Алан ЦХУРБАЕВ

ИСТОРИИ ИЗ БЛОГА АЛАНА ЦХУРБАЕВА

   
   СИЛА ДУХА И ФУТБОЛЬНЫЕ ВОРОТА
   Опубликовано: май 15 2010, 23:15
   
   Давно  хотел рассказать историю о своем друге детства  по  имени
Артур,  но  только все никак не мог придумать, к чему ее привязать.
Решение  пришло  в  виде  простой мысли  –  не  обязательно  искать
причину,  чтобы  рассказать интересную историю. Так  что  не  ищите
здесь  связь с новостями и событиями, которые несут нам дни, и  они
же их уносят.
   
   Это  рассказ о силе духа, а именно о первом ее уроке, который  я
получил в детстве. Нам было, наверное, лет по 14 или 15, мы жили на
Тельмана,  возле интерната. Три пятиэтажки стояли вдоль  дороги  до
самого  пересечения с улицей Пожарского. Наш дом  называли  «первым
двором»  и  как-то  у нас повелось соперничать во  всем  с  «двором
третьим»,  где и жил Артур. Вообще-то я не могу назвать  его  своим
другом,  но  мы постоянно играли вместе в футбол, только  в  разных
командах. Обычно мы шли в интернат и там играли «двор на  двор».  С
нами  в  команде были «Картоф» (из-за носа картошкой)  и  Борик  по
кличке «Фаштама», потому что все время стоял в защите и просил  пас
назад.  Артур  мотался  как заведенный,  в  нем  было  очень  много
энергии. Небольшого роста, но очень крепкий, он был лидером во всем
–  и  в  игре  и в спорах. Я не помню, чтобы он с чем-то согласился
просто   так,  молча.  С  ним  было  всегда  интересно   и   трудно
одновременно.
   
   В  интернате  вечно болтались босяки постарше  нас,  которые  то
учили нас играть в футбол, то курить... а однажды они заставили нас
с  Артуром  драться,  и я как-то неловко ударил  его  под  дых,  он
согнулся вдвое и стал задыхаться. Босякам пришлось его учить делать
в  таких  случаях  приседания. Мне почему-то до  сих  пор  неудобно
вспоминать этот момент.
   
   Так  вот, как-то мы пошли играть не в интернат, а в ГМИ, кажется
какая-то команда с Пожарского нас позвала на игру. Ворот не было, и
мы  на глаз  положили пару больших камней вместо штанг. Ну и как-то
сразу мы начали проигрывать, вроде носились как могли, а пропускали
гол  за  голом. Артур был вне себя от злости, не переставал кричать
на  всех  и заставлять бегать. Тут я и заметил, что наши ворота  на
целый   шаг   шире,  чем  ворота  другой  команды.  Может,   мы   и
действительно  играли  хуже,  но  все-таки  такая  несправедливость
делала наши шансы еще более ничтожными. Но Артур как будто меня  не
слышал.  Я пару раз ему сказал, что надо остановить игру и сдвинуть
камни,  но он ни черта не слышал, носился только за мячом и  кричал
на  всех.  И  когда  я, наверное, в третий раз  его  поймал,  чтобы
пожаловаться  на  ворота, он меня перебил: «Мы  не  будем  сдвигать
ворота», – орал он во все горло, красный, как аланский флаг, –  «мы
и  так выиграем, мы их разорвем, и с такими воротами, и еще шире!».
Черт, подумал я, ну и придурок.
   
   Тот  матч  мы,  конечно, проиграли. А фразу я  вспомнил  гораздо
позже,  много лет спустя, не помню в какой ситуации, но  она  вдруг
возникла  и  больше  не покидает меня, остается там  как  небольшая
подсказка для жизненных проблем, когда человек нуждается в поднятии
силы духа.
   
