Г.А. ХЕТАГУРОВ

НЕТ ПРОРОКА В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ

   
   Ярослав  Афанасьевич Хетагуров родился 12 мая 1926 года. Окончил
МВТУ  им.  Баумана.  Длительное время  соображения  государственной
безопасности не позволяли во всеуслышание говорить о его  работе  и
деятельности. В период обучения он принимал участие в работе научно-
студенческого  общества,  был лауреатом  московского  и  всесоюзных
смотров   научно-технического  творчества  студенческой   молодежи.
Первое   авторское  свидетельство  на  изобретение  получил  будучи
студентом  3-го курса  института. На 4-ом, 5-ом курсе института  за
участие   в   научной  работе  получал  стипендию  им.   профессора
Мерцалова.  До  поступления  в институт была  окончена  музыкальная
школа  по  классу  виолончели и, учась в  институте,  он  продолжал
заниматься   музыкой,  принимал  активное  участие  в  студенческой
самодеятельности,   а  также  брал  частные  уроки   у   профессора
Московской  консерватории, виолончелиста  С.  Козолупова.  От  него
(Козолупова)  было  получено  предложение  закончить  отношения   с
техникой,   поступить  в  Московскую  консерваторию   и   полностью
посвятить себя музыке, а потому он колебался в выборе, чему  отдать
предпочтение.  Однако в 1950 году, закончив  МВТУ  им.  Баумана  по
специальности  «счетно-решающие  приборы»,  он  был  распределен  в
Институт точной механики и вычислительной техники АН СССР и  принят
в  аспирантуру,  в связи с чем занятия музыкой были  прекращены.  В
начале  1954  года  под руководством академика С.А.  Лебедева  была
защищена   кандидатская   диссертация   по   принципам   построения
специализированных цифровых вычислительных устройств.
   Затем,  работая  в институте, принимал участие в наладке  БЭСМ-1
(первая в Союзе Большая электронная счетная машина). В 1958 году по
конкурсу  начал  работать в ЦНИИ «Агат». В 1959 году  был  назначен
главным конструктором системы «Курс». В 1962 году система «Курс»  с
мобильной  цифровой  вычислительной  машиной  на  полупроводниковых
приборах была принята на вооружение, использовалась в частях ПРО  и
ПВО (противоракетной и противоздушной обороны). Серийно выпускалась
на  заводах  Минрадиопрома до 1990 года. В 1960 году  была  создана
первая  отечественная  система  цифрового  программного  управления
антенной    дальней   космической   связи   АДУ-1000   «Кадр»    на
полупроводниковых   приборах.   Вклад   Хетагурова   как   главного
конструктора  системы в проблему освоения космического пространства
был оценен орденом Ленина и почетной медалью президиума АН СССР  «В
ознаменование  первого  в  мире   выхода  человека  в   космическое
пространство». Медаль Президиума АН СССР довольно большого  размера
и  веса,  и  потому не предназначалась для ношения на  пиджаке  или
мундире.  Более ценным, чем медаль АН СССР представляется  почетный
диплом  к  ней,  подписанный лично президентом АН  СССР  академиком
Келдышем.
   В   1964   году   была   защищена  докторская   диссертация   по
проектированию  надежных вычислительных систем  реального  времени.
Однако закончена и представлена к защите она была в 1961 году.  Три
года  пролежала из-за отсутствия специализированного ученого совета
по  приему  докторских диссертаций, содержащих секретные (для  того
времени)  сведения. С 1967 года Хетагуров стал заниматься  работами
по   созданию   корабельных   вычислительных   систем   для   пуска
стратегических   ракет  с  подводных  лодок.  Под   стратегическими
ракетами  (в  отличие от тактических) понимались межконтинентальные
баллистические ракеты с дальностями полета от 5000 до 14000  км.  С
1968  года был назначен главным конструктором серии систем «Альфа»,
которые  затем  были установлены на подводных лодках проектов  701,
602,  667Б.  В  1974  году ему была присвоена Ленинская  премия  за
участие в создании стратегической ПЛ 667Б. Сообщения о наградах  не
публиковались, поскольку все сведения, касающиеся проводимых работ,
считались  секретными.  Ленинская  премия  –  это  очень   почетная
награда.  Однако статус ее создавал для ее обладателя  значительные
трудности  в  справедливой и достойной оценке его следующих  работ.
