Аркадий ГАЙСИНСКИЙ

СКАНДИНАВИЯ: АСЫ И РУСЫ

   
   1
   О  летописце  Несторе – создателе главного документа  российской
истории  «Повести временных лет» известно немногое,  но  достоверно
то,  что он был монахом Киево-Печерского монастыря. Родился в  1056
г., умер около 1114 г. Других сведений о нем не сохранилось.
   В  монастырях  монахи  не могут заниматься  чем  хотят,  и  если
именно  Нестору доверили написать историю Руси, то, несомненно,  он
был человеком, проявившим себя в «книжной учёности».
   Понятно,  что круг источников киевского летописца был необычайно
широк для того времени. Нестор пользовался предшествующими русскими
летописными   сводами   и   сказаниями,   монастырскими   записями,
византийскими   хрониками  Иоанна  Малалы   и   Георгия   Амартола,
различными историческими сборниками, рассказами торговцев,  воинов,
путешественников.
   Летописный  рассказ  о  начале российской государственности,  по
сути,  начинается сообщением о существовании даннических  отношений
между обитавшими в Приильменьи племенами и «варягами из заморья».
   «В  год 859. Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен,
и  с  мери, и с кривичей. А хазары брали с полян, и с северян, и  с
вятичей по серебряной монете и по белке от дыма».
   Далее события развивались так:
   «В  год  862. Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали
сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род,
и  была  у  них усобица, и стали воевать друг с другом.  И  сказали
себе: "Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву".
И  пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как
другие  называются  шведы, а иные норманны  и  англы,  а  еще  иные
готландцы, – вот так и эти. Сказали руси чудь, словене,  кривичи  и
весь:  "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите
княжить и владеть нами". И избрались трое братьев со своими  родам,
и  взяли  с  собой  всю  русь, и пришли, и сел  старший,  Рюрик,  в
Новгороде, а другой, Синеус, – на Белоозере, а третий, Трувор, –  в
Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы  же
–  те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два  же
года  умерли  Синеус и брат его Трувор. И принял  всю  власть  один
Рюрик,  и  стал  раздавать мужам своим города – тому Полоцк,  этому
Ростов,  другому Белоозеро. Варяги в этих городах  –  находники,  а
коренное  население в Новгороде – словене, в Полоцке –  кривичи,  в
Ростове  – меря, в Белоозере – весь, в Муроме – мурома, и над  теми
всеми властвовал Рюрик».
   Обратим  внимание  на то, что летописец связал  варяг  только  с
русью:  ни  шведы, ни норманы, ни англы, ни готландцы  варягами  не
назывались – единственно русь.
   Но  если  под  «морем» понимать Балтийское море, то  ни  на  его
берегах,  ни  севернее  –  в Скандинавии об  обитавшем  там  народе
«варяги»  или  «варяги-русь» никаких сведений нет. Об этом  Нестор,
«круг источников которого был необычайно широк для того времени» не
мог не знать. И он находит выход из положения:
   «И  избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой  всю
русь».
   То  бишь  «вся  Русь» перебралась на новые места  жительства,  а
посему  более  никого из руси «за морем» не осталось. Случилось  же
событие  сие  ещё  в  середине IX в., и поэтому  для  современников
kernohq`rek  вопрос  относительно  существования  некогда  Руси  на
севере Европы можно было считать закрытым: были, да сплыли.
   