   Через  пару  лет  я  закончил школу и  уехал  из  этого  района.
Началась  другая  жизнь, университет, и постепенно  я  потерял  все
связи  с  ребятами с «малины», так назывался тот  район.  И  только
иногда,  проезжая в машине по Тельмана, я смотрел из окна на  забор
интерната,  редеющий  от  года к году. А еще  через  несколько  лет
(подумать только, сколько времени прошло), зимним вечером я  шел  в
одиночестве  по   Невскому  проспекту и вдруг  навстречу  мне,  как
питерское привидение, вышел Картоф. Точно такой, только на  12  лет
старше. Преодолев первый шок от внезапной встречи, мы зашли в какую-
то пирожковую, и, съев свой пирожок, Картоф безжалостно окунул меня
с  головой в забытое прошлое, пройдясь по всем лавочкам двора, всем
крышам домов и, конечно, по всем героям нашего общего детства.
   
   Артур  погиб во время какой-то грандиозной разборки в  интернате
в  середине  90-х, там еще немало людей тогда подстрелили.  Кому-то
покажется, что это логичный конец, учитывая качества его характера,
граничащие с безрассудством, но мне кажется, что в этой смерти  нет
ни черта логичного. Хотя, конечно, кто знает, может за мгновение до
смерти  у него еще был шанс сделать шаг назад, отступить, сдвинуть,
наконец, эти дурацкие ворота, а он этого не сделал... я не знаю...
   
   Во  мне живет много людей, на которых я ориентируюсь до сих пор,
которые сделали меня чуть сильней и лучше. Один из них – Артур.
   
   Из комментариев:
   
   dzeba (18.05 / 12:51)
   Как-то  резко  окунул  в  разные периоды  из  нашей  жизни,  все
было...  у  каждого, видимо, есть похожие воспоминания...  Спасибо,
буду долго отходить.
   
   digorgom (18.05 / 17:58)
   Да,   непростые  были  времена.  Спасибо,  Алан.   Многое   тоже
вспомнилось.
   
   far_zaur
   2010-05-17 08:23 pm (commented at livejournal)
   Нехер,  Алан!  Ворота  по-любому, не  сдвинем!  И  с  такими  их
вые***!
   
   
   «БУДЬ ГОТОВ! ВСЕГДА ГОТОВ!»
   Опубликовано: мая 19 2010, 18:26
   
   Сегодня,  оказывается, день пионерии, случайно  узнал  об  этом.
Сейчас люди часто вспоминают с ностальгией дни, когда на шее носили
красный  галстук,  но  мне кажется, большинство  этих  воспоминаний
связаны просто с детством и потому кажутся такими счастливыми.  Для
меня  вера  в пионерию была подорвана уже в первый день, когда  нас
принимали   в   пионеры.  По  традиции  галстуки   нам   повязывали
старшекласники,  и  как  раз попался класс  моего  старшего  брата.
Передо  мной  стояли  все  друзья брата,  раздолбаи  и  весельчаки,
которые  постоянно без дела ошивались у нас дома.  Помню,  что  они
брали  у  Джанго, езида, видеомагнитофон и толпой смотрели какие-то
фильмы. Когда я приходил домой после второй смены, они резко меняли
кассеты  и  ставили  карате.  Только позже  я  понял,  что  было  в
видеомагнитофоне до карате. В любом случае это были, как бы  сейчас
сказали, «отдыхающие пацаны». Они, может, и были для меня образцами
для подражания, но совсем не в том смысле, который вкладывает в это
пионерия.
   Вообще  вспоминать советскую систему образования  мне  не  очень
приятно.  Методы  воспитания детей были какими-то  малочеловечными.
Помню,  как  во  втором, кажется, классе меня  за  какую-то  мелочь
поставили перед классом и запугивали тем, что выгонят из школы. «Ну-
ка,  дети,  скажите,  Алан достоин оставаться в  нашем  классе  или
нет?»,  спрашивала  классная руководительница, пока  Алан  в  диком
страхе  жевал слезы вместе с соплями. Сука, издевалась, как хотела.
Может поэтому, уже в восьмом классе я кидал из окна туалета большие
куски  кафеля, оторванные от мокрой стены, на голову  трудовика.  А
потом посылал нах училку по английскому (она меня первая ударила).
   
   В общем, ну ее к черту, эту уравниловку вместе с пионерией.
   