Ленинская  премия присваивалась один раз, и больше ее, несмотря  на
все  достижения,  он  получить не мог.  В  1976  году  под  научным
руководством  Хетагурова создается система «АТОЛЛ»  для  работы  на
ПЛ667БДР.  Работа  отмечена Ленинской премией, но  ее  руководитель
остался  без награды. Под научным руководством Хетагурова создается
цифровая  вычислительная система «АКАЦИЯ» для пуска  стратегических
крылатых   ракет.  Работа  отмечена  Ленинской   премией,   но   ее
руководитель опять-таки остался без награды.
   В   1978   году   он   –  главный  конструктор  системы   «АЛЬТ»
стратегической    ракетной   системы   Д19   комплекса    «ТАЙФУН»,
установленной  на  подводной лодке проекта 941 «АКУЛА»,  сданной  в
эксплуатацию  в 1984 году. Ракеты ее с разделяющимися боеголовками,
с индивидуальной системой их наведения, поэтому при конструировании
системы  управления  главному конструктору  пришлось  решать  очень
сложные  задачи,  но  все сложности были преодолены.  В  1984  году
работа  удостаивается  не только Ленинской,  но  и  Государственной
премии.    Неприятным   для   главного   конструктора    было    то
обстоятельство, что он был вычеркнут из списка представленных  даже
на  Государственную премию. Руководящими органами государства было,
оказывается,  принято  постановление,  согласно  которому  интервал
между   наградами  должен был составлять четыре  года  (Брежнева  и
членов  политбюро  оно,  кажется, не коснулось).  В  1982  году  за
создание  системы коллективного пользователя для вузов,  на  основе
ЭВМ  «РЯД»,  выполненной  в  МИФИ и МГУ  под  научным  руководством
Хетагурова, была присуждена премия Совета Министров СССР.  Интервал
получался  всего  два  года. Возражения, что  постановление  должно
касаться  лиц,  работающих  на  административных  должностях  и  не
занимающихся  непосредственно научно-конструкторской деятельностью,
не  были  приняты. Было заявлено, что Хетагуров занимал и  занимает
также  и административный пост. Действительно, в 1974 году  он  был
назначен  заместителем директора по ракетной технике.  В  1978-1986
г.г.  был  Первым  заместителем генерального директора  по  научной
работе,  то  бишь главным инженером НПО «АГАТ». В это же  время  он
заведовал  кафедрой  в  МИФИ.  «АГАТ»  того  времени  –  это  40000
работающих,   из  которых  около  40  докторов  технических   наук.
Необходимость   выполнять  административные   и   представительские
функции   входила   в   противоречие  с  устремлениями   заниматься
творческой   научно-конструкторской   деятельностью,   поэтому   он
отказывался  от  административных постов, в том числе  и  от  поста
генерального  директора  НПО,  хотя  исполнял  какое-то  время  его
обязанности.  Должность  генерального требовала  много  времени  на
выполнение  большого количества представительских функций.  Времени
же совершенно не хватало, поскольку одновременно с работой в НПО, с
1955 года Хетагуров преподавал в МИФИ, сначала на кафедре ЭВМ.  Там
же   на   кафедре  под  его  руководством  была  создана   ламповая
вычислительная машина МИФИ, которая эксплуатировалась 5 лет. В МИФИ
в  1969  году  им были созданы кафедры «Автоматизированные  системы
управления»,  а  затем  и  «Интеллектуальные  системы  управления».
