Ахурбек МАГОМЕТОВ

О СЕПАРАТИЗМЕ, ТЕРРОРИЗМЕ
И ЭКСТРЕМИЗМЕ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

                                 
   
   В  Северо-Осетинском республиканском книжном  издательстве  «Ир»
вышла книга В.Д. Дзидзоева и Н.Н. Левченко «Сепаратизм, терроризм и
экстремизм на Северном Кавказе: политико-правовой анализ». Тема  ее
является  чрезвычайно  актуальной вообще и особенно  для  Северного
Кавказа,   где,   к  великому  сожалению,  слишком   распространены
сепаратизм  и  экстремизм,  не сокращается  число  террористических
актов,  жертвами  которых становятся сотни  людей.  Сегодня  регион
является наиболее уязвимым в сфере этнополитической конфликтности в
Российской  Федерации. Во-первых, до конца не устранены последствия
чеченского  кризиса.  Во-вторых, террористами  предприняты  попытки
поколебать  властные  структуры в Дагестане, Ингушетии,  Кабардино-
Балкарии.  В-третьих,  не  совсем  утешительны  прогнозы  и  оценки
этнополитической ситуации на ближайшую перспективу в Ставропольском
крае,   Карачаево-Черкессии,  Республике  Северная   Осетия-Алания.
Следует  отметить,  что с точки зрения геополитики  Кавказ  не  раз
оказывался в центре борьбы между великими державами как древности и
средневековья, так и нового времени. Их главная цель –  реализовать
свои военно-стратегические и экономические интересы, распространить
в регионе свои цивилизационно-культурные и ценностные системы.
   Два  известных ученых для подтверждения своих мыслей анализируют
не  только  наиболее броские и известные сюжеты, но  также  нередко
рассматривают  имеющие  локальное  значение  события,  исследование
которых  играет немалую роль в решении поставленных авторами  перед
собой  задач. Книга, состоящая из введения, пяти глав,  заключения,
приложения и примечаний, несмотря на глубокую научность и  обширную
фактуру, на присутствие огромного количества статистических данных,
читается  с  неослабевающим  интересом, легко,  как  художественное
произведение.   Она  существенно  обогащает  научную   составляющую
обширной и далеко не исследованной темы.
   Вопрос   обобщения   и  освещения  военно-политических   проблем
регулирования  этнополитических  конфликтов  на  Северном  Кавказе,
поднимаемый  в  книге Дзидзоева и Левченко, стоит на  повестке  дня
чрезвычайно  остро,  так как прежние знания  об  этом  сегодня  уже
далеко  не  достаточны. В то же время новое знание еще не приобрело
развитой  формы,  достаточной  для  принятия  взвешенных  политико-
правовых решений. В конфликтологической науке в результате  анализа
новых фактов, открывшихся в ходе регулирования чеченского, осетино-
ингушского   и  других  этнополитических  конфликтов  на   Северном
Кавказе, появилось много такого нового, что не укладывается в рамки
прежних  теоретических представлений. К числу таких фактов  следует
отнести,  прежде  всего,  специфику  межэтнических  противоречий  в
регионе   –   роль   государства  в  этнополитических   конфликтах,
функционирование федеральных посреднических структур в процессе  их
урегулирования, противоречия нормативной базы федерального центра и
законодательства  субъектов  федерации,  правомерности   применения
силовых методов и т. п.
   Одной    из    основных   причин   дестабилизации   общественно-
политической  обстановки,  роста  межнациональной  напряженности  в
Северокавказском  регионе  в  90-х  годах  прошлого  столетия  была
нерешенность   экономических  проблем.  В  «Основных   направлениях
государственной  национальной  политики  Российской  Федерации   на
Северном Кавказе» (1999 г.)  сказано: «Падение производства и,  как
следствие, снижение уровня жизни основной массы населения  само  по
себе  является  существенным фактором обострения как  межэтнических
отношений, так и отношений между субъектами федерации и федеральным
центром.  Кроме того, все это порождает борьбу за ресурсы, финансы,
доступ  к  ключевым  постам  в  управлении  экономикой,  становится
питательной  почвой  роста коррумпированности и криминализованности
общества,  которые зачастую приобретают ярко выраженную  этническую
окраску».   Кроме   причин  экономических,   серьезными   факторами
обострения    обстановки   стали   отсутствие   четко   выверенной,
эффективной,  гибкой национальной политики РФ в  регионе  и  ошибки
Федерального  центра в политической, социальной и правовой  сферах.
