Марина МАТВЕЕВА

«НАРТИАДА» В УКРАИНЕ

 
  ЭПОС НАРОДОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА КАК ЧАСТЬ… УКРАИНСКОГО ФОЛЬКЛОРА?
  
  
   
   В  Киеве вышло уникальное литературно-художественное  издание
–  «НАРТИАДА»  на  украинском языке. Издание богато  иллюстрировано
лаконичной  и  утонченной  графикой  осетинского  художника   Жоржа
Шанаева.   «Стиль   петроглифов»  –   так   называет   автор   свою
художественную   манеру,   и   действительно   его   простое,    но
выразительное  творчество  напоминает древние  наскальные  рисунки.
Переложение  же  нартских  эпических  циклов  на  украинский   язык
выполнил   крымский   поэт   и  прозаик  Анатолий   Стоянов,   член
Национального Союза писателей Украины.
   
   Поскольку   истоки  нартского  эпоса  уходят  к   общим   корням
индоиранской  европеоидной  расы,  книга представляет  интерес  для
народов  нашей  многонациональной  страны  –  Украины.  Арии-скифы-
сарматы…   Нескончаемый  ряд прасоздателей  нартского  эпоса  можно
продолжать вглубь и вдаль на тысячелетия. Само название «нарты», по
мнению  исследователей,  происходит  от  «нарадов»  или  «наров»  –
древних мудрецов-воинов, причастных к созданию индоарийских  гимнов
«Ригведы» и других произведений «пралитературы» – по большей  части
устной,  еще  не  знавшей записи, а потому во главу  угла  ставящей
всенародную память.
   Рассматриваемое литературно-художественное издание  уже  вызвало
полемику  в  учёных кругах и в среде любителей истории и  культуры.
Особенно  спорным является мнение, что в нартских  сказаниях  среди
прочих исторических реалий, щедро рассыпанных по творениям народной
фантазии, можно найти описание зарождения Киевской Руси, точнее, ее
«преддверия»: историю антов – непосредственных предков  современных
украинцев.  Этот  древний  славянский  этнос  упоминается  там  как
союзник  (чуть ли не до родственности) народа нартов.  Более  того:
сохранились   источники  (в  том  числе,  упоминание  в  знаменитой
«Велесовой  книге»), в которых понятия «анты»  и  «нарты»  –  почти
синонимы,  названия  одной  и той же общности  людей.  Впрочем,  не
совсем так: скорее всего, анты просто называли своих славных воинов
«нартами»  –  по  сходству  или даже в честь  героев  этого  эпоса,
несколько  более раннего и широко в то время популярного. Известно,
что  многих нартских персонажей впоследствии восприняли «как своих»
и  «впустили»  в  свой  фольклор, хотя  и  по-своему  переосмыслив,
многие  народы,  к примеру, турки и татары. Получается,  и  славяне
тоже.  Из  этого напрашивается весьма дерзкий вывод, что   нартские
сказания можно считать частью… украинского фольклора! Что  ж,  если
хорошо  поискать,  то  можно  найти как факты,  подтверждающие  эту
версию, так и те, что ее напрочь разбивают. Попробуем разобраться.
   Сюжеты  будущей «Нартиады», истоки которых относятся к  VIII-VII
в.  до н.э., дошли до нас благодаря певцам-сказителям, передававшим
их  из  поколения  в  поколение.  Эпос  бытует  в  прозаической   и
стихотворной   форме.  Основу  его  составляет   трансформированная
история скифо-сарматского этноса. Процесс  создания нартских мифов,
описание  историко-культурной среды,  в  которой  они  зарождались,
отражены  –  хоть  и   весьма отрывочно – в  ряде  источников  того
времени,   в   частности,  в  трудах  Геродота  и   Марцеллина,   в
исторических хрониках Армении и Грузии и др.
   Нарты  –  могучие воины-богатыри, носители культурного начала  –
герои древних эпических сказаний многих кавказских народов: осетин,
абхазов, абазин, адыгов, убыхов, карачаевцев, балкарцев, чеченцев и
ингушей;  упоминаются  в  фольклоре  некоторых  народов  Дагестана,
например, кумыков, и отдельных грузинских этнических групп: сванов,
