Кристина ЕЛЕКОЕВА

МОРЕ ВСЕ БЛИЖЕ И БЛИЖЕ


*  *  *
Кажется, больше в приеме антибиотиков
Нет смысла.
Лечащий врач – немолодая тётенька
С лицом кислым.
Сыро. Железо поражено коррозией.
В банке букет вянет.
Нужно болезнь себе выдумать посерьёзнее
И гроб подеревянней.
Все неподвижно – пугает больничная статика,
Хлопчатобумажность белья, пластмассовость шприцев.
Если бы я  была умирающей, кстати,
Было бы у меня много-премного принцев.
Мы бы катались вместе в пустом трамвае,
Сладкую вату б неаккуратно ели
И хохотали бы мы, не переставая,
Звонче любой, даже самой весенней капели.
Но не больна я неизлечимой болезнью –
Просто простуда, и в приступе неврастении
Безрезультатно и мученически лезу
На известковый отвес неровной стены.


*  *  *
Пьёт снегурочка одна,
пьёт безбожно.
И ругается она,
как сапожник.
И рыдает горше всех
над любовью.
Замарала белый мех
красной кровью.


*  *  *
Хоть гвозди в лицо себе заколоти,
Хоть руки сложи крестом.
Какой была моя жизнь не ахти,
Такой и будет потом,
А я улыбаюсь, и рот на рот
Не похож, а похож на разрез.
Вот Бог за это меня возьмет,
Накажет, оставит без
Ручек, без ножек и без детей,
Без окон и без дверей,
Покажет фигушки или не
Лучше – поставит в угол.
Короче, если не верите мне,
То загляните в Google.


*  *  *
Поймали меня врачи
Йодовой сеткой.
Целыми днями ворчит
Пожилая соседка.
Солнце горит за окном –
Больно смотреть.
Может, своим языком
Вспорешь мне сеть? –
Он у тебя остр,
Каждым ударом блещет!
Соседка моя – монстр,
Ворчливей не видела женщин….


*  *  *
Одеколон около
Дома культуры пила.
Камни кидала в окна,
Разделась почти догола,
(рядом стояла скульптура
без головы), а потом
Сказали, что я бескультурная
И пригрозили ментом.


*  *  *
Было всего мужиков-то,
Как будто и не было их.
Совсем растянулась кофта –
Хоть надевай на двоих.
На себя и еще на того, которого нет –
Так теплей.
И вот я уже старая бабка, а он уже дед.
В нашем доме живет целая стая детей,
На треть в радости, на треть в любви
И в красоте на треть.
Лови всех их кофтой, лови,
Чтобы согреть!


*  *  *
Море все ближе и ближе,
И уже любовь между нами.
Море меня лижет
Солеными языками.
Туловищем тяжелым
Море скользит по мне.
Море, возьми меня в жены
(спину кусают камней
зубы. Медуз волдыри
лопнули) или умрем!
Я у моря внутри,
Море в нутре моем.
Море стонало, бесилось,
Мучилось море перед
Тем, как уже обессилев,
Выброситься на берег.
Туловище воды
Берегом разворочено.
Мачт корабельных кресты.
Траур холодной ночи.


*  *  *
Ты на ком-то там женат.
Почему я рада? –
Потому что ты не рад,
Так тебе и надо!


*  *  *
Свитер большой и колючий.
Холоден зимний день.
Что-то на всякий случай
Под свитер еще надень.
Ну ничего, что нелепо
Выглядеть будешь в нем.
Дети соседские лепят
Снеговика под окном.
Мы им руками машем
И они нам машут в ответ.
Были б они наши.
Ты же совсем раздет!
И ты говоришь: действительно,
Были бы наши они.
Скорей надевай свитер, а
Лучше снимай штаны!


*  *  *
Солнце было как лампа,
Море как целлофан.
Безногий мужик лапал
Меня и в лицо целовал
И как-то дебиловато
При этом выглядел он.
Не облака, а вата,
Не небеса, а картон.
То выплывали шпроты,
То утопали снова.
Я не могла, как безротая
Произнести ни слова,
Только себе от стыда
Пыталась накинуть платье на
Бедра в то время, когда
Двигался поступательно-
Возвратно мужик этот,
Пока не лишился сил.
Коричневатого цвета,
Помню, картон был.
И я думала: все под богом
Ходим, а он не может.
И о калеке безногом
Нужно заботиться тоже


*  *  *
Жалко, что в сказке не очень
Много было хорошего.
Окна заклеены скотчем,
Зимы ледяное крошево.
Банка рыбных консервов
Тоже еда, в принципе.
Вышел давно, наверное,
Прекрасный на пенсию принц, теперь
Коллекционирует марки,
И конь, вероятно, подох давно,
И королевство под супермаркет
В аренду, скорее всего, сдано…
К содержанию || На главную страницу