Лариса ГОСТИЕВА

ПРОТОИЕРЕЙ СТЕФАН МАМИТОВ

   
   Протоиерей  Стефан Борисович (Аха Боркоевич) Мамитов  родился  1
августа 1848 г. в сел. Верхний Зарамаг Алагирского ущелья1. 26 мая
1857  года Стефан поступил в Алагирскую приходскую школу, в которой
обучался  за  казенный счет2. В сентябре 1861 г. по  представлению
Управляющего    Осетинскими    приходами    архимандрита     Иосифа
(Чепиговского)  Стефан  Мамитов в  числе  16  лучших  учеников  был
переведен  в  высшее отделение Владикавказского духовного  училища,
где также находился на казенном содержании3. На одном отделении со
Стефаном  Мамитовым  учились  будущие деятели  осетинской  науки  и
культуры Афанасий Гассиев и Савва Кокиев.
   После  успешного  окончания Владикавказского  духовного  училища
Стефан  Мамитов  был  переведен  в Тифлисскую  духовную  семинарию,
которую  окончил  в  1869 г.4  27 ноября 1869 г.  он  был  назначен
учителем Мингрельского духовного училища5.
   В  1877  г.  Стефан Мамитов был рукоположен в сан  священника  и
направлен в Закский осетинский приход6.
   11  августа  1877  г.  священник  Грузинского  экзархата  Стефан
Мамитов  был  принят  в Кавказскую епархию и определен  настоятелем
Николаевской  церкви  ст. Черноярской Пятигорского  отдела  Терской
области (в настоящее время ст. Черноярская Моздокского района  РСО-
Алания)7.  Вакантное  место образовалась  после  кончины  бывшего
настоятеля церкви – священника Соломона Жускаева. 16 ноября 1878 г.
о.  С.  Мамитов  был  утвержден в должности члена благочиннического
совета  по  2-му  округу Терской области8.  27  ноября  1881  года
епископ  Кавказский и Екатеринодарский Герман наградил  о.  Стефана
набедренником9.
   Селение  Черноярское  было основано в 1804 г.  переселенцами  из
нагорной  полосы Дигории в 25 км от Моздока на левом берегу  одного
из  притоков  Терека.  До 1824 года дигорские переселенцы,  которых
называли  «ерашти»,  жили  на  правах гражданских  поселений,  неся
только  внутреннюю службу на охранных постах. В 1824 году во  время
формирования  Горского  казачьего полка  осетины-ерашти  официально
вошли  в  состав полка, а их селения – Черноярское и Новоосетинское
были  переименованы  в  станицы. В составе Горского  и  Моздокского
полков  казаки-осетины  участвовали  в   многочисленных  походах  и
сражениях во время Кавказской войны, в русско-турецкой войне  1828-
1829  гг., в походе на Польшу в 1831 году, в Восточной войне  1854-
1856  гг.  и  в  русско-турецкой 1877-1878 гг.10  Казаки-осетины  с
отличием   показали  себя  в  русско-японской  и   первой   мировой
войнах11.
   До   1835   г.   черноярцы  были  причислены   к   приходу   ст.
Павлодольской, с 1835 г. по 1871 г. – к приходу ст. Новоосетинской.
В 1872 г. в ст. Черноярской была освящена Николаевская церковь.
   Священник    Мамитов   проводил   в   своем   приходе    большую
миссионерскую  работу. Известный знаток семейного  и  общественного
быта  моздокских осетин Захар Сосиев в статье «Станица Черноярская»
описал  конкретный  случай  борьбы священника  С.  Мамитова  против
суеверий  и  предрассудков12. В 1878 г.  о.  С.  Мамитов  принимал
участие  в общественном кувде, устроенном за станицей под  деревом.
Он заметил, что на дереве висели сотни воловьих и бараньих черепов.
Священник стал разъяснять черноярцам греховность их веры в святость
голов приносимого в жертву скота. Однако станичники потребовали  от
священника  не осквернять их священных предметов. Тогда  о.  Стефан
начал  палкой  сбивать  с дерева черепа животных,  десятки  которых
полетели на землю. З. Сосиев отметил, что «случай этот вызвал много
толков  об  осквернении  народных святынь; народ  ожидал,  что  Бог
покарает   священника.   Как  ни  груб  был  прием,   употребленный
священником  Машитовым (Мамитовым – Л.Г.) для подавления  суеверия,
тем  не  менее, он имел успех, и теперь черепа приносимого в жертву
скота уже не вешаются на деревья»13.
   В  1879  г.  о.  Стефан Мамитов опубликовал  в  газете  «Терские
ведомости» этнографический очерк «Несколько слов об осетинах»14. В
очерке  Мамитов полемизировал с корреспондентом газеты из  Алагира,
который  преувеличивал  успехи,  достигнутые  осетинами  в  области
просвещения. По мнению Мамитова, «главным и прямым тормозом  успеха
цивилизации  осетин служат слепая привязанность  и  преданность  их
старым  полуязыческим  обычаям  и  нравам  своих  отцов,  а   также
безграничное  суеверие и предрассудки»15. Автор статьи  указал  на
медленные перемены, происходящие в материальной и духовной культуре
осетин.  В  качестве примера о. Стефан привел хорошо  знакомый  ему
общественный   и   семейный  быт  жителей  станиц   Черноярской   и
Новоосетинской.
   Мамитов    подчеркнул,    что   исполнение    жителями    станиц
многочисленных поминок, свадеб, жертвоприношений в честь  «каких-то
мнимых  святых  – Зна, Фацбадан, Будури зад (ангел  полей)  …многих
доводит  до  голода и крайнего нищенства; не говоря  о  том,  какой
нравственный   упадок  причиняют  обществу  эти  пиршества,   служа
причиною пьянства, драк, воровства, похищения девиц и прочее…»16.
Автор  очерка также отметил, что эти бесконечные пиршества  нередко
плодили в обществе тунеядцев, которые питаясь на поминках и кувдах,
отказывались от какой-либо работы.
   Далее   о.   С.   Мамитов  подробно  описал  в  очерке   случай,
происшедший  в  ст.  Черноярской.  В  станице  скончалась   пожилая
женщина,  которая в молодости была поражена громовым ударом,  после
которого стала обладать даром предвидения. «В припадке болезни она,
по-видимому, лишалась сознания, то напевая различные предсказания и
открывая тайны будущего для окружающих ее людей, каждую фразу  свою
она  оканчивала словом «цоппай» и звоном колокольчика и  приглашала
окружающих повторять то же»17.
   Жители  просили  брата  покойной  не  хоронить  на  общественном
кладбище  когда-то  пораженную молнией сестру. Считалось,  что  это
может  принести всему обществу какое-либо несчастье. Брат  покойной
согласился с мнением станичников. Только после того, как  священник
разъяснил   станичникам   их  суеверное  поведение   и   потребовал
похоронить  покойницу на общественном кладбище,  те  отказались  от
своего  требования.  Мамитов  подчеркнул  также,  что  даже  многие
образованные  осетины «справляют те же поминки и  соблюдают  те  же
национальные   праздники,   с  пиршествами,   в   честь   языческих
святых»18.
   Этнографический очерк о. С. Мамитова до сих пор остается  ценным
источником  по  традиционным  религиозным  верованиям   и   обрядам
моздокских  осетин.  Крупный  российский  этнограф-кавказовед  М.О.
Косвен  в  своем известном историографическом труде  «Материалы  по
истории этнографического изучения Кавказа в русской науке» упомянул
фамилию С. Мамитова среди авторов-осетин, писавших в 70-е годы  XIX
в. на этнографические темы19. Вклад о. Стефана в этнографию осетин
М.О. Косвен осветил в небольшой справочной статье20.
   В  1882  г.  в Черноярском приходе насчитывалось 1250  прихожан,
включая  жителей хутора, расположенного в 12 верстах21.  Согласно
прошению 17 сентября 1882 г. о. Стефан Мамитов был переведен из ст.
Черноярской в ст. Луковскую Пятигорского отдела Терской области  (в
настоящее время ст. Луковская Моздокского района РСО-Алания)22.  В
свою очередь, бывший священник ст. Луковской Константин Жукаев  был
переведен в ст. Черноярскую.
   Станица Луковская была основана донскими казаками в 1770  г.  по
Указу  императрицы  Екатерины II. Сто семей  донских  казаков  были
направлены  на укрепление южных рубежей Российской империи.  Долгое
время станичники посещали Успенскую церковь в пригороде Моздока,  в
которой  находилась чудотворная икона Моздокской (Иверской)  Божией
Матери. 8 ноября 1877 года состоялось торжественное освящение новой
станичной Михаило-Архангельской церкви23.