рачинцев,  хевсуров.  Исторические  корни,  объединяющие   нартские
сказания  всех национальных версий, надо искать в основных факторах
кавказской  общности,  таких,  как:  генетическое  родство  народов
Кавказа;  роль  единого  кавказского  субстрата;  сходные   условия
материального общественного существования и тесное духовное общение
между  этими племенами в течение длительного исторического времени.
Однако  версии  нартских мифов разных народов различаются,  нередко
заметно.  Близость нартов и славян наиболее ясно  прослеживается  в
адыгском  варианте, хотя «отблески» этой темы есть  и  в  вариациях
других  народов.  В  рассматриваемой книге представлена  осетинская
версия  сказаний  –  этот  этнос в среде  исследователей  считается
родоначальником-создателем  нартского   эпоса,   остальные   народы
заимствовали  сюжеты и идеи уже впоследствии,  преобразовав  их  на
свой лад и обогатив местным фольклором.
   Осетины   –  единственный  индоевропейский  народ  на   Кавказе,
потомки   и  наследники  древних  скифов  и  сарматов  –  вошли   в
средневековую  историю  Европы  под  именем  алан.  Этот  этнос  не
зародился  на  кавказской территории, а появился там  в  результате
миграций,  принеся с собой свою культуру, которая быстро слилась  с
культурой  народов-аборигенов, оказав на нее значительное  влияние.
Аланы-осетины  сохранили  скифский  язык  и  историческую   память,
бережно  пронесли  сквозь  века  и тысячелетия  бесценные  творения
фольклора.  Одним  из  величайших памятников скифской  древности  и
аланского средневековья и является нартский эпос, вошедший в  число
непревзойдённых  творений  человечества. Сказания  о  героях-нартах
отражают  огромный  период  жизни  народа.  Они  свидетельствуют  о
переходе  из бронзового века в железный, от матриархальных традиций
к  патриархату, от общинно-родового строя, возникновения  племенных
союзов,  рабовладельческой  формации,  самого  начала  формирования
государственности  –  и до упадка аланской державы  уже  в  средние
века.
   Древнейшей  основой нартского эпоса (как и эпоса вообще)  ученые
называют  мифологические и религиозные представления об  окружающем
мире,   которые   играли  значительную  роль  в   эмоциональной   и
интеллектуальной жизни людей того времени. По соседству  с  нартами
живут  и  действуют великаны и карлики, чудовища и  колдуны;  герои
сказаний  на равных общаются с небожителями, спускаются в подводное
царство,  путешествуют по Стране мертвых, понимают  язык  зверей  и
птиц,  умеют  превращаться в них или в предметы. Часто  их  истории
перекликаются с мифами и легендами других народов мира, к  примеру,
встреча одного из главных персонажей – Урызмага – с «кривым уаигом»
(одноглазым  великаном) почти дословно повторяет миф об  Одиссее  и
циклопе: точно так же герой спасается из пещеры врага, ослепив  его
и  спрятавшись в стаде овец. А у совершенно далёких  во  времени  и
пространстве героев – античного Ахилла и нарта Сослана, которых  их
матери  сделали  неуязвимыми, искупав в некой волшебной  субстанции
(воде  Стикса  –  молоке волчиц), есть «слабые места»,  на  которые
неуязвимость не распространяется: в первом случае «пята», во втором
–  колени, – и в обоих вариантах это символично. Немало в  нартских
циклах      богоборческих     и     этиологических     («культурно-
просветительских») сюжетов (к примеру, отъём огня у богов и дарение
его людям, изобретение тех или иных предметов, появление обычаев  и
традиций),    чем    они    перекликаются    с    древнегреческими,
скандинавскими, библейскими и др. Имеются также событийные и идейно-
философские  пересечения  с эпосами народов  Востока  («Гильгамеш»,
«Шах-намэ»,  «Алпамыш» и др.), произведениями  западно-европейского