   
   2
   На   протяжении   почти  шести  столетий  рассказ   Нестора   не
подвергался сомнению, но, начиная с В. Н. Татищева, стали  обращать
внимание  на  многие  исторические и  логические  несоответствия  в
описании событий «ПВЛ»:
   «О  князех  русских, старобытных, Нестор монах не  добре  сведом
был».
   В  конце концов, уже в наше время, подводя итоги безрезультатных
попыток  понять  летописное сообщение о начале  Руси,  авторитетный
российский историк, академик Борис Рыбаков отметил:
   «Высказано    предположение,   что   Синеуса   и   Трувора    не
существовало,  а  летописец буквально передал слова  старошведского
языка  «sune  hus» и «thru varing», означавших «с  родом  своим»  и
«верной  дружиной».  Это  предполагает существование  документа  на
старошведском   языке.   В   летопись   попал   перевод   какого-то
скандинавского сказания о деятельности Рюрика, а новгородец,  плохо
знавший  шведский, принял традиционное окружение конунга  за  имена
его   братьев.   Достоверность   легенды   и,   в   частности,   её
географической части невелика»1.
   Но  прежде,  чем  пенять Нестору за то, что в фундамент  русской
истории  он заложил «недостоверную легенду», не стоит ли  полагать,
что  уже сам факт упоминания летописцем именно варяг-русов  был  им
осмыслен.  Нестор,  несомненно, знал и мог объяснить:  и  кто-такие
варяги,  и кто такие «русь», и какая между ними связь. Не могли  не
знать   об   этом   и   его  современники  –  те,   кому   летопись
предназначалась.
   Логическая  посылка  летописного  рассказа  о  призвании   варяг
такова,  что  дело,  очевидно,  не  в  «достоверности  легенды»   и
неправильном её переводе со старошведского на русский, а в том, что
она  рассказывала  о действительных событиях, но  не  имевших  того
значения  для  образования  российской  государственности,  каковое
придано им в летописи.
   
   
   3
   Для  понимания истории становления большинства европейских наций
особое значение имеет исторический документ, известный как «Сага об
инглинах», а именно – её вступительная часть. Автором саги является
Снорри Стурулсон.
   «Стурулсон,  Снорри – один из самых знаменитых исландцев,  автор
“Младшей   Эдды”  (своего  рода  учебника  поэзии  для   начинающих
скальдов)  и  “Хеймскринглы” (“Гнилой кожи”) –  знаменитой  саги  о
норвежских королях.
   Родился  в  1179  году  на  хуторе  Хвамм  на  западе  Исландии,
принадлежал к знатному и знаменитому роду Стурлунгов. Был одним  из
самых  образованных  людей  своего  времени,  “хорошим  скальдом  и
искусным  во всем, что он брался мастерить”. Он был убит в Норвегии
23 сентября 1241 года людьми Гицура Торвальдсона – старинного врага
и соперника рода Стурлунгов, который получил разрешение на убийство
Снорри от норвежского короля Хакона».2
   Ниже  приводится  вступительная  часть  «Саги  об  инглинах»   с
сокращениями, не имеющими прямого отношения к рассматриваемой теме.
   
   «Круг  земной,  где  живут  люди,  очень  изрезан  заливами.  Из
океана,  окружающего землю, в нее врезаются большие моря. Известно,
что  море  тянется от Нёрвасунда до самого Йорсалаланда.  От  этого
моря  отходит на север длинный залив, что зовется Черное  море.  Он
разделяет  трети  света.  К  северу  от  Черного  моря  расположена
Великая, или Холодная Швеция. Некоторые считают, что Великая Швеция
не  меньше Великой Страны Сарацин, а некоторые равняют ее с Великой
Страной   Черных  Людей...  С  севера,  с  гор,  что  за  пределами
заселенных мест, течет по Швеции река, правильное название  которой
Танаис.  Она  называлась  раньше Танаквисль,  или  Ванаквисль.  Она
впадает  в  Черное  море.  Местность у ее  устья  называлась  тогда
Страной  Ванов, или Жилищем Ванов. Эта река разделяет трети  света.
Та, что к востоку, называется Азией, а та, что к западу, – Европой.
   