Отказываться от  руководства  этими кафедрами  ради  занятия  поста
генерального  директора НПО он не стал. Кафедрами он  руководил  до
1991 года. Под его руководством было защищено более 70 кандидатских
диссертаций,   а   с  его  научной  консультацией   13   докторских
диссертаций.   В  течение  17  лет  он  был  членом   ВАК   (Высшая
аттестационная  комиссия).  Перечисление  всех  комиссий  и  ученых
советов,  научных  форумов  и симпозиумов,  конференций,  в  работе
которых  ему пришлось и приходится принимать участие, займет  много
места,  а  потому  следует сказать следующее.  Новизна  технических
решений,  примененных  Хетагуровым в  ЦВМ  и  системах  управления,
подтверждена  118  авторскими  свидетельствами  на  изобретения,  а
основные проблемы проектирования специализированных цифровых  машин
и  систем реального времени изложены в двадцати двух книгах  и  320
научных трудах.
   Сегодня  очень  многие  ученые  (и  не  ученые)  козыряют  своим
членством   в  различных  не  так  давно  образованных   академиях.
Хетагуров  же  с  иронией  относится к своему  положению  академика
Международной  академии  информатизации,  к  тому  же   не   просто
академика, а еще и вице-президента отделения вычислительной техники
и  систем  управления. Избрание произошло без его  участия,  и  при
этом,  в  отличие от других, он вступительных денежных  взносов  не
делал  и  членских  взносов не платил. Обычно в заключение  пишутся
бодренькие слова «Годы берут свое, но ветеран по-прежнему в  строю,
ведет  большую общественную работу, часто встречается с  молодежью,
рассказывает  им  о славных делах давно минувших  дней».  Однако  в
случае с Хетагуровым следует сказать, что общественной работы он не
ведет,  а вот научной работой продолжает заниматься весьма активно.
Встречается  с  молодежью – студентами МИФИ и МАИ,  которым  читает
лекции  и принимает экзамены. Причем лекции его не о славных  делах
минувших  дней,  а  о  самых современных и злободневных  проблемах,
которыми   он  занимался  и  продолжает  заниматься.  Это   вопросы
надежности  и защиты информации в компьютерных сетях, защита  узлов
управления  от посторонних воздействий. Кроме того, это  и  вопросы
борьбы  с  так  называемыми  «висяками»  и  вирусами,  периодически
поражающими  компьютерные  сети. В  2005  году  он  получил  восемь
патентов  России  за  свои последние изобретения,  в  том  числе  и
связанные с борьбой с вирусами. В частности,  была предложена новая
конструкция микропроцессора. В последнее время вышли две его книги.
В  1998  году он был избран почетным профессором МИФИ. В 1999  году
удостоен  премии академика Макеева. Настоящее сообщение о жизненном
пути  Хетагурова не будет полным, если не вспомнить о  том,  что  в
1978  году он был награжден орденом Октябрьской революции. Почетная
награда,  красивый  орден. Однако же не будем уточнять,  за  что  и
почему,  а  обратимся к методу аналогий. Капитан  Кучиев  на  своем
ледоколе достиг северного полюса. После чего прошли награждения  за
этот  поход.  Звания  Героя Советского союза был  удостоен  министр
морского  флота СССР Гуженко, официально числившийся  руководителем
экспедиции,  но фактически пребывавший на борту ледокола  во  время
похода в качестве пассажира, поскольку Кучиев с его огромным опытом
плавания  в  полярных морях не нуждался в каком-либо наставничестве
или  в советах, касающихся судовождения в полярных условиях. Кучиев
же  был  удостоен  звания  Героя Социалистического  труда.  Что  же
получилось?  Кратковременное пребывание министра  на  борту  –  это
подвиг,   а  вот  то,  что  Кучиев  много  лет  плавал  во   льдах,
неоднократно  рисковал жизнью и именно благодаря  его  героическому
опыту  стал  возможным  поход на полюс – это труд  социалистически-
геройский.  Шутники, однако же, говорили: «Один  выход  в  полярное
путешествие – это, конечно же, подвиг для министра. Но  если  таких
выходов  кто-то  совершает  сотни, то какой  это  подвиг?  Это  уже
работа, труд».
