Ефим ГАММЕР

ДЕСАНТ В НЕБЫТИЕ

                             РАССКАЗЫ
   
   
   ВКУС СМЕРТИ

   Рой  Корнер,  тщедушный маленький человек с  коровьей  влажности
глазами, увеличенными стеклами очков, сладостно потирал руки. Перед
ним  на массивном дубовом столе лежала выправленная корректура  его
новой книги. Рядом почтительно ожидал курьер из типографии.
   Автор   не   мог  отказать  себе  в  удовольствии  напутствовать
шустрого  юнца такими словами: «Мой литературный труд,  который  вы
имеете  честь  доставить  издателю Вильяму  Кроусби,  таит  в  себе
революционное  преобразование взгляда на  жизнь  и  на  смерть.  Он
потрясет  умы  и  романтиков, и рядовых обывателей. Мне  необходимо
пребывать в уверенности, что книга будет доставлена в типографию  в
срок».
   Рой  Корнер  был  известен  в литературных  кругах  как  маньяк,
поставивший  себе целью уничтожить весь мир. Ввиду  слабой  научной
подготовки,  он  не  мог претендовать на роль  изобретателя  нового
смертоносного   оружия,  и  потому  решил   идти   иным   путем   –
воздействовать  на  человечество  словом.  В  своей  первой  книге,
разошедшейся  в  миллионных тиражах, он  разработал  новые  способы
убийства и рекомендовал читателю гангстерскую практику нападения  и
уничтожения противника.
   Книга   «Последнее  слово  об  убийстве»  стала   пособием   для
новичков,  вступивших  на преступную стезю. Ограбления  и  убийства
приняли настолько массовый характер, что вся полиция в стране  была
поднята  на  ноги. Сыщикам пришлось срочно переучиваться,  на  ходу
открывать  неведомые способы сыска, основанные на рецептах  насилия
из  бестселлера Роя Корнера. А для этого им надо было  изучить  его
литературный труд, что называется, от корки до корки. Но книга  уже
стала  библиографической редкостью. И тогда полицейскому  ведомству
пришлось  заказать издателю Кроусби дополнительный тираж  корнерова
«Последнего слова».
   Издатель  Вильям  Кроусби  оказался гораздо  предусмотрительнее,
чем  того  ожидали полицейские чины. Он окружил Роя Корнера  штатом
частных  агентов и предпринял все возможные меры, чтобы не потерять
миллионные доходы от издания и распродажи убийственной книги. И его
совершенно не интересовал, как у автора возникла маниакальная  идея
уничтожения мира.
   Рой  Корнер  не  был оригинален: маниакальная идея  возникла  от
уязвленного   честолюбия.  Двадцать  лет  жизни  он   потратил   на
литературный труд, и каждое новое произведение удостаивалось той же
участи, что и предыдущее – его браковали редакторы газет, журналов,
а позже и многочисленные издательства. Наконец, измученный донельзя
бесплодной  борьбой с фортуной, он вскрыл себе вены, в которых  все
еще  бились  живые пульсики тщеславия. Лишь почуяв  пьянящий  запах
смерти  и  узрев над собой ее оголенную косу рядом с  оскаленным  в
ухмылке  черепом,  Корнер понял, что не хочет уходить  из  жизни  в
гордом  одиночестве.  А хочет уйти из жизни в  сопровождении  всего
мира.
   Врачи,  спасавшие неудачника, и не подозревали,  что  сами  себе
подписывают смертный приговор. Рой Корнер приступил к изучению всех
известных  и скрываемых способов умерщвления человека. И  достиг  в
этом небывалых успехов, что было доказано добавочными тиражами  его
первой книги. Вкусив сладость славы, обоняя золотой дым, он уже  не
сомневался,  что  жизнь  стоящая штука.  Но  это  не  изменило  его
отношения к окружающим. Прошедший через адовы муки близкой кончины,
он   мечтал  заставить  агонизировать  всех  своих  почитателей   и
прихлебателей. А также тех, кто его никогда не читал,  несмотря  на
громкий успех «Последнего слова об убийстве».