   Прослужив несколько лет настоятелем церкви ст. Луковской, о.  С.
Мамитов  решил стать военным священнослужителем. Возможно,  что  на
решение  о.  Стефана повлияла ранняя потеря жены, после которой  он
остался  с  тремя  малолетними детьми на руках  –  Александром24,
Варварой25 и Степаном26 , которому было семь месяцев27.
   В  1887  г.  он  был назначен военным священником  1  Кубанского
Пластунского батальона28, который входил в Казачьи части. Батальон
дислоцировался в г. Артвин Кутаисской губернии.
   Кутаисская  губерния  была создана в  1883  г.  из  упраздненной
Батумской  области,  образованной на территории бывшего  Аджарского
санджака,  отошедшего от Османской империи к России по  результатам
русско-турецкой войны 1877–78 гг. (Сан-Стефанский мирный договор  3
марта  1878 г.). Центром области стал город Батум. Область делилась
на  3  округа:  Аджарский, Артвинский и Батумский. 1 июля  1903  г.
Батумская область была вновь образована из Батумского и Артвинского
округов  Кутаисской  губернии под управлением военного  губернатора
(г.  Артвин  по  Московскому (16 марта 1921  г.)  и  Карсскому  (13
октября 1921 г.) договорам отошел к Турции, по Московскому договору
право  Грузинской ССР на северную часть Батумской области с городом
Батумом признала Турция – Л.Г.)
   В  1903  г.  о.  С.  Мамитов  стал полковым  священником  260-го
Ардаганского  резервного  пехотного полка,  дислоцированного  в  г.
Батуме29.  Полк входил в 65-ю пехотную дивизию.  До  1905  г.  о.
Стефан  в военных кампаниях участия не принимал30. 21 января  1909
г.  Ардаганский  резервный пехотный полк и Михайловский  крепостной
батальон  были  соединены  в  260-й Ардагано-Михайловский  пехотный
полк, который по краткому расписанию войск, объявленному в 1910 г.,
получил номер 204-й31. Полк входил в 51-ую пехотную дивизию.
   Служение  о.  С. Мамитова проходило в полковой церкви  Св.  Иова
Многострадального (полковой праздник – 6 мая).
   Полковые  священники  несли на себе основную  тяжесть  работы  в
войсках.  По  армейскому  чину полковой священник  приравнивался  к
капитану.  Он  находился в двойном подчинении: по  церковным  делам
подчинялся своему церковному начальству, по всем другим вопросам  –
военному  начальству (командиру полка, бригады, дивизии  в  которых
служил).   Обязанности   военного  священнослужителя   определялись
приказами   военного  министра  и  распоряжениями   протопресвитера
военного и морского духовенства, который по утвержденному  12  июня
1892  г.  «Положению об управлении церквями и духовенством военного
ведомства»   был   назван   начальствующим   лицом   над    военным
духовенством. По рангу протопресвитер приравнивался к архиепископу,
а  по  армейскому  чину – к генерал-лейтенанту. При протопресвитере
имелось  духовное  правление  из трех  священников  и  двух  мирян,
утверждаемых  Святейшим Синодом, и канцелярия. По делам  церковного
управления протопресвитер получал указания от Святейшего Синода,  а
по делам военного ведомства – от военного и морского министра.
   В  обязанности  о.  С.  Мамитова как военного  священнослужителя
входило:  совершать  богослужения в воскресные и  праздничные  дни,
готовить  военнослужащих к исповеди и причастию, совершать таинства
и   церковные   обряды,   наставлять   военнослужащих   в   истинах
православной  веры, вести беседы и чтения, исправлять  нравственные
недостатки  военнослужащих, утешать больных в лазаретах,  погребать
усопших,  преподавать  солдатам Закон Божий.  Естественно,  он  был
обязан  усердно  внушать военнослужащим любовь к вере,  государю  и
Отечеству и утверждать повиновение властям.
   Несколько   лет   о.  С.  Мамитов  находился  на   ответственной
должности  благочинного сначала 65-й пехотной дивизии,  затем  51-й
пехотной  дивизии32.  Дивизионный  благочинный  приравнивался   к
армейскому  чину подполковника. Благочинный наблюдал за  состоянием
дел в подведомственных ему церквях дивизии, следил за преподаванием
Закона  Божьего в учебных командах. Полковые священники подчинялись
благочинному, докладывали ему о проделанной работе. Благочинные,  в
свою  очередь,  докладывали  протопресвитеру  военного  и  морского
духовенства. В годы первой мировой войны в систему управления  были
введены  должности главных священников фронтов и армий. В эти  годы
протопресвитер  военного  и  морского  духовенства   отец   Георгий
Шавельский  находился непосредственно в Ставке, имел право  личного
присутствия на Военном совете и право личного доклада императору.
   Если  в 1913 г. в полках служило 766 военных священников,  то  с
началом  боевых  действий  и  многократным  увеличением  количества
частей  и соединений в русской армии количество военных священников
к  концу  1915 г. достигло двух тысяч, а к концу войны  –  свыше  5
тысяч.  В  1914  г.  о.  С. Мамитов отправился  с  204-м  Ардагано-
Михайловским пехотным полком на германо-австрийский фронт. Во время
боя место священника определялось на передовом перевязочном пункте.
Полковой  священник должен был помогать врачу в перевязывании  ран,
заведовать выносом с поля боя убитых и раненых, извещать  родных  о
смерти  воинов. По воспоминаниям Н.А. Гуловской-Хасиевой, ее прадед
–  о. С. Мамитов отличался личной храбростью, он не раз сам выносил
с поля боя раненых, а в одном из боев даже захватил орудие33.
   Заслуги  о.  Стефана  Мамитова в 1914  г.  были  отмечены  тремя
боевыми  наградами,  в  том  числе  золотым  наперсным  крестом  на
Георгиевской  ленте34.  Его фамилия отмечена  в  именных  списках
военных    священнослужителей    Русской    Православной    Церкви,
награжденных золотыми наперсными крестами на Георгиевской ленте35.
В списках указан также 204-й пехотный Ардагано-Михайловский полк, в
составе которого о. Стефан Мамитов совершил отличия.
   Золотой   наперсный  крест  на  Георгиевской  ленте  был   очень
почетной  наградой для лиц духовного звания, он жаловался Государем
Императором,  по согласованию со Святейшим Синодом, и выдавался  из
Кабинета   Его   Величества.  До  русско-японской  войны   он   был
относительно редкой наградой, им было награждено всего 111 человек.
Золотым   наперсным  крестом  на  Георгиевской   ленте   награждали
священнослужителей,   совершивших  подвиги   при   непосредственной
опасности  для собственной жизни, и только за отличие,  проявленное
под  огнем неприятеля. К сожалению, нам пока неизвестно,  за  какой
конкретный подвиг о. С. Мамитов получил высокую награду.
   Следующей  наградой о. Стефана Мамитова стало возведение  его  в
сан протоиерея (вероятно, в период между 1914 и 1916 гг.).
   Неся  тяготы и лишения военной службы, о. С. Мамитов никогда  не
прекращал    заниматься    творческой   деятельностью.    Настоящим
подвижническим  подвигом  полкового священника  С.  Мамитова  стало
написание  и  издание им учебника по осетинскому языку  «Сывæллæтты
чиныг» («Книга для детей»). Потребность в издании такого учебника в
Осетии  была  велика.  В начале ХХ в. в церковно-приходских  школах
Северной  Осетии и в некоторых школах Южной Осетии осетинский  язык
изучали  по букварю Алмахсида Канукова «Райдиан чиныг» («Осетинская
азбука»),  изданного  в  1890 г. В Южной Осетии  в  1907  г.  вышел
букварь  «Ирон  ныхас»  («Осетинская речь»),  составленный  Бидзина
Кочиевым.
   Первоначально   о.   С.  Мамитов  пытался  издать   учебник   во
Владикавказе,   направив   рукопись  в   «Осетинское   издательское
общество»,  «но  она  только провалялась во  Владикавказе  у  наших
светил,  и  издать ее не нашлось ни у кого из них  ни  времени,  ни
охоты»36.