   Из комментариев
   
   alik (19.05 / 20:33)
   Я  с  любовью  вспоминаю последние четыре года  учебы,которые  у
меня  пришлись  на  90,  91, 92, 93, 94, то время,  которое  сейчас
принято  ругать.  До сих помню тот день, когда первый  раз  услышал
«Nevermind»  Nirvana, и споры о том, предала  Metallica  метал  или
нет.  Первое  MTV.  Помню  старших  пацанов,  которые  принимали  в
пионеры,  они же давали слушать Deep Purple и т.д. Ну  и,  конечно,
помню  первый порнофильм и вкус первой сигареты, а тогда  они  были
настоящие,  американские. А вот то, что было до этого,  октябрятию,
пионерию, советскую школу хочу забыть навсегда.
   
   toy hero (19.05 / 23:46)
   Алан,  ты назвал советскую систему малочеловечной почему-то.  Не
согласен,  школа  как  школа  была, нынешняя  не  лучше.  В  музеи,
помнится, водили, в театр. Зарницы еще, может кто помнит, я  застал
одну,  весело было. Идеология, конечно, имела место, куда без  нее.
Тот  же  пионерский галстук, вечно мятый, с пожеванными краями.  Не
знаю, кому как, мне свое детство приятно припомнить.
   
   Алан Цхурбаев (20.05 / 13:10)
   toy  hero,  так  я  про это и говорю, что детство  всем  приятно
вспомнить,  уж  я  обожаю это занятие. Но вот о  школе  в  основном
неприятные  воспоминания. Да, были и театры, и какие-то походы,  но
почему-то  всегда я там чувствовал какое-то давление на психику.  Я
не  был босяком, но при этом никогда ни на одном уроке мне не  было
интересно.   Описанный   мной  пример   –   это   пример   унижения
человеческого  достоинства,  причем в  том  возрасте,  когда  детей
только хвалить можно. Хорошо, что не все учителя такими были. И  не
было  там никакой идеи, никакой идеологии. В чем она была?  В  том,
что тебя наказывали, когда ты забывал дома красный галстук?
   
   geomsk
   2010-06-01 11:50 am (commented at livejournal)
   В  первом  классе  наша  учительница тех,  кто  опаздывал  после
большой перемены (ходили на ней пить молоко в столовую), заставляла
раздеваться до трусов, вставать перед классом и говорить, типа, как
я сожалею что опоздал, больше так делать не буду. Сейчас-то понимаю
насколько  это отвратительно, жаль, тогда не понимал  –  послал  бы
сразу  нах эту овцу!!!!! Помню меня заставила тоже раздеться, когда
я  опоздал,  а  я  носки  не снял, так она на  меня  наорала  из-за
этого!!!
   Ольга Алексеевна, кстати, зовут, школа 41. Тварь!!!!
   
   
   
   ОСЕТИЯ БУДУЩЕГО. МИНИ-СЦЕНАРИЙ
   Опубликовано: май 11 2010, 23:45
   
   Институт  Цивилизации объявил конкурс короткометражных  фильмов,
и  я  (с  другом) сразу придумал свой короткий пятиминутный  фильм.
Представьте,  Осетия  через  200 лет.  Владикавказ,  2214  год.  На
Проспект мира опускается тонированная летающая тарелка, из  которой
вываливаются два парня:
   
   –  И,  короче, я ей кричу, короче, слышь овца, ты ща по понятиям
не  права.  И  уже  хотел  ей  втащить,  но  тут  мусора  на  хипиш
подскочили, пришлось в темпе соскакивать.
   – Да ну! А ты на чем был?
   – Да приколись, а я на пахана тарелке был, на серебристой.
   – Это вот че ударенная была?
   – Не, не ударенная, перебитая…
   
   КОНЕЦ ФИЛЬМА
   
   Из комментариев:
   