   В   общем,   статусы   наград   пишутся,   но   их   не   всегда
придерживаются.  Не только наградами измеряется  вклад  человека  в
развитие  науки  и  техники. Очень многого  стоит  признание  самой
передовой  научно-технической общественности. Ну, а  в  этом  плане
сложилось  следующее. В вышедших к юбилеям МВТУ изданиях приводится
список  наиболее  выдающихся выпускников. Наряду с такими  именами,
как  Туполев,  Королев, Шухов, Сухой и др. в списке Хетагуров.  Его
имя и на почетной доске выдающихся выпускников, находящейся в одном
из  корпусов МВТУ. В музее российской компьютеризации и кибернетики
есть раздел, касающийся его работ.
   Итак,   есть   признание  в  столице  и   даже   в   виртуальном
пространстве,  но нет пророка в своем отечестве, и мы  до  сих  пор
ничего о нем не знаем. По этому поводу выражал сожаление и приносил
свои  извинения  В.М.  Агкацев, познакомившийся  с  Хетагуровым  на
собрании диаспоры. Ну, а на родине его отца, в Южной Осетии, о  нем
знали  и  предлагали встретиться с общественностью и  рассказать  о
своей   работе,   но   тогда  он  был  связан   обязательствами   о
неразглашении.  Гриф секретности с его работ был окончательно  снят
только в 2002 году, что и сделало возможным это и другие сообщения.
Может  возникнуть  вопрос:  Россия так сильно  отстала  в  создании
компьютеров высокого класса от США, Японии, Китая, Индии. В чем  же
состоит  вклад Хетагурова Я.А. в развитие отечественной кибернетики
и   компьютеризации?  Вклад  этот  заключается  в  создании  систем
управления  и  компьютеров специального назначения,  подчеркиваю  –
специального назначения, предназначенных для работы в специфических
условиях.  При этом они отвечают особым требованиям к надежности  и
безопасности   при   работе  даже  в  чрезвычайных,   форс-мажорных
ситуациях.
   Всем    известно,   что   в   самых   современных,   совершенных
компьютерах,  предназначенных для гражданских  нужд,  работающих  в
нормальных комфортных условиях, случаются сбои в работе и выходы из
строя.  Более  того, возможность сбоев оговаривается в  прилагаемой
документации  так же, как в измерительных приборах  их  погрешность
указывается  на  панелях.  Но у компьютеров  и  систем  управления,
работающих, к примеру, на подводных лодках, сбоев вообще не  должно
происходить,  так как они ставят под угрозу все судно.  В  создании
надежных   систем  Хетагурову  пришлось  соревноваться  со   своими
зарубежными  визави,  находясь в очень  тяжелой  позиции.  Качество
советской   электроники  всегда  было  невысоким,  в   отличие   от
зарубежной.  Но  отвечать за все отказы и выходы  из  строя  систем
управления   из-за   низкого  качества  комплектующих   приходилось
главному конструктору. Поэтому очень много времени, усилий и, самое
главное,  нервов  было потрачено на повышение надежности.  Это  был
кропотливый,  требующий большого терпения и упорства труд.  А  ведь
это  время можно было потратить на создание новых высокоэффективных
вычислительных  машин  и систем управления. Но  приходилось  решать
задачи,  которые  перед западными разработчиками  и  инженерами  не
возникали.  Был  разработан ряд устройств, методов, организационных
мер,  повышающих надежность. В результате ни на одной из  подводных
лодок  за  все  время  их эксплуатации, даже  во  время  длительных
автономных походов, не было зафиксировано случаев выхода  из  строя
систем  управления,  в  том числе и бортовых  компьютеров,  а  сами
системы  обеспечивали  как пуск ракет, так и точное  поражение  ими
целей. Наряду с решением сложной технической задачи был достигнут и
большой экономический эффект. В чем же он заключался?
   В  период холодной войны западные страны и их союзники запретили
поставлять  в СССР и страны соцлагеря ряд товаров и изделий,  среди
которых  была  и  электроника. Тем не  менее,  ряд  советских  фирм
использовал  в наиболее ответственных узлах зарубежную электронику.
