Асланбек БРИТАЕВ

МАЙСКИЙ РАССВЕТ


ВОСПОМИНАНИЕ ВЕТЕРАНА

Не по вине новогоспод
Для нас суровым время было,
Земля от крови не остыла,
Что за нее пролил народ.

Теперь уж многим не понять,
Как мы страну свою любили,
Мы не клялись, мы в бой ходили,
Чтоб волю людям отстоять.

Я помню давний май земли,
Когда расчеты на опушке,
В кустарниках укрыли пушки,
Чехлы надели на стволы.

Дышал весной в покое мир,
За много месяцев впервые,
Свои награды боевые
Фланелькой чистил командир.

Седой солдат-артиллерист
Стоял, как бог, в блаженной позе,
И говорил, что был в колхозе
Он самый первый тракторист.
«Стране мы хлебушек даем,
У Ворсклы край наш тем прекрасен»…
«Постой, – другой с ним не согласен, –
Щедрей кубанский чернозем».

Вступил и ротный в разговор:
«Идет ваш хлеб весомым вкладом,
Но трактор наш, из Сталинграда»…
Так разгорелся жаркий спор.

Как важен хлопок для страны
Узбек доказывал литовцу,
Шинель и мясо – это овцы, –
Солдат с кавказской стороны.

Им улыбалась и весна:
Сторонки разные хвалили,
В боях и жизней не щадили…
Но Родина была одна!


ИЗЛУЧЕНИЕ

Гул набатный не смолк
    над тобой, Хиросима.
Жуткий миг – на века
    излученья следы.
По весенней поре
    иль в завьюженных зимах,
Мысль людская, как пульс, –
    избежать бы беды.
Я был мал, когда землю
    покрыли воронки…
«Даже камни и те
    стали кровь источать», –
Мне не раз говорила
    в родимой сторонке,
О погибшем солдате
    скорбящая мать.
Я не видел Освенцима
    черного дыма,
И не ведал, что рядом
    ГУЛАГа есть ад,
Но соседка взывает:
    «Сыночек мой, Фима!»,
И в тоске беспросветной –
    невидящий взгляд.
Сколько ж тех матерей,
    не от времени старых,
Угасающих вместе
    с надеждой своей?
Отсчитают печального
    сердца удары
Череду нескончаемых,
    горестных дней.
Когда небо от сини
    бывает глубоким,
Когда в мае я радуюсь
    гомону птиц,
Ни на миг не могу
    позабыть одиноких,
Неизбывную боль
    их морщинистых лиц.
Материнская память,
    как мир, неделима,
С нашей радостью
    скорбь совмещая, живет.
Видно, в каждой душе
    есть своя Хиросима,
Что сердца матерей
    излучением жжет.


МАЙСКИЙ РАССВЕТ

Укротить ли весну в ее майских рассветах,
И травой, и цветами одевшую мир?!
От редута панфиловцев путь свой Победа
Довела до рейхстага, восславила Мир.
Все народы в тот май, как река в половодье,
Ликовали, братались с советским бойцом.
И весна не зеленой казалась, по моде,
В алый шелк нарядилась в поселке любом.

Не забыть красных стягов в Европе цветенье
И душевности чувств от братанья людей,
Словно слилось в единстве сердец всех биенье:
Матерей и солдат, стариков и детей.

Этот день осветил своим сердцем Гастелло,
И Матросов прикрыл от метели свинца…
Помнит Родина всех беззаветных и смелых,
Что, как Данко, во тьме зажигали сердца.

Укротить ли весну в ее майских рассветах,
Мир одела она в многоцветье свое.
Нам жестокой ценою досталась Победа,
Благодарные павшим, мы ею живем.


РОССИИ

    Памяти Цара Увадзикоевича Бритаева,
    первого редактора газеты «Растдзинад»,
    Главного геолога Всесоюзного института
    минерального сырья…

Вновь цветешь, Подмосковье,
    так привольно, красиво,
Что я сам молодею
    с каждой встречей с тобой.
От Осетии милой
    я не в гости, Россия,
Я Москву по-сыновьи
    называю родной.
Как и Пушкина слово,
    полюбил я просторы,
Где луга заливные,
    вековые леса,
Где цветы огневые
    ткут живые узоры,
Голубеют озера
    отразив небеса.
Как горянки-березки
    в серебристых росинках,
Как могучая Волга
    величаво течет,
Так прекрасны картины
    необъятной России,
Но опять в Подмосковье
    память сердца влечет.
Этот край мою память
    обнажает упрямо,
Он в бою освящен был
    кровью павших отцов.
Землю здесь окропила
    солью слез моя мама,
Здесь ведь брат мой погиб
    у села Чернецов.
От Осетии милой,
    я не в гости, Россия,
Я тебя по-сыновьи
    называю родной.
По каким бы дорогам,
    где б судьба не носила –
Моя память и сердце
    неразлучны с тобой.
К содержанию || На главную страницу