Виктор БУЙВИДАС

ИМЯ ДЛЯ ВЕТРА

                              РАССКАЗ


   Для  тех,  кто не знает. Имя сильно влияет на характер и  судьбу
человека.  Кто-то  недоверчиво возопит: «Ах,  опять  эта  мистика!»
Ничуть.
   Вспомните   супербоевик  «Никита».  А  почему,  собственно,   не
Марина?  А все просто: называешь девочку мужским именем и наверняка
получаешь к совершеннолетию хладнокровную киллершу.
   Мою  хорошую  знакомую сначала звали Наташа, но  потом  какой-то
умник  сократил  несовременно длинное имя. Так появилась  на  белый
свет конкретно отвязная Ная.
   И  вот  миниатюрная Ная встретилась с крупной Танькой у входа  в
метро.   Они  расцеловались  в  щеки  и  поскакали  в  темпе   мимо
контролерши,  показав ей красные удостоверения с  золотыми  буквами
«МВД». На эскалаторе стали утрясать свои девичьи дела.
   Ная   была  гораздо  красивей  и  сексапильней,  поэтому  Танька
смотрела ей в рот, как кролик в глаза удаву, и пыталась во всем  ей
подражать,  чтобы быть такой же разухабистой, стремительно  летящей
над всякими досадными жизненными распроблемами.
   –  Таньк,  вот  тебе  краски, тени и  духи,  –  тараторила  Ная,
перегружая  коробки  из своей «Симоны» в сумку подруги.  –  Продашь
через Машку – бабки пополам. А вечером, если хочешь, идем в гости к
каким-нибудь кадрам. Кадриться будешь?
   – А чо есть в наличии? Если какой ширпотреб, то я – пас.
   – Ой, что я слышу! Ты поднялась в самооценке!
   – Не, но ты обрисуй ассортимент.
   Они  пробежали  по платформе и вскочили в поезд. Двери  как  раз
сомкнулись за их спинами.
   –  Ну,  выбор  пребольшой. Есть рекламное  агентство  «Бегемот».
Прям  вчера  склеила коммерческого зубра. Сговорились  на  «Пекин».
Притащит для тебя клевого дружбана. Зуб на операцию отдаю!
   – Ага! Мне опять фуфло какое  обломится.
   –  Ресторан  большой  – выберешь кадра, какого  захочешь.  Потом
сегодня,  кажется,  вечеринка у этого художника Бурца.  Там  богема
сгребется. Светский типа салон!
   –  Хочу!  –  Танька  вдруг  аж  подпрыгнула,  сжала  кулачки  от
счастья.
   –  Ноу проблем, май дарлинг, – Ная заговорщически подмигнула.  –
Выше хвост, Танюха!
   Уже  на  поверхности  девчонки пролетали  мимо  кафе  «Восточная
сказка».
     – Ой! – Ная вдруг резко остановилась и схватилась за сердце. –
Ты  ничо  не чувствуешь? – спросила, плутовато стреляя по  сторонам
взглядом.
    – Немного жарковато, – попыталась угадать эскорт-подруга.
     – Танька! Ты что, совсем все сенсоры потеряла? – Ная влепила в
девушку  свои безжалостно-жгучие прожекторы. – Жрать же  хочется!!!
Неужели непонятно? Да ты нюхни, чего они там, мерзавки, наготовили!
Пельмешки,  уразу,  уху из осетринки, чохахбили и  сациви,  салатик
оливье  и грибной жюльенчик! Ой! Я не могу…
     – Но у меня почти нет денег. Что же делать? – спросила Танька,
гиперинтенсивно запереживавшая за здоровье гурманши: очень запросто
потеряет сознание от сочных запахов, и все!
     –  О!  Универмагчик! – Ная потащила обескураженную подружку  в
торговый  длинный  корпус  с вывеской на всю  огромную  стену  «Тоm
Farr». – Давай твой пиджак загоним, – безапелляционно заявила она.