   «Пусть   то,  что  выпало  на  долю  мне,  достанется   и   всем
остальным», – решил Рой Корнер. И в своей новой книге «Вкус смерти»
он выжал из себя весь накопившийся гной, поведал о тщетности бытия,
о  скучном  и  никчемном прозябании в бытовой грязи на катящейся  в
бездну  планете.  Сложил  гимн  избавлению  от  мук,  гимн  смерти,
облагораживающей   и   чарующей,   сопроводив   его   практическими
рекомендациями  индивидуального  конца  света.  И  ожидал  принятия
законопроекта, подтверждающего непроизвольные мысли обывателей,  не
нашедшие  словесного оформления, – законопроекта, который  позволит
каждому  без  всякого сомнения переступить порог  обыденности  ради
светлого вечного покоя.
   Когда  первый тираж  «Вкуса смерти» поступил в книжные магазины,
Рой Корнер стал покупать газеты, печатавшие городские происшествия.
В  них  не  было ничего особенного – отдельные аварии и  несчастные
случаи.  Потом  стали  появляться рецензии  на  его  книгу,  и  все
похвальные. Но рецензии уже не интересовали автора. Каждое утро  он
спешил  выйти  из дому, надеясь узреть вымершие  улицы  и  площади.
Однако  по  улицам двигались люди, кто в машинах, а кто  и  пешком.
Корнер  гневно  размышлял о слабости духа всех этих  обывателей,  с
восторгом  раскупавших «Вкус смерти», но не затем, чтобы  следовать
его наставлениям.
   –  Рой  Корнер! – возликовал издатель Кроусби, услышав в  трубке
знакомый  голос.  – Полный успех! Распродан весь тираж!  На  черном
рынке продают «Вкус смерти» втридорога! Необходим срочный повторный
выпуск. Согласны?
   – Согласен, но при одном условии.
   – Иду на все условия. Выкладывайте свое.
   – Есть у меня планчик, – ответил автор...
   Вскоре   вышел  в  свет  повторный  тираж  «Вкуса  смерти».   Он
разошелся с космической скоростью. И тут началось невообразимое.
   Незамолкающие  клаксоны  автомобилей  вывели  Роя   Корнера   из
тяжелого  сна.  Он  выглянул  в окно –  площадь  перед  домом  была
запружена народом, и у всех в руках были одинаковые книги  в  ярком
переплете.  Его «Вкус смерти», это он хорошо разглядел.  Почитатели
требовали  к себе автора. Он вышел на улицу, представляя себе,  как
вознесут его в облака руки этих людей, сжимающие «Вкус смерти».  Но
как только в толпе заметили автора, в него полетели тяжелые, словно
ядра, тома собственного сочинения.
   Рой  Корнер  прикрывал лицо растопыренными пальцами,  пятился  к
дому, но путь был отрезан. Он был по грудь засыпан «Вкусом смерти»,
кровь  стекала  из  рассеченных губ и бровей. Он закричал  истошным
голосом:  «Господи, спасите!!! Я пошутил! Это была только шутка!  Я
жить  хочу,  жить!!!»  Меткий бросок прервал его  последнее  слово.
Твердый  лаковый  переплет тяжелой книги рассек  висок  ее  автору.
Книга упала на землю, раскрывшись на послесловии, которое гласило:
   «Дорогие  сограждане! Видя вашу безысходность и нерешительность,
я  понял, как помочь вам свести счеты с жизнью, измучившей  вас  до
смерти.  Согласно тому, как раскупался первый тираж «Вкуса смерти»,
я  пришел к выводу, что мои мысли и доводы достигли вашего  сердца.
Но  у  вас  не  хватает  решимости свести счеты  с  жизнью,  раз  и
навсегда.  И  вот  я прихожу вам на помощь. В краску  типографского
шрифта,  которой печатался новый тираж книги, добавлен  специальный
сильнодействующий яд. Вдыхая благородный запах свежей  типографской
краски, вы вдыхаете свою смерть».
