры  в  осетинском
драматическом театре и ходит на основные спектакли русского.
   –  Даже  если из меня не получится актриса, – сказала она,  –  я
смогу  работать  телеведущей. На местное телевидение  охотно  берут
ребят с актерского факультета. Хотя больше всего меня привлекает не
театр  и  не  телевиденье, а кино. Мне говорят, что у меня  талант.
Если  бы  мы  были  сейчас в другой обстановке, я бы  сыграла  тебе
фрагмент из «Унесенных ветром».
   
   Я  подумала,  что  нескромно так открыто заявлять,  что  у  тебя
талант.  Но с другой стороны, это скорее всего правда. Не может  же
быть  моя  родственница бездарной. Хоть наши местные  актеры  и  не
получают  больших ролей в кино, я надеюсь, что у нее все получится.
Главное, вера в себя, а этого ей не занимать.
   Отдельно  стоит  сказать  об  угощениях.  Было  очень  вкусно  и
разнообразно.  Нет, я видала и получше, но все равно было  понятно,
что  родители не поскупились на свадьбу дочери. Я съела люля-кебаб,
по  куску  от  каждого пирога, долма, московский  салат,  винегрет,
попробовала семги, потом бастурму и варенную курятину. Нет, сначала
курятину, потом бастурму. Я даже выпила немного вина – всего рюмку,
праздник  как-никак. Ну и, конечно же, торт. Торт был  со  взбитыми
сливками  и  вишенками  сверху. А потом все встали  из-за  стола  и
начались  танцы. Меня, само собой, сразу вытолкнули в центр  круга,
потому  что  все знают, что я занимаюсь народными танцами.  Правда,
парни,  с  которыми я танцевала, были не очень. То  есть,  когда  я
видела их сидящими за столом, они казались мне довольно ничего.  Но
когда я увидела, как неумело они топчут пол, они сразу упали в моих
глазах.  Некоторые  даже  отказывались танцевать  быструю  часть  –
позорники.   Они,   правда,   быстро  уходили,   понимая   что   не
соответствуют моему уровню, и находили себе партнерш послабее,  или
же переключались на чисто мужской танец. А вот один выделялся среди
остальных.  По одной его осанке уже было видно, что он не  какой-то
позорник.  В медленной части его танец напоминал парение  орла.  Он
держался гордо, самоуверенно, но в то же время скромно. И одет был,
как  подобает – рубашка, заправленная в брюки. Кстати, на мне  было
платье-сарафан  из коричневого велюра. Я надела его  поверх  черной
водолазки.  Во-первых, потому что сейчас не  лето,  во-вторых,  без
водолазки  получается  слишком нескромно для  свадьбы.  Туфли  были
замшевые, тоже коричневые. В ушах у меня были сережки – подвески из
бирюзы  и  на  шее  бирюзовые бусы. Еще  одни  бусы,  жемчужные,  я
намотала на запястье.
   Когда  музыка  вступила в быструю фазу, парень  разгорелся,  как
костер. Отплясывал просто мастерски и, главное, с чувством,  но  не
развязно.  Знаете,  когда  парень даже  не  очень  красивый  хорошо
танцует народные танцы, в него можно влюбиться. Слава богу, на меня
это  не  так  сильно  действует, потому что я  привыкла  к  хорошим
танцам.  Но все равно от этого парня не могла оторвать  глаз  и  не
удержалась  –  бросила  на  пол платок.  То  есть  положила  платок
холмиком,  так,  чтобы  его легче было достать.  Но  парня  это  не
устроило,  он  взял его в руки и ровно расстелил по полу,  усложнив
тем  самым  себе задачу. Сделав несколько па вокруг  да  около,  он
взглянул на меня – я стояла и хлопала. Тогда он почти сел на шпагат
и  разведя руки в стороны наклонился вперед и поднял платок зубами.
Приняв  нормальное  положение, он сделал еще пару  пируэтов  и  под
аплодисменты ушел из круга. Я ушла в другую строну – ждать,  вернет
ли  он  мне  платок.  Я  спросила у мамы, не  он  ли  случайно  тот
стоматолог.  Мама  ответила,  что  не  знает  этого  парня  и   что
стоматолог ушел еще до начала танцев, что его мать звонила  ему  на
сотовый  и очень возмущалась, но он сказал, что не вернется  назад.
Ну и ладно, скатертью дорожка. Наверное, ненормальный какой-нибудь.
Как может нормальный парень уйти в разгар свадьбы? Не понимаю.
   А  тот  красавчик с платком так и не подошел ко мне. Потому  что
он  и  еще несколько ребят сразу после нашего танца вышли на улицу.
Лица  у  них  были  встревоженные, будто  они  кого-то  или  что-то
потеряли.  Я  уже устала и просто стояла в стороне и смотрела,  как
танцуют  другие. Мне там, конечно, равных не было.  Потом  с  улицы
раздались несколько выстрелов. Наверное, кто-то из гостей напился и
решил  устроить  собственный салют. Никто не  обратил  на  выстрелы
внимания.   А  потом  стали  выводить  невесту.  Тогда   музыканты,
обсуживавшие праздник, умолкли и играла только гармонистка,  шедшая
перед  невестой.  Мне  кажется, что фата –  это  самый  необходимый
элемент   свадебного  костюма.  Так  как  она  придает   наибольшую
загадочность.  Никто не смотрит невесте в лицо  по  дороге  к  дому
жениха,   и  только  там  ей  поднимает  фату  палочкой  с  лентами
специально избранный мальчик, который потом считается ее  названным
братом.