Существенной причиной этнического экстремизма следует считать также
единство религии и традиционной культуры.
   Еще  одной  очень  важной причиной появления и бурного  развития
сепаратизма,  терроризма и экстремизма на Северном  Кавказе  авторы
монографии совершенно справедливо считают то, что в 90-х  годах  ХХ
века  центробежные процессы здесь проявились активнее, чем в других
регионах  РФ.  Сильным  толчком  к  серьезным  неурядицам  во  всем
регионе,  вплоть  до  локальных  войн,  явилось  образование   двух
самостоятельных,  суверенных  субъектов  –  Чеченской   Республики-
Ичкерии  и  Республики  Ингушетия на основе  одного  из  автономных
образований – Чечено-Ингушской АССР.
   В  1991 году, вскоре после распада автономной республики, лидеры
чеченских    сепаратистов   резко   и   ультимативно   заявили    о
недостаточности суверенной автономии в составе единого  государства
и  поставили  ребром вопрос перед федеральным центром о  выходе  из
состава Российской Федерации и переходе в новое качество – субъекта
международного   права.  Такой  подход  к  проблеме   национального
самоопределения  затрагивал государственные интересы  всей  России.
Горький опыт распада Советского Союза говорил о том, что выход даже
одного из автономных субъектов из состава Российской Федерации  мог
стать примером для других субъектов и привести к распаду страны  на
мелкие   национально-государственные  образования.  Тем  не  менее,
российско-чеченские противоречия на начальном  этапе  не  были  еще
антагонистическими.   Существовала  реальная  возможность   достичь
компромисса  интересов  и  разрешения  самого  противостояния   без
кровопролития,  исключить военные действия на  территории  Чечни  в
1994   году.   А   вот  с  началом  войны  противоречия   приобрели
антагонистический характер. Противостояние между Москвой  и  Чечней
стало   непримиримым,  достигло  такого  уровня,  когда   разрядить
обстановку мирными средствами было уже невозможно.
   В   исключительно  напряженной  обстановке  против   вооруженной
версии  решения проблемы активно выступали руководства  соседних  с
Чечней  субъектов. Так, в 1993 году Северо-Осетинский парламент,  с
тревогой воспринимая чеченские события, назвал их серьезной угрозой
безопасности Российской Федерации на Юге России. В декабре того  же
года участники заседания Народного собрания Дагестана призвали  две
стороны  – лидеров Чеченской Республики и федеральный центр  «сесть
за  стол  переговоров  –  не силой оружия, а путем  цивилизованного
диалога  найти пути мирного разрешения чеченского кризиса,  который
становится   угрожающим  для  всей  Российской  Федерации».   Главы
Северной Осетии, Дагестана и Кабардино-Балкарии в служебной записке
на  имя  Президента  РФ  Б. Ельцина обращали  внимание  руководства
России  на  реальную угрозу безопасности страны. Свой голос  против
военных   действий  подняли  общественно-политические,  религиозные
организации  и партии региона: Всеосетинский народный  совет  «Стыр
ныхас»,    ингушская,    кабардинская,   балкарская    общественно-
политические организации «Нийсхо», «Адыге Хассе», «Тере» и другие.
   Переход  Чеченской  Республики-Ичкерии или  какого-либо  другого
субъекта  региона в сложные 90-е годы двадцатого  столетия  в  ранг
субъекта  международного права, в конечном счете, неминуемо  привел
бы  Российскую  Федерацию не только к развалу, но и  к  гражданской
войне  за  передел  территорий. (Известно, что  за  годы  Советской
власти    по    различным    причинам    неоднократно    изменялись
административные   границы   и   статус   субъектов   федеративного
государства). Говоря о реальной возможности возникновения локальных
вооруженных  конфликтов,  авторы  книги  «Сепаратизм,  терроризм  и
экстремизм  на  Северном  Кавказе:  политико-правовой   анализ»   в
качестве  примера приводят действия ингушских национал-экстремистов
на  территории  Северной Осетии осенью 1992 года.  Хорошо  известны
последствия   конфликта,   которые  до   сих   пор   полностью   не
ликвидированы.  Что  касается  сегодняшней  Чечни,   то   здесь   в
результате  общих усилий ряда политиков республики  и  федерального
центра стабилизировалась сложнейшая обстановка. В республике  жизнь
развивается   в   нормальном  ключе,  к  ее  жителям   возвращаются
уверенность в завтрашнем дне, надежда, социальная защищенность и  в
свое  время  потерянное чувство россиянина. Вызывает удовлетворение
то,   что   федеральный  центр,  наводя  порядок   конституционными
методами,   учитывает   нынешнее  состояние  чеченского   общества,
специфические особенности титульной нации, интересы других народов,
населяющих республику.