   Минуя  бездыханное  тело  недавнего кумира,  толпа  стремительно
рассеивалась, спешила в аптеки на поиски противоядия.
   
   
   ДЕСАНТ В НЕБЫТИЕ

   Шеф  был  настроен благодушно. Мягко поглаживая  подбородок,  он
вел  неторопливый  разговор. Так паук легко и незаметно  налаживает
смертную сеть.
   Патрик  Смит не был глупой мухой, готовой угодить в смертоносную
паутину. Он понимал: вот оно, начинается.
    Шеф перешел к делу.
   –  Патрик,  ты  просматривал сегодняшние газеты. Наверняка  тебе
бросился  в  глаза  собственный  портрет.  Он  помещен  в  недурной
компании.  Конечно,  Бил  и Нил не так образованы,  как  ты,  и  не
настолько   умны,  но  кольтом  владеют  не  хуже.   К   тому   же,
сопроводительный  к фотографиям текст не превозносит  твои  научные
изыскания,   а  говорит  совсем  о  другом.  Взгляни  на   газетный
заголовок: «Нападение на банк». Красивый заголовок! А под ним  чуть
ли  не детективный сюжет с перестрелкой и убитыми. Заканчивается он
радующей   строкой:  «Преступникам  удалось  скрыться».   Но   могу
заверить,  они  знают, где тебя искать. Найдут – и на электрический
стул. У Била и Нила те же шансы.
   –  К чему это все, шеф? Я знал, на что шел. Теперь надо думать о
другом, как смотать удочки.
   –  К  этому  и веду. Оставаться в городе нельзя. Если власти  не
доберутся,  достанет Грубер. Он и донес о предполагаемом  нападении
на банк. Такова она, здоровая конкуренция. Конкурировать с Грубером
нам   не  по  карману.  Он  покупает  наших  людей,  а  у  нас  нет
осведомителей в его аппарате. Ты спросишь, что же делать?
   Энли  Шир  замолк, выжидающе уставился на Патрика.  Тот  еще  не
уловил,  куда  клонит  шеф, и поэтому не  вступал  в  разговор.  Но
понимал, что в городе оставаться небезопасно, а выбраться  из  него
вряд  ли удастся. Сидеть на скамье подсудимых? Нет, не для того  он
оканчивал  университет,  участвовал в археологических  экспедициях,
публиковал научные труды. Он и по сей день вел бы кафедру, но резко
выступил  в  печати после выхода в свет книги научных фальсификаций
профессора   Корна.   А  у  того  связи  в  высшей   администрации,
достаточные   для  того,  чтобы  закрыть  научную  карьеру   своего
оппонента.
   Патрик  был  не трусливого десятка, но так бездарно кончить?  Он
не  казнил  себя  за то, что влез в грязную историю  с  ограблением
банка.  После ухода из университета ему не хотелось бросать научную
работу.  Но  на  какие средства существовать? Тут на помощь  пришел
Энли Шир – нынешний шеф. Объявил себя меценатом. Выделил деньги для
окончания  работы.  И потребовал ответных услуг.  Одна  за  другой,
услуги привели к ограблению банка.
   В  лабораториях Шира кипела жизнь, появлялись новые изобретения,
которые до поры держались в секрете. Люди науки сражались за  науку
всеми доступными средствами. Все же, как бы мастерски не обращались
с  оружием  научные  сотрудники, им было далеко  до  профессионалов
Грубера.  И  когда их настигала пуля, никто, кроме Шира,  не  знал,
каких Эйнштейнов и Ньютонов терял мир.
   Шеф снисходительно улыбнулся:
   –  Не  отчаивайся, Патрик. Выход есть, простой и удобный. Уйдешь
в небытие.
   – Не понимаю, что за шутки.