   Тогда  он  решил  издавать учебник в Батуме.  Чтобы  осуществить
задуманное,  о.  С.  Мамитову пришлось сначала изготовить  на  свои
сбережения  осетинский  шрифт,  который  отсутствовал  в  Батумской
типографии В. Киладзе и Г. Таварткиладзе. Много усилий и времени  у
о.  Стефана  потребовала подготовка рукописи к печати, поскольку  у
него  не  имелось  ни корректора, ни редактора.  К  тому  же  среди
наборщиков,  работавших в типографии, не было ни  одного  человека,
который  был знаком хотя бы с азами осетинского языка. Впоследствии
это  сказалось  на  том,  что  учебник  изобиловал  многочисленными
типографскими  опечатками и орфографическими  ошибками.  Для  того,
чтобы  изыскать средства для издания учебника, о. Стефану  пришлось
испытать   серьезные   материальные  затруднения.   Преодолев   все
трудности,  о.  С.  Мамитов в 1908 г. издал в Батуме  свой  учебник
«Сывжллжтты чиныг» тиражом 3000 экземпляров37. Учебник состоял  из
двух книг. Первая книга насчитывала 72 страницы, вторая книга – 116
страниц.
   Учебник,  изданный  о.  С. Мамитовым,  можно  было  выписать  из
Батума  у  автора,  приобрести в с. Алагире у брата  о.  Стефана  –
Даниила  Борисовича  Мамитова38  или в г. Владикавказе  в  магазине
Губанова  на  Александровском проспекте (ныне  пр.  Мира  –  Л.Г.).
Первая  часть  букваря стоила 25 коп., в переплете 35 коп.;  вторая
часть – 30 коп., в переплете – 40 коп.39
   Для  того,  чтобы  учебник  мог быть  использован  при  обучении
осетинскому  языку в церковно-приходских школах Осетии,  необходимо
было  разрешение Владикавказского окружного отделения Епархиального
училищного  совета.  В  сентябре 1908 г. о. С.  Мамитов  из  Батума
выслал в адрес отделения по одному экземпляру учебника.
   Рассмотрев  вопрос  «о  допущении к  употреблению  в  осетинских
школах  в  качестве  учебного букваря и первой  книги  для  чтения,
составленных на осетинском языке священником Стефаном Мамитовым» на
заседании отделения 29 сентября 1908 г., его участники постановили:
«образовать   комиссию,  которая  представит   критический   разбор
названных  книг на усмотрение и заключение Епархиального Училищного
Совета»40.  В состав комиссии были включены окружной  наблюдатель
церковно-приходских школ Северной Осетии священник  Иоанн  Андриев-
ский  и  члены  отделения:  протоиерей А.  Гатуев  и  И.П.  Бигаев.
Комиссии  было  предложено  пригласить к  участию  в  своей  работе
бывшего наблюдателя церковно-приходских школ Осетии А.Н. Кодзаева и
коллежского советника Афанасия Абрамовича Гассиева41.
   31   декабря  1908  г.  на  заседании  отделения  был   заслушан
письменный  отзыв комиссии. Большинство замечаний по  первой  книге
учебника  в  основном  касались уточнения перевода  разных  слов  и
выражений.  По  поводу  статей «Из жизни природы»,  размещенных  во
второй  книге,  комиссия  предположила,  что  они  даны  автором  в
дословном переводе из учебников Поливанова, Гаврилова, Корханиди  и
др.  и  предложила «допущенный буквальный перевод изменить на более
сокращенную  и  легкую для чтения выработанного в  Северной  Осетии
разговорного  языка, поручив исполнение этого  труда  кому-либо  из
более опытных и владеющих наречием Северной Осетии»42.
   В  итоге,  комиссия  рекомендовала «признать  книгу  годною  для
употребления  в церковно-приходских школах Северной  Осетии,  после
прочтения  азбуки А. Канукова, но с тем, однако, чтобы указанные  в
ней  недостатки, отмеченные карандашом, были теперь  же  исправлены
автором,   …а  впоследствии  устранены  неудобства  и  в   переводе
статей…»43.  Один  из членов комиссии, священник  И.  Андриевский
устно  заявил,  что  книга Мамитова «вполне годна  и  желательна  к
употреблению в осетинских школах по прочтению букваря Канукова»44.
   Заседание    постановило:   представить   отзыв   комиссии    на
рассмотрение   Епархиального  училищного  совета  и   рекомендовать
«ввести   вторую  книгу  священника  С.  Мамитова   под   заглавием
“Сывæллæтты  чиныг”  с начала будущего 1909/1910  учебного  года  в
церковных   школах  Северной  Осетии,  подведомых  Владикавказскому
отделению,  с  теми  изменениями, которые  указаны  комиссией  и  с
поручением   производства   таковых  изменений   в   книге   самому
автору»45.   Таким   образом,  священнику  Мамитову   фактически
предлагалось переиздать книгу в измененном виде к началу  1909/1910
учебного  года.  Это,  конечно,  было  совершенно  неприемлемо  для
Мамитова,  поскольку  он уже понес большие материальные  расходы  в
связи с изданием 3000 тыс. экземпляров учебника.
   23  января  1909 г. школьная комиссия Владикавказского окружного
отделения  Епархиального  училищного  совета  направила  журнальное
постановление  вместе  с отзывом на книгу Мамитова  на  утверждение
епископу  Владикавказскому и Моздокскому Агапиту  (Вишневскому).  В
своей  резолюции  епископ Агапит написал: «По  делу  о  введении  в
употребление   в   школах   новой   книги   на   осетинском   языке
предварительно снестись с Синодальным Училищным Советом»46.
   В  сентябре  1909  г.,  так и не получив  ответа  из  отделения,
Мамитов пишет в Епархиальный училищный совет с просьбой дать  отзыв
на свой учебник47.
   Полтора года Владикавказский Епархиальный училищный совет  тянул
с  решением данного вопроса. Наконец, 30 июня 1910 г. он вынес свое
решение,   по   которому   Владикавказскому   окружному   отделению
предписывалось  выслать  отзыв  о.  Мамитову  и  предложить  автору
исправить  замечания,  сделанные комиссией,  а  затем  перепечатать
книгу. После этого отделению следовало, согласно резолюции епископа
Агапита, связаться с Синодальным училищным советом48.
   Внимательно  изучив  полученную копию  отзыва  комиссии,  о.  С.
Мамитов  24  сентября  1910  г. направил  из  Батума  обстоятельное
многостраничное заявление епископу Владикавказ-скому и  Моздокскому
Агапиту.  О.  Стефан  просил  епископа  назначить  новую  комиссию,
которая  бы  определила, могут ли изданные книги  быть  допущены  в
настоящем виде в качестве учебника в осетинских церковно-приходских
школах.  Он  поставил под сомнение компетентность членов  комиссии,
рецензировавших  его  учебник, и не согласился  с  большинством  их
замечаний.  Священник  писал:  «…Считаю  необходимым  заявить,  что
заметки  комиссии, будучи не верны, не основательны и, по-существу,
не важны, я принять и по ним исправить книгу не могу, тем более при
настоящем издании книги это никак невозможно сделать… Большая часть
статей моей книги оригинальны, взяты из жизни осетинского народа  и
творений. Стихотворения – поэта Коста, а некоторые мои собственные.
Статьи   же,   взятые  из  русских  источников,   мною   переведены
применительно к жизни и характеру нашего народа, так что  никто  не
может  меня  винить  в буквальном переводе их.  Статьи  моей  книги
изложены ясным, понятным разговорным языком; такой отзыв о них  был
и  в  печати,  и частно мною получен от многих учителей  осетинских
школ.  Самые  лучшие статьи «Из жизни природы» в конце  моей  книги
комиссия не рассмотрела… Не зная, какими источниками я пользовался,
комиссия,   конечно,  не  могла  судить  о  достоинстве   перевода.
Вышеуказанные  статьи, о земле, напр., составлены из  учебников  по
физике и географии и по книге Некрасова (после азбуки третья книга)
и всякий может проверить их и убедиться, что я не делал буквального
перевода  и изложение их ясное, простое и понятное. Я не  корыстные
цели преследую, а искренне желаю по силе возможности послужить делу
обучения детей родному осетинскому языку»49.
   В   октябре  1910  г.  Епархиальный  училищный  совет   направил
заявление   священника  Стефана  Мамитова  и  две  его   книги   во
Владикавказское   отделение  совета,  предложив  образовать   новую
комиссию  для  их  рассмотрения. Совет просил принять  во  внимание
возражения  автора по поводу замечаний, сделанных первой комиссией,
и   рассмотреть  книги  Мамитова  «по  возможности  всесторонне   и
объективно»50.
   Учебник   о.   С.  Мамитова  высоко  оценивался  современниками.
