Юрий МАТВЕЕВ

ИЕРОГЛИФ СУДЬБЫ


МОЙ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ. ИЮНЬ 53

Лето выдалось холодное.
Того года 53-го.
Ах, мамуля моя, рОдная,
Что нам сводки эти – метео?

Уголовничкам – амнистия.
Справки об освобождении.
Ксива верная воистину
Мне – свидетельство рождения.

В нем судьба моя начертана
Невидимыми чернилами.
Ангелы писали, черти ли –
На воде своими вилами.

Это лето 53-го…
У меня в крови, наверное.
Жаль не помню лета этого.
Пер
……………во
…………………………..го.


ПИРАМИДА

Строю свою пирамиду.
Каменотёс и раб.
Это я только с виду
Слаб.

Камень кладу на камень.
Много и много лет.
Моя пирамида – память.
След.

Скажет один – гордыня.
Скажет другой – чудак.
Третий увидит имя.
Знак.


МЕЧТА

Если сбудется мечта –
Ах, как грустно тотчас станет.
И магический кристалл
Неожиданно растает.

Столько трепетно растил.
Любовался каждой гранью.
Он тебя с ума сводил –
Тот кристалл многострадальный.

Не дарил. Не доверял.
Ночкой темною лелеял.
Будет? Страстно вопрошал.
Ну, конечно будет – верил.

Воплотилася мечта.
Отчего так грустно стало? –
Твой магический кристалл,
К сожалению растаял.


ИЕРОГЛИФ СУДЬБЫ

На раскрытой ладони
Тайный росчерк судьбы.
И летят с колокольни
Звуки вечной вины.

Будто я Христа ради
Подаянье прошу.
Жизнь короткую за день
Проживу. Продышу.

На раскрытой ладони
Иероглиф судьбы.
И несут меня кони
Краем чистой воды.


НА СВОБОДУ

Мне виза вовсе не нужна.
Пересеку границу ночью.
И будет ночь темным темна.
Звезда удачу напророчит.

За мной предательских следов
Не будет в этом снежном поле.
Мне цель ясна. Без лишних слов
Вперед. Из клетки. И на волю.

Опередить собачий лай.
И пуль летящих пересуды.
Терпенье пеной через край.
Прощайте жалкие иуды.

И звон серебряных монет
Звучит тревожно, как и прежде.
И словно нет двух тысяч лет.
И словно не было Надежды.

Забыли, что сказал Поэт:
«Все утонуло в фарисействе…»?
неправда, что Свободы нет.
Есть примиренье и бездействие.

Мне не смириться никогда.
Пересеку границу ночью.
Трас
...........си
.......................рую
..................................щая
звезда
поставит в снежном поле точку.


ТРЕВОГА

Зацепила. Перевернула.
Протащила по дну реки.
Положила виском на дуло
С правой, верной такой руки.

И октябрьские листья срывала.
Засыпала, от всех тая.
Где ж ты, тучка моя, ночевала?
Жаль, утес тот – не я. Не я.

Закружила. Заворожила.
Мне недобро глаза в глаза.
Несвятою водой окропила
Ненамоленные образа.

Перепутала дни и ночи.
Говорила: замри, умри.
И кленовый осенний листочек,
Как мишень на моей груди.


ЗРЯ

Что-то слово стало непослушным.
Огрубела, может быть, душа.
Настоящее уходит в прошлое
Не спеша.

Где оно, сегодняшнее утро?
От прошедших утр не отличить.
Словно пьянице в запое беспробудном
Жить.

Только вот не пишется сегодня.
Как не написалось и вчера.
День, как жизнь безудержная, пройден
Зря.


ПОЗДНЕЕ ОСЕННЕЕ

Как в стеклянном волшебном шаре,
Осень снова сменяет лето.
Полыхает багряно-алым
Разудалым кленовым цветом.

Я уже это где-то видел
В безвозвратно прошедшей жизни.
И гитару, и теплый свитер.
И летящие к небу искры.

И листвою укрытые тропки.
И в палатках горячие печки.
И амурские вечные сопки.
И холодные быстрые речки.

Как в волшебном стеклянном шаре
Промелькнуло и тотчас исчезло.
То, что было багряно-алым
Отчего-то вдруг стало белым.
К содержанию || На главную страницу