   Невесту   увезли  на  серебристой  Тойоте  Королле,   украшенной
лентами  и шарами. Всего в колонне было машин десять и все, конечно
же, непрерывно сигналили.
   Домой  нас с мамой довез Бусик – внук сестры моего деда. У  него
была какая-то старая модель BMW, которую я даже не знаю. Ему 21 год
и  он холостой. По дороге мама показала рукой на девку, стоявшую  у
светофора.  На девке была очень короткая джинсовая юбка и  короткая
кофта,  так  что  видно пупок. И накрашена она была  тоже  довольно
вызывающе.
   – Может подберешь? – спросила мама Бусика в шутку.
   –  Да  ну  ее.  Таких полно, – ответил Бусик. – Знаете,  девушки
делятся  на две категории: те, с которыми можно куда-нибудь сходить
компанией, ну, знаете, в кабак какой-нибудь или за город поехать, и
те, на которых можно жениться. Эта относится к первой, я их всерьез
не воспринимаю.
   –  Ты  слышала?  –  обратилась мама ко мне: – Золотые  слова  он
говорит. Твои подружки где-нибудь бывают с ребятами?
   – Нет, мама, ты что! Делать им больше нечего.
   – Допоздна не гуляют? – продолжила мама.
   – Нет, в восемь все уже бывают дома.
   –  Ну  и  правильно.  Ты сама сейчас слышала мнение  нормального
парня.
   Бусик  смущенно  улыбнулся. А я согласна с его  мнением.  Умница
мальчик! Все бы так думали.
   
   
   4
   По  дороге в универ я увидела такое, что всю первую пару  кипела
внутри от негодования. Я ехала на автобусе. На одной из остановок в
него зашли парень и девушка. И она заплатила за обоих! А он даже не
сопротивлялся. Ужас! Как можно будучи мужчиной позволять, чтобы  за
тебя  платила женщина? Пусть даже эти копейки за проезд. Я уверена,
что  он не стал бы сопротивляться, если бы она решила заплатить  за
него  в кафе или ресторане. А она тоже хороша! Зачем она платит  за
него?   Как   она  хочет,  чтобы  к  ней  после  этого  уважительно
относились?  Ну ладно, ей еще не так позорно, а вот  парень  совсем
пропащий. Ей богу, мне хотелось сделать замечание, но я решила, что
лезть  не  в  свое дело неприлично. Вот если бы я была не  одна,  а
скажем с Элей или Миленой, то сказала бы той, кто со мной: «Нет, вы
посмотрите – не он должен за девушку заплатить, а она за  него».  И
сказала  бы это нарочно громко, чтобы он слышал и стыдно ему  было.
Так, ладно, о чем я говорила? Ах, да, всю первую пару я кипела, еще
хуже  было от того, что я опоздала и села с краю, далеко от подруг.
Лекция  была занудная и показалась целой вечностью. Поэтому,  когда
она  наконец  закончилась, я сразу пробралась к Эле  и  Милене.  Мы
чмокнулись  и  уселись все рядом. Потому что  следующая  пара  тоже
должна была быть в этой аудитории.
   –  Ой,  девочки,  я  вам  такой  ужас  расскажу!  –  сказала  я,
собираясь  поведать  о  той  паре  из  автобуса.  Девочки  ожидающе
посмотрели  на  меня. Я уже открыла рот, чтобы начать  рассказ,  но
вдруг  увидела то, что совершенно сбило меня с толку – элины ногти!
Шикарные  акриловые ногти длиной около двух сантиметров (не  считая
фаланги) с основной поверхностью белого цвета и розовым сердечком в
центре.  Прямые  и острые. Она быстро постукивала ими  по  парте  и
улыбалась самодовольной улыбкой. Я, конечно, не завидую подруге,  а
если  и завидую, то белой завистью. Но увидев этот шик, я не  могла
уже  думать о чем-то другом. Звук, с которым они стучали по  парте,
был  для меня как автоматная очередь. Эти блестящие акриловые штыки
вонзались в мое сердце, оставляя глубокие кровоточащие раны.
   –  Залинка,  в чем дело? – спросила Милена. – Что ты хотела  нам
рассказать?
   –  Я,  –  ответила я, пытаясь придти в себя, – я забыла.  У  вас
такого не бывает? Классные ногти, Эля, где сделала?
   –  Новый  мастер в салоне «Натали». Ее зовут Эвелина, – ответила
Эля,  подняв  руки над партой и вытянув пальцы. –  Хочешь,  я  тебя
запишу к ней?
   –  Ага,  конечно, – ответила я, пытаясь угадать  издевается  она
или искренне предлагает помощь. – А она разные умеет делать?
   –  Да, разные: гелевые и акриловые, прямые и загнутые, плоские и
фактурные,  большой выбор рисунков и орнаментов –  от  классики  до
модерна. Тебя на выходные или на новую неделю?
   – На завтра утром.
   –  Хорошо,  – Эля достала мобильник (все та же старая  Nokia)  и
набрала  номер: – Привет, Эвелина, это Эля, которая  вчера  у  тебя
сердечки  делала…  Слушай, тут подружка моя хочет  к  тебе  придти…
Завтра  утром  можно?..  В  десять? – она  посмотрела  на  меня,  я
кивнула. – Да, устраивает, – она повесила трубку и сказала  мне:  –
Завтра в десять утра она будет тебя ждать.
   –  А  я  собираюсь к другому мастеру в конце недели, –  вставила
Милена. – Так ты не вспомнила что хотела нам рассказать?
   – Нет, – ответила я. – Давайте Тимура позапариваем?