Учителя  церковно-приходских школ Осетии присылали автору  на  него
хорошие отзывы. В 1908 г. в газете «Терек» была опубликована статья
Аcламбека Бутаева «Новые издания на осетинском языке»51, в которой
была дана положительная оценка учебника, изданного о. С. Мамитовым.
Автор   статьи   отметил  удачную  систему  расположения   учебного
материала  в  обеих книгах. Первая часть первой книги  представляла
собой  азбуку.  Затем  шли  рассказы, детские  стихотворения  Коста
Хетагурова,  пословицы, поговорки, скороговорки, сказания  старины.
Достоинство  первой  книги автор статьи  видел  в  ее  чрезвычайной
занимательности для детей.
   А.   Бутаев   указал  на  последовательность   подачи   учебного
материала  во  второй  книге. Чем дальше, тем рассказы  становились
сложнее по содержанию и длиннее по размеру. Бутаев обратил внимание
на  разнообразие раздела книги, содержащего сведения об  окружающей
природе.  Он  отметил  также,  что материал  излагался  автором  на
понятном для детей языке, близком к разговорному языку.
   Положительно  оценивая новое издание, А.  Бутаев  писал:  «книги
Мамитова  представляют  ценный вклад в бедную  осетинскую  школьную
литературу.  Я  убежден  даже, что эти книги  в  осетинских  школах
сыграют  такую  же роль, как в русских школах играет  Родное  слово
Ушинского  и едва ли скоро явится что-либо более ценное,  чтобы  их
вытеснить  из  школьного обихода. С выходом в свет  названных  книг
должны  смолкнуть сетования на отсутствие пособий, необходимых  для
успешной  постановки преподавания осетинского  языка  в  осетинских
школах.  Эти сетования были вполне основательны, когда на  школьном
рынке  красовалась только единственная жиденькая  книжка  Алмахсита
(Канукова – Л.Г.), которую школьники кончали в 2-3 месяца  и  потом
оставались  с  голыми  руками. Материал, заключенный  в  2  книжках
Мамитова,  вполне достаточен для прохождения в течение двух  первых
годов  учения. И если школьник пройдет названные книги, то  он  уже
смело  будет  читать издания общего характера, а  следовательно,  –
цель     школьного    преподавания    осетинского    языка    будет
достигнута...».52
   Немалым  достоинством учебника было то, что  Мамитов  включил  в
него  многие жанры устного народного творчества осетин:  пословицы,
поговорки,  скороговорки, загадки, детские песни, сказки,  сказания
старины.  Пословицы  и поговорки способствовали  развитию  у  детей
логического  мышления,  формированию  причинно-следственной  связи.
Скороговорки  развивали  у  детей навыки  правильного  произношения
труднопроизносимых  слов. Исследователь детского  фольклора  осетин
Дз. Тменова отмечала, что С. Мамитов использовал загадки как ценный
материал для интеллектуального развития детей53  и впервые  включил
в учебную литературу детские песни54. При подаче материала Мамитов
учитывал  возрастные особенности детей. Так, если  в  первой  части
учебника помещены сказки о животных, волшебные сказки, то во второй
части больше сказок трудовой направленности.
   Мамитов  также  привел  в учебнике большое  количество  дет-ских
стихотворений   Коста   Хетагурова,  а   также   свои   собственные
стихотворения. В это время изданий Коста Хетагурова было очень мало
и   для  многих  учебник  о.  С.  Мамитова  оставался  чуть  ли  не
единственным   источником   знакомства  с   произведениями   поэта.
Известный  осетинский  писатель Кудзаг Габрелович  Дзесов  в  своей
книге   на   осетинском   языке   «Достопочтенные   наши   старшие.
Воспоминания»  писал, что в начале ХХ в. он изучал по  учебнику  С.
Мамитова  осетинский  язык  в  трехклассной  школе  в  высокогорном
селении  Едис  Джавского района Южной Осетии55.  В  первом  классе
обучение проходило по первой части учебника, во втором классе –  по
второй части. Благодаря учебнику С. Мамитова он и его одноклассники
впервые  познакомились со стихотворениями Коста Хетагурова,  быстро
выучили их и с удовольствием читали наизусть. Стихотворение «Волк и
журавль» ученики даже разыгрывали по ролям56.
   В  1910  г. о. С. Мамитов издал в Батуме на собственные средства
книгу  «Начальные  беседы  мироведения»  на  осетинском  языке57.
Предполагалось,  что  книга станет учебным  пособием  при  обучении
предмета «мироведение» в церковно-приходских школах Осетии.
   В  1910  г.  Рутен  Гаглоев58  опубликовал  в  журнале  «Афсир»,
издававшемся  в Тифлисе на осетинском языке, рецензию  на  вышедшую
книгу о. Стефана Мамитова59. Дав положительную оценку книге, автор
отметил,  что она написана хорошим, понятным языком и, несмотря  на
отсутствие   иллюстративного   материала,   отдельные   неточности,
многочисленные типографские и орфографические ошибки, может быть  с
пользой  использована  в качестве учебника для  детей.  Р.  Гаглоев
обратил внимание читателей на то, что Мамитову пришлось столкнуться
с  большими трудностями при издании книги, поскольку у него не было
ни редактора, ни корректора, знавшего осетинский язык.
   Учебное  пособие  о.  С.  Мамитова знакомило  детей  с  основами
естественнонаучных  знаний  о природе  и  самом  человеке.  Большой
заслугой автора стало то, что он впервые ввел многочисленные  новые
термины,   которые   впоследствии  были  широко  использованы   при
составлении терминологических словарей по естествознанию, ботанике,
зоологии, физической географии и др.
   К  концу  1909  г.  Мамитов подготовил к печати  рукопись  книги
«Священная  история Ветхого и Нового завета с кратким  катехизисом»
на  осетинском  языке.  Руководство по Закону  Божию,  составленное
автором  в  соответствии  с  программой  церковно-приходских  школ,
предназначалось  в качестве учебного пособия для  обучения  данному
предмету.
   1  октября  1909 г. о. С. Мамитов выслал по почте из  Батума  во
Владикавказское окружное отделение Епархиального училищного  совета
рукопись  книги в 8 тетрадях. Священник просил рассмотреть рукопись
и  дать на нее отзыв. В письме к председателю Совета Мамитов  также
сообщал,  что рукопись книги была неофициально рассмотрена цензором
осетинских  изданий в Тифлисе священником Христофором Джиоевым60.
Положительная рецензия Х. Джиоева была приложена к письму.
   Так  и  не  дождавшись ответа, 18 мая 1910 г. о. Стефан  написал
письмо  на  имя  председателя  Епархиального  училищного  совета  с
просьбой возвратить ему рукопись книги вместе с отзывом61. 5  июня
1910 г. он получил, наконец, рукопись своей книги, однако отзыв  на
нее отсутствовал.
   Тогда  о.  С.  Мамитов,  принял решение опубликовать  книгу  без
предварительного  одобрения ее Владикавказским окружным  отделением
Епархиального училищного совета. В 1911 г. Мамитов издал  в  Батуме
на свои средства книгу «Священная история Ветхого и Нового завета с
кратким катехизисом» на осетинском языке (254 с.)62.
   Осетинская  интеллигенция  била  тревогу  по  поводу  положения,
сложившегося с книгами о. С. Мамитова. Владимир Абаев63, являясь в
то  время смотрителем Цонского училища в Южной Осетии, в письме  от
13 февраля 1911 г. Гаппо Баеву выражал свою обеспокоенность судьбой
книг  С. Мамитова. В. Абаев писал: «Читал у Гулиева Евфимия  письма
свящ.  Ст. Мамитова, который жалуется на то, что его учебники лежат
нетронутыми,  а  между  тем на них он истощился  интеллектуально  и
материально.  Какая-то комиссия во Владикавказе,  в  лице  Бигаева,
Гатуева и еще кого-то не признала достойными учебники Мамитова  для
осетинских  школ.  Необходимо созвать новую комиссию  и  пропустить
названные учебники»64.
   К  сожалению,  мы не располагаем точными данными,  когда  именно
учебник   и  учебные  пособия  о.  С.  Мамитова  были  допущены   к
употреблению в церковно-приходских школах Осетии.
   В  1916 г. в христианском журнале «Чырыстон цард» («Христианская
жизнь»)  (редактор  –  священник  Х.  Цомаев)  были  напечатаны  на
осетинском языке три проповеди о. С. Мамитова65.
   Кроме  создания учебной литературы для церковно-приходских  школ
Осетии,   о.  С.  Мамитов  проявил  себя  как  прозаик,  переводчик
художественной литературы, драматург, публицист.
