Лев ГРИГОРЯН

БЕЛАЯ ЛОШАДЬ

 
                               РАССКАЗ
   
   
   Белая лошадь процокала копытами под главными воротами и вошла  в
город.
   Город  встретил её праздничным разноцветьем. Узорчатые домики  с
островерхими   черепичными   крышами,  казалось,   подмигивали   ей
смеющимися  глазами-окошками. Трепетали флажки на высоких  каменных
башенках. Покачивались на ветру тополя.
   Лошадь прислушалась.
   Город  звенел  весёлыми  голосами уличных  мальчишек,  зазывными
окликами лоточниц, посвистом кучеров. С площади доносились переливы
шарманки. Тут и там звонкой капелью журчал водопад колокольчиков.
   Лошадь повела ушами. Ей понравился город.
   –  Быть может, здесь я найду то, что так долго искала, – сказала
она себе.
   И   лошадь   пошла  по  улицам,  внимательно  присматриваясь   к
прохожим.
   Вокруг  кипела  жизнь. Сновали мастеровые  в  потёртых  суконных
куртках, спешили в школу ребята в фуражках с блестящими козырьками,
брели  усталые прачки с корзинами белья. И у каждого встречного  на
тонкой  цепочке,  спускавшейся из-под  воротника,  висел  маленький
колокольчик.
   Колокольчики были разные. Медные, железные, оловянные...  Иногда
попадались  серебряные и даже золотые. Но чаще всего лошадь  видела
тёмную  медь, потускневшую от времени и дождей, а может от пролитых
слёз.
   –  Постойте,  пожалуйста!  – обращалась  лошадь  к  прохожим.  –
Подождите минутку. Я хотела бы только спросить...
   Но  те  её  словно  не замечали. Они проходили мимо,  увлечённые
своими   делами,  и,  казалось,  совсем  не  видели  белую  лошадь,
осторожно ступавшую по мостовой.
   – Наверно, я недостаточно вежлива, – огорчённо вздыхала лошадь.
   Но  вот  ей встретился человек, посмотревший на неё с интересом.
На  груди  его  висел  закопчённый жестяной  колокольчик.  Это  был
молодой  лудильщик.  Он всю жизнь провёл в подземной  мастерской  и
никогда не видел белых лошадей.
   – Здравствуй, – сказал лудильщик.
   «Наконец-то!» – подумала лошадь и, тряхнув гривой, сказала:
   – Добрый день. Как хорошо, что я вас встретила!
   Лудильщик приподнял шляпу:
   – Рад знакомству.
   А лошадь торопливо добавила:
   –  Отдайте  мне, пожалуйста, ваш колокольчик. А я за это  отвезу
вас в Счастливую страну. Там вы забудете о тяжком труде, вам больше
не придётся заботиться о пропитании. Печаль и усталость покинут вас
навсегда.
   –  Я  бы  рад,  – ответил лудильщик, – но не могу  расстаться  с
колокольчиком. Его подарила мне мать.
   –  Как  жаль! – опечалилась лошадь. – Я так давно брожу по свету
в поисках колокольчика. Проходят годы, а колокольчика всё нет.
   –  Не  унывай,  –  подбодрил лошадь лудильщик.  –  Однажды  тебе
улыбнётся удача,  и ты отыщешь то, что ищешь. Кстати,  на  соседней
улочке  живёт писарь. В свободное время он сочиняет басни о  разных
странах. Попытай счастья у него, вдруг он захочет съездить  в  твою
прекрасную страну и взамен отдаст тебе колокольчик?
   И лошадь отправилась на соседнюю улицу.
   Там,  на  крыльце  богатого  дома, и вправду  сидел  писарь.  Он
держал в руке свиток и посасывал гусиное перо, собираясь с мыслями.
Он  придумывал сказку о заморской принцессе. Колокольчик на нём был
цвета морской волны.
   –  Так-так-так,  –  приговаривал писарь, не  замечая  лошади,  и
колокольчик в такт его словам мелодично звенел.
   –  Простите, что отвлекаю, – робко молвила лошадь. – Но у меня к
вам важное дело. Отдайте мне колокольчик, а я вас щедро вознагражу.
Я увезу вас в Страну Счастья. Там вы найдёте отдых и покой.
   Писарь сердито посмотрел на лошадь.
   –  Ну  вот,  сбила  с мысли, – проворчал он. – Для  меня  лучший
отдых  –  здесь, за пергаментными свитками. Я пишу сказки о  разных
странах.  Много  диковинных королевств придумал я  на  своём  веку.