   Есть  такой  странный парень у нас на курсе – Тимур.  Внешне  он
симпатичный,  хоть  и  очень худой. Он  хорошо  одевается,  хоть  и
слишком  броско  для  Осетии. И еще  он  отличник.  Но  как  я  уже
говорила, он какой-то странный. Часто бывает трудно понять,  о  чем
он  говорит. И говорит он слишком громко, либо слишком тихо. Руками
размахивает  во  время  речи. А однажды я  заглянула  в  книгу  (не
учебник),  которую  он оставил на парте, выйдя  куда-то.  Там  были
какие-то  извращенские  картины, одна из  них  называлась  «Великий
мастурбатор», а одна глава называлась «Искусство пердения». Еще как-
то раз два пацана запаривали его – кидались свернутыми бумажками  в
него. Он сидел в переднем ряду, а они в середине аудитории. Так вот
Тимур поднялся и пошел к ним прямо по партам. Спрашивает: «Кто  это
был?»  А  они только хи-хи ловят с него. Тогда он ударил  одного  с
ноги, потом спрыгнул и ударил второго кулаком и вышел из аудитории.
Короче, он псих. И водится он с Аркадием, таким же психом, как  он,
только   поспокойнее,  и  с  этой  шалавой  Иркой.  Короче,  хороша
компашка, нечего сказать.
   А  еще я думаю, что Тимур влюблен в меня, только не решается  об
этом  сказать.  Наверное, знает, что ему ничего не  светит.  Честно
говоря, я не могу представить приличную девушку, которая бы  с  ним
связалась. Аркадий, кажется, тоже влюблен в меня. У него шансов  не
больше  – вот и нашли они друг друга, коллеги по несчастью. Так,  к
чему я это? Ах, да я предложила позапаривать Тимура. Наверное,  это
было  единственное развлечение, способное отвлечь  меня  от  элиных
ногтей.  Девочки были не против. Тимур как раз проходил мимо,  и  я
сказала:
   – Тимур, пообщайся с нами.
   –  Ну, чего вы хотите? – отозвался Тимур и сел на парту напротив
нас.
   –  Ну,  расскажи  нам, что у тебя нового, как  жизнь  вообще,  –
сказала я, растягивая слова и не забывая строить ему глазки.
   – Спасибо, жизнь в порядке. Нового ничего, но я не жалуюсь.
   –  Верно,  Тимур,  – сказала Милена. – Отсутствие  новостей  уже
хорошая новость. А как тебе эллины ногти?
   Эля  протянула руку в сторону Тимура, повернув кисть так,  чтобы
ему было лучше видно.
   – На мой взгляд, – ответил Тимур, – это моветон.
   Мове-что?  Где он нашел это слово? Что это значит?  Меня  бесит,
когда люди говорят загадками!
   – Это плохо или хорошо? – спросила Эля, опуская руку.
   – Зависит от ситуации, – вздохнул Тимур.
   Ладно. Проехали эту тему. Я перешла к главной подколке:
   – Тимур, – сказала я медленно, – а у тебя есть девушка?
   – Нет.
   – А почему?
   – Все дело в травме.
   – ?
   – Я могу вам доверять? – спросил он, придвинувшись.
   –  Да, конечно, ты можешь быть с нами откровенным, – сказала  я,
и Милена с Элей закивали.
   –  Хорошо, я расскажу вам. В детстве я любил лазить по стройкам.
Однажды я упал с одного яруса строительных лесов на другой. Упал на
спину.  И  прежде чем я успел подняться, откуда-то сверху  свалился
кирпич. Он попал мне прямо между ног и оттяпал половину моего этого
самого.  Сейчас я вырос, а обрубок остался обрубком.  Понимаете,  я
хочу  быть честным, поэтому рассказал это своей девушке, а она меня
бросила. Так же было и с предыдущей.
   Повисла  пауза.  Эта  история сбила всех с  толку.  Мы  даже  не
знали, как говорить, и можно ли говорить об этом. Об этом самом.
   –  Так  значит ты, – наконец сказала, смущаясь, Милена, – ты  не
можешь с женщиной, – она сделала еще одну паузу и добавила, – быть?
   –  Понимаете, я хотел бы жениться. Хотел бы иметь детей.  И  это
возможно с помощью искусственного оплодотворения. Я просто не  могу
заниматься сексом в традиционном смысле.
   Не  успели  мы на это отреагировать, как вошел препод,  и  Тимур
оправился на свое место.
   – Даже не знаю, – сказала Эля, – кажется, он это придумал.
   –  Да  как  можно  такое  придумать, – возразила  Милена,  –  он
говорил очень серьезно, похоже на правду.
   –  Да,  скорее всего, это правда, – добавила я, – поэтому  он  и
странный такой, это не только физическая, но и моральная травма.
   – Давайте спросим у его друга Аркадия, – предложила Эля.
   – Точно! Он наверняка будет знать правду.
   После  лекции мы подошли к Аркадию и спросили, правда ли  что  у
Тимура нет половины этого самого.
   –  Да,  правда,  – ответил он. – Вы не задумывались,  почему  он
такой  худой?  Это  потому,  что  ему  гормонов  не  хватает  после
перенесенной травмы. Только никому больше об этом не рассказывайте.
   – Нет, нет. Мы не будем.
   Теперь  сомнений больше не осталось. Тимур настоящий инвалид.  И
не только на голову.
   
   
   5
   Сидя в своей комнате, я проверяла e-mail. Была всякая реклама  и
письмо от Артура. Артур, он мне просто хороший знакомый. Его  семья
–  наши  соседи, но сейчас он учится в Москве – перевелся из нашего
универа.  Он  очень серьезный молодой человек. Раньше  он  присылал
свои фотки на Красной площади и в на фоне МГУ, а сейчас ответил  на
мое письмо, которое я написала две недели назад.