   По   справедливому   мнению   авторов   исследования,   проблема
межэтнических отношений на Северном Кавказе всегда была и  остается
главным источником этнополитических конфликтов и даже войн.  Именно
поэтому    она    требует   пристального   внимания   руководителей
исполнительных    и   законодательных   органов,    государственных
чиновников, политиков и ученых не только самого региона, но и  всей
нашей страны.
   Книга   имеет  много  достоинств,  одним  из  которых   является
одинаково  ровное, непредвзятое отношение авторов ко  всем  этносам
исследуемого региона. Об этом говорит, прежде всего,  то,  что  они
отошли  от того стереотипа, когда весь негатив на Северном  Кавказе
приписывается  только чеченским сепаратистам,  исповедующим  ислам.
(Хорошо известно, что некоторые авторы до сих пор почти все или  же
многие  недоразумения  в  национальном  вопросе  и  межнациональных
отношениях необоснованно связывают в основном с чеченцами).  Авторы
книги  считают,  что  связывать все неурядицы Северного  Кавказа  с
деятельностью  чеченских исламистов неверно  и  бесперспективно.  В
самом  деле,  историческая  наука  не  должна  вводить  читателя  в
заблуждение,   обязана  быть  объективной  и   адекватно   отражать
действительность. Если религия существует многие столетия,  то  это
свидетельствует о том, что она жизнеспособна и нужна людям, которые
исповедуют ее.
   Авторы  вскрыли  ряд внешних факторов, влияющих на  общественно-
политическую  обстановку  в  регионе.  Например,  набирающий   силу
исламский   фундаментализм,  нашедший  во  многих  северокавказских
республиках неплохую почву в лице своих ярых сторонников.  Дзидзоев
и   Левченко   смогли  проследить  и  раскрыть   связь   фанатизма,
замешанного   на  вероисповедании,  с  действиями  заинтересованных
антироссийских  политических и религиозных сил как  внутри  страны,
так  и  за  ее  пределами  на протяжении длительного  исторического
периода.  Кроме  того,  по  их мнению,  если  сепаратизм  возникает
периодически в одном и том же месте при активном участии  одного  и
того  же  этноса,  то  это  говорит  о  наличии  слабого  звена   в
национальной политике Российской Федерации. Ученые пришли к  выводу
о  том, что в настоящем и будущем для исламских фундаменталистов на
Северном   Кавказе  существует  плацдарм.  Они  имеют   возможность
постепенно  вербовать  своих  сторонников  для  того,  чтобы  с  их
поддержкой  отвоевывать у России территории с проживающими  на  них
единоверцами. Наибольшую активность в регионе проявляют террористы,
вошедшие  в так называемый международный фронт У. бен-Ладена  «Аль-
Джамаа  аль  исламия»  и  «Аль-Джихад  аль-исламий».  Этим  фронтом
тратятся  огромные деньги на различные подрывные действия  в  нашем
регионе.  Например, за два года до вторжения чеченских  боевиков  и
иностранных  наемников  в  августе 1999 года  в  населенные  пункты
соседнего Дагестана У. бен-Ладен потратил на финансирование  своего
представителя в Чечне А. Хаттаба 15 миллионов долларов.  Не  трудно
понять,  куда  идут  такие средства. Чеченские лидеры  в  1994-1996
годах  установили  тесную  связь  с международными  экстремистскими
фундаменталистскими   исламскими   движениями   и    организациями.