Зачем  же  мне  менять их на одну-единственную страну,  пусть  даже
самую  лучшую?  А  колокольчик я тебе не отдам.  У  меня  без  него
вдохновение пропадает.
   Лошадь тяжело вздохнула и пошла дальше.
   Снова  люди  не замечали её, а один раз здоровенный носильщик  с
бочонком на плечах едва не сбил её с ног.
   Но  вот на пути её возник широкоплечий детина, в высоких сапогах
и с хлыстом. Он преградил ей дорогу.
   – О, так вы меня видите? – обрадовалась лошадь.
   –  Как же не видеть? – усмехнулся детина. Он был конюхом и  знал
толк в лошадях. Колокольчик поверх его кафтана отливал бронзой.
   – Я могу сделать вас счастливым! – сказала белая лошадь.
   –  Не сомневаюсь, – заявил конюх. – В королевской конюшне мне за
тебя отвалят немало звонких монет. Такой белоснежной масти мне  ещё
встречать не доводилось, – и он грубо ухватил лошадь за гриву.
   Но  та  вырвалась  и  с испуганным ржанием  бросилась  вскачь  –
подальше от злобного конюха.
   Долго  блуждала  лошадь по городу и очень устала.  Изредка  люди
заводили с ней разговор, но никто не хотел отдать свой колокольчик.
Никого не манила Счастливая страна.
   Набрела  лошадь  на влюблённую пару. Девушка и  юноша,  красивые
как  весна, целовались в тени каштана. Лошадь нечаянно спугнула их,
и  они встрепенулись, будто сойки при виде ястреба. Они думали, что
это королевская стража пришла их разлучить. Дело в том, что девушка
была   дочерью  знатного  вельможи,  а  юноша  –  беден  как  сурок
музыканта.   Вельможа  давно  мечтал  выдать  дочь  за  придворного
казначея, а несчастного юношу грозил сжить со свету.
   Лошадь   успокоила  возлюбленных  и  рассказала   им   о   своих
странствиях в поисках колокольчика.
   –  Счастливая  страна!  – воскликнули в  один  голос  девушка  и
юноша. – Там нас никто не настигнет. Там мы сможем быть вместе  без
страха потерять друг друга.
   Не   сговариваясь,  они  оба  сорвали  с  себя  колокольчики   и
протянули  их  лошади. Колокольчики блестели золотом,  и  солнечные
лучи, касаясь их, разлетались во все стороны сияющими брызгами.
   Белая лошадь даже зажмурилась на мгновение. А потом сказала:
   –  Спасибо, дорогие мои! Но я не смогу унести двоих.  И  мне  не
нужно  двух  колокольчиков, хватит и одного. Поехать должен  только
один из вас.
   Солнце скрылось за тучкой, и блеск колокольчиков угас.
   –  Глупая лошадь, – сказал юноша с грустной улыбкой. – Ты ничего
не поняла. Мы не можем расстаться.
   И девушка поддержала его.
   –  Здесь  или  там  мы должны быть вместе. Иначе  не  будет  нам
счастья даже в самой счастливой стране.
   Лошадь покачала головой.
   –  Так  я и знала... – её грива поникла. – Только знайте  и  вы:
однажды   вы   передумаете,  но  будет  поздно.  Я  видела   многих
влюблённых.  Однажды  вам  станет  ясно,  что  сегодня  вы   горько
ошиблись.
   – Никогда! – воскликнули оба, и голоса их слились в единое эхо.
   –  Что  ж...  Прощайте! – Лошадь взмахнула хвостом  и  поскакала
дальше.
   Через  город  протекала речка, и лошадь подошла, чтобы  напиться
воды.
   Утолив  жажду,  она  заметила  на  берегу  маленького  мальчика.
Мальчик сидел у самой воды и строил песчаный замок.
   – Привет, – поздоровалась лошадь.
   –  Привет, – отозвался мальчик. Он был без рубашки, а цепочку  с
серебряным  колокольчиком, чтобы не мешала  строительству,  сдвинул
себе на спину.
   Лошадь объяснила мальчику зачем пришла.
   Тот помолчал сосредоточенно, потом показал на свой замок.
   – Видишь? Это дворец. А я – король. Это такая игра.
   Белая лошадь улыбнулась.
   Мальчик оглядел её насупленным взором.
   –  В твоей Счастливой стране я смогу быть королём? – спросил он.
–  Таким, чтоб по-настоящему? И чтобы у меня был дворец, а все меня
слушались?
   Лошадь насмешливо фыркнула.
   –  Боюсь, что нет, – сказала она. – Там так прекрасно, что  тебе
не понадобится дворец, и ты расхочешь быть королём.