   Страна  в Азии к востоку от Танаквисля называется Страной  Асов,
или  Жилищем Асов, а столица страны называлась Асгард.   Правителем
там был тот, кто звался Одином...
   Большой горный хребет тянется с северо-востока на юго-запад.  Он
отделяет  Великую Швецию от других стран. Недалеко к  югу  от  него
расположена Страна Турок. Там были у Одина большие владения.  В  те
времена  правители римлян ходили походами по всему миру и  покоряли
себе все народы, и многие правители бежали тогда из своих владений.
Так  как  Один был провидцем и колдуном, он знал, что его потомство
будет населять северную окраину мира. Он посадил своих братьев Be и
Вили  правителями в Асгарде, а сам отправился в путь, и с  ним  все
дии  и  много  другого народа. Он отправился  сначала  на  запад  в
Гардарики,  а  затем  на  юг в Страну Саксов.  У  него  было  много
сыновей.  Он завладел землями по всей Стране Саксов и поставил  там
своих сыновей правителями. Затем он отправился на север, к морю,  и
поселился  на одном острове. Это там, где теперь называется  Остров
Одина  на  Фьоне. Затем он послал Гевьюн на север через  пролив  на
поиски  земель.  Она пришла к Гюльви, и он наделил ее  пашней.  Она
отправилась  в  Жилища Великанов и зачала там  от  одного  великана
четырех  сыновей. Затем она превратила их в быков,  запрягла  их  в
плуг  и  выпахала землю в море напротив Острова Одина.  Там  теперь
остров Селунд. С тех пор она жила там. На ней женился Скьёльд,  сын
Одина.  Они  жили  в Хлейдре. А там, где прежде была  земля,  стало
озеро.  Оно  называется Лег. Заливы в этом  озере  похожи  на  мысы
Селунда.
   …А  Один,  узнав,  что на востоке у Гюльви есть  хорошие  земли,
отправился  туда, и они с Гюльви кончили дело миром,  так  как  тот
рассудил,  что  ему  не совладать с Асами. Один  и  Асы  много  раз
состязались с Гюльви в разных хитростях и мороченьях, и Асы  всегда
брали  верх. Один поселился у озера Лег, там, где теперь называется
Старые  Сигтуны,  построил там большое  капище  и  совершал  в  нем
жертвоприношения  по  обычаю  Асов.  Все  земли,  которыми  он  там
завладел, он назвал Сигтунами. Он поселил там и жрецов».
   В  соответствие с текстом «Саги об инглинах» и ваны, и асы  жили
в  Великой Швеции: ваны – в устье Танаиса (Дона), а асы – к востоку
от  него. Географические ориентиры, представленные автором  «Саги»,
не  оставляют  сомнений  в  том, что Великая  или  Холодная  Швеция
располагалась  к  северу  от Чёрного моря вдоль  течения  Дона,  но
следует  уточнить, что слово «Швеция» есть русская же  транскрипция
от «Свеония» (Sueonum): летописи называют шведов свеями:
   «Те  варяги  назывались  Русь, как  другие  называются  Свеи,  а
другие Оурмани, Англяне, а иные Готы».
   Достаточно  точную  дату  «исхода» асов  и  ванов  из  Северного
Причерноморья  можно  вычислить,  основываясь  на  том,  что,   как
рассказывает  «Сага об Инглинах», страной, получившей в  дальнейшем
название Дания, правил правнук Одина Фродди, и было это во  времена
пребывания  у  власти императора Августа (41 г. до  н.э.  –  14  г.
н.э.);  кроме  того,  имеется  и такое  уточнение:  «тогда  родился
Христос».
   