Укреплению   сотрудничества  между  ними  в  значительной   степени
способствовали   специальные  авиалинии,  связывавшие   Грозный   с
Турцией,  странами Персидского залива, Иорданией,  неподконтрольные
центральным властям России. Материальная, политическая, моральная и
другие виды помощи чеченским сепаратистам имели в основе своей идею
отрыва Чечни от России.
   Многие   мусульманские   страны  имеют   большие   потенциальные
возможности,  у  них  завидная солидарность  и  целеустремленность.
Небезынтересно   суждение  известного  отечественного   политолога,
профессора  К.  Гаджиева: «Мусульманские страны обладают  огромными
экономическими  и  финансовыми ресурсами. За последние  десятилетия
они  создали  целый  ряд  правительственных  и  неправительственных
организаций,  крупнейшей из которых является Организация  Исламская
конференция  (ОИК).  Действуют Исламский банк  развития,  Исламский
фонд  развития и др. В дополнение к этому следует учесть также  тот
факт, что на исламский мир работает демографический фактор».
   Нелишне  напомнить  о  том,  что в пяти  из  шести  национальных
республик  юга  России  титульные нации  исповедуют  мусульманство,
главным образом суннизм, и только в Северной Осетии – частично. Это
означает,   что  если  проваливается  попытка  укоренить  исламский
радикализм  в  одной из республик региона, то иностранные  эмиссары
начинают   вербовать   новых  волонтеров  газавата   и   реализацию
панисламской  идеи в других республиках. Это наглядно  подтверждает
череда  событий в период 2000-2009 годов, связанных с деятельностью
вооруженных  банд  в  Дагестане,  Ингушетии,  Кабардино-Балкарии  и
Карачаево-Черкессии.  Известно, что в  этих  субъектах  власти  для
пресечения   действий  террористов  неоднократно   вынуждены   были
использовать  силовые структуры. Конечной целью всех экстремистских
сил, тянущихся на Северный Кавказ, является построение на принципах
исламского    фундаментализма    международного    государственного
образования – исламского халифата, в состав которого должны были бы
войти все населяемые мусульманами территории. Отсюда вытекает,  что
мусульманские  республики  нашего региона  так  же,  как  и  другие
мусульманские территории России, находятся в сфере их интересов.
   Надо  отметить  и  то, что авторы монографии В.  Дзидзоев  и  Н.
Левченко   стремятся   быть  беспристрастными   исследователями   и
объективно  говорят  о необходимости усиления мер  по  национальной
безопасности   Российской  Федерации  во  всех  ее  аспектах.   Они
совершенно справедливо полагают, что распад СССР и последовавшая за
этим   неконтролируемая  миграция  населения   в   совокупности   с
возникшими  экономическими и политическими трудностями  содержат  в
себе  сильнейший взрывоопасный этноконфликтный потенциал, связанный
с    изменением   геополитического   положения   России.   Этим   и
воспользовались внутренние и внешние корыстолюбивые политики.
   С  большим  интересом  читаются страницы  книги  о  деятельности
эмиссаров  из Саудовской Аравии, которые стали частыми  гостями  на
Северном  Кавказе. Они активно вербуют добровольцев  в  свои  ряды,
создавая    местные   отделения   ваххабитов.   Их    представители
использовали  разные  методы,  вплоть  до  вступления  в   брак   с
родственницами влиятельных лиц из местного населения и  по  подобию
дагестанских   сел   Кара-Махи   и   Чабан-Махи   стали   создавать
неподконтрольные  местной администрации целые  анклавы  ваххабизма.
Дело  дошло до того, что в этих населенных пунктах властям пришлось
наводить порядок с участием силовых структур.
   Авторы  монографии  четко проследили геостратегию  США,  которые
прилагают  огромные  усилия  к  установлению  и  утверждению  после
распада   СССР   однополярного  мира,   не   допускающего   второго
влиятельного и масштабного военно-политического центра.  Философией
такого «мира» является провозглашенный лозунг о многополярности или
геополитическом плюрализме, за которым стоит старый как мир принцип
«разделяй и властвуй».