   Ostin (12.05 / 17:37)
   Отлично,   Алан,  но  у  меня  подозрение,  что  не  могут   два
владикавказца  разговаривать  вот  уже  10  секунд  и  ни  разу  не
произнести  «всмыси»(в  смысле),  «пабрацки»  и  «по-любому».  «По-
любому»  вообще  универсальное выражение,  способное  заменять  все
слова  в  разговоре  и при этом сохранять смысл  разговора.  –  По-
любому? – По-любому! – По-любому? – Да по-любому!!! )))
   
   bezpontovaia
   2010-05-13 02:05 pm (commented at livejournal)
   –  И  представь, он был на тарелке серебристой, ничешной  такой,
небось папина!
   – А куда водил?
   – Летали в « МАГИЮ». Ну вот, новую, которую на МАРСЕ открыли.
   И  представь,  я  ему там сказала, что у меня другой...  думала,
ударит.  Хорошо,  что  я  своего  Арсенчика  на  этого  дебила   не
променяла.
   –  Да  ты  что!  У  твоего Арсенчика ведь  папа  шишка...  глава
межгалактической ассоциации бизнесменов.
   –    Давай    в    ЦУМ    зайдем.    Там    новое    поступление
противоэлектроцинковских костюмов со стразами СВАРОВСКИ, а  то  мне
завтра на свадьбу не в чем пойти.
   
   
   СВОЛОЧИ
   Опубликовано: сент. 24 2009, 23:30
   
   Сволочей  в нашей жизни полно. Но иногда и между ними приходится
проводить  разделительную линию. Что я просто ненавижу,  это  когда
какие-нибудь  залетные  ведут  себя как  сволочи.  Выглядит  просто
отвратительно,  когда наши ребята где-нибудь в  Москве  или  Питере
начинают  приставать к девушкам на улице, по-хамски разговаривать с
продавщицами, со всеми вообще, тыкать, вести себя как местное было.
Мне бывает по-настоящему стыдно за этих уродов. Но история, которой
я был свидетелем пару дней назад, обратная.
   В  том  ночном  клубе, где мы решили провести  вечер,  собралась
компания  каких-то залетных типов, человек десять. С самого  начала
они  вели  себя  по-хамски, приставали к  официантке,  хватали  ее,
пытались усадить с собой… Так случилось, что тем вечером я  был  за
столом  в  окружении 5 прелестных дам (!). Ну, и  у  этих  залетных
козлов  сразу  башню сорвало, когда они увидели своими алкогольными
глазами    местных   черноволосых   статных   девушек,    настоящих
«черкешенок». А то, что козлы были залетными, я понял сразу.  Среди
них  был  один местный парень, мой знакомый, который решил меня  не
узнать  (я  понял,  что ему стыдно за свою кампанию).  Этот  парень
занимает высокий пост в одном крупном ведомстве, а типы вокруг него
скорей  всего  были  из какой-нибудь московской  проверки,  которых
сейчас  здесь  полно. Вот и повели их поить и кормить, задабривать.
Козлы  козлами, видно было, что это уже не первое их  заведение  за
вечер.   Растрепанные   галстуки,   расстегнутые   белые   рубашки,
повылезавшие животы… при этом они не были старыми, им было  лет  по
30-35,  сразу  хотелось представить их лет 10-15 назад,  прыгающими
ночью  на какой-нибудь московской кислотной дискотеке. А потом  они
повзрослели, и папа помог устроиться. И еще они все время  говорили
«коньячок»,  «машинка», «сигаретка», «человечек»… а я ненавижу  это
уменьшительно-ласкательное дерьмо.
   
   Так  вот,  стоило мне выйти в туалет, как один из  этих  козлов,
тот  что  в очках, подваливал к моим дамам и нес какой-то бред.  Не
обидный, правда, но какого черта? Главное, в руках он вечно  держал
бокал  «коньячка»  и сигару размером с останкинскую  башню.  Я  все
ждал, когда этот очкарик перейдет опасную черту, чтобы врезать  ему
как следует, а дальше будь что будет, хоть праздник им испорчу.  Но
сволочь так и не допрыгался. Я ему на ухо только сказал, что он нам
мешает, в ответ этот обиделся, взял свой стул и уселся прямо  перед
сценой.  А  на  сцене клуба все это время выступал Ашот,  известный
здесь блюзовый гитарист. Ашот в тот вечер наяривал так, что у  него
аж  кепка промокла, а этот козел взял и уселся прямо перед ним,  да
еще  между  песнями  выкрикивал «давай,  эту  сыграй,  давай,  ту».
Правда,  Ашот его не слушал. А другой длинный козел из их  компании
начал прыгать перед сценой, а козел он был потому, что на его трусы
было противно смотреть. Потом они встали и ушли наконец.
   