   –  Тогда мне нечего там делать, – закончил разговор мальчик.  Он
отвернулся от лошади и принялся возводить новую дворцовую башню.
   «Ребёнок», – подумала лошадь, уходя прочь.
   День  склонился  к закату, а она так никого и  не  нашла.  Стало
холодно.  Лошадь заблудилась в переплетении узких улиц.  Она  долго
брела  наугад.  И  наконец оказалась у самых ворот,  через  которые
утром входила в город. Ворота были закрыты на ночь.
   Сил  у лошади не осталось, и она решила заночевать под городской
стеной.  Выбрав местечко посуше, белая лошадь опустилась на  чахлую
травку и погрузилась в сон.
   Ей  снились  ворота,  а за воротами – она  знала  –  раскинулась
Счастливая страна. Ей очень хотелось туда вернуться. Но ворота были
закрыты.  Лошадь,  привстав  на  задние  ноги,  стучала  в   ворота
копытами, но те не открывались. Наконец она заметила рядом шнур, на
котором  крепился  колокол. «Надо дёрнуть  за  шнур,  –  догадалась
лошадь.  –  Колокол  зазвонит,  и  ворота  откроются».  Зубами  она
ухватилась  за  кончик шнура, потянула – и услышала  гулкий  мерный
звон: «Бом! Бом! Бом! Бом! Бом!»
   Ворота  растаяли,  словно растворились в  воздухе,  и  лошадь  с
изумлением  увидела  за  ними  тот самый  город,  куда  она  пришла
накануне.  Она увидела белую лошадь, глядящую на неё с той  стороны
ворот,  и  в  этой  лошади она узнала себя. Она  сделала  шаг  себе
навстречу... и проснулась.
   –  Вставай,  –  услышала  она  грубый  окрик.  Кто-то  ткнул  её
сапогом. Было не очень больно, но обидно.
   Лошадь поднялась на ноги. Перед ней стоял стражник. Вид его  был
угрюм.
   –  Выметайся  из  города, – сказал он. – У нас тут  отродясь  не
было  белых  лошадей.  Поверье гласит, что  белая  лошадь  приносит
несчастье. Иди прочь.
   Лошадь  оглянулась.  В свете утренней зари всё  вокруг  казалось
розовым.  Ворота были распахнуты, но за ними не было ни города,  ни
Счастливой страны. Только широкое поле, а вдали темнел лес. И какая-
то фигурка, скособочившись, шла через поле.
   –  Пять  часов пробило, – стражник показал на городскую башню  с
большими часами. – Выметайся. Нам несчастий не надо.
   Лошадь возмутилась.
   –  Послушайте,  –  сказала она. – Вы всё  перепутали!  Наоборот!
Хоть   вы  и  неприятный  человек,  знайте:  я  могу  сделать   вас
счастливым. Если вы...
   Но стражник перебил её.
   –  Хватит. Полгорода уже пересказывает твою историю. Нет никакой
Счастливой   страны.  Хватит  смущать  народ.  Иди  себе   подобру-
поздорову, не то я прогоню тебя дубиной.
   На  глазах у лошади выступили слёзы. Она упустила последний свой
шанс. Никогда ей не добыть колокольчик.
   Понурив голову, лошадь побрела прочь из города.
   Стражник приосанился. «Я выполнил свой долг, – подумал он.  –  Я
спас город от беды. Здесь никогда не будет больше белых лошадей.  А
если  вдруг  какая  и  пожалует, уж я ей  задам!»  –  он  горделиво
расправил  плечи. И тут цепочка на его груди, не выдержав  движения
могучих мускулов, порвалась. Что-то негромко лязгнуло оземь.
   Лошадь  обернулась. Последняя надежда зажглась в её  глазах.  На
мостовой лежал маленький колокольчик – совсем невзрачный, железный,
весь  покрывшийся  ржавчиной. Он и звенеть-то не  мог.  Его  язычок
издал лишь жалкий скрип, словно простуженный цыплёнок.
   –  Господин  стражник, прошу вас, отдайте его мне! –  взмолилась
лошадь.  – Зачем вам, такому бессердечному и суровому, колокольчик?
Вы не ребёнок, не поэт и не влюблённый юнец. Вам больше пристало бы
носить алебарду, чем это маленькое украшение.
   Но  стражник быстро нагнулся и зажал колокольчик в кулак. Хмурое
лицо его на мгновение просветлело, глаза мечтательно затуманились.
   –  Прости, лошадь, – ответил он. – Ты права, от этой вещицы  мне
мало проку. Но я не всегда был стражником. Когда-то я был ребёнком,
когда-то  писал  стихи, глупые и хромые. Когда-то  я  был  влюблён.