   
   //////Привет,  Залина! Давно не писал, потому что  занят  очень.
Москва такой город, что постоянно нужно быть в движении, но мне это
даже  нравится.  По  Родине тоскую, конечно.  И  по  родным,  и  по
друзьям,  и  по тебе. Понтов там действительно много. И  предвзятое
отношение  к  кавказцам тоже есть. Но сдавать  сессию  это  мне  не
помешало. Я скажу так: если ты чего-то действительно стоишь, то уже
не  так  важно, откуда ты приехал. А насчет русских девушек  ты  не
переживай.   Русские   девушки   –   всего   лишь   физиологическая
необходимость.
   
   Original message
   Привет,  Артур! Как дела? Почему давно не пишешь? Как  учеба?  У
тебя  ведь  уже была сессия? Наверно, это сложнее, чем  у  нас.  Не
потому, что они умнее, а потому что понтов больше. Наверно, к нашим
там как-то предвзято относятся. Тебя не заваливали, потому что ты с
Кавказа?
   А  еще  я  хотела  бы  знать:  ты не путаешься  там  с  русскими
девушками? //////
   
   Какой  он все-таки молодец! Очень правильно рассуждает обо всем.
Особенно насчет девушек (если их можно так назвать). Так, наверное,
лучше,    пусть    он   там   удовлетворит   свою   физиологическую
необходимость,  а  потом ищет нормальную невесту  дома.  Короче,  я
написала ему ответ:
   «Я  не  сомневалась, что ты стоишь многого и сможешь  преодолеть
любое  предвзятое отношение. Знай наших! Твои родные тоже  по  тебе
скучают. Твоя мама часто у нас бывает и всегда говорит об этом.  На
каникулах приедешь? Я тоже буду ждать».
   Потом  я  зашла  на  сайт знакомств. Мне  написали  одно  личное
сообщение.  Я с волнением открыла папку «Мои сообщения» и  увидела,
что  написал парень по имени Саня Пичушкин. На фотке он был одет  в
клетчатую  рубашку и стоял за какой-то стеклянной дверью,  скрестив
руки  на груди. Лицо у него было хмурое, но красивое. Волосы черные
и   хорошая   фигура.   Еще  в  нем  было   что–   то   необъяснимо
привлекательное.   Вроде  мужской  загадочности.   Только   вот   с
национальностью ему не повезло. Он не осетин, поэтому максимум,  на
что  может  рассчитывать,  это  ДРУЖБА,  ПЕРЕПИСКА.  Я  прочла  его
сообщение.  Он писал: «Ты очень симпатичная и, кажется, незаурядная
девушка.  Я  хотел бы с тобой познакомиться». Какой  он  милый,  не
правда ли? То, какая я симпотная, видит любой по фотографии. Но он,
прочитав  мою анкету, сумел оценить меня как незаурядную  личность.
Жаль  все-таки, что он русский. Я зашла на его анкету – в ней почти
не  было  информации. Поэтому я написала ему: «Привет.  Расскажи  о
себе.  В каком районе живешь? Чем занимаешься?». Больше в Интернете
у меня дел не было, и я вышла.
   
   
   6
   В  десять утра я, как назначено, была в салоне «Натали». Эвелина
оказалась девушкой, может быть, чуть старше меня. Тощей и  бледной,
с  линяющей  краской  для  волос и с  никаким  маникюром  –  просто
короткие  ногти,  накрашенные красным лаком. Она  усадила  меня  за
столик,  налила кофе и дала полистать каталог ногтей,  которые  она
может   нарастить.  У  меня  аж  глаза  разбежались.   Многое   что
понравилось: и белые загнутые, похожие на звериные когти, и золотые
листья  на  коричневом  фоне, и подсолнухи с божьими  коровками,  а
красно-золотые с портретом Че Гевары вообще фантастика! У меня ушло
полчаса на то, чтобы выбрать. Ведь это ответственный шаг. Если что,
я  же  не стану их отламывать. Короче, я остановилась на самых,  на
мой  взгляд,  клевых.  Они прямые и острые.  Отступают  от  пальцев
сантиметра на три. На них густой фактурный узор из красных,  желтых
и  зеленых цветочков. Кстати, они в два раза дороже тех, что у Эли.
Я  села за специальный стол, положила руки на специальную подушечку
и  Эвелина принялась колдовать. Кофе я так и не выпила. Мы  сначала
немного поболтали про Элю, про то, какие мы с ней подруги и как она
мне  хвалила этот салон. А потом Эвелина сосредоточилась на работе,
а  я стала разглядывать происходящее вокруг. Я увидела, как в салон
зашел  парень  где-то  моего возраста с очень  длинными  (до  плеч)
прямыми  русыми волосами. Господи, как он по улице-то  так  прошел?
Как  вообще нормальный парень, живя в Осетии, может отрастить такие
волосы?  Я  решила, что скорее всего он приехал из  Москвы  или  из
Питера  или  еще  откуда-нибудь из России и пришел в парикмахерскую
нормально постричься. Он о чем-то говорил с парикмахером, но  из-за
жужжания фена другого парикмахера и работающего в салоне телевизора
я не расслышала ни слова. Видела только, что парикмахер была сильно
чем-то  удивлена. А потом парень сел в кресло и  –  о  небеса!  Ему
стали  красить  голову!  Он пришел, чтобы  перекрасить  свои  русые
волосы в черный цвет! Куда катится этот мир?!