     –  А  почему  не  твой?  – у Таньки случился  редкий  проблеск
мозговой деятельности.
     – Ну! Мой мне нужен будет вечером. Ты что, калошка, забыла? Мы
ж  идем охмурять этого художничка Бурца и мэна для тебя. Ну, ты, ей
Богу! Я у тебя прям как диск в компьютере! – обрушила Ная на Таньку
целый шквал бетонных аргументов.
    – Ладно, но твой сдадим в другой раз, – поставила условие та.
     –  Конечно!  Мой   – в другой, во второй и в третий!  –  легко
согласилась  Ная, уже шныряя глазами по залу с редкими покупателями
и продавцами.
     –  О,  это  пока мы кого сговорим, сто лет пройдет,  –  угрюмо
проныла Танька.
   – Не каркай, воронка! – осадила ее  Ная.
   Девчонки   поставили  сумки  в  ячейки  на  входе  и  прошли   в
просторный   торговый  ангар.  В  отделе  верхней  женской   одежды
присматривался  к ряду разноцветных костюмов одинокий  сорокалетний
мужчина. В карточной иерархии такой соответствовал бы Валету, никак
не выше.
   –  Господин  хороший, вам случайно не блейзер нужен? –  улыбаясь
во все тридцать два, подъехала Ная.
   –  Да я пока не решил, – промямлил Валет с пролысинами. И вдруг,
приосанившись   перед  разбитной  девчонкой,   он   заинтересованно
спросил: – А вы тут работаете?
   –  Да  нет.  Мы тут отдыхаем! – моментально вступила в  разговор
Ная. – А вы тут по какой надобности?
   –  Мне  надо что-то выбрать в подарок племяннице. Она  как  раз,
как вы. Какой у вас размер?
   –   Ой,  послушайте,  дорогой!  –  лицо  Наи  вспыхнуло,  словно
лампочка.  –  Какое совпадение! Нам деньги нужны позарез.  Давайте,
возьмите  у нас этот прекрасный клубный блейзер от Гальяно,  –  Она
указала  пальцем на Таньку. – Здесь все по 3200,  не  меньше,  а  я
уступлю за полторы. За полцены отличная вещь!
   –  Ну, я не знаю… – Валет пригладил несуществующие волосы. – Она
же его носила…
   –  Нет-нет!  Ни  чуточки!  –  Ная бросилась  развивать  успешный
натиск.  –  Первый  раз  надела. Повернись, Танюнь!  Вот  видите  –
новейшее изделие. Причем, это Гальяно! Мировая фирма! А Тom Farr  –
это так себе, ширпотреб. А это – от кутюр!! Берите – не прогадаете!
И племянница ваша будет в совершенном отпаде!!!
   –  Но…  На  нем бирки нет… – еще пытался сопротивляться  бэушный
мужчина.
   –  Бирка  щас будет! – заверила Ная. – Идите на выход, подождите
на улице айн секунд!
   –  Хорошо,  я  согласен,  –  Валет  неожиданно  покраснел.  –  А
телефончик вы мне оставите? Вдруг мне еще что-нибудь понадобится…
   –  Конечно-конечно!  – громко воскликнула Ная.  –  Вот  прям  не
отходя  от  кассы,  –  она достала маленькую  записнуху,  почеркала
ручкой, вырвала листок. – Вот, пожалста! Меня Катей зовут.
   – А меня Илья, – обрадовано сообщил Валет.
   –  Илья, подождите на уличке. Спаситель вы наш! – Ная уже просто
вытолкала его в спину из отдела. – Таньк, прикрой!
   Подруга  привычно  встала  с  тыла,  закрыв  линию  обзора  двум
продавчихам,   уже   давно  пялившимся  на  слишком   разговорчивых
посетительниц. В руке Наи возник блестящий кнопочный  нож.  Вжик  –
выскочило  лезвие.  Девчонка  срезала   с  вещи  на  вешалке  яркий
товарный лейбл, сунула его в карман куртки.