   В  1890 г. о. Стефан Мамитов опубликовал на русском языке в трех
номерах  газеты «Северный Кавказ» свой рассказ «Коше, или  кровавая
месть  в  анархическое  время  Осетии». Предполагалось  продолжение
рассказа, однако его не последовало66. К сожалению, его оставшиеся
в  рукописи  рассказы  «Дядя  Мурзабек»,  «Дуняша»,  написанные  на
русском языке, пока не обнаружены67.
   В  1909  г.  о.  Стефан  издал  в двух  номерах  газеты  «Хабар»
(«Известие»)68   перевод на осетинский язык поэмы в  прозе  Максима
Горького  «Песня  о  Соколе»69. Переводу  Мамитова  предшествовала
публикация  в газете поэмы М. Горького на русском языке.  При  этом
редакция  газеты  (редактор А. Кануков) обратилась  к  читателям  с
просьбой  перевести поэму на местные языки. Перевод,  сделанный  С.
Мамитовым,  был  первым произведением М. Горького, переведенным  на
осетинский  язык. По мнению известного осетинского  фольклориста  и
литературоведа З.М. Салагаевой, переведенная о. С. Мамитовым «Песня
о  Соколе»  М.  Горького  оказала большое  влияние  на  становление
осетинской  прозы, на лучших осетинских писателей начала  ХХ  века:
Елбыздыко  Бритаева  («Озеро»), Арсена Коцоева («Баран  и  Козел»),
Цомака Гадиева и др.70
   О.   С.   Мамитов  являлся  также  автором  пьес.  Сюжет   драмы
«Налхъуытæ»  («Налкута») или «Чи цы агуырдта,  уый  ссардта»  («Что
искал,  то  и  нашел»), написанной на осетинском  языке,  связан  с
положением  женщины-осетинки. По мнению автора,  путь  к  духовному
раскрепощению   осетинской   женщины   лежал   через   просвещение.
Анализируя   содержание   пьесы,  осетинский   литературовед   А.А.
Хадарцева в своей книге «История осетинской драмы» отмечала: «Сюжет
драмы    Мамитова   чрезвычайно   насыщен   событиями,    внутренне
экспрессивен.  Характеры  героев показаны  в  своем  становлении  и
диалектическом  развитии…  Гуманистический  и  демократический  дух
драмы Мамитова привлекал к себе симпатии зрителей, хотя автор и  не
углубился  в  анализ  социальной природы общественных  отношений  и
конфликтов»71.
   Впервые  спектакль по пьесе С. Мамитова «Налкута» был  поставлен
1  (14) апреля 1913 года в Тифлисе любительской труппой осетинского
драматического кружка, существовавшего при Осетинском  издательском
обществе72. «Кружок по устройству осетинских народных  спектаклей
при  народном доме имени К. Зубалова», возникший в 1912 г., в своем
репертуаре   ориентировался   в  основном   на   постановку   новых
произведений осетинских драматургов. Спектакли кружка  проходили  с
большим успехом.
   Цензурное  разрешение на постановку пьесы С. Мамитова  «Налкута»
было  дано  29  марта 1913 г. Драма в 4-х действиях  на  осетинском
языке  была  показана  на сцене народного  дома  Зубалова.  В  роли
Налкуты выступала Соня Джатиева.
   Следующий спектакль состоялся 29 октября (11 ноября) 1914  г.  в
Тифлисе.   Его  постановка  была  осуществлена  членом  осетинского
драматического    кружка   Иваном   Дзаховым.   Правление    кружка
предполагало  в  том  же  сезоне показать  спектакль  по  пьесе  С.
Мамитова  «Налкута»  и  в Баку, однако эта гастрольная  поездка  не
состоялась73.
   2  февраля 1914 г. пьеса «Налкута» была поставлена в Алагире74.
Рукопись драмы хранится в Научном архиве СОИГСИ75.
   По  сведениям протоиерея Харлампия Цомаева, в личном  архиве  о.
С.   Мамитова  были  обнаружены  две  комедии  о.  С.  Мамитова  на
осетинском   языке,  которые  ставились  на  осетинской   сцене   в
Тифлисе76.  К  сожалению, эти произведения  о.  Стефана  пока  не
найдены.  Также не разысканы упоминаемые о. Х. Цомаевым перевод  о.
С.  Мамитова на осетинский язык книги «Физиология человека»  (автор
доктор Луневич) и его «Осетино-русский словарь».
   В  1916  г.  протоиерей  Стефан  Мамитов  вышел  в  отставку  по
болезни77   и  переехал в г. Владикавказ, где временно проживал  на
ул.  Лекарской  (ныне  ул.  Гостиева)  в  доме  лесного  инспектора
Тускаева78.
   Во  Владикавказе  опыт  о. С. Мамитова как  знатока  осетинского
языка  и  церковной литературы сразу же был востребован. 7  декабря
1916  г.  школьная  комиссия Владикавказского  окружного  отделения
Епархиального  училищного  совета  вынесла  решение  обратиться   к
протоиерею   Стефану   Мамитову  с  просьбой   дать   рецензию   на
опубликованный во Владикавказе в 1916 г. «Катехизис» на  осетинском
языке,   составленный  настоятелем  Свято-Георгиевской  церкви   г.
Владикавказа  священником Иоанном Рамоновым79.  При  положительных
отзывах автор предполагал выпустить второе издание «Катехизиса» для
использования  в  курсе преподавания Закона  Божия  в  двухклассных
церковноприходских школах Осетии.
   Кроме  священника С. Мамитова, комиссия предложила  дать  отзывы
на  книгу  священнику Харлампию Цомаеву и члену  школьной  комиссии
Владикавказского   окружного  отделения  Епархиального   училищного
совета надворному советнику Иосифу Петровичу Бигаеву.
   Мамитов    первым   прислал   свою   письменную   рецензию.    В
положительном  отзыве, датированном 17 декабря 1916 г.,  он  писал:
«Означенный  Катехизис я рассмотрел и нашел годным для  руководства
по  Закону Божию, и, в частности, при прохождении уроков по Символу
Веры,  Молитвы Господней и десяти заповедей в упомянутых осетинских
школах.
   Догматы  веры  изложены в сей книге кратко, ясно и правильно  по
учению  Православной  Восточной Кафолической Церкви.  Вообще  книга
написана   понятным,   легким  народным  языком»80.   В   целом,
положительно  оценивая  книгу, о. С. Мамитов  указал  на  отдельные
недостатки,  включая неточный перевод на осетинский язык  некоторых
слов,   грамматические   ошибки   и   типографские   опечатки.   По
обстоятельной рецензии о. С. Мамитова можно судить о его прекрасном
владении  осетинским  языком  и знании церковной  литературы.  Так,
Мамитов  сразу  же определил источник, с которого  священник  Иоанн
Рамонов сделал перевод на осетинский язык «Катехизиса». Это был, по
его   мнению,   труд   Владыки  (архиепископа   Ставропольского   и
Екатеринодарского)  Агафодора  «Наставление  в  Законе  Божием  для
начальных училищ, разных наименований и ведомств».
   После    получения   положительных   отзывов   на   «Катехизис»,
присланных  священником  Х.  Цомаевым  и  И.П.  Бигаевым,  школьная
комиссия  18  мая 1917 г. приняла решение разрешить его  печатание.
Однако,  к сожалению, сложившаяся социально-политическая обстановка
в   Терской   области  не  позволила  осуществить  второе   издание
«Катехизиса»  на  осетинском  языке, составленного  священником  И.
Рамоновым81.
   Переехав   во   Владикавказ,  о.  С.  Мамитов  активно   занялся
публицистикой.  Эта  сфера  деятельности священника  до  настоящего
времени оставалась неизвестной и совершенно неисследованной.
   В   1916   г.  о.  С.  Мамитов  опубликовал  в  газете   «Терек»
публицистическую статью «Из дневника военного священника»82.
   Статьи   Мамитова  стали  часто  появляться   в   «Ирон   газет»
«Осетинская  газета», которая выходила во Владикавказе в  1917–1918
гг.  на  осетинском языке (первый номер вышел 26  апреля  1917  г.,
последний  (35-й)  –  7  февраля 1918 г.).  Редактором  газеты  был
Асланбек  Бутаев.  Это  было второе издание  «Ирон  газет»,  первое
издание газеты выходило в 1906 г.
     В своих статьях Мамитов поднимал актуальные вопросы социально-
экономической и культурной жизни Осетии.
   В  статье  «Ирон  газет», опубликованной  в  первом  номере,  о.