   –  Посмотри,  –  сказала  я  Эвелине,  –  парень  пришел  волосы
красить.
   –  Ничего себе, – ответила она. – Стоп! Кажется, я его знаю. Да,
он живет недалеко от меня.
   – Он местный?!
   – Да, к тому же осетин.
   Куда катится Осетия?! Ужас!
   – Он не голубой? – спросила я тихо.
   –  Нет. Чего нет, того нет. Недавно я видела, как он целовался с
девушкой на улице.
   Какой  кошмар!  До чего мы дошли! Я уже не обсуждаю  поцелуи  на
улице. Но какая девушка это могла быть? Если парень отрастил  такие
волосы, да еще и красит их, то с ним определенно что-то не  так.  И
пусть  он не голубой, но у него явно какие-то свои взгляды на  мир.
Какие-то дурные, извращенные! Я бы вообще остерегалась его. А  если
бы  и знала, что он не опасен для меня, все равно не смогла бы даже
пройти с ним рядом по улице. Это же ходячий позор!
   Короче,  чтобы  не  кипятиться, я перестала смотреть  в  сторону
парикмахеров и стала смотреть телевизор. По телевизору шли новости.
Вдруг  я  увидела на экране знакомое лицо. Не сразу вспомнила,  кто
это и где я его видела. Я прислушалась к тому, что говорил диктор и
услышала:  «Александр  Пичушкин, более  известный  как  «битцевский
маньяк»,   скоро   предстанет  перед  судом.  Напомним,   что   ему
инкриминируют  убийство  сорока восьми человек…».  Я  почувствовала
тошноту  и головокружение и через пару мгновений перестала  видеть.
Дикторский  голос раздавался эхом из темноты: «Он знал-ал-ал  своих
жертв-ертв-ертв  и заманивал-анивал- анивал их на  место  убийства-
ства-ства…». А потом я как будто провалилась в бездну  и  перестала
слышать.  Через  какое-то время мне показалось, что  в  мои  ноздри
лезут змеи. Я открыла глаза и увидела Эвелину, держащую перед  моим
носом   пузырек   с  какой-то  вонючей  жидкостью.   Рядом   стояли
парикмахеры и длинноволосый парень с недокрашенной головой.
   –  Все,  сейчас ей станет лучше, – сказала одна из парикмахеров.
–  Обычно в парикмахерских креслах люди падают в обморок,  а  чтобы
упасть на маникюре, это я первый раз вижу.
   – Вдохни еще, – сказала мне Эвелина.
   Я  вдохнула. Запах был такой отвратительный, что привел  меня  в
чувство. Я отодвинула руку Эвелины и села на диване.
   – Ты не завтракала? – спросила парикмахер.
   – Нет. То есть я завтракала. Просто стало дурно.
   – Наверно, от запахов.
   – Может быть, – сказала я.
   Эвелина предложила мне пойти домой и придти в следующий раз,  но
я  отказалась.  Я выпила свой почти остывший кофе и снова  села  за
стол.  Все остальные в салоне тоже вернулись к своим делам. Новости
по  телевизору  уже  закончились, теперь там шел  повтор  последней
серии «Земли любви».
   –  А  Битц  где? – спросила я Эвелину между делом. –  Далеко  от
Осетии?
   – Не знаю, – ответила она. – А что?
   – Да так, не важно.
   
   
   7
   Мы   сидели   в  кафе.  Пили  безалкогольные  коктейли   и   ели
мороженное. Конечно же, главной темой беседы были мои ногти.
   –  Как  классно! – восхищенно сказала Милена. – Надо  бы  и  мне
сделать.
   –  Да,  они  высшие, – согласилась Эля, – я сама выбирала  между
ними и теми, которые в итоге сделала.
   Конечно!  Что  ей  еще оставалось говорить?  Наверное,  пожалела
денег,  поэтому и выбрала те, которые в итоге сделала. Она  уже  не
стучала ими по столу. Да ладно, оно и хорошо, что они у нас разные.
Были бы как две дуры с одинаковыми ногтями. А у девушки должна быть
своя индивидуальность, неповторимость.
   Потом  мы  стали  обсуждать парочку, что сидела через  несколько
столиков  от  нас.  И парень и девушка на первый  взгляд  выглядели
нормально. Но потом она начала курить. Главное не он, а она. И так,
абсолютно не стесняясь, как будто все нормально. Сидят и болтают, а
она  дымит.  И наплевать, что в кафе полно людей, что одна  женщина
пришла  с  маленькими детьми, которые, увидев курящую  тетю,  могут
решить, что так можно, и, подрастя, испортятся.
   –  Вот  стерва, – сказала Милена. – Курящая девушка –  это  зло.
Это плохо, это бардак и беспредел.
   –  Она  еще  и  дура, – добавила Эля, – женщинам курить  нельзя,
потому что дети дебилами рождаются потом.
   –  И  не  только  дети,  –  поддержала  я,  –  курение  ведет  к
слабоумию. Так что через пару лет она сама будет как дебил.
   –  А вы на него посмотрите. Дурак дураком. Глядит на нее, как на
ангела. Кого только не полюбят эти мужчины. Фу!
   –  Интересно,  о  чем они могут говорить. Эля, может  подойдешь,
послушаешь?
   – Как?
   –  Притворись, что в туалет идешь. А проходя мимо  них,  замедли
шаг и послушай.
