Борис КАГЕРМАЗОВ

ОТЧЕГО СЕДЕЮТ ВОЛОСЫ

ПЕРЕВОД С КАБАРДИНСКОГО И. КАШЕЖЕВОЙ, А. ГОЛОВА, А. БОРОДЫ, Л. ШЕРЕШЕВСКОГО


ОТВЕТ СТАРОСТИ

        Вся книга молодости прочтена…
                    Омар Хайям

Я молодости книгу дочитал.
Я знаю наизусть ее теперь.
Радушно старость мне открыла дверь –
И вот я на ее пороге встал.

Открыта дверь… и слышу я: «Входи.
Садись – нет мягче ложа моего…
Здесь некуда спешить, и оттого
Ты на стене часов не заводи.

Копи воспоминанья в тишине
Со старостью своей наедине.
Забудь про все,
Здесь лишь покой царит!»
Кому все это старость говорит?
И с ужасом я понял – это… мне!

«Спокойный» и «покойный» – все одно…
Но юности лукавое вино
По жилам бешено погнало кровь…

Открыл я книгу молодости вновь:
До смерти пусть лежит передо мной!

Дверь медленно закрылась за спиной…


У МОГИЛЫ ДРУГА

         Памяти поэта Лиуана Губжокова

Друг, я помню тебя
И к знакомой могиле несу
Ветвь могучего дуба,
Что рос в Жемталинском лесу.
Вот я встал у надгробья –
И памяти грустную нить
Тихо вспять потянул…

А когда я хотел уходить,
Показалось мне вдруг –
Слышу голос я твой:
«Что ж спешишь ты, мой друг,
Не обмолвившись словом со мной?
Подожди…
Ты шагаешь еще
Там, в лучистом закатном тепле,
И не знаешь, как тяжко
Лежать мне в холодной земле…
Навсегда для меня
Дверь времен заперта на засов.
Здесь – ни ночи, ни дня,
И не слышно родных голосов.
Но – довольно об этом…
Жена моя сына ждала.
Мне увидеть его,
Жаль, при жизни судьба не дала.
Есть ли сын у меня?»
И сказал я:
«Друг, знай наперед:
У тебя подрастает сынишка!
Твое слово в народе живет!»
И с холодной могильной плиты
Благодарно в ответ
Улыбнулся мне ты.
НА КОНЕ

Вздрогнуло, рассыпалось в вышине
Эхо вдоль села.
Ах, какое чудо –
Мчаться на коне,
На горячем, без седла!

Конь по ветру гриву распластал,
Будто просится в полет…
Рассекая ветер,
Разрывая даль,
Я лечу вперед, вперед!

Никаких призов не надо мне, –
Слава прозвенит, как удила…
Ах, какое чудо –
Мчаться на коне,
На горячем, без седла!

Я лечу, на время птицей став,
Скорость веку гимн поет.
Рассекая ветер,
Разгоняя страх,
Я лечу вперед, вперед!

Горизонт стрелой летит ко мне,
Долетит и – вновь стрела…
Ах, какое чудо –
Мчаться на коне,
На горячем, без седла,
Ах, какое чудо!


*  *  *
Ветер желтые листья
Корявой рукой
На скаку,
Как абрек, обрывает,
И уносит их вдаль,
А потом над рекой
До рассвета
Он ими играет.
Позабавившись вдоволь,
Умерив свой пыл,
К красоте их
Остывши до срока,
Он им шепчет:
– Прощайте,
Я вас разлюбил, –
И швыряет
В стремнину потока.
И над кручей взлетев,
Не взглянув на реку,
Снова он
Убегает в дубравы.
И опять, разогнавшись,
Свистит на скаку –
Ветер новые ищет
Забавы.


ГОРНОЙ ДОРОГОЙ

Иду дорогой горной.
В лад шагам
Спокойно бьется сердце
Средь теснин.
Я солнцу рад,
И травам,
И ручьям,
Поющим песню беспокойных вод.
Я жизнь люблю!
Она звенит во мне,
Как птичьи переклички меж ветвей.
– Салам! – шепчу деревьям и цветам.
– Салам! – всему, что на земле живет.
Я нынче, как ребенок,
Сердцем чист,
Не верится, что в мире злоба есть.
Но пусть она и есть – ей никогда
Не одолеть мечту,
Любовь,
Добро!
Дорога, опоясав, как ремень,
Причудливый, неровный стан горы,
Ведет меня: она не подведет, –
В конце концов к вершинам я приду,
Где воздух чист, и не запятнан снег,
И девственно белеют ледники!
Туда возьму я сердца чистоту,
Кристальность чувств, возвышенность любви –
Лишь с ними удержусь на высоте!


ОТЧЕГО СЕДЕЮТ ВОЛОСЫ

Седина, как след минувших лет.
Седина, как след метелей прошлых…
Но не думай, что я в горе прожил
И поэтому до срока сед.

Если б мы внимательней следили
За чередованьем светлых дат!
Оседают на висках седины –
Счастья запоздалый снегопад.

О моих сединах не печалься,
Не в лихие дни они пришли…
Жизнь – дорога к счастью, ну а счастье
Не мираж, а горизонт вдали.

Я всю жизнь, как все, к нему стремился,
Не вслепую шел, не наугад…
Может, я когда и заблудился,
Но не поворачивал назад.

Молодость счастливой быть спешила –
То по тропке шла, то большаком…
И меня в пути припорошило
Озорным нетающим снежком.
К содержанию || На главную страницу