Стефан  Мамитов  приветствовал выход  новой  газеты  на  осетинском
языке83.  На  острую проблему, сложившуюся в  Осетии  с  продажей
зерна,  обратил  внимание  властей  в  статье  «Наше  зерно  увозят
имеретинцы»84. В статье «Что мы видели от российского  царя?»85
о.  С.Мамитов  подверг  разбору политику царского  правительства  и
местных   властей   в   отношении  осетин.   Вопросы   общественно-
политической жизни в Осетии Мамитов затронул в статье  «Нас  делают
врагами  с  Россией»86. В статье «Осетины не могут  улучшить  свою
жизнь»   о.   С.  Мамитов  указал  на  инерционность  хозяйственной
деятельности  осетин87.  По  его  мнению,  приобретение  в  общее
пользование  более совершенных орудий труда, использование  морозо-
устойчивых  зерновых  культур,  выращивание  разных  видов   овощей
способствовало  бы  ведению более эффективного хозяйства.  Проблемы
осетинского языка Мамитов рассмотрел в статье «О том, как пишут по-
осетински»88.
   Протоиерей  Стефан  Мамитов скончался  20  декабря  1918  г.  во
Владикавказе  и  был  погребен в ограде церкви Рождества  Пресвятой
Богородицы (Осетинская церковь)89.
   Заслуги  протоиерея Стефана Мамитова перед осетинской  культурой
не  были  забыты его современниками. 20 февраля 1921 г.  Осетинское
историко-филологическое общество на заседании  Правления  (протокол
№21)  постановило устроить заседание, посвященное  памяти  активных
деятелей  осетинского  просвещения  Алмахсида  Канукова  и  Стефана
Мамитова.  Составление доклада об А. Канукове  было  поручено  Б.А.
Алборову, а о С. Мамитове – А.А. Тибилову90. Из уважения к  памяти
покойного составителя первого осетинского букваря А. Канукова  было
решено выдать его вдове пособие в размере 50 000 рублей.
   Первоначальные  сведения о жизненном пути и творческом  наследии
о.С.  Мамитова впервые были собраны протоиереем Харлампием Цомаевым
в  его неопубликованной рукописи «Краткие биографические сведения о
переводчиках  и издателях священно-церковно-богослужебных  книг  на
осетинском  языке  и библиографиче-ские заметки о  их  трудах»  (10
марта  1924 г.)91. Высоко оценивая деятельность протоиерея Стефана
Мамитова в сфере просвещения, о. Х. Цомаев писал: «В первых четырех
книгах   Мамитова  встречается  немало  погрешностей:  неправильные
обороты речи, несвойственные осетинскому языку, туальские выражения
и  слова… и множество типографских и орфографических ошибок. Однако
у  почтенного  автора  большое знание родного  языка  и  похвальная
любовь к осетинской литературе. Труды Мамитова тем ценнее, что  он,
будучи  много  лет оторван от родины и центра родного языка,  среди
других  наций, заваленный работой по службе, нередко  на  позициях,
под гул снарядов, находил достаточно времени работать над развитием
своего осетинского языка и в сокровищницу родной литературы сделать
разнообразный ценный вклад»92.
   Сведения  об о. С. Мамитове, собранные протоиереем Х.  Цомаевым,
приведены  в  неопубликованной  рукописной  работе  Б.А.   Алборова
«История    осетинской   литературы   (Докостаевский    период)».93
Впоследствии  на эти данные ссылались многие ученые,  в  частности,
М.С.  Тотоев  в своей книге «Очерки истории культуры и общественной
мысли в Северной Осетии в пореформенный период»94.
   В   1961  г.  внимание  к  незаслуженно  забытому  литературному
творчеству протоиерея Стефана Мамитова безуспешно пытался  привлечь
А.П.  Хасиев95. В письме к тогдашнему директору Северо-Осетинского
научно-исследовательского института Х.С. Черджиеву от 10  мая  1961
г.   Хасиев  писал:  «В  библиотеке  Института  хранятся  книги  С.
Мамитова:  “Сывæллæтты чиныг”, часть 1-ая и 2-ая, с многочисленными
текстами   для  школьного  и  домашнего  чтения,  а   также   книга
нравственно-религиозного содержания на осетинском языке. Книги  эти
имеют большое научное значение: 1) “Сывæллæтты чиныг” составлена на
очень  богатом фольклорном материале, возбуждающем такой интерес  и
теперь;  2)  тексты  для чтения представляют собой  переработку  на
осетинском  языке лучших образцов народного чтения того  времени  о
природе земли и человека; 3) весьма богатый словарный состав книги,
многие   научные   термины  в  них  заслуживают   преимущественного
признания и на сегодня; 4) графика и орфография книг своеобразны, и
изучение   их   окажется  полезным  при  переработке  этих   сторон
осетинского   языка;  5)  форма,  особенности  стиля  изложения   –
неоценимый вклад для научной разработки туальского наречия, которым
автор превосходно владеет»96.
   В  1978 г. М.А. Гуриева в книге «Методика обучения родному языку
в  начальной  осетинской школе» отмечала, что книги для  осетинских
школ  С.  Мамитова, наряду с более известными учебниками – букварем
архимандрита Иосифа (Чепиговского) и букварем А. Канукова,  сыграли
большую роль в развитии просвещения на осетинском языке97.
   В  1980 г. кандидат филологических наук А.А. Хадарцева собрала и
подготовила  к  печати  I  том  книги  «Первые  осетинские   пьесы»
(1898–1911), в которую вошла и пьеса о. С. Мамитова «Налхъуытæ»98.
К сожалению, рукопись книги так и не была опубликована.
   К  концу  90-х  годов  ХХ  в.  появились  первые  публикации  из
литературного наследия протоиерея Стефана Мамитова. В 1996  и  1997
гг. республиканский журнал «Мах дуг» опубликовал части книги о.  С.
Мамитова  «Сывæллæтты чиныг»99, пьесу «Налхъуытæ»100,  проповедь,
рассказ  «Коше, или кровавая месть в анархическое время  Осетии»  в
переводе на осетинский язык Сергея Хугаева101.
   В  2005  г. кандидат филологических наук Р.С. Кантемирова издала
во   Владикавказе  на  осетинском  языке  книгу,  в  которую  вошли
рассказы,   драма,  переводы  и  материалы  народного   творчества,
оставленные  о. С. Мамитовым102. Книга предваряется биографическим
очерком о Мамитове.
   Две   статьи   о  протоиерее  С.  Мамитове,  включившие   ценные
воспоминания    правнучки    священника,    опубликованы    старшим
преподавателем кафедры культурологии СОГУ Ф.К. Хадоновой103.
   Однако    этих   публикаций   явно   недостаточно   для   охвата
многогранного творческого наследия и жизненного пути деятеля такого
масштаба,  каким  был  протоиерей  Стефан  Мамитов.  Ведь  его  без
преувеличения  можно назвать подвижником в деле просвещения  своего
народа,  становления  и  развития  осетинской  культуры,  языка   и
литературы. Сама биография протоиерея С. Мамитова может служить для
молодого  поколения примером требовательности к себе и стойкости  в
сложных   жизненных  обстоятельствах.  Имя  и  творческое  наследие
протоиерея  Стефана Мамитова – священника, этнографа, просветителя,
прозаика,   публициста,  переводчика,  драматурга   должны   занять
достойное место в истории осетинской культуры.
   
   
      ПРИМЕЧАНИЯ

      1   Научный  архив  Северо-Осетинского   института
гуманитарных  и  социальных  исследований  (далее  НА  СОИГСИ).  Ф.
Лингвистика.  Д.58.  П.33.  Л.  11. По  данным  посемейных  списков
селения  Верхний Зарамаг 3 участка отселка Картита Владикавказского
округа  Терской области (отселок Картита находился на левой стороне
р.  Адайкомдон), составленных к 1 января 1886 г., Степану  Мамитову
было  37  лет (т.е. год рождения о. Стефана Мамитова –  1849  г.  –
Л.Г.)  //  Центральный  государственный архив  Республики  Северная
Осетия-Алания (ЦГА РСО-А.) Ф.30. Оп.1. Д.84. Л.13об-14 .
     2 НА СОИГСИ. Ф.10. Оп.1. Д.60. Л.9.
      3 НА СОИГСИ. Ф.10. Оп.1. Д.63. Л.10. В  документах
Стефан (Аха) значился как ученик Аггей Мамитов.
       4   Гатуев  А,  свящ.  Христианство   в   Осетии.