Она  нелегально  закупалась  в нейтральных  странах  типа  Индии  и
Сингапура  и  поставлялась в СССР. Такие поставки обходились  очень
недешево.  Однако,  благодаря  предпринятым  мерам,  при   создании
подводных  лодок  закупок зарубежной электроники удалось  избежать.
Очень  сильно  заблуждается, однако,  тот,  кто  думает,  что  наши
разработчики были за это экономически поощрены. Отнюдь.
   Казалось,  явный  успех,  однако  же,  он  не  должен  создавать
впечатления,  что  жизнь проходила под звуки победных  фанфар.  Они
неоднократно  могли трансформироваться в траурные мелодии.  Дело  в
том,   что  при  проведении  испытаний  совершенно  новой   техники
случайное  стечение различных факторов могло приводить к тяжелейшим
авариям,   в   результате  которых  погибали  не   только   рядовые
исполнители,  обслуживающий персонал, но и руководители  испытаний.
А,   скажем,  вдыхание  паров  геприла,  получающихся  от   разлива
ракетного  топлива  в  результате  нередких  аварий  ракет,   имеет
тяжелейшие  последствия для человеческого организма.  Причем,  даже
тогда,  когда  эти пары находились в окружающей среде  в  небольшой
концентрации. Что ж, и через это пришлось  пройти Я.А.  Хетагурову,
принимавшему  участие  в запусках ракет и находившемуся  длительное
время на ракетных полигонах.
   Научные   интересы   не   замыкались  только   лишь   на   одном
определенном  направлении.  Так,  длительное  время,   и   особенно
интенсивно в последние годы, происходило сотрудничество  с  крупным
вычислительным  центром, занимающимся системными исследованиями.  В
настоящее  время  Я.А.  Хетагуров является  генеральным  директором
Института системных исследований. При институте организован  ученый
совет, принимающий к защите диссертации на соискание ученой степени
доктора технических наук. Но это все частная ситуация, а вот  общее
положение,  складывающееся ныне с вопросами развития стратегических
ракетных   сил,  а  также  с  созданием  вычислительных   устройств
высочайшего уровня, беспокоит Хетагурова. И его мнение  вступает  в
противоречие (не первый раз) с мнением власть предержащих. Так,  он
не  считает  действия  министерства обороны безупречными  в  части,
касающейся  развития  стратегических сил. В нынешних  условиях  все
средства,  по мнению Хетагурова и его коллег, следует сосредоточить
на  создании стратегических ракетных сил подводного базирования,  а
не  тратить  их  на  создание стационарных  шахтных  или  мобильных
ракетных  установок  наземного базирования. В условиях,  когда  вся
территория   России  просматривается  иностранными  спутниками   из
космоса, а также находится в зоне действия радиолокационных станций
противника, каждый запуск ракет и место, откуда они были  запущены,
фиксируется  и  легко  определяется. Затем этот  район  может  быть
подвергнут  удару  противника. В то же  время  подводные  лодки,  с
которых  производится  стрельба из-под воды  и,  особенно,  из-подо
льда,   практически  неуязвимы  и  неуловимы.  После  пуска   ракет
подводная   лодка   способна   быстро   покинуть   район,    откуда
производилась  стрельба,  и  незаметно  для  противника  под  водой
перейти в новый.
   Наземные   ракетные  мобильные  установки,   в   том   числе   и
принимаемый   на  вооружение  «Тополь-М»,  лишены  скрытности   при
перемещении,  а  потому  очень  уязвимы.  Принятие  «Тополь-М»   на
вооружение в его нынешнем виде является, по мнению Хетагурова и его
коллег,  неправильным решением. Свое аргументированное  мнение  они
довели до сведения вышестоящих инстанций.
   Вызывает  большие опасения положение дел, связанное с  развитием
стратегических ракетных сил подводного базирования.