Теперь  это всё ушло. Теперь я закован в латы. При мне всегда  есть
крепкая дубина, и я стерегу город от таких как ты. Но колокольчик –
последнее,  что  напоминает мне об ушедшем. Я не  отдам  тебе  его.
Уходи.
   И  лошадь  ушла.  Ворота остались позади.  Она  поплелась  через
поле.  Навстречу  ей двигалась фигурка – ветхая, согнутая  временем
старушка. Это была цветочница. Она ходила за город нарвать  полевых
васильков.
   –  Какая  чудесная лошадь! – воскликнула старушка. – Она столько
раз  мне  снилась... В тяжёлые времена эти сны дарили  мне  чуточку
счастья.  Белоснежная  лошадь,  прекрасная,  словно  куст  жасмина!
Неужто я вижу тебя наяву?
   Лошадь   затрепетала.  Давно  никто  не  встречал  её  с   таким
восторгом.
   –  Вы  правда мне рады? – переспросила она старушку. – О, что  я
спрашиваю,  ведь  я  это чувствую! Я чувствую, что  у  вас  большое
доброе сердце. Отдайте мне ваш колокольчик, залезайте мне на спину,
и поскачем в Счастливую страну!
   Старушка вздохнула.
   –  Столько  лет  я об этом мечтала! Но вот беда  –  нет  у  меня
колокольчика...
   –  Как  же  так?  – изумилась белая лошадь. – В вашем  городе  у
каждого есть колокольчик.
   –  У  меня тоже был, но однажды исчез, – цветочница смотрела  на
лошадь лучистыми голубыми глазами, в которых, наверно, от старости,
поблёскивали  золотистые  точечки. – Этот колокольчик  много-много-
много  лет  назад выковал мой жених, молодой кузнец. Прекрасен  был
мой  суженый,  статный,  черноволосый. Ах,  как  я  любила  его!  И
прекрасным  получился  его  колокольчик –  васильковый,  в  золотую
крапинку... Мелодия его играла на нашей свадьбе...
   Старушка умолкла.
   – А потом? – спросила лошадь.
   –  А потом прошли годы. Нет больше кузнеца. Исчез колокольчик. Я
состарилась.  И  только ты, лошадь, являлась мне во  снах,  помогая
мириться с судьбой...
   Лошадь тряхнула головой. Глаза её блеснули огнём.
   –  Добрая  женщина!  – воскликнула она. –  Пусть  моя  мечта  не
сбылась, но хоть твоя сбудется. Взбирайся ко мне на спину! Не  надо
мне  колокольчика. Я и так отвезу тебя в Счастливую страну! Я  знаю
дорогу, а ветер поможет нам не сбиться с пути!
   Лошадь  опустилась  на колени, и старушка, охая  и  шепча  слова
благодарности, взобралась ей на спину.
   –  Держись  крепче! – предупредила лошадь. А затем поднялась  на
ноги и пустилась вскачь через поле, через лес, мимо рек и озёр.
   Старушка  вцепилась  в белоснежную гриву.  Вначале  она  боялась
упасть, но вскоре заметила, что каким-то чудом держится на скачущей
лошади без всяких усилий и даже не чувствует особой тряски.
   С  замиранием сердца старушка глядела по сторонам, и всё  кругом
радовало её взор: цветы, луга, зелёные кроны деревьев.
   Ветер  свистел  у неё в ушах и, казалось, напевал песню  далёкой
юности, а голос его был похож на голос молодого кузнеца. И старушка
влюбилась в ветер.
   Лошадь мчалась всё быстрее. Иногда даже чудилось, что она  летит
по  воздуху. Но нет, лошадь не умела летать. Просто от радости  она
становилась  такой воздушной, что скакала чуть-чуть над  землёй,  и
копыта её касались шапочек луговых маргариток.
   –  Ах!  Какое  нахальство!  – восклицали  маргаритки,  поправляя
причёску.
   Но лошадь не слышала их. Она мчалась всё дальше и дальше.
   Долго  длилась  безумная  скачка.  И  вот  впереди  расступилась
фруктовая роща и показалась равнина, залитая солнцем.
   Лошадь замедлила ход и вскоре остановилась.
   Старушка  спустилась на землю. После такого  путешествия  у  неё
немножко звенело в ушах.
   –  Мы  на  месте!  –  весело воскликнула  лошадь.  –  Как  здесь
красиво! Вот она – Счастливая страна!
