Ирина ГУРЖИБЕКОВА

ТРИ СТИХОТВОРЕНИЯ


РАЗДУМЬЯ ПОД ПЛАЧ ДОЖДЯ

Вот бы выбросить всё, что писала,
И начать с золотого начала!
С пятилетья. С первой рифмовки.
Когда всё так неясно и чисто.
Не забито рутиной опыта,
Не подвластно скучным стилистам…
Эта странная мысль с рассветом
Мне явилась, когда за окном
Дождь лупил  в разгарище лета,
И не с паром, а с холодком.
Взор пополз  сквозь мокрые нити
К опустевшим детским площадкам…
Не пришлось бы в себе подавить
Нелюбовь к зонтам и перчаткам…
Несусветная, право, погода.
Бесполезный дождливый душ.
Может, просто нам мстит природа
За несолнечность наших душ?
…Так о чём я, пока не забылось?
А-а, про строки, что в книжки набились,
Как ненужные вещи в комод…
Но боюсь я, что каждый выброс
Острой ранкой по телу пройдёт.
Иль понадобится кому-то
Хоть одно из мильонов слов:
Смоет с сердца тоскливую смуту,
Тихим счастьем засветится вновь…
Может быть, и меня когда-то,
В жёсткий час, когда жизнь нелегка,
Вдруг спасёт, слаба, угловата,
Но сверхискренняя строка?..
Так и быть, смирю нетерпёж.
Оставайся, любимое племя.
Ведь тебя, хоть не справился дождь,
Всё ж когда-нибудь смоет время.
Июль-2013


РАСУЛУ

Под улицы степенный гул,
Телеэкрана нудный ропот –
Поговори со мной, Расул,
Из журавлиного далёка.
Хочу, чтоб снова ты восстал,
Прорвавши вечность божьим даром,
Чтоб снова прочитал Коста
Под сенью нашего  хадзара.
А может, вправду  «смерть приснилась»,
Как ты писал,  и ото сна
Аварской песнью пробудилась
На время стихшая струна?
Поговори со мной о дружбе,
Что, помнишь, высоко взнеслась.
О том, как важен был и нужен
Когда-то нас, поэтов, глас.
Скажи, в досадной заскорузлости
Зажжём ли снова свет во мгле?
Скажи, неужто меньше мудрости
Сегодня стало на Земле?
Вернись. Хотя бы на мгновенье.
Напомни людям силой слов,
Что отдавать негоже «змеям»
Святую родину «орлов».
И пусть сейчас в равнины, в горы,
Сквозь летний жар, через века
Прольётся ливнем животворным
Расула
             Вещая
                         Строка.

ПОЖЕЛАНИЕ

      «А  жизнь,  как  посмотришь
      с  холодным вниманьем вокруг,
      Такая пустая и глупая шутка…» 
                           М. Лермонтов
 
Наверно, всё же,  «сверху» пошутили,
Нам  штуку странную вручая – жизнь.
И, признаваясь в собственном  бессильи,
Глядят, как ею мы не дорожим.
Как мать рыдает над убитым сыном,
Народ идёт войною на народ…
Простая, бессловесная скотина
Порой умней, чем человечий род.
Нам комнаты дают – хотим хоромы.
Мы напоённы – жаждем, чтоб пьяны…
И песнь листвы, и даже рокот грома
Из-за соседской свары  не слышны.
Мы топим разум в бойнях безрассудных.
В погоне за валютой – топим честь.
Те, что подкупны, – те и неподсудны.
Предел мечты – стараньем многотрудным
На  маленький олимпик свой залезть.
А кто залез – так тот и господин.
И бронзовеет он, как кур  во гриле…
Мы даже, говоря, что Бог – един,
Его ж безжалостно на части раздробили.
Условность, эта бурная река,
Сметает новизну и гасит грёзы…
Опомнись, человечество, пока
Нам дарит Космос и луну, и звёзды…
Услышь того, кто молча – говорит,
Творит добро, не ожидая сдачи;
И не смеётся, если рядом плачут.
И не считает мелочи обид…
Опомнись, человече, на минутку.
Ты чувствуй  дни, а не тащи, как воз.
Тогда вот и поймёшь, что жизнь – не шутка,
А самый главный, что ни есть, серьёз.
К содержанию || На главную страницу