   
   4
   О народе рус известно задолго до «призвания руси».
   Страна Рос упоминается в книге пророка Иезекииля, жившего в  VII
в. до н.э.:
   «Сын  человеческий! Обрати лице твое к Гогу в земле Магог, князю
Роса, Месеха и Фувала, и изреки на него пророчество».
   Поскольку  из  анализа 10-й главы Книги Бытия (Таблица  народов)
следует,  что  страны Месех и Фувал располагались на юге  Восточной
Европы, то упоминание рядом с ними страны Рос также указывает и  на
их географическое соседство.
     Абу  Али  Ахмед ибн Омар Ибн Русте в книге «Дорогие ценности»,
описывающей события второй половины IX в. , рассказывает  о  местах
обитания русов:
   «Что  же  касается  ар-Руссийи, то  она  находится  на  острове,
окруженном озером. Остров, на коем они (русы) живут, протяженностью
в  три дня пути, покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр, так  что
стоит  человеку  ступить  ногой на землю, как  она  трясется  из-за
обилия в ней влаги... У них есть царь, называемый Хакан русов.  Они
нападают  на  славян,  подъезжают к ним на кораблях,  высаживаются,
забирают  их в плен, везут в Хазаран и Булгар и там продают...  Они
не  имеют  пашен,  а  питаются  лишь тем,  что  привозят  из  земли
славян...  Единственное  их занятие торговля  соболями,  белками  и
прочими  мехами...  У них много поселений, и живут  они  привольно.
Гостям  оказывают  почет,  с  чужеземцами,  которые  ищут   у   них
покровительства, обращаются хорошо, как и с теми, кто часто  у  них
бывает...   Они  (русы)  высокого  роста,  статные  и  смелые   при
нападениях. Но на коне смелости не проявляют, и все свои  набеги  и
походы совершают на кораблях»3.
   Писал об «Острове Русов» и Гардизи:
   «Рус  – это остров, который лежит в море. И этот остров три  дня
пути  на  три дня пути и весь в деревьях. И леса и земли его  имеют
много влаги»4.
   Где  только  не искали учёные «Остров Русов»: и возле Новгорода,
и  возле  Киева, и на Балтийском море, и в устье Дуная. Но наиболее
полно  описаниям в исторических источниках «Острова русов»  отвечал
Таманский  полуостров.  Наиболее вероятной «таманскую»  локализацию
«острова» считал и академик Б. Рыбаков:
   «Поиски  же  в  черноморско-азовском регионе  сразу  наталкивают
учёных  на  мысль  о  Тмутаракани, о восточном  береге  Керченского
пролива,  где дельта Кубани, растекающаяся и в Азовское и в  Чёрное
моря,  образует ряд островов. Русские писатели XI в. прямо называли
Тмутаракань островом».
   Кроме  того  хорошо  известно, что в древности  северо-восточная
часть Чёрного моря называлась Морем Русов:
   «Черное  море  –  Море  русов,  по которому  не  плавают  другие
племена, и они обосновались на одном из его берегов» (Аль-Масуди).
   Вполне  естественно,  что  у страны Рос  был  и  главный  город;
естественно  также и то, что имя его было Русия и что  располагался
он  на  Таманском  полуострове.  Город  Русия  в  середине  XII  в.
упоминает арабский путешественник ал-Идриси:
   «От  города Матраха до города ар-Русийа 27 миль. Между  жителями
Матрахи и жителями Русийи постоянная война»5.
   «Матраха»  –  это Тмутаракань, таманское местоположение  которой
unpnxn известно.
   Понятно, что приведенные цитаты относятся к потомкам тех  русов,
которые не ушли с Одином, как понятно и то, что они продолжали жить
на земле предков и оставаться народом воинов и мореходов.
     Таким образом, приходим к выводу, что в интересующее нас время
русы были ближайшими соседями асов и ванов.
   
   
   5
   На  связь  скандинавов с асами уже давно обратили  внимание,  но
объясняли этот факт, как, например, Г.В. Вернадский:
   «В  то  время как конечным пунктом древнего варяжского  пути  от
Балтийского до Азовского моря было устье Дона, его началом являлось
устье  Западной  Двины. Движение по этому пути  было  двусторонним,
поскольку  не  все  скандинавские воины и купцы, отправлявшиеся  на
Восток,   оставались  там  постоянно;  многие   шведские   искатели
приключений…  проведя  несколько лет на  Востоке  и  разбогатев  со
временем, бывало, возвращались домой, в прибалтийские земли и имели
обыкновение  давать прежним местам новые имена, которые  напоминали
им  о сказочной стране их подвигов и приключений. По тем же мотивам
имя  Ас (женская форма Аса) стало распространённым личным именем  в
Скандинавии. Несколько норвежских княгинь в девятом и десятом веках
носили  имя  Аса.  А  слог «ас» использовался в  образовании  таких
мужских  имён,  как Асмунд, Аскольд и т.п... Хорошо  известно,  что
скандинавские  саги полны легенд об асах. Ко времени записи  легенд
асы  представляли собой часть скандинавской мифологии и  входили  в
число богов под властью Одина»6.
   Как   видим,  известный  учёный  не  вышел  за  рамки  привычных
представлений,  объясняя обилие на севере Европы топонимов  и  имён
собственных  с  корнем  «ас»  только «обыкновением  давать  прежним
местам  новые  имена». Он обратил внимание на особое место  асов  в
мифологии  норманнов, но почему-то не сказал о том, что не  меньшую
часть в той же мифологии представляли и ваны. Хорошо известно,  что
в языческом пантеоне скандинавов были и боги асы, и боги ваны.
   