   Так  к  чему эта история… ненавижу, когда сюда приезжают  какие-
нибудь  москвичи и ведут себя так, как будто они приехали в задницу
мира,  где живут неотесанные и тупые горцы, с которыми можно вообще
не  считаться. Ненавижу и когда эти «горцы» делают то  же  самое  в
Москве, считают всех «русаков» «лохами» и т.д… Ненавижу сволочей.
   
   Из комментариев:
   
   Львиццца (12.04 / 19:21) 
   Лучше бы ты врезал.
   
   
   ВСПОМИНАЯ БЕСЛАН. ШТУРМ
   Опубликовано: сент. 03 2009, 16:54
   
   Третьего сентября 2004 года, около 12 часов дня я пошел  немного
отдохнуть в квартиру, которую мы снимали недалеко от школы.  Честно
говоря, уставший, я заснул на диване. Меня разбудил громкий хлопок,
это  были  первые взрывы. Я выглянул на улицу, там  была  суматоха.
Сразу без перерыва начал звонить мой телефон. Я выбежал на улицу  и
пошел  в  сторону  школы.  В  небе  летал  вертолет,  канонада  все
усиливалась,  ощущение было такое, что в школе идет полномасштабная
война. Ну, так оно и было.
   
   Вокруг  школы творился хаос и неразбериха. Люди куда-то  бежали,
пытались развернуть машины, чтобы проехали другие, стоял вой  сирен
пожарных, крик людей и звуки выстрелов и взрывов. Я пытался все это
рассказывать  кому-то по телефону, уже плохо  понимая  кто  звонит,
пока мне вдруг не позвонила моя знакомая, которая работала все  эти
дни  в  Беслане  переводчицей. Она плакала навзрыд  и  кричала  мне
«забери  меня, забери меня...», но когда я спрашивал, где она,  она
не могла ответить и только плакала в ответ. Потом звонок обрывался,
потом  она звонила снова и опять просила забрать ее. Я начал бегать
вокруг школы, пытаясь найти ее, но это было очень трудно сделать  в
том  аду.  Минут через 20 я ее нашел. Она стояла на одной  из  улиц
возле  школы,  держалась за стену дома и плакала  в  полный  голос.
Бегающим  мимо  людям не было дела до нее, все были  заняты  своими
проблемами, искали своих близких, родных. Я схватил ее за плечи, но
она никак не могла остановиться.
   
   Позже  оказалось,  что когда раздались взрывы и  начался  штурм,
журналист, с которым она работала, схватил ее за руку и  ринулся  в
пекло. Возможно он это сделал чисто рефлекторно: зачем ему на войне
переводчик?  Они  пробежали вместе немного, она  высвободилась,  но
этого было для нее достаточно, у нее случился срыв. Я, как в каком-
то  фильме, надавал ей пощечин, довольно сильных, и, как оказалось,
это действительно работает. Она немного успокоилась, и я отвел ее в
квартиру, где напоил водой и сказал никуда не выходить. Она просила
меня  остаться, но я, как в фильме, пообещал ей вернуться  скоро  и
строго попросил не выходить.
   
   Я  пошел  к  школе, но понять, что происходит, было  невозможно.
Тогда я пошел к больнице, неподалеку от школы, на улице Коминтерна.
Там  я испытал первый шок от увиденного. Из бесконечно подъезжающих
машин,  скорых  и  легковых,  выносили  раненых,  а  может,  уже  и
погибших,  всех в крови, людей всех возрастов. Их были десятки  или
сотни.   Их  было  столько,  что  мне  показалось,  что  их  просто
закидывают в больницу через дверь, а там их ловят врачи.
   
