Алена МАЛИНОВСКИХ

ГАЗЕТЫ ПИШУТ


КИТ

Видишь чёрную тень под водой? Это кит.
Он большой и тяжёлый, как Бруклинский мост.
Сильный, холодный, спокойный, как монолит,
и, если честно сказать, то не так уж прост:

в полночь, когда на востоке взойдёт луна,
он поднимается к воздуху из глубин,
и от холодного бока катит волна,
что добежит до подножья седых руин,

выцветших на далёком пустом берегу.
Нам бы добраться туда поскорей с тобой.
Полночь наступит скоро… Поверь, я не лгу.
Жаль только, кит заберёт нас быстрей с собой.


В КОНЦЕ ДНЯ

Сегодня день размазанных улыбок,
тумана, наспех шитого лучами,
усталых, бледных и голодных чаек,
что жадно ищут полумёртвых рыбок.
Рассвет контрастен был, почти озлоблен.
Закат горит, в кострище запад плавя.
Весь город отражает это пламя,
хоть проводами на куски раздроблен.

Под вечер темнота упала гнётом,
остатки жизни придавив надменно.
Клубок змеиный тёмных улиц мерно
шипит, разыгрывая ночь по нотам.


*  *  *
Вместо тысячи слов я просто буду молчать.
Загляни в глаза и дотронься своей рукой
до моей щеки. А на губы мои печать
наложил сегодняшний вечер и дал покой.

Это просто – сколько бы ни было бурь и драм,
расстояний, ошибок, взятых с собою в путь,
твоя вера в меня даст фору любым дарам.
Успокоит, когда нет времени отдохнуть.

Словно в центре пустыни чистый, звенящий ключ
даёт волю к жизни, спасает по мере сил.
И уже не важно, как сильно город колюч,
да какое потухнет из небесных светил.


ЗИМА

Ворон с вороной небо в воронку крутят,
и засыпает город, сыплются звёзды.
Небо темнеет, город теперь уютен,
но обжигает холодом стылый воздух.

Ворон с вороной крылья свои расправят,
как расправляют на ночь в кровати простынь.
Здесь не бывает сводов законов, правил:
Всё, что казалось сложным, вдруг станет просто.

Только холодный воздух тех птиц дурманит,
дымкой оденет крылья белёсо-пегой:
чёрные перья мокнут в мягком тумане.
Ворон с вороной город укроют снегом.


*  *  *
Как мелочно вокруг маячит жизнь!
Машины жгут бензин, а я жгу спички,
и каждый вечер, по дурной привычке,
Рука дрожит.

Как много вырвано пустых страниц?
Пусть время застывает на мгновенье,
когда ворвётся кто-то в поле зренья,
и взмах ресниц.

Я слышу колокол. Звонят обед,
хоть рядом нет ни звонницы, ни церкви.
А может, цепь звенит, и это цербер
напал на след.


*  *  *
Как марку в свой альбом, я вклею этот день,
событий небоскрёбы строя в город.
За ним идёт другой. Он – новая ступень.
На карте происшествий снова повод
отметить область обходных дорог,
что открывается по дням пред нами.
Но каждая ступень выводит на порог,
а каждый город может смыть цунами...


*  *  *
И каждый вечер, будто по привычке,
звонок родным – таблетка валерьянки.
Промозгло. Осень. Отсырели спички.
В метро как будто шпроты в банке.

Битком вагон – измученные лица,
закладка где-то затерялась в книге.
Я с красной на зелёную, как птица
на ветках, спотыкаюсь на изгибе.
Глаза устали и болят всё чаще,
текущий день становится не важным,
а каждый вечер – в воздухе скользящий
нелепый, странный самолёт бумажный...


*  *  *
Запах мандаринов. Зябнут плечи.
Осенью наполнены стаканы.
Память может тихо покалечить –
место памяти сейчас вакантно.

Выпью осень залпом, заливая
пустоту, скучание по дому.
Память может спрятаться (я знаю),
уступая пустоте истому.


ЗВЕРЬ

Стол, кровать и дверь
да углов квартет.
Словно битый зверь,
в клетке много лет

каждый новый день,
каждый долгий час,
ненавижу тень,
что пустилась в пляс.

Солнце полный круг
завершит, и спать.
Я, мой милый друг,
не усну опять.

Тень исчезнет. Вновь
утром я начну,
как ни прекословь,
нашу с ней Войну.
Я, как битый зверь,
В этой клетке мру.
Не открыть мне дверь,
не сломать игру.


ГАЗЕТЫ ПИШУТ

Газеты пишут, что подняли цены.
Сегодня жизнь становится дороже,
но в целом это не должно тревожить –
вот-вот грядут крутые перемены.

Газеты пишут, что в стране порядок
и средний класс становится богаче:
у каждого машина, домик дачный,
и дым отечества стал снова сладок.

Газеты пишут, что живём спокойно,
по вечерам играем тихо в нарды,
доносится из окон голос барда,
И, в общем, всё идет вполне пристойно.

И, раз за разом подводя итоги,
на все вопросы отвечают кратко –
По их словам, у нас в стране всё гладко.
Газеты пишут наши некрологи...
К содержанию || На главную страницу