   
   6
   Согласно «Саге об Инглинах», конечной точкой миграции племён  во
главе  с  Одином  из Юго-восточной Европы нужно считать  территорию
нынешней  Дании – точнее, «остров Одина на Фьоне»:  сегодня  –  это
остров Фюн. Название самого большого города-порта на его территории
–  Оденсе  несомненно  связано  с именем  Одина.  Однако  вождь  не
остановился на достигнутом:
   «Затем  Один  послал  Гевьюн на север  через  пролив  на  поиски
земель».
   Конечно же, мигранты продолжали поиск новых пригодных для  жилья
территорий, но важно понимать, что они ещё долгое время  не  теряли
своей родовой индивидуальности, сохраняя те имена родов и племён, с
какими  покинули  родину,  и заселение новых  земель,  вне  всякого
сомнения, происходило по родовым и племенным признакам.
   Необходимо  понимать и то, что географические имена собственные,
приведенные в исторических источниках – это, как правило,  названия
современные  их  авторам, ибо в противном случае читатель  попросту
запутается.  Поэтому авторы приводят новые названия  географических
объектов,   по  возможности  соотнеся  их  со  старыми  (если   они
сохранились). Приведём пример сказанному:
   «Варяги  называли  Гардарики (страной городов) северные  русские
земли,  как  цепь крепостей вдоль реки Волхов, начиная  с  Любши  и
Старой  Ладоги (Alрeigja). В скандинавских сагах Holmgarрr (Великий
Новгород)  рассматривается  в качестве столицы  Гардарики.  Топоним
Гардарики  впервые встречается в географическом сочинении последней
четверти XII в.»7.
   «Сага  об Инглинах» описывает события (миграцию племён во  главе
с Одином) случившиеся в начале в I в.: понятно, что Гардарики – это
современное автору саги название «северных русских земель».
   Но  «Сага»  рассказывает  и  о  том важном  обстоятельстве,  что
переселенцы заселяли новые земли ещё по ходу своего продвижения:
   «Он  отправился сначала на запад в Гардарики, а затем  на  юг  в
Страну  Саксов. У него было много сыновей. Он завладел  землями  по
всей Стране Саксов и поставил там своих сыновей правителями».
   Продвигаясь  далее  вместе  с  Одином,  заметим,  что  в   конце
кратчайшего расстояния от Страны Саксов к берегу Балтийского  моря,
откуда  рукой  подать до Острова Одина на Фьоне,  расположен  город
Росток.
   
   
   7
   Как  видим, недостоверность легенды о призвании варяг может быть
оспорена. Уже отмечалось: имеется в виду не значение этого  события
как  основополагающего для российской государственности, а сам факт
обитания русов-варяг «за морем». Да, действительно, нигде  и  никем
народ  русь  на  севере  Европы и, в частности,  в  Скандинавии  не
упоминается,   но  в  исторической  науке  к  важным  доказательным
аргументам  относятся свидетельства топонимические. И  вот  что  мы
имеем:
   Дания: Роскиль и Росдорф;
   Норвегия:  Росснес,  Расеурд,  Руссельвен,  Руссехавн,  Русенбю,
Россфьорд, Русхёуген, Руссонес, Русога, Риска, Россэйд;
   Швеция:  Росбю, Ростокк, Рослаге-Купла, Руслагс-Бру,  Ростен(два
селения), Русенторп, Рускола, Раус;
   Ирландия:  Роскоммон,  Росскреа,  НьюРосс,  Росберкон,   Рослер,
Роскарбери, Росновлаг;
   Шотландия:  на карте Шотландии XIII в., приведенной  в  «Большой
хронике»    Матфея    Парижского    имется    область,    названная
«ROS»8.
   