   Такими  были  эти  трагические часы.  Я  плохо  что-то  понимал,
действуя  «на автомате», и, честно говоря, до увиденного в больнице
почти  ничего не чувствовал. И только попав в ту же квартиру поздно
ночью,  я  включил телевизор и увидел кадры тех же раненых,  детей,
пьющих воду, и расплакался.
   
   Из комментариев
   
   Kornelij (03.09 / 17:34) 
   Я  до  сих  пор живо переживаю все это, хоть и смотрел издалека.
Иродово племя.
   
   
   ПРИШЛО ВРЕМЯ, КОГДА НАЧАЛИ УХОДИТЬ ГЕРОИ ДЕТСТВА
   Опубликовано: июль 07 2009, 18:09
   
   Встретил  на улице города своего старого знакомого.  Он  никогда
не   отличался  особым  оптимизмом,  но  тут  совсем  поник.  После
нескольких дежурных фраз он вдруг говорит:
   
   – Так ты понял, что случилось со смертью Джексона?
   – Что?
   –  Эпоха ушла. Пришло то самое время, когда начали уходить герои
детства. Джексон умер, Шварценеггер постарел, Сталлоне...
   
   Я  не нашелся, что сказать и, попрощавшись, пошел дальше. Но его
слова заставили меня задуматься. Я начал вспоминать как собирал  по
10 копеек, чтобы сходить на «Коммандо», как, когда не было денег (а
их  почти  никогда и не было), мог простоять полтора часа  у  двери
видеосалона, прислушиваясь к звукам ударов Брюса Ли (Брусли, как мы
говорили).  Или как в школе, с друзьями учили брейк-данс.  Не  тот,
что  сейчас, с танцами на голове, а самый настоящий, верхний брейк-
данс, под роботов. Да, наверное, этот пост только для 30-летних или
чуть старше. Для тех, кто родился в одной стране, а потом ломался и
рос в другой. Чьи герои детства были фантастическими, всесильными и
благородными.  Эпоха  закончилась?  Может  быть.  Джексон,  Зыкина,
Аксенов, Янковский...
   
   Из комментариев
   
   dzeba (07.07 / 20:49) 
   Одна   эпоха   заканчивается   –  другая   начинается...   Жизнь
продолжается,  только  сейчас истинных  талантов,  звездных  таких,
немного. А время еще проредит, и кто или что останется – непонятно.
Вспомнить 80-ые – тогда тоже много талантов мгновенно ушло. Процесс
необратимый, просто когда один за другим, тогда тяжелее,  но  жизнь
продолжается.
   
   geogadiev (08.07 / 15:50) 
   Все  нормально. Никто никуда не уходит! Идет естественный отбор.
Как-то  я  спросил  у  своей  сестры-школьницы,  какую  музыку  она
слушает, она отвечает: «РОК!» Я подумал, х-м, а молодежь-то  спустя
20  лет не такая уж и другая, потом решил уточнить, что именно  она
слушает.  Когда  я  узнал, что «Ранетки» – это рок,  я  –  человек,
прослушавший  до  10  класса все альбомы The Doors,  Led  Zeppelin,
Manowar,  Helloween  и  др., понял, что  постарел!..  Поколение  не
уходит и эпоха не уходит, они просто становятся другими. Мы скорбим
по  смерти  Джексона,  наши  дети будут  скорбить  по  смерти  Сати
Казановой  (например.  Долгих  лет жизни  ей!)  и  это  никогда  не
остановится!
   
   
   10 ЛЕТ ПЕРВОМУ ВЗРЫВУ ВО ВЛАДИКАВКАЗЕ
   Опубликовано: март 19 2009, 14:02
   
   Уже  долгое  время,  в  абсолютно  разных  ситуациях  мне  вдруг
приходит  в  голову неожиданная мысль – а вдруг сейчас «рванет».  И
тогда я уже не могу остановить свое воображение.  Это случается  со
мной  не часто, но в совершено разных и неожиданных ситуациях  –  в
маршрутке,  вечером в парке или когда я прохожу мимо  какого-нибудь
правительственного здания. Это случается не часто, я не страдаю  от
этого, но, конечно же, это вызвано засевшим в душе страхом.
   