   Эля   сделала  пару  быстрых  глотков  коктейля,  потом  встала,
встряхнула своей желтой гривой, развернулась и пошла. Проходя  мимо
их столика, как мы и сказали, замедлила шаг. Потом для вида зашла в
туалет.  Там  она  задержалась  довольно  долго,  наверное,  решила
сходить  по-настоящему.  А  на обратном пути,  снова  проходя  мимо
парочки, не просто замедлила шаг, но и остановилась, изобразив, что
читает  сообщение  с телефона. Мы с Миленкой чуть  не  рассмеялись,
когда она нам подмигнула, мол, это нарочно. А я ей показала большой
палец, мол, все класс. Когда же она вернулась к нашему столику,  то
мы сразу спросили:
   – Ну, ну, о чем они говорят?
   –  Ну,  когда  я проходила мимо них первый раз, они говорили  за
какого-то Леопольда Мазоха и его это самое.
   – Что, это самое?
   Эля придвинулась к нам и сказала почти шепотом:
   – Член.
   – Как?! Ты уверенна, что именно это они и обсуждали?
   –  Да,  я сама слышала, как девушка сказала, – она снова сделала
голос тихим: «За хер Мазоха можно уважать…».
   О,  боже  мой!  Мы  были в шоке. Так просто сидеть  с  парнем  в
общественном  заведении,  курить  и  обсуждать  чье-то  это  самое.
Пропащая девка, точно.
   –  Ладно,  –  продолжила расспрос Милена, – что они говорили  во
второй раз? Ты ведь даже остановилась рядом с ними.
   –  Во  второй  раз они говорили о каких-то курах и  про  «Магнум
440». Это, кстати, что? Машина такая?
   –  Эля! – сказала я строго. – Что за глупости ты говоришь?! Нету
такой машины, запомни это и не позорься больше нигде.
   – А что это тогда?
   – Я не знаю, но точно не машина.
   – Ладно, что именно они говорили? – спросила Милена.
   –  Она спрашивала у него: «Что ты думаешь об этих курицах», а он
ответил: «Иногда я жалею, что у меня нет Магнума 440». Вот и все.
   – Да уж, ничего не поймешь. Они там на своей волне.
   – Эй, посмотрите, – сказала я, – у нее на руке татуировка.
   Подруги  повернули головы в сторону парочки. Теперь  все  видели
то,  что  я  заметила первая. На запястье у девушки  был  нарисован
череп.
   –  После  того, что они обсуждали, это меня уже не  удивляет,  –
заключила Милена.
   –   Ну,  не  знаю,  –  протянула  Эля,  –  я  вообще  не  против
татуировок.  Я  бы  даже себе сделала, – она посмотрела  на  нас  и
добавила, – временную.
   –  Да,  это  неплохо и иногда даже красиво, – решила я  выразить
свое  мнение. – Например, когда ты на море и делаешь временный узор
на  пояснице,  на  плече или бедре. Это хорошо –  покрасоваться  на
пляже,  но  ходить по улицам своего города с черепом на запястье  –
это идиотизм.
   –  Наверное,  она сатанистка или еще что-нибудь в этом  роде,  –
сказала Милена.
   Потом  они допили кофе, доели пирожное и ушли. А мы еще  сидели.
И  тогда  я  заметила, что девушка забыла на столе свой  телефон  –
довольно  приличный складной SAMSUNG. Официантка  тоже  заметила  и
стала  кричать  в  след:  «Вы свой телефон забыли!».  Конечно,  они
вернулись  и  забрали его. Сказали ей: «Спасибо». Лучше  бы  чаевые
оставили  вместо  этого,  спасибо ведь  в  карман  не  положишь.  А
официантка  только  улыбалась – дура…  Жаль,  что  я  не  подобрала
телефон раньше. Уж я бы его точно не вернула. Нечего быть честной с
извращенцами и дешевками. Телефон, конечно, хуже моего, но я  могла
бы  быстро  продать его за полцены. А за эту сумму можно целых  два
зачета поставить.
   
   
   8
   В воскресенье я удалила свою анкету с сайта знакомств.
   Мне  кажется, это стало опасным. Пичушкин уже в тюрьме, но  мало
ли маньяков осталось на свободе. Они запросто могут искать жертвы в
Интернете. Ведь внешность обманчива.
   Сначала  он кажется симпатичным парнем, а потом заманивает  тебя
в  лесопарк и убивает. Облегченно вздохнув после удаления анкеты, я
зашла  развлечься в чат «Маскарад». Чат поделен на  четыре  комнаты
«Гостиная», «Детская», «Бар» и «Матерная». В первых трех никого  не
было,  и я выбрала четвертую. Вошла я под именем Стервочка. И прямо
с  порога  начала:  «Привет,  [censored]  и  [censored]!»  Какая-то
девчонка под именем Lo-Lo ответила мне: «А ты еще что за [censored]
Ивановна?». Я в ответ: «Иди на [censored], [censored]!»
   LO-LO:  Ты,  [censored],  не  [censored]!  Я  бы  тебе  показала
[censored], [censored]!
   СТЕРВОЧКА:  За  последнее  слово ответишь!  С  какого  права  ты
называешь меня [censored]? Ты меня видела? Иди, в зеркало посмотри,
если хочешь узнать, что такое [censored]!
   LO-LO:  Иди баранов паси, [censored] конская! Я почти уверена  в
том, что ты [censored]! Я это чувствую!
   СТЕРВОЧКА: Ты городская? С какого района будешь?
   LO-LO: Городская я. С Турханы. А че?
   СТЕРВОЧКА:   Тогда  ты  точно  [censored]!   На   Турхане   одни
[censored] живут!
   LO-LO: Ты хочешь войны?! Сама-то с какого района?
   СТЕРВОЧКА: С Шалдона!
   VAMPIRSHA:  Девочки,  не  ругайтесь!  Вы  обе  правы!   Вы   обе
[censored]!
