Феликс ГУТНОВ

ОБЫЧНОЕ ПРАВО ОСЕТИН В МАТЕРИАЛАХ СОСЛОВНО-ПОЗЕМЕЛЬНЫХ КОМИТЕТОВ И КОМИССИЙ

                                
                ВЫБОРКА ПО ДИГОРСКИМ ОБЩЕСТВАМ
   
   
   Предварительные    замечания.    История     формирования
архивного корпуса источников по адатам осетин начинается в  30-40-х
годах  XIX  в.  Осознавая  значимость  данного  материала  в  чисто
практических  делах,  князь М.С. Воронцов, командующий  Кавказ-ской
армией,  приказал  создать  во  Владикавказе  особую  Комиссию  для
разбора  прав различных сословий. Первое заседание  комиссии
во главе с комендантом Владикавказа генералом Нестеровым состоялось
20  марта  1847  г.  К сожалению, вопрос о сословных  отношениях  в
дигорских  обществах  чиновниками  комиссии  не  затрагивался.  Это
объяснялось  тем, что в тот момент Западная Осетия  административно
относилась  не  к  Владикавказскому округу, а к  Центру  Кавказской
линии. Однако, это не помешало дигорским старшинам письменно
обратиться   к   чиновникам  Комиссии  и  руководству  региональной
администрации. Более того, не удовлетворившись обращением  к  князю
Воронцову,   они   добились  разрешения  письменно   обратиться   к
императору  Николаю I. В конечном итоге это привело  к  созданию  в
1848 г. специальной группы чиновников во главе с начальником Центра
Кавказской  линии  –  Г.Р. Эристовым. По его убеждению,  «дигорский
вопрос… представляет собой сложный лабиринт и вот уже несколько лет
занимает здешних начальников, создавая для них множество запутанных
хлопот» (Народы 2005, 1, с. 12).
   Так  и  не  добившись  искомого  результата,  Комиссия  Эристова
прекратила  свое  существование.  Впрочем,  без  особых  достижений
завершали свою деятельность и другие Комитеты и Комиссии, сменявшие
друг  друга  вплоть  до  начала XX в. Тем не менее,  собранные  ими
свидетельства по сословному и аграрному вопросам позволяют  отнести
их  к  важнейшим  источникам по  истории  народов  Северного
Кавказа.  Особую  ценность для нас представляет то  обстоятельство,
что  в  фондах Комиссий и Комитетов отложилось множество документов
по  обычному праву горцев, сосредоточенных, главным образом, в  ЦГА
РСО-А:  Ф. 233 Комитет по разбору личных и поземельных прав жителей
Владикавказского округа (дела 1835-1854 гг.); Ф.  254  Комитет  для
разбора  личных  и поземельных прав горцев левого крыла  Кавказской
линии  (1843-1860  гг.);  Ф.  256  Комиссия  по  правам  личным   и
поземельным всех туземцев Терской области (1861-1869 гг.);  Ф.  262
Комиссия  для  разбора сословных прав горцев  Кубанской  и  Терской
областей  (1871-1910  гг.); Ф. 290 Управление  военного  начальника
Владикавказского военного округа; Ф. 291 Комитет для разбора личных
и  поземельных  прав  горцев Военно-Осетинского  округа  (1851-1863
гг.).
   Различного  рода документы по адатам народов Кавказа,  осетин  в
том   числе,   разбросаны  по  отдельным   фондам   центральных   и
региональных  архивов:  Архив внешней  политики  России.  Ф.
Осетинские  дела.  Центральный  государственный  архив   древних
актов.   Ф.   Госархив.  Центральный  государственный  исторический
архив. Ф. 383. Первый департамент государственных имуществ;  Ф.
796.  Синод; Ф. 1149. Департамент законов государственного  совета.
Ф.  1263; Комитет министров. Ф. 1268. Кавказский комитет; Ф.  1374.
Генерал-прокурор  сената.  Центральный  государственный  военно-
исторический   архив.   Ф.  414.  Статистические   сведения   о
Российской империи. Ф. 482. Кавказ-ские войны; и др.
   Приведем  небольшую выборку из архивных материалов перечисленных
Комитетов   и  Комиссий,  имеющих  отношение  к  адатам   дигорских
обществ.*
   
                            Дело
             об изменении состава и круга действий
             Терско-Кубанской сословной комиссии и об
                     увеличении ее средств
   
          Отношение временно исполняющего обязанности
       наместника Кавказа Председателю Кавказского Комитета.
       26 мая 1880 г. (Выписки по Дигорским обществам). 
   