   В  книге  приводятся весьма убедительные факты,  подтверждающие,
что  стремление американцев контролировать ось, соединяющую Ближний
и  Средний  Восток, продиктовано целью исключить  создание  в  этом
регионе   коллективной   системы   безопасности,   которая    сразу
существенно  ослабила бы фактор влияния заокеанской державы.  Правы
авторы и в том, что последовательность действий руководства Америки
в  этом  регионе давно породила такие часто используемые средствами
массовой  информации термины, как «жизненно важные  интересы  США»,
«зона   стратегических   интересов   США»,   «зона   стратегической
ответственности США» и т. д.
   В  монографии показано, что наличие горячей точки на юге России,
каковой  была  Чечня в 90-х годах XX века, явилось для  Соединенных
Штатов  Америки и некоторых других государств весомым  поводом  для
вмешательства во внутренние дела России под предлогом защиты  своей
зоны   стратегических   интересов.   И   нынче   империалистические
государства  под разными предлогами вмешиваются в дела  кавказского
региона.  Об  этом,  например, свидетельствуют  совместные  маневры
Грузии  и полностью подконтрольного США блока НАТО в 2009  году  на
территории близкой к границам суверенной Южной Осетии, подвергшейся
в  августе  2008  года агрессии со стороны грузинских  неофашистов.
Конечный   итог,  к  которому  стремятся  ястребы  в   американском
правительстве  в  отношении России, обозначил  видный  американский
политик З. Бжезинский: «Америка, единственная супердержава,  должна
проявлять  понимание в отношении всех держав второго плана  с  тем,
чтобы  окончательно  ликвидировать  единственную,  непосредственную
угрозу ее гегемонии – Россию».
   По  мнению  авторов монографии, такой сценарий развития  событий
вероятен  в  случае  дестабилизации  политической  ситуации  внутри
России и угрозе ее распада на отдельные национально-территориальные
образования.   Западные  политологи и не  пытаются  скрывать  мечту
руководства  своих  стран развалить нашу многонациональную  страну.
Вот   одно  из  их  многих  откровений  зарубежных  «доброжелателей
России»,  датированное 1996 годом: «Достаточно  Соединенным  Штатам
чуть-чуть  подтолкнуть,  стимулировать, спровоцировать  процессы  в
двойном  «мягком подбрюшье» Российской Федерации – на Кавказе  и  в
Средней Азии – и партия в шахматы выиграна».
   Дзидзоев   и  Левченко,  всесторонне  изучив  и  проанализировав
конкретные  факты,  пришли  к  выводу,  что  большой  положительный
потенциал   заложен  в  совместном  согласованном   противодействии
крупнейших мировых держав, прежде всего США и России, терроризму во
всех  его  проявлениях. От вдумчивого подхода и взвешенных  решений
правительств  государств, где острой является проблема  терроризма,
во  многом  зависят благополучие и мир на земном шаре в целом  и  в
нашем  многонациональном  государстве  в  частности.  Хотелось   бы
привести  несколько строк из первого раздела Концепции национальной
безопасности  РФ:  «Во  многих странах, в том  числе  в  Российской
Федерации,   резко   обострилась  проблема   терроризма,   имеющего
транснациональный характер и угрожающего стабильности в  мире,  что
обусловливает необходимость объединения усилий всего международного
сообщества, повышения эффективности имеющихся форм и методов борьбы
с этой угрозой, принятия безотлагательных мер по ее нейтрализации».
   Ученые  В.  Дзидзоев  и  Н.  Левченко  ставят  вопрос  о   давно
назревшей     необходимости     разработать     общегосударственную
антитеррористическую  концепцию,  которая  бы  охватывала   вопросы
политического  и  социального  характера.  В  самом   деле,   такая
концепция  играла  бы  роль  отправной точки  формирования  единого
подхода    на    всех    уровнях   государства   к    осуществлению
антитеррористической  деятельности  на  ближайшую  и  среднесрочную
перспективу.  Она  способствовала бы, кроме того,  созданию  мощной
системы противодействия терроризму, развитию правовой основы борьбы
с  терроризмом и воспитанию антитеррористического сознания  граждан
России. Тем более, что в 70-80-х годах ХХ столетия рядом зарубежных
государств   был  накоплен  немалый  опыт  создания  концептуальных
документов   по   борьбе  с  терроризмом,  которые  имели   большое
организационное и политико-правовое значение. Например, в США, ФРГ,
Италии  и  некоторых других странах они стали эффективным средством
объединения  ресурсов  государства и  общества  для  решения  задач
антитеррористической деятельности.
