Дмитрий ШОРСКИН

ПИСАТЕЛЬ – КРИТИК – ЧИТАТЕЛЬ

                         Литература – это когда читатель
                         столь    же    талантлив,  как и писатель…
                                                       М.А. Светлов
   
   Изменения уклада жизни и ураганное развитие науки наложили  свой
отпечаток  на  время: всё чаще читатель (а за ним  и  издательство)
склоняется  к  малой  прозе, сухому, деловому  языку  произведений,
похожих  на  киносценарий  или заметку в периодике.  Наверное,  это
нормально,  ведь  именно жизнь задаёт направление в  развитии  форм
литературы,  однако    содержание её, вне зависимости  от  формы  и
времени, должно регулировать и наполнять душевную жизнь человека.
   Лёгкость  получения  литературных продуктов благодаря  интернет-
ресурсам,  свела  ценность отдельно взятого  произведения  к  нулю.
Сколько  раньше  нужно было затратить сил, чтобы  приобрести  томик
любимого  поэта  или  собрание сочинений классика?  Помимо  немалых
денежных  средств,  которые необходимо было заработать,  предстояло
пережить  поиски  магазина,  очередь  и  многие  отсюда  вытекающие
лишения.  Прибавьте  к этому дефицит продукта… После  такой  отдачи
энергии  потребитель не мог легкомысленно отнестись к  содержимому.
Сейчас же достаточно пяти минут, и полное собрание сочинений любого
автора  –  перед  глазами… Совершенно бесплатно.   И  вот  простота
делает   своё   грязное  дело…   Доступный  продукт   автоматически
становится  невостребованным,  и уравнивает  в  глазах  потребителя
творения  заслуженного  мэтра  и новичка,  который  совсем  недавно
зарегистрировался на одном из многочисленных литературных порталов,
остервенело   «запилив»   в   приёмник   сотню   своих    нетленных
произведений.
   Графоман   встал  в  одну  шеренгу  с  литератором,  тем   самым
автоматически понизив уровень литературы в целом.
   Это  дань  времени и одна из разрушающих сил в жизни вообще,  не
только в искусстве.
   Ускорение, упрощение…
   Как же быть читателю?
   К  сожалению,  оценка литературы в целом всегда  субъективна,  и
пока  ещё  не  придумана  универсальная  (а  главное  –  точная   и
единственно  верная) формула, которая помогла бы отличить  простому
среднестатистическому    гражданину    произведение    годное    от
произведения, не представляющего никакой ценности.
   Ранее  роль  лакмусовой  бумажки  успешно  выполняли  творческие
союзы.  Писателю,  для того чтобы опубликоваться, необходимо  было,
как  правило, иметь профильное образование, уметь хорошо писать,  и
постепенно  зарабатывать  себе  авторитет,  проходя  через   мелкое
редакционное  сито   сначала  газет  и  журналов,  а  уж  потом   и
типографий.  Лишь после этого, при удачном стечении  обстоятельств,
автора  принимали  в  союз  писателей, что  являлось  неким  знаком
качества  как для самого литератора, так и для читателя,  и  давало
новоиспечённому  члену  творческого  союза  ряд  преференций  перед
«свободными художниками».
   С  изменением  государственного строя  был  практически  утрачен
контроль   государства   над  искусством,  образовались   множество
литературных  союзов и объединений, у которых не было  и  не  могло
быть необходимого литературного багажа и «золотого запаса» авторов.
Роль регулятора стало выполнять не государство, а финансовое право.
Власть денег гораздо более аморфна, невидима и неощутима. К тому же
власть  эта   коварна, если позволяет думать, что  её  нет,  и  она
никоим образом не влияет на процессы.
   Цензор,   редактор,   перестал  быть  властелином   литературных
судеб,  а  превратился скорее в корректора и  референта  без  права
голоса.
   Государство   предложило   нам   самостоятельно   контролировать
качество   предлагаемого  нам  продукта   в   области   литературы.
Демократия? Нет. Анархия и беспорядок.
   Давайте-ка   представим,   что  государство   подобным   образом
самоустранилось в контроле над продуктами питания: любой  гражданин
сам способен выбрать продукт, который ему по нраву. Свобода выбора?
Да. Демократия? Нет. Правильно, отказаться от контроля над оборотом
продуктов  питания,  означает подвергнуть риску  жизни  большинства
граждан своей страны.… Но отказаться от государственного контроля в
искусстве,  а  именно  – в литературе, означает  подвергнуть  риску
моральное  и  интеллектуальное здоровье  нации.  Помните  точное  и
остроумное   высказывание  И.В.  Сталина:  «Писатели   –   инженеры
человеческих  душ»?  Так  вот, доверить строительство  своего  дома
посредственному инженеру мы не решимся, но почему-то  легко  отдаём
свои  души в руки литературных дилетантов.  Опасно стоять рядом  со
строителем,   укладывающим  камни  в  соответствии   с   прихотливо