   LO-LO: А это еще что за [censored]?!
   СТЕРВОЧКА:  Что  это за имя – Вампирша? Ты с  какого  [censored]
кровь сосешь, девочка?
   VAMPIRSHA:  Тебя  не [censored]! Но за свои  слова  отвечаю.  На
Турхану и Шалдон ссылают всех [censored]!
   CRAZY-GIRL: Я попала на собрание [censored], так?
   СТЕРВОЧКА:  Ну,  ты + Вампирша = собрание [censored].  Здесь  ты
права!»
   –  Залина!  –  сказал  вдруг папин голос. Я быстренько  свернула
окно и отозвалась:
   – Чего?
   –  Нам  с  тобой надо поговорить, – сказал папа,  заходя  в  мою
комнату.  У  папы  было хорошее настроение, и  это  сказывалось  на
голосе.
   – О чем? – я закрыла окно чата и расслабилась.
   – Помнишь Реваза?
   – Это тот сын твоего друга?
   –  Да,  конечно,  помнишь. Вы же с ним  очень  мило  беседовали,
когда они приходили к нам в гости.
   Из-за  папиной  спины показалась мама. Не знаю, заметил  ли  он,
что она стоит сзади.
   –  Короче,  я  говорил с Хазби, его отцом вчера. Он сказал,  что
Ревазу  надо  жениться. Ему уже двадцать пять, и он хочет  пойти  в
политику.  Я  решил, что может быть тебе стоит с ним  познакомиться
получше? Может быть, ты ему понравишься. Я со своей стороны сказал,
что лучше невесты ему не найти. Как ты на это смотришь?
   – Он снова придет к нам?
   –  Нет,  зачем? Он уже видел тебя дома. Я сказал, что  он  может
заезжать  за тобой в университет и подвозить домой. Так вы  сможете
пообщаться без посторонних. Ты же не против?
   Я посмотрела на маму. Мама кивнула.
   –  Нет,  не  против, – сказала я, – а тебе не кажется,  что  мне
рано выходить замуж?
   –  Во-первых,  не  рано.  Тебе скоро двадцать.  Во-вторых,  тебя
никто  не  заставляет. Мы просто хотим, чтобы  ты  познакомилась  с
парнем получше. Тебе ведь важно мнение родителей?
   – Да, вы лучше знаете.
   –  Да. Я эту семью давно знаю. Очень хорошая и порядочная семья.
И  парень молодец. Сейчас он работает в Администрации города, но на
следующий  год  хочет баллотироваться в республиканский  Парламент.
Обидно будет, если он женится на другой девушке.
   – Да, действительно, – сказала я, вставая со стула.
   – Ты куда?
   –  На кухню, воды выпить, – от слов папы я сильно разволновалась
и  как  обычно  захотела пить. Мама ушла в другую комнату,  а  папа
пошел за мной на кухню.
   –  Я тебя очень хвалил, не опозорь меня. Веди себя достойно и не
говори лишнего.
   – Хорошо, – ответила я, наполняя стакан.
   –  Ладно, мне пора уходить, – сказал папа. – Мы с мужиками  идем
на  футбол.  Там  будет  и Хазби. Я скажу ему,  что  ты  не  против
встретиться с его сыном.
   Я  выпила стакан воды залпом. Я разволновалась потому,  что  это
все  было  так неожиданно. Я помню, что Реваз с его отцом пару  раз
были  у нас в гостях. Только не помню толком, как он выглядел  и  о
чем мы с ним говорили. Но мы говорили – это факт. Короче, встречусь
с  ним  и  узнаю  получше.  Разрешить ему подвозить  себя,  это  не
страшно. Ведь меня никто ни к чему не обязывает.
   Я  вышла  в  коридор проводить папу, а мама пошла на кухню  мыть
посуду.  Папа,  насвистывая что-то веселое, рылся в  гардеробе.  Он
достал  оттуда  куртку,  и из ее кармана  выпал  черный  коробок  с
надписью DUREX.
   –  Чертовы  сувенирные  спички!  –  пробормотал  папа,  поднимая
коробок с пола. Убрал в карман, надел куртку и сказал: «Ну,  пока».
Я закрыла за ним дверь.
   
   
   9
   Вечерний сеанс заканчивался слишком поздно, поэтому Эля,  Милена
и  я  решили  сходить в кино во время занятий.  Кинотеатр  как  раз
недалеко  от универа. Шел фильм, который ни одна из нас не  видела,
но  Эле  его  кто-то  очень сильно хвалил.  Она  сказала,  что  там
снимается  младший  брат  Брэда Пита  –  Майкл  Пит.  И  нам  стало
интересно  на  него  посмотреть. Фильм  назывался  «Мечтатели».  Мы
купили билеты и вошли в зал. В зале я заметила ту парочку из кафе и
того  парня, который красил волосы. Мы сели на переднем  ряду,  где
кроме нас троих никого не было. Перед началом сеанса к экрану вышла
одна из сотрудниц кинотеатра и попросила минуточку внимания.
   –  Очень обидно, что приходится это говорить, – начала она, – но
во  избежание  недоразумений следует предупредить.  Фильм  Бернардо
Бертолуччи. Те, кому это имя знакомо, отдают себе отчет в том, куда
они пришли.
   – Естественно, – сказал какой-то дядя сзади.
   –  Всех остальных, – продолжила сотрудница кинотеатра, – я  хочу
попросить  вести себя адекватно: не издавать диких возгласов  и  не
отпускать  никаких комментариев в определенных сценах  фильма.  Все
понятно?
   – Да, – ответили голоса сзади.