   Старушка  осмотрелась.  Кругом  простирались  бескрайние   луга,
поросшие   сочной   зелёной  травой.  Слышался   хрустальный   звон
прозрачных  ручейков, в которых отражалось голубое тёплое  небо.  В
отдалении   по   траве   скакали  счастливые   вольные   лошади   с
развевающимися  гривами  –  все как  на  подбор  молодые,  сильные,
красивые.  Они звонко ржали, и их ржание напоминало клич  фанфар  в
городские праздники.
   Впереди, у речного берега, стоял приветливый домик-конюшня.
   В  недоумении старушка подошла ближе и увидела, что в  домике  –
полны  кормушки  овса  и  сена, а рядом  стоят  большие  корзины  с
морковью и кукурузой.
   В стойлах дремали лошади, набегавшиеся за день.
   –  Добро  пожаловать  в  Счастливую страну,  –  повторила  белая
лошадь, ласково улыбаясь старушке.
   –  Но  что  же это! – старушка всплеснула руками. – Как  я  буду
здесь жить? Где найду пристанище?
   –  Ты не рада? – от удивления лошадь широко раскрыла глаза. –  Я
знаю,  многие не верят в Счастливую страну. Но вот она здесь, перед
нами!  Тут  есть всё, чего душа пожелает. Вольный простор,  зелёная
травка,  самый  вкусный  на  свете  овёс,  уютное  стойло...  Всего
вдоволь!.. И нет ни погонщиков, ни злых кучеров.
   Старушка заплакала.
   –  Зачем мне лошадиное счастье? Разве этого я хотела? Надо  было
верить   поверью...  А  я  верила  снам.  Словно   юная   глупышка.
Состарилась, а ума не нажила. Поделом мне...
   И,  плача,  она  заковыляла  куда глаза  глядят,  лишь  бы  уйти
подальше от стойла.
   А  белая  лошадь, обескураженная, так и не нашлась, что сказать.
Жгучая  обида терзала ей сердце. Но тут с весёлым ржанием подбежала
к  ней  стайка белых жеребят, и лошадь позабыла обо всём на  свете.
Она  так истосковалась за годы разлуки, так страстно желала увидеть
своих детишек, что не могла больше думать ни о чём другом...
   ...Шли  дни, сменялись недели и месяцы. Тихонько брела по  лугам
старушка, не зная, как выбраться из Счастливой страны. И  без  того
хрупкая, она совсем исхудала, а одёжка её обветшала.
   Лошадиные угощения – морковь с кукурузой – были ей не по  зубам,
но  она научилась размачивать овёс в озерцах, попадавшихся на пути.
Впрочем, это не очень спасало от голода.
   И  вот  однажды,  выбившись из последних сил,  старушка  уселась
отдохнуть на берегу зеркального прудика. Овса у неё с собой  больше
не было, и она решила хотя бы напиться.
   Склонившись  над  водой, старушка увидела вдруг  на  дне  пруда,
почти  у  самого  берега, что-то блестящее, переливающееся  разными
цветами.
   Сердце её забилось быстрее. Протянув руку, старушка нашарила  на
дне маленький колокольчик.
   Не веря глазам, она подняла его на своей сморщенной ладони.
   – Он! Он самый! – воскликнула старушка.
   Да,  это был он. Голубой колокольчик в золотистую крапинку. Тот,
который она потеряла много лет назад.
   Трясущейся  рукой старушка встряхнула колокольчик, и  тот  издал
мелодичную  трель  – точь-в-точь как когда-то на свадьбе,  где  она
обвенчалась с молодым кузнецом.
   И  словно  в  ответ  на этот звон – послышалось  издали  ржание,
застучали  копыта.  Мгновение, и прямо к пруду  выбежал  прекрасный
вороной  конь  с чёрной развевающейся гривой. Он вскинул  копыта  и
заржал  –  радостно,  счастливо! А старушка в его  голосе  услышала
голос  ветра, того самого ветра, в который она влюбилась по пути  к
Счастливой стране.
   Раскинув  руки,  старушка бросилась навстречу  этому  голосу  и,
сделав   три  шага,  превратилась  в  лошадь  –  небывалую   лошадь
васильковой масти с золотистой пушистой гривой.
   Вороной конь издал ликующий клич. А вскоре он уже мчался  бок  о
бок  с  васильковой  лошадью по зелёной  траве,  вперёд,  вдаль,  в
сторону  солнца.  Юность наполнила силой  их  стройные  тела,  а  в
сердцах разливалась нежность.
   И  только  колокольчик,  голубой, в  золотую  крапинку,  остался
лежать у пруда. Там его и нашла однажды белая лошадь, приведшая  на
водопой своих жеребят.
К содержанию || На главную страницу