   –  Это  не  шутки.  Уйдешь в прошлое. Тебе как  историку  лучшей
командировки  не придумаешь. Необозримое поле деятельности.  Изучай
уклад,  диалекты, мертвые языки. И главное, перед тобой несчитанные
богатства. В любую сокровищницу проведет новый прибор, созданный  в
моей  лаборатории.  Из командировки вернешься  миллионером.  Деньги
пойдут на новые научные открытия.
   На  золото,  доставленное  из  глубин  веков,  организуем  новые
экспедиции  в прошлое, построим сотни машин времени. Каждую  машину
оснастим современными системами реагирования и вооружения.  Древние
земли станут нашими колониями, аборигены – рабами. Мы завоюем  мир.
Сидя  здесь,  я  буду  руководить  жизнью  Земного  шара  в  разных
исторических эпохах. Вдумайся в идею, Патрик Смит!
   –  Перспективы  грандиозные. Только я ведь бандит  поневоле,  не
профессионал. Уничтожать народы и страны – не мое амплуа.  Так  что
уволь от такого задания.
   –  Ты  не  так  понял, – сказал шеф, – программа  рассчитана  на
долгие  годы.  От тебя требуется просто разведка. А  если  ограбишь
какого-нибудь  допотопного царька, ничего  страшного  не  случится.
Царек,  наверняка, притеснитель рабочего люда. Его  и  проучить  не
грех.
   – К чему ирония, шеф? Если разведка, согласен.
   Шир поднялся из-за стола, довольно улыбаясь:
   – Ну, дорогой, пойдем в лабораторию.
   Коридор  уперся в массивную дверь, и они вошли в небольшой  зал.
Посредине  стоял  громоздкий бронированный  автомобиль,  украшенный
башенкой со скорострельной пушкой.
   –  И  это машина времени? – удивился Патрик. – Если бы не пушка,
напоминает форд последних выпусков.
   –  Сейчас  убедишься,  – ответил Энли Шир.  –  Садись  за  руль.
Видишь  рычаг? Передвигая его по шкале, очутишься в прошлом  или  в
будущем.  Но  грядущее для нас ничем не примечательно –  сейфы  там
совершенно неприступные. То ли дело стародавние времена.
   Вот   тебе  архивный  план  местности  из  N-ного  века.  В  нем
крестиком  обозначено место, где ныне стоит злополучный банк,  куда
тебе  так и не удалось попасть. На сей раз им придется пожертвовать
золотым  запасом  ради научных изысканий. Сориентируйся  по  схеме,
останови  машину  на отмеченной точке и переместись  в  сегодняшний
день. Ты очутишься в подвалах банка. Не теряй зря ни секунды, помни
о  сигнализации. Загрузись золотом и тем же путем возвращайся сюда.
Наш особняк на схеме обозначен цветным крестиком. Все понял?
   – Все!
   Патрик  влез в автомобиль, захлопнул дверцу. Рука его  легла  на
рычаг. Мгновение, и он исчез вместе с тяжеловесной машиной времени.
Шеф  оставался  в  зале,  ждал. Прошло несколько  минут,  и  машина
возникла  на том же месте, где была прежде. Шир рванулся  к  ней  и
стремительно открыл дверцу.
   – Как прошла операция?!
   – Нормально.
   Патрик  Смит  вылез  из  машины.  Заднее  сидение  было  усыпано
золотыми слитками.
   – Инцидентов не было?
   –  Нет,  за  исключением нескольких задавленных кур на  улочках,
располагавшихся здесь в N-ном веке.
   –   Значит,   игра  стоила  свеч.  Золота  хватит  на  окончание
лабораторных работ по усовершенствованию аппарата.
   – По-моему, – заметил Патрик, – он и так совершенен.
   –  Для  моих целей – недостаточно. Аппарат должен, углубляясь  в
былое,  уничтожать наших нынешних врагов. Наш враг не только Грубер
-  не будем замыкаться в корпоративных интересах. Смотри шире. Если
хочешь стать властелином мира, будет драка – еще какая! И посему, –
заключил  свою мысль Энли Шир, – всяких нытиков и трусов я  терпеть
не стану. Они хуже врагов!
