Ольга НИКИФОРОВА

НАД ГЛУХИМ ОДИНОЧЕСТВОМ ВОД


День ото дня все глубже даль,
И боль, как зрение, острее.
Ничто не зря, ничто не жаль,
Как в разоренной Иудее,
Где только ветер смерти веет –
Земная грешная печаль.


*  *  *
Как спуск во тьму, стучит живое сердце,
И Каиновым взмахом длится век,
Но с нежностью глядит из-под усталых век
Нас понявший до самой глуби смерти
Непониманием распятый Человек.


*  *  *
В невинной крови – кровь Христова,
И в каждой смерти – тень Креста.
В начале было только Слово,
В конце – людская глухота.



ДЛЯЩАЯСЯ ДАЛ
(1910-е)

А за перевалом века – горы, горы
Мертвенно-глубоких далей горя.
И под черной вспышкою плетей
Слышится сквозь россыпь плоскостей:
В лимбе дления гудит органный хор
Повторенных храмов реймских гор.



1914

Кипень колокольчиков смеха,
Тенями влюбленными сад:
Предсмертье в предсердии века,
Кладбищенской меры форштадт.

И дрогнуло что-то, взметнулось
Над темной крещеной горой,
И стала холодная узость,
Открыв мессианскую кровь.



ВОЕННОЕ КЛАДБИЩЕ

«Миллионы убитых задешево» –
Как огней поминальных пожар,
И над крестною костницей Божьею –
Черной пропасти жалящий жар.

Мир струится, как слезы, и плоится
В тишине замолчавших сердец,
Где крестов утомленное воинство
Попирает застывшую смерть.



ЕДИНСТВО

                         Т.Э. Лоуренсу
Я – дальнее эхо твоего одинокого зова
в мертвом пространстве
людской пустыни,
и в моем сердце длится твоя боль.
И нет ни времени,
ни расстояний,
ни разлуки:
жизни нет –
лишь бытие
моей души с твоей
в объятиях Отца
над острой пропастью Голгофы.


*  *  *
Так весело смотреть,
как время идет,
будто знобящий дождь
сквозь черные ветви,
и так празднично ждать
Твоей тишины
замолчавшего от боли
сердца,
что кажется жизнь
лишь эхом изгиба
метнувшихся в волны
обессиленных крыл,
переполненных небом.


*  *  *
Жизнь прервется на полуслове,
И в молчания смертный край –
Душу сонную... Память крови –
Только крестных объятий страх.

И в глубинах всевышней боли
Всех усилий глухая суть –
Одиночество: за Тобою
Через смерть осиянный путь.


*  *  *
Быть зовущим усилием воли
На разрыве бесплодных пространств,
Только вспышкою помнящей боли
Всех разорванных гибелью братств;

Ни в живых и ни в мертвых не значиться
И в порыве объять небосвод,
Умереть, как усталая ласточка,
Над глухим одиночеством вод.
2011-2012
К содержанию || На главную страницу