   Итак,  авторы  монографии  как  опытные  аналитики,  политологи-
исследователи с учетом сложной ситуации в регионе, глядя  правде  в
глаза, подробно и всесторонне посвящают своего читателя в целый ряд
доселе   неведомых   ему  проблем.  Вскрывают  истоки   этнического
сепаратизма  в  Российской Федерации и анализируют  их.  Определяют
основные  аспекты  методологии  изучения  этнического  сепаратизма,
экстремизма  и  терроризма в регионе, создавая модель  их  анализа.
Выявляют   наиболее   типичные  причины,  особенности,   специфику,
последствия  противостояния федерального  центра  и  руководства  и
части   населения   Чеченской  Республики  как   главного   фактора
ослабления российской государственности на Северном Кавказе в  90-х
годах XX века. Вскрывают серьезные ошибки и упущения национальной и
федеративной   политики  РФ  в  указанный   период,   приведшие   к
вооруженному  противостоянию центра и одного из субъектов  региона,
создавшие  почву  для  экстремизма  и  терроризма  на  Юге  России.
Анализируют   наиболее  характерные  современные  отечественные   и
зарубежные   методы   и   способы  противодействия   терроризму   и
экстремизму.
   В  целом,  высоко оценивая работу, тем не менее,  хочу  обратить
внимание  на  отдельные, на мой взгляд, упущения в  ней.  Например,
отсутствует  анализ причин и последствий отдельных террористических
актов, совершенных в республиках Северного Кавказа за последние 5-6
лет.  Авторам следовало бы больше внимания уделить проблемам  Южной
Осетии,  беженцам и вынужденным переселенцам оттуда и из внутренних
районов  Грузии,  перспективам  их возвращения  на  исконные  места
проживания.   Кроме  того,  авторы,  раскрывая  некоторые   аспекты
избранной ими проблемы, иногда становятся на путь слишком подробной
детализации  второстепенных фактов и событий. Можно было  бы  слить
друг  с  другом некоторые параграфы, от чего, на мой взгляд, работа
стала бы более динамичной и компактной.
   Однако   эти   недостатки  не  снижают  общий  высокий   уровень
проделанной  научной работы Дзидзоева и Левченко.  Более  того,  ее
богатые  материалы  уже используются студентами  и  преподавателями
высших учебных заведений Северного Кавказа при изучении ряда тем по
Российской   истории   и  политологии.  К  ним   обращаются   также
исследователи многих актуальных аспектов новейшей истории Северного
Кавказа.  Богатый  и  разносторонний материал, как  представляется,
будет   широко   использован  для  дальнейшего,   более   глубокого
фундаментального  исследования проблем  этнополитики,  геополитики,
межнациональных  отношений и федеративного устройства  на  Северном
Кавказе.   В   заключении   следует   отметить,   что,   во-первых,
фундаментальное  исследование  очень  своевременно  и  его   авторы
достойны  благодарности читателей; во-вторых, научные  изыскания  в
данной области следует всячески одобрять, поддерживать, издавать.
   Разговор  же  о  книге «Сепаратизм, терроризм  и  экстремизм  на
Северном Кавказе: политико-правовой анализ» хочу завершить  цитатой
из  статьи Президента РФ Д. Медведева «Россия, вперед!»: «Мы  будем
делать  все  возможное для нормализации жизни людей  на  российском
Кавказе.  Экономические  и гуманитарные программы  для  юга  страны
будут  в  ближайшее  время  пересмотрены и конкретизированы.  Будут
разработаны   отдельные  и  очень  четкие  критерии   эффективности
руководителей  государственных структур по проблемам  Кавказа.  Это
касается  прежде  всего  федеральных и региональных  министерств  и
ведомств,  ответственных за качество политики в сфере промышленного
производства,   финансов,   социального   развития,    образования,
культуры.   В  то  же  время  правоохранительные  органы  продолжат
подавление банд-групп, стремящихся запугиванием и террором навязать
населению  некоторых  кавказских республик  свои  бредовые  идеи  и
варварские порядки».
К содержанию || На главную страницу