   В  настоящее  время ведутся работы по созданию  ракеты  «Булава»
для  подводных лодок. Но они вряд ли завершатся в сроки,  обещанные
главным конструктором и руководителем работы Соломоновым. Произошло
уже шесть неудачных пусков ракеты.
   По  программе испытаний до 2008 года их должно было быть десять.
Программа не была выполнена. Ныне сроки испытаний продлены до  2010
года.  Однако  же  очень  мало надежды, что  предстоящие  испытания
закончатся успехом.
   Со   скепсисом   относится  Хетагуров  (к   сожалению,   скепсис
оправдывается)  к  рекламной компании о  том,  что  Россия  вот-вот
догонит и перегонит США, Японию, Индию, Китай в деле создания супер-
и  гипер  компьютеров.  Предлагаемые для  этого  Институтом  точной
механики  и вычислительной техники РАН решения по изменению  только
лишь    архитектуры    существующих    вычислительных    комплексов
представляются  ему недостаточными. По его мнению,  за  создавшееся
положение  никто серьезной ответственности не понес и,  видимо,  не
понесет.
   Таково  положение  дел,  на которое Я.А. Хетагуров  с  коллегами
пытается  влиять  и изменять что-то к лучшему. Что  же  движет  им,
заставляет  проявлять  инициативу,  изобретать,  предлагать,  какая
такая  ворожба?  Ответ однозначный – это гены. Его  отец,  уроженец
селения  Цунар,  с  ранних лет проявлял интерес  к  точным  наукам.
Афако,  так  звали  его  отца, ровесник ХХ века,  окончил  реальное
училище  во  Владикавказе, а затем и институт в  Москве.  Жизненные
обстоятельства  не  позволили  ему  реализовать  свои  неординарные
природные  данные.  Тем  не менее, он был исключительно  творческой
личностью.  В  отличие  от  своего сына, четырежды,  по  формальным
соображениям,  лишенного  Ленинской и  Государственной  премий,  он
лишался  премий  лишь  дважды. Сталинскую  премию  он  не  получил,
вмешалась  политика.  Ну,  а от премии  Совета  Министров  СССР  он
отказался сам, в пользу своего молодого помощника. «Ему она  нужна,
а  мне  уже  нет».  Большая  инженерная интуиция,  отличное  знание
гидравлики и сопромата были причиной его востребованности до  самых
последних дней его жизни. Особенно для экспертизы проектов  сложных
и   уникальных   инженерных  сооружений,   для   выяснения   причин
техногенных  аварий  и  катастроф.  Неоднократно  случалось,   что,
находясь  в составе различных комиссий, он оставался в меньшинстве,
со  своим,  отличающимся от других, мнением. Тем удивительнее  было
то,   что   со   временем  именно  его  заключения   оправдывались.
Удивительны  были и его способности, проявляемые  в  черчении.  Ну,
например,  без  помощи  линейки он мог проводить  абсолютно  ровные
линии,  выдерживая при этом одинаковые расстояния между  ними.  Эта
способность  досталась  ему  от  матери,  Гассиевой  Э.П.  уроженки
селения  Бузала.  Она  ухитрялась без  всяких  лекал  или  выкроек,
многочисленных  примерок шить одежду на человека,  что  называется,
«на  глазок»,  с  одного  взгляда. Фактически  неграмотная  женщина
обладала  очень  многими  редкими  достоинствами,  а,  кроме  того,
приходилась    двоюродной   сестрой   изобретателю    фотонаборного
устройства Виктору Гассиеву.
   Поэтому,  шутя  или  серьезно,  можно  говорить,  что  некоторые
выдающиеся  научно-технические  достижения  корнями  из  осетинской
глубинки.  Наверное, и сегодня там могут отыскаться  молодые  люди,
которые,  следуя уже имеющимся прецедентам, способны отметиться  не
меньшими  пионерскими  достижениями в  науке  и  технике,  способны
внести  свой  вклад  в развитие точных наук и,  отвечая  на  вызовы
времени, развивать высочайшие информационные и нанотехнологии.
К содержанию || На главную страницу