   – Ноги! – скомандовала Ная.
   Непринужденно  болтая,  пара  похитительниц  бирки  двинулась  к
турникету с кассами.
   – Девочки, мешок почем? – спросила Ная у кассирш.
   – Возьми так.
   – Гран мерси!
   Разбойницы похватали свои сумки из ячеек хранения ручной  клади,
вышли  из  супермаркета.  Валет  с  мечтательным  выражением   лица
послушно ждал прелестниц.
   Уже  ни  от  кого  не прячась, Ная привязала  бирку  к  блейзеру
Таньки.  Та  покорно  стянула розовый пиджак  с  плеч.  Ная  спешно
сложила модное изделие, сунула его в шикарный красочный пакет.
   –  Вот,  все  в  полном  порядке!  –  она  протянула  покупателю
фирменную  вещь.  –  Пусть  носит  племянница  на  здоровье.  А  вы
позвоните  завтра. Может, куда-нибудь закатимся посидеть! Например,
в «Галерею». Найт-клуб, знаете?
   –  Это было бы чудесно! – Валет опять поводил пятерней по жидким
волосам. – Я позвоню. В какое лучше время?
   – Как вам удобно.
     Ная  быстро  отобрала  пачку дензнаков у  загипнотизированного
лысаря и дежурно улыбнулась.
   – До встречи! – Валет сел в синие «Жигули».
   –  Наконец-то… – Ная страдальчески закатила глаза  и  собиралась
уже   рвануть   восвояси.   Но  дорогу  ей   заступил   нахохленный
представитель азиатского мира в темном костюме секьюрити.
   –  Здесь  мы  хозяин! – надменно объявил здоровущий  киргиз  или
туркмен,  пошире  расставив  кривые ноги.  –  Плати  тысяча  рэ  за
торговля  на  наша  территория,  –  азиат  замер  с  растопыренными
клешнями, вроде собираясь прыгнуть тигром на маленьких девочек.
   – Конечно-конечно, – легко сымитировав испуг, проблеяла Ная.
   Ее   рука  мгновенно  нырнула  в  сумку  «Симону»,  назад  длань
выскочила уже с кожаным кошельком.
   –  Возьмите,  пожалуйста. Мы больше не будем!  –  Ная  протянула
синий, сложенный вдвое дензнак.
   Мускулистый борец мгновенно отправил тысячу в нагрудный карман.
   –  И  чтоб  я  больше  здесь тибе не видел!  –  он  назидательно
пошевелил кривым пальцем.
   –  Конечно-конечно,  – Ная резко дернула за  локоть  столбнячную
Таньку. – Ноги! – набирая скорость, прошипела она в ухо подружки.
   Гангстерши спешно покидали поле боя.
   –  На  кой ты бабки дала?! Как-нибудь отбрехались бы, – с  жаром
попеняла Нае скандальная Танька.
   –  Дур-р-ра!  Та  купюра  фальшивая –  с  цветного  принтера!  –
огрызнулась летящая на всех парах авантюристка.
   –  О!  Ная!!  Я  грубо  извиняюсь! – к  Таньке  мигом  вернулась
безоглядная любовь к лидерше тандема.
   –  Ноги!  – холодно и командно руководила полетом малого экипажа
Ная.  Пересчитывая  наваренные банкноты, отмороженные  рейнджеры  в
юбках  целеустремленно  рассекали  толпу  по  направлению  к   кафе
«Восточная сказка».
   –  А-а-а!!  Обманула баба! – нечеловеческий крик  Азиата  потряс
окрестности, когда он поднес к узким глазкам липовую тысячу.
   –  А  что  тут  за  Палерма  у  нас  такая?  –  прогремел  рядом
ментовской бас. Могучий блюститель порядка наткнулся на обалдевшего
от прозрения охранника возле входа в универмаг «Tom Farr».