   – Тогда приятного просмотра, – сказала сотрудница и вышла.
   – Что она имела в виду? – спросила я Элю.
   – Понятия не имею, – ответила та.
   Фильм  начался с какой-то противной музыки – хоть  уши  затыкай.
Слава  богу  ее  быстро  заглушил  голос  главного  героя,  который
рассказывал, как он приехал из Америки в Париж. Потом мы увидели  и
самого главного героя.
   – Это и есть Майкл Пит? – спросила Милена.
   – По ходу, да, – ответила Эля.
   – Симпатичный.
   – Симпатичный, но до старшего брата ему далеко, – подытожила я.
   Дальше  он  рассказывал о своей жизни в Париже. Были скучноватые
сцены  про  то, как парижская молодежь смотрит кино и про  то,  как
главный герой пишет письмо домой. Потом показали, как он плюет себе
в  руку  и  писает  в раковину. Интересно, парни действительно  так
делают?  И  еще  я  не  поняла, зачем нам это  показывают.  Немного
подумав,  я  решила,  что так режиссер хотел  показать,  что  герой
отрицательный. А потом случилась важная сцена. Он пришел на  какую-
то  забастовку и увидел девушку, прикованную к воротам. Сразу стало
понятно,  что  здесь  началась  любовная  история  и  сразу   стало
интересно.  Девушка с руками в цепях, а во рту у нее была  сигарета
(для  Парижа это нормально). Сигарета прилипла к ее губе и  главный
герой  помог  ее отклеить. Потом оказалось, что она шутила  и  цепи
были  без  замков.  Она  познакомила его со  своим  братом.  И  они
пригласили его в гости. Там он познакомился с их родителями. Папаша
у них был какой-то шизик-поэт. На следующий день родители уехали, и
главный герой остался в гостях у брата с сестрой. А когда он  пошел
ночью  в туалет, то заглянул в их комнату и увидел, что они спят  в
одной кровати.
   –  Милен,  ты  тоже  спишь со своим братом в  одной  кровати?  –
спросила Эля.
   – Ты что, – ответила Милена, – у нас разные комнаты.
   –  Наверное,  во  Франции это норма, а он как  иностранец  этому
удивлен, – прокомментировала я.
   Утром  выяснилось что брат и сестра еще и душ принимают  вместе.
Причем сцена эта была снята очень пошло. Фу! Я так и сказала  вслух
на  весь зал: «Фу, какая похабщина». А дальше они втроем все  время
пили и говорили о кино. Не знаю для чего туда нужно было засовывать
кадры  из  старых черно-белых фильмов. Потом брат проспорил  сестре
желание,  и она показала на плакат этой старинной немецкой  актрисы
Дитрих  (так ведь?) и сказала: «Сделай перед нами то, что ты  делал
перед  ней». И этот тип встал перед плакатом на колени,  расстегнул
штаны,  достал свою штуку и начал мастурбировать! При родной сестре
и их госте!
   Мы  были  в  шоке! Эля и Милена закрыли лица руками и  наклонили
головы.
   – Какой ужас! – громко вскричала я. – Пойдемте отсюда скорее!
   Мы  вскочили  с  мест и пробежали через весь  зал  к  выходу.  В
дверях  я  оглянулась на экран и увидела, что он  уже  закончил,  а
сестра  трогала  плакат  после него. Какой бардак!  Зачем  мы  сюда
пришли?!
   –  Какой пошлый фильм! – возмутилась Милена, когда мы были уже в
холле. – Это ты, Эля, нас на него потащила!
   –  Ну, я же не знала, что там такое, – сказала Эля виновато. Она
была вся красная и старалась не смотреть нам в глаза.
   – Что, девочки, не понравился фильм? – спросила кассирша.
   – А как это может нравиться! – строго ответила я.
   –  Ну вас же предупреждали, – сказала та тетя, которая выступала
с речью перед сеансом.
   –  Предупреждали! – передразнила ее я. – Здесь не  предупреждать
надо,  здесь вообще нельзя показывать такие фильмы в дневное время.
Откуда  ж  приличным  людям знать, что это за  режиссер  такой?  Мы
порнографию не смотрим.
   – Верните нам деньги за билеты, – поддержала меня Милена.
   Нам  вернули  деньги.  Выходя из кинотеатра  я  сильно  хлопнула
дверью,   чтобы   показать  мое  презрение  к  заведению,   которое
развращает  нашу молодежь и разлагает общество. Мы постарались  как
можно  быстрее  отойти  как можно дальше от  этого  кинотеатра.  Не
хотелось,  чтобы  кто-нибудь из знакомых видел, что  мы  ходили  на
такой фильм.
   Чтобы  развеяться,  мы  пошли гулять в парк.  Ели  мороженное  и
катались  на  чертовом колесе. О фильме почти не  говорили.  Вообще
говорили мало. Потом Эля и Милена сели на свои маршрутки, а я пошла
обратно  к универу, потому что к концу занятий за мной туда  должен
был  заехать  Реваз. А был уже конец последней  пары.  Я  встала  у
главного  выхода, чтобы это выглядело, будто я вышла  из  здания  и
стала  ждать.  Меня всю трясло. Во-первых, я не  совсем  отошла  от
шока,  испытанного в кино, во-вторых волновалась перед  встречей  с
Ревазом.  Минут  через  двадцать он подъехал на  своей  серебристой
шевроле  прямо  к бордюру. Я сразу узнала его и помахала  рукой  со
ступенек.  Он  посигналил  в ответ и нажал  кнопку  разблокирования
дверей. Я сделала шаг в его сторону.
К содержанию || На главную страницу