Исторический очерк. Владикавказ, 1901. С.71. Протоиерей  Х.  Цомаев
годом  окончания  С.  Мамитовым семинарии считал  1866  г.  //   НА
СОИГСИ. Ф. Лингвистика. Д.58. П.33. Л.11.
      5 Список священнослужителей и церквей, состоящих в
ведомстве протопресвитера военного и морского духовенства  на  1905
г. СПб., 1905. С.266. По сведениям протоиерея Х. Цомаева С. Мамитов
был  учителем  Кутаисского  духовного  училища  //  НА  СОИГСИ.  Ф.
Khmcbhqrhj`. Д.58. П.33. Л.11об.
      6  НА СОИГСИ. Ф. Лингвистика. Д.58. П.33.  Л.11об.
По  нашему  мнению, месяц рукоположения Мамитова – октябрь,  указан
протоиереем Х. Цомаевым неверно.
      7 Кавказские епархиальные ведомости  (далее  КЕВ).
1877. №16. С.539.
     8 КЕВ. 1878. №23. С.846.
     9 КЕВ. 1881. №24. С.843.
       10  Киреев  Ф.С.  Осетинский  феномен  в  истории
Терского казачьего войска // Дарьял. 2003. №5. С.275.
      11 В рядах Терского казачьего войска 12  уроженцев
станиц  Черноярской и Новоосетинской стали генералами, из них  трое
до 1914 г., один в течение первой мировой войны, остальные во время
гражданской  войны  //  Киреев Ф.С. Осетинский  феномен  в  истории
Терского казачьего войска // Дарьял 2003. №5. С.272.
       12  Сосиев  З.  Станица  Черноярская  //  Терский
сборник. Под ред. Г.А. Вертепова. Владикавказ, 1903. Вып.V. С.57.
     13 Там же. С.57.
       14  Мамитов.  Несколько  слов  об   осетинах   //
Периодическая печать Кавказа об Осетии и осетинах (далее  ППКОО)  /
Сост.  Л.А.  Чибиров.  Цхинвали, 1987. Т.3.  С.217–220  //  Терские
ведомости. 1879. №33.
     15 Там же. С.218.
     16 Там же. С.219.
     17 Там же. С.219.
     18 Там же. С.220.
        19    Косвен   М.О.   Материалы    по    истории
этнографического изучения Кавказа в русской науке (далее МИЭИК)  //
Кавказский этнографический сборник (далее КЭС). М.–Л., 1962. Ч.III.
С.269-270.
      20  Косвен М.О. МИЭИК // КЭС. М.-Л.,  1958.  Ч.II.
С.259-260.
     21 КЕВ. 1882.№12. 16 июня. С.424.
     22 КЕВ. 1882.№19. 1 октября. С.633.
      23  В годы советской власти храм был  разрушен.  В
2009 г. построена новая Михаило-Архангельская церковь, в которой  с
21  ноября начали проводиться церковные службы. Настоятелем  церкви
является священник Димитрий Хе-станов.
      24 Мамитов Александр Стефанович – старший  сын  о.
С.  Мамитова.  В  1913 г. коллежский секретарь.  А.С.  Мамитов  был
казначеем в 204-м Ардагано-Михайловском полку, в котором служил его
отец // Кавказский календарь на 1914 г. Тифлис, 1913. С.583, 547.
      25 Бурцева (Мамитова) Варвара Стефановна – дочь о.
С.   Мамитова.  Была  замужем  за  офицером  Михаилом   Яковлевичем
Бурцевым.
   Нина  Михайловна Бурцева (Хасиева) – внучка о. С. Мамитова. Жила
во Владикавказе, была замужем за А.П. Хасиевым.
   Бурцев  Борис Михайлович –  внук о. С. Мамитова. Эмигрировал  из
России, жил в Константинополе, потом в Болгарии, осел в Париже. Был
знаком с Гайто Газдановым.
   Наталья  Александровна Гуловская (Хасиева)  –  правнучка  о.  С.
Мамитова. Врач, живет в Москве, написала воспоминания о прадеде.
   Валентина  Александровна  Наливайко  (Хасиева)  –  правнучка  о.
С.Мамитова, живет в Киеве. (Материалы о потомках протоиерея Стефана
Мамитова взяты из статей: Хуадонты Ф. Дыууæ ныхасы Мамытты  Стефаны
тыххæй   //  Мах  дуг.  2007,  №6.  ф.131-141;  Хадонова   Ф.Х.   О
просветителе  протоиерее Стефане Мамитове // Известия СОИГСИ.  Вып.
III (42). 2009. С.45-53.
      26 Мамитов Степан Стефанович – младший сын  о.  С.
Мамитова. Начинал учебу во Владикавказском духовном училище. В 1896
г.   уволен   из  первого  класса  училища  по  прошению  родителей
(Владикавказские епархиальные ведомости. 1896. №18).
     27 Хадонова Ф.Х. Указ. раб. С.47.
     28 Список священнослужителей и церквей,  состоящих
в ведомстве протопресвитера военного и морского духовенства на 1905
год.  СПб.,  1905.  С.266. По сведениям протоиерея  Х.  Цомаева  С.
Мамитов  был назначен на эту должность в 1886 г. // НА  СОИГСИ.  Ф.
Лингвистика. Д.58. П.33. Л. 11об.
    29 http://www.petergen.com/bovkalo/sp/voen1905.html
      30 Список священнослужителей и церквей,  состоящих
в  ведомстве  протопресвитера военного и морского  духовенства   на
1905 год. СПб., 1905. С.266.
          31      http://ru.wikipedia.org/wiki/Ардагано-
Михайловский_204-й_пехотный_полк
     32 ЦГА РСО-А. Ф.147. Оп. 1. Д.92. Л. 3,
    http://www.church-army.orthodoxy.ru/vz_i/vechnay_pamyt.htm
     33 Хадонова Ф.Х. Указ. раб. С.48.
     34 НА СОИГСИ. Ф. Лингвистика. Д.58. П.33. Л.11об.
       35   Военный  орден  Святого   Великомученика   и
Победоносца  Георгия.  Именные списки 1769-1920.  Библиографический
справочник / Отв. сост. В.М. Шабанов. М.: Русский Мир, 2004. С.916.
      36 Бутаев А. Новые издания на осетинском языке  //
ПКОО  /  Сост. Л.А. Чибиров. Цхинвали, 1991. Т.5. С.219  //  Терек.
1908. №207.
      37 Мамытты С. Сывæллæтты чиныг. I х. Батум,  1908.
72 с.; II х.  Батум, 1908. 116 с.
      38 Даниил Борисович Мамитов – младший брат  о.  С.
Мамитова. Родился в 1867 г., окончил Зарамагскую сельскую школу.  В
19-летнем возрасте находился в г. Владикавказе в услужении  //  ЦГА
РСО-А.  Ф.30. Оп.1. Д.84. Л.13об-14. В 1913 г. работал  начальником
Змейского  почтового  отделения // Терский  календарь  на  1914  г.
Вып.23. Адрес-календарь. Часть 4. Владикавказ, 1913. С.73.  В  1915
г.  был  начальником  Мизурского  почтового  отделения  //  Терский
календарь на 1915 г. Вып.25. Л.72.
   Кроме  Даниила, у о. С. Мамитова был средний брат  –  Хосро.  По
данным  (к  1  января 1886 г.) посемейных списков  селения  Верхний
Зарамаг  3 участка отселка Картита Владикавказского округа  Терской
области  ему  было 35 лет (православный, образование  не  получил),
жене  Дардзин  –  29 лет, сыновьям Аузби – 5 лет и Михелу  2  года,
дочери Чаби – 7 лет // ЦГА РСО-А. Ф.30. Оп.1. Д.84. Л.13об.-14.
     39 Бутаев А. Указ. раб. С.219 .
     40 ЦГА РСО-А. Ф.147. Оп.2. Д.33а (2 ч.). Л.167.
     41 Там же. Л.167.
     42 НА СОИГСИ. Ф.9. Оп.1. Д.11. Л.6об.
     43 Там же. Л. 6.
     44 ЦГА РСО-А. Ф.147. Оп.2. Д.33а. (2 ч.). Л.207об.
     45 Там же. Л.207-207об.
     46 Там же. Л.206.
     47 ЦГА РСО-А. Ф.147. Оп.1. Д.92. Л.1-1об.
      48  ЦГА РСО-А. Ф.147. Оп.2. Д.33а (2  ч.).  Л.205-
205об.
     49 НА СОИГСИ. Ф.9. Оп.1. Д.11. Л.6об; 7, 8.
     50 Там же. Л.4-5.
     51 Бутаев А. Указ. раб. С.217-219 .