   Пострадавший  потерял  дар  речи. Он в  гневном  ступоре  только
сунул в нос краснолицему стражу синюю бумажку.
   –  Ты  мне  чо,  взятку даешь!!! – заорал пуще прежнего  строгий
милиционер…
   Однако  криминальные  тонкости заплечного пространства  девчонок
больше не волновали – они величаво вступили в холл пахучего кафе.
   В  просторном  зале  Ная и Танька болтали без умолку,  насыщаясь
вкусной и полезной пищей.
   – Ой, с тобой всегда спектакль! Прям в теантер не ходи!
   – Да, не разведешь – не проживешь!
   – Даже пиджак не жалко! Ей-Богу!
   – Так он же дешевка – подделка китайская.
   –  Но он на мне прекрасно сидел… Ну, как ты его завела! Ой, я не
могу!
   – Учись, пока я жива!
   – А этот Кинг-Конг: «Здесь мы хозяин!»
   – Те смешно, а я чуть не описалась от страха.
   – Не заливай!
   – Вот те крест! – Ная перекрестилась вилкой.
   –  Ну,  ты  артистка!  В  театральное тебе  надо  поступить.  На
геройский факультет! Героинь изображать!
   –  Ой,  Танька! Я ж звякнуть давно уже должна! Генрикосу своему…
– она выудила из сумки красный сотовый. – Ты посиди – я щас.
   Ная  выскочила  из  кафе  на солнечную улицу,  приложила  к  уху
трубку.
   –  Генрик, привет! – громко крикнула. – Ты уже глазики  раскрыл,
засоня? Время – обед!
   –  Я,  Найка,  давно  на  ногах,  –  ответил  звонкий  тенор  из
невидимого  эфира. – И вообще, мы же договорились,  ты  можешь  мне
звонить в любое время.
   – О’кей. Срочно надо перетереть по одной теме.
   – Нет проблем. Я в Сочи. Прилетай.
   –  Где?  –  Ная  клюнула  носом вниз от  неожиданности.  –  Где,
повтори. Или я гоняю?
   –  В Сочи. На море, – расхохотался собеседник. – Давай приезжай.
Расходы я возмещу.
   – Ну, я не знаю… Все так сразу… Потом, сейчас еще только май…
   – Здесь уже август, – опять рассмеялся далекий друг.
   – А когда ты будешь?
   – У меня тут гастроль короткая. Через два дня.
   – Я звякну!
   – Тогда банзай!
   – И тебе тем же концом!
   Ная  решительно  сложила  сотовый.  Воздела  вверх  кулачок   на
уровень плеча.
   –  Полный джаз! Но ждать еще целых два дня, – шепотом сокрушенно
проговорила она себе под нос.
   Тут  мобильник  заиграл центральную мелодию из «Призрака  оперы»
Эндрю Ллойда Уэббера. Ная снова поднесла телефон к уху.
   – Дэ-э, пиццерия на проводе.
   –  Привет,  Най!  – в трубке зазвучал баритон  актера  Брэда  из
студии  Дома  культуры  имени Горбункова. – У  нас  сегодня  прогон
комедии. Придешь? Ну, оч-ч-чень смешная!
   –  А что, это идея, Брэд! – неожиданно благосклонно отнеслась  к
предложению  Ная. – Ночь у нас с подругой расписана по  минутам,  а
как раз вечер девать некуда.
   – Очень ждем-с!
   – Хоккеюшки, дорогой!
   Неожиданно  солисту Генрику из модной рок-группы «Рожи»  нашлась
вполне  равнозначная  замена  в виде  начинающего  артиста  Гены  с
погонялом Брэд. И опять искристому празднику нон-стоп не было видно
конца. В спину милашки Наи напористо дул ветер приключений!
К содержанию || На главную страницу