Кристина ЕЛЕКОЕВА

КОГДА-ТО, ГДЕ-ТО


Присутствует: рот в молчаньи
и пустота в глазах
Ты поставила чайник
который ставить нельзя –
он разорваться может
не закипев никогда
В нем присутствует тоже –
неналитая вода


*  *  *
Птичьи следы оставляла,
Руками махала жадно,
Только внутри подвала
Так и осталась зажата.
Ты рисовал раны
И сочинял перебранку.
Здания многогранник
Вывернут наизнанку –
Углами в меня тычет
И беспощадно гробит,
Тело деля птичье
На непонятные дроби.
Я ни во что не одета,
Я истекаю кровью.
Может быть, нам это
Не называть любовью?


*  *  *
Птицы бумажные пели
Под голубым потолком.
Я находилась в постели
С пластмассовым мужиком.
Птицы спускались ниже,
Бумажных лишаясь сил.
Твердым и неподвижным
Этот мужчина был,
Был он еще к тому же
Холоден и нелюдим.
В доме мужик нужен –
Просто необходим.
Я целовала нарочно
Ненастоящий рот –
Все опасалась того, что
Он от меня уйдет –
И не напрасно – однажды
Бросил меня мужик.
Падали птицы, бумажный
Распространяя крик…


*  *  *
Вот и пришла весна.
Хоть от обиды плачь.
Неизлечимо больна –
Диагностировал врач.

Ты поцелуешь в лоб
И поцелуешь в рот.
Скажешь, не плакала чтоб –
Каждый из нас умрет.
*  *  *
Кажется, неспроста
Звезды блестят и не греют.
Нужно считать до ста,
Чтобы уснуть скорее
и не проснуться потом
В выкопанной могиле.
Я не забыла о том,
как мы друг друга любили.
Я не забыла, как
складывать руки нужно.
В комнате полумрак,
В комнате слишком душно.
В комнате полусвет.
Воздуха слишком мало.
Больше меня нет –
Я же до ста сосчитала...


*  *  *
Солнце мартовское плавало
И палило как назло.
Не могла никак я правильных
Подобрать и нужных слов

И поэтому печальная
Около тебя брела.
Птицы черные кричали,
Обезумев от тепла.

Я наивна и бездетна.
Мне с тобой одна беда –
Лучше б мы когда-то где-то
Не встречались никогда.

И тебе со мной морока
И мучение одно.
Вместе мы, но одиноко
Нам обоим все равно
К содержанию || На главную страницу