   Ровно   10  лет  назад,  в  11:30  утра  на  Центральном   рынке
Владикавказа   случился  взрыв.  Погибло  52   человека.   Взорвали
«москвич»,  начиненный тротилом. Это был первый  крупный  теракт  в
Северной Осетии. После этого они потянулись один за другим.  Именно
с  этого взрыва началась, как я ее для себя называю, эпоха терактов
в  республике.  Я  не  говорю о том, что до этого  (при  предыдущем
президенте)  было  спокойней.  Нет, конечно,  достаточно  вспомнить
долгое  время, когда людей просто воровали, и потом они оказывались
в  Чечне.  Ходить ночью по улицам было страшно, потому что воровали
всех – чиновников ООН и простых владикавказских анашистов.
   
   Я  счастлив, что это время позади, но этот теракт на  рынке  все
же  обозначил новое время – время терактов и страха. Это  время  не
прошло и сейчас. Последний теракт случился в ноябре прошлого  года.
У кинотеатра «Дружба» взорвалась маршрутка. Погибло 12 человек.
   
   А  тот  день  10  лет  назад  я запомнил.  Ехал  в  маршрутке  в
университет,  опаздывал к третьей паре, это была  «история».  Когда
маршрутка  проезжала  рынок  по улице Куйбышева,  раздался  сильный
хлопок.  Звук  был сильным, но никто и головой не повел.  Это  было
похоже  скорей  на  то,  когда вдруг глохнет  и  «кашляет»  машина,
грузовик какой-нибудь. Кто бы мог подумать, что в ста метрах  разом
погибли десятки людей. Наша маршрутка двигалась дальше.
   
   Через  15  минут  я был уже в университете. На  пару  я  все  же
опоздал,  но оказалось, что занятий не будет. В теракте только  что
погибла жена нашего преподавателя истории, который должен был вести
пару.
   
   Потом  виновных поймали и наказали, а на месте взрыва  поставили
небольшой фонтанчик, который вскоре окружили торговыми палатками, и
он перестал работать.
   
   Из комментариев
   
   bitarov (20.03 / 02:52)
   Еще  тогда  во  Владик расследовать это дело приезжал  тогдашний
директор  ФСБ  Путин. Его несколько раз показывали по местному  ТВ.
Честно  говоря,  он  показался тогда внешне  немного  нелепым,  его
зимняя шапка была раза в 2 больше головы.
   
   Liza (25.06 / 16:14) 
   У  меня  тоже  периодически возникают такие мысли.  В  этом  нет
ничего удивительного,  мы живем как на пороховой бочке. Я думаю   –
это и есть основная цель террористов – поселить в людях страх.
   
   Dina Dziraeva (25.06 / 17:41) 
   Бывает  часто.  А  когда то самое воображение уже  несется  куда
попало,  я  еще  больше  трясусь, предполагая,  что  это  возможное
предчувствие смерти, что это «знаки», дальше все по сценарию пункта
назначения. То, что мы не верим в материальность мысли, спасает нас
от  того,  чтобы  она  материализовалась. Поэтому,  за  отсутствием
выбора, лучше продолжать не верить.
   
   
   АВГУСТ 2008.
   ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ. АВНЕВИ. КОРРАДО КАТТАНИ.
   Опубликовано: авг. 09 2009, 23:25
   
   В    эти   дни   все   очевидцы   августовской   войны   делятся
воспоминаниями,  воссоздавая картину. Я  не  был  прямым  очевидцем
войны,  попав туда только после окончания боевых действий. Но  один
эпизод мне сильно врезался в память.
   Это  было  уже  14-го  или 15-го августа, точней  не  помню.  Мы
приехали  на  легковой  машине в Цхинвал и сразу  встретили  Тимура
Цховребова.  Потрясенного, но как всегда не  теряющего  присутствия
духа. Он попросил нас съездить в грузинское село Авневи, посмотреть
дом его друга.
   
   В  этом  доме я уже бывал года за два до войны, там жил приятель
Тимура Миша Табатадзе. Он дал мне тогда интересное интервью,  после
чего  угощал  своим  вином и сыром. И вот  по  просьбе  Миши  Тимур
собрался посмотреть, в каком состоянии его дом.
   