струящимися мыслями в его гениальной голове: вероятнее всего, такое
строение  рухнет,  и  хорошо, если только на самого  создателя.  Мы
знаем,   что   всякая  деятельность  человека,  если   она   только
неограниченна наручниками или смирительной рубашкой,  должна  иметь
какой-то  смысл, подчиняться определённому плану и общепринятому  в
социуме  своду правил, а также приносить хоть какую-нибудь  пользу.
Произведение, написанное безграмотно, без цели и смысла, может,  на
голову и не свалится, но и пользы точно не принесёт.
   Большинство  людей (и я думаю, что это – нормально) воспринимают
любое явление в первую очередь эмоционально, на уровне «нравится-не
нравится», а уж потом, «во-вторых», пытаются объяснить своё  мнение
логически, приводя разумные доводы.
   Итак,  что  же входит в это пресловутое «нравится-не нравится»?!
Первое,  уровень образованности индивида. Второе, его  литературный
багаж,  так называемая начитка. Именно постоянное совершенствование
первого  и  второго  позволяет развивать литературный вкус  (думаю,
что  такая  закономерность действует и в других областях жизни,  не
только  в  литературе-искусстве). Немаловажно  и  третье  –  личный
жизненный опыт, куда будут входить и условия жизни, и воспитание.
   Естественно,  чем  выше  будут  указанные  показатели,   тем   и
требовательнее   будет   читатель.  К  слову   сказать,   в   любое
произведение  тоже закладываются эти три фактора. И чем  выше  они,
тем  произведение  (или уровень автора, как  вам  больше  нравится)
будет лучше.
   Хорошо  если  мы с вами окончили филологический факультет  вуза,
прочитали    классику,   современную   и   зарубежную   литературу,
отслеживаем  авторитетные премии, к тому  же  имеем  возможности  и
время на  приобретение качественного продукта. А  если  нет?  Тогда
придётся положиться на удачу. Потреблять первое попавшееся.
   Исходя  из вышеизложенного, в современных реалиях я вижу  только
один   способ  дать  возможность  абсолютно  всем  жителям   нашего
государства возможность объективного выбора в литературе – создание
института  литературных  критиков. Критик  в  данной  трактовке  не
призван  заменить  собой ни редактора, ни, боже упаси,  цензора,  а
мнение его не будет влиять на тираж и вообще на выпуск в печать…
   Выглядеть  процесс будет следующим образом: создаётся структура,
в которую будут входить компетентные литературные критики-эксперты.
Назовём  её  условно «Всероссийское свободное общество  критиков  и
литературоведов».   Членом  этого  общества   может   стать   любой
гражданин, отвечающий профессиональным требованиям, то есть имеющий
профильное образование и сдавший квалификационный экзамен.
   При  выпуске  книги  с ISBN (в бумажном или  электронном  виде),
любое  издательство должно будет заложить в смету стоимость  работы
эксперта.  Далее,  материалы направляются в  общество,  посредством
почты  или  интернета  (последнее, пожалуй, предпочтительнее,  ведь
организация  может  быть  полностью  интерактивна,  существовать  в
рамках  компьютерной программы или веб-сайта), переводятся денежные
средства  за работу. При поступлении заявки программа автоматически
и  что  немаловажно  –  в случайном порядке, сможет   перенаправить
материал  свободному эксперту, а после, при получении статьи-отзыва
и подтверждения оплаты, отослать в готовом виде заказчику.
   Получив  на  почту  материал, критик за короткое  время  готовит
небольшой  отчёт, в виде литературно-критической статьи, которая  в
обязательном  порядке  должна быть размещена  издателем  в  будущей
книге.
     Издательство получает статью (без статьи печать (выпуск) книги
не разрешается), критик получает вознаграждение, гражданин – более-
менее объективную оценку литературного труда.
   Эксперт  оценивает работу на условиях анонимности,  то  есть  до
выхода  книги в свет он не знает, с чьим произведением работает,  а
автор, до сдачи своего творчества в набор, соответственно не  может
даже предполагать, кто оценивает его произведение. Всё честно.
   Этот  проект нуждается в законодательной инициативе. Притом  что
государственные   вложения   в   работу   этого   организма   будут
минимальными, выгода видится  абсолютной.
   Потенциальный  читатель  начинал бы  своё  знакомство  с  книгой
прочтением литературно-критической статьи, и уже на основании оной,
принимал бы решение – покупать или нет данный продукт.
   Понятно,  что решение проблемы должно быть комплексным  и  более
глубоким:  семья, школа, дополнительное образование, СМИ…  И  много
ещё   чего.   За  время  лихих  девяностых  мы  потеряли   читателя
прежнего...   По-моему,  сейчас  самое  время  создавать   читателя
современного. Настоящего.
   3 ноября 2014 г.
К содержанию || На главную страницу