   Патрик  искал  решение и не находил его. Он  был  за  науку,  но
сейчас наука означала смерть для многих.
   – Мне не нравится твое настроение, – заметил шеф. – Отдохни.
   – Я и так, как после сна, – пробормотал Патрик Смит.
   –  Вот  именно, – обрадовался шеф. – Ты принял всерьез и  машину
времени,  и  мировое господство. Все это бред. Если  хочешь  знать,
сон.
   – Как так?
   –  Очень  просто. Я проверял на тебе, как на подопытной  свинке,
действие  нового препарата сна, разработанного в моей  лаборатории.
Автомобиль  – не машина времени, а усыпальница. Все,  что  с  тобой
случилось – сон.
   –  И  золото, привезенное мною, тоже из сновидений? Так  значит,
сон?
   Патрик понял – с шефом оставалось только хитрить, игра на игру.
   – Сон. Отдохни, проспись.
   – Приму к сведенью. Спокойной ночи.
   Патрик  Смит  пошел  по коридору, ощущая меж  лопаток  цепкий  и
точный взгляд Шира. Надо было что-то предпринять. Но что?
   Поздно  вечером  к  нему  в  комнату  ввалился  Нил  –  один  из
соучастников  неудачного нападения на банк.  Он  был  пьян.  Широко
разводя  руками, пытался что-то объяснить. Патрик налил ему  виски.
Нил хлопнул стакан и обрел дар речи.
   – Знаешь, где я был?
   – Наверное, не там, где надо.
   – А где надо?
   – За решеткой.
   –  Не  остри. Я был в гостях у Спартака. Удивлен? Именно  там  и
нализался. Ты, помню, писал в своей книге, будто корсары предложили
переправить на кораблях его войска. Так?
   – Так.
   –  Но  дальше ты пишешь, что до сих пор неизвестно, правдив этот
слух или нет. Я перед заданием твою книгу всю прочел, до конца.
   – И что?
   –   Теперь  можешь  написать  в  новой  книге,  что  такой  факт
действительно был. И тот корсар, который обманул Спартака  –  перед
тобой. Сокровища армии рабов теперь в закромах у Шира.
   Патрик  не  принял  услышанное  за  пьяный  бред.  Значит,   Шир
производил опыты на двух подопытных свинках, второй оказался Нил. А
может,   «свинок»  больше.  И  кто  знает,  как  они   смогут   еще
насвинячить?   Всю  историю,  терпеливо  разложенную   учеными   по
хронологическим  схемам,  они  перевернут  вверх   тормашками.   Но
наследят  не только в прошлом. И сегодняшний день изгадят так,  что
никто в будущем не разберется в событиях нашего века.
   –  Слушай Нил,  – обратился он к гостю, – ты совершаешь  большую
глупость. Зачем вернулся назад? Здесь тебя ждет электрический стул,
а  там  спокойно мог сесть на трон. Стал бы королем или,  на  худой
конец, принцем. Я, так и быть, буду твоим министром. Ты вооружен до
зубов, а сила – превыше всего. Ясно?
   –  Куда ясней! Но ведь можно исправить ошибку. Давай организуем,
как  говорит шеф, десант в небытие. Машина стоит в ангаре и, вроде,
никем не охраняется.
   –  Десант,  это дело. Надо так сбежать, чтобы не поймали.  А  то
здесь  соорудят очередной аппарат и устремятся в погоню.  Но  выход
есть.  Автомобиль оснащен не только скорострельной пушкой,  есть  и
несколько  тотальных бомб. Подорвем шефа к чертовой бабушке  с  его
лабораториями, и ходу.
   – Голова у тебя варит. Только действовать следует немедленно.
   Нил  с Патриком подготовили тотальную бомбу к взрыву и забрались
в машину времени.
   – С Богом, – сказал Патрик Смит и взялся за рычаг.
   Взрыва они не услышали…
К содержанию || На главную страницу