фольклора,   славянскими   былинами  и  народными   сказками.   Это
подтверждает  не  только близость нартов  и  славян,  но  и  вообще
наличие  общего  предка  и общих представлений  у  огромного  числа
народов  –  и  этот  предок  уже даже не  «индоевропеец»,  а  «куда
дальше»,  ибо  и не относящиеся к этой общности нации  (к  примеру,
монголоиды: буряты, казахи, киргизы и др., а если вдуматься,  то  и
ацтеки,  готтентоты и прочие) мыслят и живут одними с нами базовыми
архетипами.   Происхождение  мира  во   всех   мифологиях   сходно.
Человеческие характеры тоже мало отличаются: положительные качества
–  везде  одинаковые, как и отрицательные. Смысл  жизни  у  древних
народов  –  самых  разных!  – еще не познавших  глубин  и  вывертов
религиозной и философской мысли,  – тоже был одинаков:  жизнь  надо
прожить  так, чтобы о тебе и твоих делах веками помнили  потомки  и
рассказывали  сказители. Поэтому эпическая идея о том,  что  герои,
поставленные перед выбором между долгим бесславным существованием и
вечной  –  но  посмертной  –  славой,  отдают  предпочтение  славе,
свойственна  мифологическим представлениям  многих  народов.  Такой
выбор  сделали и нарты, что привело их к гибели, – но и  сейчас  мы
помним их подвиги и яркие характеры, исполненные высокой доблести и
силы духа.
     «Нартский век» истории народов Северного Кавказа – героическая
эпоха   походов   и   войн,   борьбы  за   свободу,   возникновения
государственности. Военная идеология и рыцарская этика  пронизывают
эпос,  служат  главными  критериями  оценок  героев-нартов   и   их
противников.   Необходимым   качеством   мужчины-воина    считалась
храбрость  в бою, непритязательность в еде, спартанство  в  быту  и
почтение к женщинам. Многие герои  символично рождаются «из  камня»
(Сослан)  или «из огня» (Батрадз), получают «закалку», как  оружие,
имеют  каменное или булатное (а иногда при этом еще и  раскалённое)
тело,  помогающее  им  быть  непобедимыми,  но  не  мешающее   быть
истинными людьми в смысле чувств и характеров. А  нартские  женщины
(особенно  главная героиня эпоса – Шатана (осет.) или Сатаней-Гуаша
(абх.)  –  вечно  молодая, прекрасная и мудрая мать  всех  нартов),
умные  и  находчивые, способны справиться с любой бедой и разгадать
любую  загадку;  они  прибегают к помощи магии, управляют  погодой,
испытывают  предчувствия  и  делают  предсказания,  часто  решающие
судьбу  всего народа, – а потому их называют «вещими». А как иначе?
В  те суровые времена невозможно  было прожить без звериной остроты
чувств,   без  предельно  развитой  интуиции  –  порой  до  степени
невероятности  (по  современным представлениям), волшебства,  чуда.
Потому  и создается впечатление, что в те полусказочные века чудеса
«ходили  рука  об руку» с обычной жизнью, пронизывали ее  насквозь,
были чем-то даже обыденным.
   Мир   нартов  богат  событиями  и  приключениями,   героическими
подвигами  и  хитроумными проделками, вековой  мудростью  и  тонким
юмором. Приятно сознавать, что это – часть украинского фольклора. А
также  русского, скандинавского, татарского, арабского etc… И здесь
не  нужно ничего доказывать или опровергать – просто читайте. Книга
будет интересна как начинающим познавать мир и человеческую природу
детям,  так  и  пытливым, интеллектуально и  духовно  развивающимся
взрослым.
   А    поэтичность,    красота   и   искренность    повествования,
грациозность   и   утончённость   стиля,   неожиданность   сюжетных
поворотов,  яркость  и  художественная  достоверность  образов   не
оставят  равнодушным современного читателя, напомнят ему  о  вечных
ценностях,  объединяющих разноязычные нации и  отдалённые  друг  от
друга страны.
К содержанию || На главную страницу