   Мы  вывесили  из  окна  осетинский  флаг  и  поехали  в  сторону
грузинских  деревень.  по дороге  творился хаос.  Дома  через  один
горели, из проезжающих машин на нас недобро смотрели какие-то  типы
в  гражданском. Мы отвечали такими же взглядами. По улицам  бродили
молодые  люди  в  спортивках и с «калашами» наперевес.  Запомнилось
неожиданно сохранившееся, новенькое здание грузинского полицейского
участка. Там мы свернули на маленькую улицу к дому Табатадзе.
   
   Дом  не был тронут огнем, но в передней стене зияла такая  дыра,
что можно было входить через нее. Медленно пройдя во двор, мы вошли
в  дом  с  задней стороны. Было сразу заметно, в какой спешке  люди
убегали  отсюда  –  забрали  только самое  основное,  оставив  даже
повседневные вещи.
   
   Внутри  все  было  перевернуто вверх дном. В полном  бардаке  на
полу  дома  валялись  предметы посуды, одежда,  кучи  старых  книг,
детские игрушки, сотни еще разных предметов... по просьбе Тимура мы
снесли  то,  что еще могло быть ценным, хотя бы для этих  людей,  в
подвал,  закрыли  вход  оторванной дверью и  навалили  сверху  кучи
одежды.
   
   Пока  мы ждали Тимура, который все собирал в этом хаосе какие-то
мелкие  предметы, я бесцельно перебирал ногами вещи,  которые  были
разбросаны  повсюду.  И тут откуда-то вывалилась  маленькая  черно-
белая  фотография, принадлежавшая, видимо, одной из дочерей хозяина
дома. Я поднял ее и потом еще долго не мог выпустить из рук.
   
   С   погнувшейся  от  времени  фотобумаги  на  меня  мужественным
взглядом  смотрел комиссар Каттани, герой культового  сериала  80-х
про мафию.
   Фотография была сделана с экрана телевизора. я сразу понял  это,
потому  что вспомнил, как еще в конце 80-х, пока еще жил в Тбилиси,
к  нам  во  двор  приходил  лысый  мужик  с  альбомом  точно  таких
фотографий, снятых с экрана. За один рубль можно было купить своего
любимого  героя  – Брусли, Сталлоне или Каттани.  Это  было  ужасно
дорого,  потому  что  столько же стоил билет в  видеосалон,  но,  с
другой  стороны, фотография оставалась с тобой навсегда,  и  потому
вокруг лысого всегда собиралась толпа.
   
   И,  стоя с этой фотографией в руках, посреди пепелища, на исходе
дикой войны, я вдруг перенесся на двадцать лет назад. И я подумал о
том, что в этой маленькой грузинской деревне, не подчинявшейся юго-
осетинским  властям,  не  подчинявшихся грузинским  властям,  время
застыло.  Оно  застряло  здесь еще после  войны  92-года.  Как  эта
маленькая девочка, живущая забытыми героями 20-летней давности.
   
   Тогда  я  понял что имеют в виду люди, когда говорят, что  война
откинула  их  на  десятилетия назад. Это  был  конкретный  и  очень
понятный пример того, как это работает.
   
   На  следующий день я был в Гори, еще занятом российской  армией.
Мы  стояли  в  центре города, когда вдруг МЧСовцы привезли  автобус
беженцев  из  Ачабети, также грузинского села Южной Осетии,  но  из
другого,  северного анклава сел. По их словам, это  были  последние
беженцы,  кого удалось собрать. Это были те люди, которые не  могли
выйти  из  домов  своими  силами.  Древние  старики  с  ничего   не
понимающими   глазами,  в  них  даже  не  было  страха,   инвалиды,
психбольные...
   
   Уже  вечером,  бродя по руинам Цхинвала, я все продолжал  думать
то об этой фотографии, то об этих стариках, и никак не мог понять –
как все это стало возможным?
   
   Из комментариев
   
   red_ptero (10.08 / 03:05) 
   Спасибо  за Ваш пост. Такие тексты поддерживают мысль,  что  еще
не все потеряно...
К содержанию || На главную страницу