   Но  чем  объяснима такая распространённость топонимов  с  корнем
«рос»  или  «рус»  не только в Скандинавии, но и в  Ирландии,  и  в
Шотландии?
   И  здесь  мы  подошли  к  важному вопросу  о  самой  организации
передвижения  мигрантов,  точнее,  к  способу  их  передвижения  на
довольно большое и по сегодняшним меркам расстояние. В саге об этом
ничего  не  говорится,  но призвав на помощь  логику  человеческого
бытия(  её  называют  исторической  логикой),  можно  ответить   на
поставленный вопрос.
   Начнём  с того, что наиболее и безопасными, и быстрыми в  старые
времена  были  водные пути: вероятность нападения на  суда  гораздо
меньше,  чем  налёт на идущие посуху караваны. Но не  менее  важным
было  и  то,  что по воде можно было двигаться практически  круглые
сутки, в то время как для караванов ночной отдых был обязательным.
   Главными же недостатками водных путей была их прерывистость,  то
есть  в большинстве случаев невозможность достичь пункта назначения
в  пределах одной реки или озера, а также необходимость преодоления
препятствий на самой реке – порогов или мелей. Однако эти трудности
преодолевались   так   называемым   волочением   судов,   то   есть
перетаскиванием  их по суше в заранее известных местах,  называемых
«волоки».  Суда ставили на сделанные из обработанных  брёвен  катки
или  на специальные платформы и «волокли», пока не достигали нового
русла или конца препятствия.
   Один,  будучи человеком мудрым – «провидцем и колдуном», конечно
же  не  тронулся в дальнюю дорогу «вслепую» – он и его приближённые
хорошо представляли все условия и сложности намеченного пути. И нет
никакого  сомнения в том, что ими был выбран водный путь,  учитывая
множественность  на его протяжении рек, как и то,  что  завершающий
участок миграции проходил по морю.
   И   вот   здесь  мы  подошли  к  очередной  важной  грани  наших
рассуждений.  Дело  в том, что ни асы, ни ваны не  упоминаются  как
мореходы,  хотя  ваны  обитали в прибрежной области  –  устье  реки
Танаис  (Дон). А вот ближайшие соседи асов и ванов –  русы  были  в
этом плане хорошо известны:
   «Они (русы) высокого роста, статные и смелые при нападениях.  Но
на коне смелости не проявляют, и все свои набеги и походы совершают
на кораблях».
   Ещё  раз напомним, что Чёрное море в древности называлось «Морем
русов».  Согласимся: для того, чтобы контролировать бассейн Чёрного
моря нужно было быть не просто хорошими моряками и умелыми воинами.
   В  общем, перед Одином, имея таких соседей, как русы, не  стояла
проблема  с  выбором  лучшей возможности продвижения  к  намеченной
цели,  тем  более  что  русы в данном случае были  не  поставщиками
услуг,  каковые  они оказывали купцам в качестве наёмных  воинов  и
перевозчиков, но участниками исполнения намерений Одина.
   При  этом нужно понимать, что у русов были и свои интересы:  они
с  особым  вниманием и пониманием оценивали те места на  протяжении
водных   путей,   где   можно   было   оборудовать   стоянки    для
судов(пристани),   где   рельеф  местности  позволял   организовать
эффективную  оборону  прибрежных  селений,  где  речные  притоки  и
протоки давали возможность проникать вглубь материка, где, наконец,
росли деревья, пригодные для строительства судов.
   Те  местности,  на которых впоследствии возникли города  Киев  и
Новгород, полностью отвечают перечисленным условиям, но, наверняка,
были и другие, не столь значительные (или, вернее, не ставшие столь
значительными)  крепости,  основанные  росами.  И  коль  скоро   мы
рассматриваем топонимический аргумент как аргумент исторический, то
и  в  Среднем Поднепровье, и в районе Волхова и Ладоги присутствуют
указанные топонимы и гидронимы:
   «Несомненно   одно   –   корень  «рос»  в  топонимике   Среднего
Приднепровья очень древнего происхождения и уводит нас ко временам,
задолго предшествовавшим летописи и Киевской Руси» (В.В. Мавродин).
   А   если,  как  следствие  продвижения  русов  с  Одином,   Русь
Таврическая  (назовём её метрополией) получила продолжение  в  трёх
анклавах:      среднеприднепровском,      волхово-ладожском       и
североевропейском,  то  в  таком  случае  многие   противоречия   и
логические  неувязки «ПВЛ» от момента призвания варяг и до  момента
крещения  Руси  получили бы объяснение. Однако справедливости  ради
следует  отметить, что в «Саге об инглинах» никаких даже  косвенных
указаний на расселение мигрантов в Среднем Поднепровье и на северо-
западе  Восточной  Европы нет, хотя отнестись к  такой  вероятности
стоит, как видим, со всей серьёзностью.
   Ответ  же  на вопрос: почему топонимы с корнем «рос»  или  «рус»
столь распространены в Северной Европе, очевиден: потому что именно
русы,   учитывая   вышеприведенные   рассуждения,   были   наиболее
приспособлены  для  открытия и освоения  новых,  омываемых  морями,
территорий.
   