     «Временная  комиссия  для разбора личных  и  поземельных  прав
горцев  Терской  области  была  учреждена  на  основании  положения
Кавказского комитета от 4 января 1864 г. По Высочайшему указу от 30
января  1869  г.  была  преобразована в Терско-Кубанскую  сословную
комиссию. Ее задачи:
   Возможно  точное  уяснение сословного  строя  горских  племен  и
обществ  – насколько это необходимо для определении того, какие  из
этих  горских  сословий  могли  бы быть  признаны  соответствующими
разрядам высшего сословия, существующего в империи.
   Определение  главных и второстепенных признаков, характеризующих
каждое  из  высших  горских  сословий  как  по  действительному  их
отношению к низшим классам и по понятиям и преданиям горцев, так  и
по   тому  значению,  которое  этим  сословиям  предавалось   нашей
администрацией.
   Составление  проекта  о  том,  какого  рода  доказательства   на
принадлежность  лица к каждому из высших горских  сословий  порознь
должны быть признаваемы не подлежащими сомнению.
   Комиссия собрала и обсудила народные обычаи, предания и  понятия
горцев   о   высших   сословиях…  вернейшим  способом   определения
принадлежности  туземной личности к известному сословию  состоит  в
присяжных показаниях депутатов, выбранных каждым племенем из  среды
всех  его  сословий,  за  исключением  находившегося  в  крепостной
зависимости, т.к. сословное разделение племен, лежащее в  основании
внутреннего их устройства, составляет столь прочное учреждение, что
всякому  туземцу известно, кто в его племени принадлежит  к  какому
сословию...
   Окружение  наместника (на основании собранных комиссией  данных)
пришло к выводу, что между горцами с древнейших времен существовали
сословия,  возвысившиеся  над  массой  населения  своими   родовыми
отличиями…  По мнению Совета Наместника депутаты должны «избираться
из среды привилегированных сословий».
     ЦГИА,  ф.  1149, оп. Х, 1884 г., д.  112,  лл.  1-3  об.

   
                           Письмо
            Министра финансов Н. Бунге управляющему
        делами Кавказского Комитета. 8 августа 1880 г.
   
   «Комиссия  для  разбора сословных прав горцев Терской  и  Кубан-
ской  областей  образована нами исключительно  в  интересах  высших
туземных   сословий.   Комиссия  подчинялась  главному   управлению
Наместника Кавказа. Министр юстиции, статс-секретарь Д. Набоков, не
отрицая  вовсе  того  обстоятельства,  что  среди  горских   племен
существуют  с давних времен почитаемые сословия, возвысившиеся  над
массою  (народа)  своими  родовыми  отличиями,  вместе  с  тем   он
подчеркивал,  что это само по себе не может служить  основанием  на
возведение их в ранг российского дворянства. Он же на заседании  10
ноября  1884 г. соединенных департаментов законов и государственной
экономики,  при  участии министра внутренних дел,  государственного
контролера предложил упомянутую комиссию упразднить».
    Там же лл. 22, 26 об.
   
   
                          Письмо 
                        Министра Юстиции
         Государственному секретарю. 23 марта 1890 г. 
   
   «По  мнению  (членов)  комиссии, к высшим  сословиям  (у  горцев
Кавказа  – Ф.Г.) относятся: пше1 с видом его тума1 , бий2  с  видом
его  чанка3 … бадилата4, царгасата5, гагуата7 Всего в  Терской  и
Кубанской  областях число лиц, претендовавших на  высшее  сословие,
составляло  18 866 чел. муж. пола; 5 897 дворов… хотя  историческое
происхождение   нашего  (российского  –  Ф.Г.)   дворянства   резко
отличается от происхождения высших классов туземного населения, но,
тем  не менее, всем кавказским народам дарована монаршими щедротами
неприкосновенность  их  обычаев  и  основанного  на   них   порядка
общественной жизни, и что правительство наше относилось  к  горским
сословиям  с  точки зрения туземцев и признавало в качестве  высших
сословий    –   сословия,   пользовавшиеся   особыми   правами    и
преимуществами по народному обычаю, – комиссия предложила утвердить
помянутые  выше сословия в потомственном дворянском достоинстве,  с
возведением некоторых из них в достоинство горских князей и горских
султанов, и сверх того, двум благородным сословиям – беслан-ворк8 и
ворк-шаутлугуса, не пользовавшимся особыми преимуществами, комиссия
полагала  предоставить  служебные права. За исключением  последнего
предложения, Начальник Кубанской области генерал-лейтенант Кармалин
не согласился с этими предложениями, считая, что дарование титулов…
было бы величайшей политической ошибкой.
   С  мнением  Кармалина,  в  свою  очередь,  не  согласился  глава
Департамента главного управления бывшего наместника Кавказа. Бывший
начальник  Терской  области, Юрковский,  поддержал  комиссию  и  не
согласился  с  мнением  Набокова.  А  начальник  Кубанской  области
генерал-лейтенант  Леонов  присоединился  к  мнению   Кармалина   и
Набокова.   Член   Совета  Главноначальствующего  от   Министерства
финансов  предложил  оставить  за  высшими  слоями  горцев  титулы,
которыми  они  пользуются по обычаям, к дворянскому  званию  их  не
причислять, но разрешить воспитание их детей в кадетских  корпусах.
Члены  Совета  Прибил и Рогге предлагали причислить высшие  горские
сословия  к потомственному дворянству, не наделяя никого  княжеским
титулом…  чтобы сословия эти лишены были корпоративного  устройства
российского дворянства и соединенных с этим устройством прав.
   Член  Совета  от  Министерства Внутренних  Дел  разделил  мнение
Кармалина,  заявив, что предоставление лицам горских сословий  прав
Российского   дворянства  было  бы  мерою,  идущею   в   разрез   и
противоречие  с системою правительственных мероприятий  со  времени
покорения западного Кавказа.
   По  мнению  тайного советника Куссаева, самой  большой  уступкой
было  бы  причисление  высших  горских  сословий  к  потомственному
почетному  гражданству.  Председательствующий  в  Совете   генерал-
адъютант  Шереметев и член Совета тайный советник Пещуров разделили
мнение  Прибыля  и  Рогге.  В  письме  Министра  Юстиции  Манасеина
говорится: аристократический уклад горских племен, естественно,  не
может   отвечать   понятию   о  сословном  праве   благоустроенного
государства,  что  объясняется  низким  уровнем  гражданской  жизни
горцев… в настоящее время существовавшее у горцев сословное деление
утратило   под   влиянием  последовавших  преобразований,   прежнее
значение,   и   горские  племена  представляют  одну  общую   массу
населения…  (он)  предложил причислить  всех  туземцев  к  сословию
сельских   обывателей.  Вместе  с  тем,  он  не   возражал   против
предоставления  возможности  лицам  из  почетных  классов  горского
населения  достигать военной или гражданской службой  прав  высшего
состояния в Империи. Положением Кавказского комитета от 19  февраля
1868  года  баделятам, алдарам и таубиям разрешалось  поступать  на
службу канцелярскими служителями 2-го разряда».
   
