Илья ПЕНКНОВИЧ

БЕЛЫЙ ВОРОБЕЙ


КАРТОШКА

Спросите у кошки:
«Ты хочешь картошки?»
В ответ она скажет вам:
«Нет!»

Но если в картошку
Столовую ложку
Сметаны добавите вы
И масла немножко,
Яичка немножко,
Туда же куриную
Бросите ножку,
Бульоном потом
Обольете картошку
(А не от картошки водой!),
Смешаете все это
Папиной ложкой –

Поверьте, для кошки
Такая картошка
Любимою станет едой!


КОШКА

Кошка я. И повадка кошачья,
Но со мной не затягивай игры.
До поры свои когти я прячу.
Тень моя, ты похожа на тигра!

Где мне нравится, там я гуляю!
Никому нет до этого дела.
Гладить спину я вам позволяю,
Пока мне это не надоело.

И вилянье хвостом презираю,
Как виляют все ваши собаки!
Хоть порою от них убегаю,
Не боюсь и с собаками драки!

Да и как же быть может иначе,
И для вас это тоже не ново:
Даже тигр из породы «кошачьих»,
А не я из породы тигровых.


*  *  *
Однажды улитка
Промокла до нитки.
А жук-носорог
Так под ветром продрог,

Что даже кузнечик
При помощи свечек
Жука отогреть не сумел.

И только лягушка,
Прижав его к брюшку,
Сумела бедняжку согреть,
Чтоб смог он опять полететь!


КОЛЛИ

Однажды я случайно,
Поверьте, что случайно,
Нет-нет, совсем случайно
Подслушал разговор.
А говорила колли
Моей сестренке Оле,
Что так вот жить в неволе
Не хочет впредь она!

Мол, мой хозяин Коля,
Он до обеда – в коле,
Потом он на футболе,
А я сижу одна.

Доколе же мне, колли,
Вот так сидеть в неволе,
Когда мне нужно в поле
Побегать-поиграть?!

Не знает Коля, что ли,
Не домоседка колли,
И впредь такой неволи
Не вынесет она?!

– Возьми меня ты, Оля,
Не буду жить я с Колей,
Мне хочется до боли
Гулять, гулять, гулять!

– Не допущу для колли
Такой плачевной роли, –
Ответила ей Оля. –
Пойдем со мной играть!

С тобой, подружка-колли,
Мы будем бегать в поле.


*  *  *
Как это вкусно!
Как это сладко!
Прямо на улицу
Прыг из кроватки!
В летнюю лужицу
Голою пяткой.
Как это вкусно,
Как это сладко!

Как это сладко!
Как это вкусно!
Даже пусть дождик
Капает грустный.
В красных сапожках
Плюхнуться в лужу!
Как это важно!
Как это нужно!

Прямо по луже
Прыгать упрямо.
Вот бы все это
Видела мама!
Май, 2002


*  *  *
Соседка-улитка,
Набросив накидку,
Помчалась на почту
Отправить открытку.

Едва не забыла
Поздравить подружку –
Крикливую, добрую
Квакшу-лягушку!

Но ей заявили,
Что почта закрыта.
Поникла улитка,
Печалью убита.

Потом неожиданно,
Сбросив накидку,
Помчалась, к груди
Прижимая открытку.

Бежала она,
Обгоняя трамваи,
Ворон обогнала,
Горластую стаю,

Бежала по лесу,
Плыла через речку,
Едва не столкнула
В ту речку овечку

Заметив же издали
Квакшину хату,
Вручила открытку
Сама адресату!


БЕЛЫЙ ВОРОБЕЙ

Жил на свете воробей.
Так же выводил детей,
Приносил для них жуков,
Червяков и пауков.

Только вот какое дело:
Был он белым, белым-белым.
Был один на миллион,
Но о том не ведал он!

Воробьи ж не замечали
И ему не докучали,
Может, попросту прощали
Непохожести ему.

Жил спокойно воробей.
Все не так как у людей!
1999 г.
К содержанию || На главную страницу