     52 Там же. С.218.
       53  Осетинские  народные  загадки  /  составитель
Тменова Дз. Владикавказ, 2000. С.5.
       54   Тменова  Дз.Г.  Детский   фольклор   осетин.
Владикавказ, 2009. С.10.
      55  Дзесты  Кудзæг. Нæ  буц  хистæртæ.  Мысинæгтæ.
Дзæуджыхъæу, 1981. С.9.
     56 Там же. С.9.
      57  Мамитов С., свящ. Хуыцауы Дуне.  Батум,  1910.
202 ф.
      58 Гаглоев Рутен Несторович (1888-1937) – инженер,
поэт, прозаик, общественный деятель. Родился в 1888 г. в сел. Ванел
Джавского   района   Южной   Осетии.  Окончил   Московскую   высшую
техническую школу. В 1921–1928 гг. жил за границей. Автор проекта и
инициатор строительства дороги между Северной и Южной Осетией через
Главный  Кавказский  хребет. Составил первую  карту  Юго-Осетинской
автономной области. Опубликовал в газете «Ног цард» 10 рассказов  и
одну  повесть.  Репрессирован в 1937 году  и  по  приговору  тройки
расстрелян.
      59  Рутен. «Хуыцауы Дуне» ныффыста Стефан  Мамытты
// Авсир. 1910. №11. 2 мая. Л.11-13.
     60 ЦГА РСО-А. Ф.147. Оп.1. Д.92. Л.4.
     61 Там же. Л.3.
      62  Мамитов  С.,  свящ.  Хуыцауы  дуне  ахуыргæнæн
чиныг. Батуми, 1911. 254 ф.
      63 Абаев Владимир (Лади) Давидович (1886 – 1964) –
доктор экономических наук, автор многих монографий. Родился в  сел.
Сба  Джавского  района Южной Осетии. Член КПСС с 1918  г.  Активный
участник революционного движения Южной Осетии. Занимал ряд  высоких
должностей.   Был  директором  Ботанического  сада,   председателем
ревкома    Южной   Осетии,   директором   Юго-Осетинского   научно-
исследовательского института. В 1937 г. был приговорен к  10  годам
лишения  свободы, но через два года реабилитирован //  Ванеев  В.Д.
Люди,  помните о нас. Книга-справочник о репрессированных гражданах
республики ЮО. Цхинвал, 2005. С.11.
      64 НА СОИГСИ. Ф. К. Хетагурова. Оп.1. Д.351.  П.8.
K.38-39.
      65 Чырыстон цард. 1916. №9-10. С.233-239;  №11-12.
С.241-248.
       66   Мамитов.  Коше,   или   кровавая   месть   в
анархическое время Осетии // Северный Кавказ, 1890, №10;  №28,  №33
// НА СОИГСИ. Ф.4. Оп.1. Д.16.
      67 По сведениям протоиерея Х. Цомаева эти рассказы
о.  С.  Мамитова в 1924 г. были известны по сохранившимся рукописям
// НА СОИГСИ. Ф. Лингвистика. Д.58. П.33. Л. 11.
      68  Газета издавалась во Владикавказе  в  1909  г.
Издатель  газеты  –  Н.А. Валаева, редактор – А.  Кануков.  Газета,
ставившая перед собой просветительские цели, печатала материалы  на
русском и осетинском языках.
      69  Песня о Соколе Макс. Горького.  Уарийы  зарæг.
Перевод  свящ.  Ст. Мамитова // Хабар. 2-7 мая  1909  г.  №8.  Л.3;
Хабар. 22-29 мая 1909 г. №9. Л.2-3.
      70 Салагаева З.М. От Нузальской надписи к  роману:
Проблемы  генезиса  и  становления осетинской прозы.  Орджоникидзе,
1984. С.216, 310, 294.
      71 Хадарцева А.А. История осетинской  драмы.  Ч.I.
Дооктябрьский период. Орджоникидзе, 1983. С.205.
      72 Цабаев В. Юго-Осетинский театр. Цхинвал,  1961.
С.22.
     73 Там же. С.46.
     74 НА СОИГСИ. Ф.38 (Литер.) Оп.1. Д.3. Л.1.
     75 Там же. Л.1-74.
     76 НА СОИГСИ. Ф. Лингвистика. Д.58. П.33. Л.11.
     77 Там же. Л.11об.
     78 ЦГА РСО-А. Ф.147. Оп.1. Д.73а. Л.39.
     79 Там же. Л.39.
     80 Там же. Л.39.
     81 Там же. Л.39.
      82  Мамитов С. (Воен. Свящ.) Из дневника  военного
священника  (с  характ. Мамитова) // Терек, 1916. №  5598.  Алборов
Б.А. Библиография // НА СОИГСИ. Ф.24. Оп.1. Д.2. Л.329.
      83 Мамытты С. Ирон газет // Ирон газет. 1917.  №1.
26 апреля.
      84 Мамытты С. Нæ бæсты хор имереттæ ласынц // Ирон
газет. 1917. №8. 17 июня.
      85 Мамытты С. Цы федтæм уырысы паддзахæй? //  Ирон
газет. 1917. №10. 1 июля.
      86  Мамытты С. Уырысимæ нæ  знаг  кæнынц  //  Ирон
газет. 1917. №13. 22 июля.
      87  Мамытты С. На ир сæ цард  фæхуыздæр  кæнын  на
фæразынц // Ирон газет. 1917. №21. 16 сентября.
      88 Мамытты С. Иронау фыссынытыххæй // Ирон  газет.
1917. №24. 7 октября.
      89 НА СОИГСИ. Ф. Лингвистика. Д.58. П.33.  Л.11об.
По  нашему  мнению, приведенные В. Цабаевым сведения о дате  смерти
протоиерея  Стефана  Мамитова – 1924  г.,  как   и  то,  что  после
революции священник оставил духовный сан, являются ошибочными // В.
Цабаев // Юго-Осетинский театр. Цхинвал, 1961. С.43.
     90 НА СОИГСИ. Ф.13. Оп.1. Д.1. Л.35.
     91 НА СОИГСИ. Ф. Лингвистика. Д.58. П.33. Л.11-12.
     92 Там же. Л.12.
      93  Алборов  Б.А.  История  осетинской  литературы
(Докостаевский  период)  // НА СОИГСИ. Ф.19  (Лит.).  Оп.1.  Д.219.
Л.218-219.
       94   Тотоев  М.С.  Очерки  истории   культуры   и
общественной  мысли  в  Северной  Осетии  в  пореформенный  период.
Орджоникидзе, 1957. С.340-341.
      95 Александр Петрович Хасиев был женат  на  внучке
о. С. Мамитова Н.М. Хасиевой (Бурцевой). Хасиев родился в 1893 г. в
Зруге. Работал экономистом в «Осколхозсоюзе» 27 января 1931 г.  был
репрессирован  в  связи со своей книгой «Социально-экономическое  и
культурное  развитие Осетии». Тройка вынесла приговор,  который  не
был приведен в исполнение. А.П. Хасиев был оправдан // Книга памяти
жертв  политических  репрессий  РСО-Алания  //  Сост.  Зураев  А.Б.
Владикавказ, 1999. Т.1. С.246.
      96 НА СОИГСИ. Ф. Черджиева Х.С. Оп.1. Д.51.  Л.22-
22об.
      97  Гуриаты  М. Райдайæн кълæсты  мадæлон  æвзаджы
методикæ. Дзæу-джыхъæу, 1978. С.10-11.
      98 НА СОИГСИ. Ф. Хадарцевой А.А. Оп.1. Д.1. Л.141-
196.
      99 Мамытты Стефан. Сывæллæтты чиныг  //  Мах  дуг.
Фыццаг хай. 1996, №1. Ф.86-112; Мах дуг. Дыггаг хай. 1997, №7. С.65-
93.
      100  Мамытты С. Налхъуытæ // Мах  дуг.  1996.  №5.
С.96-132.
      101 Мамытты С. Дыууæ радзырды //  Мах  дуг.  1997.
№8. С.86-106.
      102 Мамытты С. Косе. Радзырдтæ, драмæ,  аргъæуттæ,
тæлмацтæ  /  Чиныг  аразæг Хъантемыраты Риммæ.  Дзæуджыхъæу,  2005.
151ф.
      103  Хуадонты  Ф.  Дыууæ  ныхасы  Мамытты  Стефаны
тыххæй  // Мах дуг. 2007, №6. С.131-141 и Хадонова Ф.Х. Указ.  раб.
С.45-53.
К содержанию || На главную страницу