   
   8
   И   ещё   несколько  свидетельств  присутствия   среди   жителей
Скандинавии этноса, называвшего себя «русью». Одно из них – в самой
летописи:
   «941.  Игорь же, вернувшись, начал собирать множество  воинов  и
послал  за  море к варягам, приглашая их на греков, снова собираясь
идти на них».
   Но  ведь год призвания варяг, когда «И избрались трое братьев со
своими  родам,  и взяли с собой всю русь» – 862-й. Тогда  за  какое
такое  «море»  послал Игорь «к варягам, приглашая их на  греков»  в
941м? Значит, не вся русь последовала за братьями и часть руси всё-
таки осталась жить «за морем».
   Напомним  также,  что в 770 г. возле шведского городка  Браваллы
произошло  сражение между датчанами во главе с Харальдом и  шведами
во  главе  с  Сигурдом Рингом. В битве принимал участие на  стороне
Ринга  его  брат,  которого Саксон Грамматик  называет  Регнальдом,
королём русов.
   И  если норвежские княгини «в девятом и десятом веках носили имя
Аса. А слог ас использовался в образовании таких мужских имён,  как
Асмунд, Аскольд и т.п.», то вполне вероятно, что в середине  IX  в.
на  европейском  севере также оставались и те национальные  группы,
которые помнили о своих далёких предках, называвших себя русами.
   Разумеется, данная статья представляет собой лишь самый  краткий
конспект рассматриваемой темы.
   
   
   ПРИМЕЧАНИЯ

   1  Б.Н.  Рыбаков. Киевская Русь и русские  княжества.
Наука. М1982. с.298
   2  М.Н.  Стеблин-Каменский «Снорри  Стурулсон  и  его
Эдда» – «Младшая Эдда», «Наука», Ленинград, 1970.
   3  Л.Н.  Гумилёв.  От Руси  до  Росии.  ДИК.  М.1995.
сс.357-358.
   4 По Б.А. Рыбаков. Киевская Русь и русские  княжества
XII-XIII вв. Наука. М.1982. с.343.
   5  В.А.  Захаров  «Тмутаракань  и  «Слово   о   полку
Игореве». М. Наука. 1988. с.215.
   6 Г.В. Вернадский. Древняя русь. гл.7.
   7 Википедия
   8 Английские средневековые источники IX-XIII  вв.  М.
Наука. 1979.
К содержанию || На главную страницу