   Подпись: Министр юстиции, сенатор Манасеин
   
     ЦГИА, ф. 1149, оп. Х, 1884 г., д. 112,  лл.  35-
42.
   
          Доклад Комиссии от 19 сентября 1886 года
   
   «По   исследованию  комиссии,  общество  осетин   состояло:   из
Дигории,  с  обществами Тапан-Дигория, Вакац, Валаком, Стур-Дигора,
Донифарс и Лезгор…
   
                          Дигория
   
   Комиссия  преувеличила  роль Кабарды  в  развитии  общественного
строя Дигории… (однако) первое, что Дигория заимствовала от Кабарды
–  это  аристократическое управление страною. Бадилат, царгасат,
гагуат  –  (составляли) привилегированное  сословие;  адамихат9
(вез-дон10)  то  же,  что  в горских обществах  Большой  Кабарды  –
каракиши;  и кумаяки находились у первых трех сословий в крепостной
зависимости… хехесы – выходцы из других обществ, преимущественно из
Алагирского.
   …Баделята  (правили) в Тапан-Дигории и Уаллагкоме; Гагуата  –  в
Донифарсе,  Царгасата  – в Стур-Дигории. У  этих  трех  сословий  в
большей   или  меньшей  зависимости  находились  все   прочие,   за
исключением хехес, которые, как пришлые из других мест, нравственно
были  совершенно  свободны, за пользование же  землею  первым  трем
сословиям  обязаны  были  только поземельною  повинностью.  Лиц  из
сословия  адамихат, не бывших в подвластности бадилатам, царгасатам
или  гагуатам,  не  существовало… Вся разница  между  баделятами  и
царгасатами  с  одной  стороны, а с другой – гагуатами  и  таубиями
заключалась в том, что виновные в совершении у них воровства первым
двум  сословиям  платили  в  девять раз  дороже  противу  стоимости
уворованного предмета, а последним двум – в шесть раз.
   Комиссии   полковника  Алехина  (Нальчик,  1849)  и   полковника
Шостака  (ст.  Ардонская,  1852),  учрежденные  по  приказу   князя
Воронцова, подтвердили преимущества вышеназванных сословий.
   Депутаты  от  Большой Кабарды, таубии горских обществ  Георгиев-
ского   округа   признали  баделят,  царгасат  и   гагуат   равными
тлокотлешам11…  так  же (считали) присяжные  депутаты  Комитета  по
разбору  личных и поземельных прав туземцев левого крыла Кавказской
линии.
   …плоскостные  баделята  и  одно  семейство  царгасат  за  потерю
некоторых  прав  над  сословием  адамихат  награждены  поземельными
участками;  во-вторых,  на  службу в  лейб-гвардию,  в  собственный
конвой   Его  Императорского  Величества  и  в  кадетские   корпуса
посылаемы   были   только  лица,  принадлежащие   к   вышесказанным
сословиям; в-третьих, Нальчикское училище для детей знатных горцев…
в-четвертых, дети бадилат принимались на службу в регулярные войска
на льготных условиях.
   ...   При  наделении  горцев  землею,  право  получения  частных
участков  и  самое количество земли определялось  более  или  менее
независимо от заслуг лица его происхождением»
    Там же лл. 56-58 об.
   
   
                        Заключение 
          Комиссии о значении горских высших сословий
   
           (Представления Комиссии от 22 августа 1872 г.
                     начальнику Терской области
     и от 28 января 1874 г. начальнику Кубанской области)
   
   «Дворянство  наше (российское – Ф.Г.) образовалось  из  служилых
людей и при том исключительно под влиянием Табели о рангах… главным
путем  к  заслугам, а вместе с тем и к благородству была придворная
служба,   т.е.   служба   на  Государя,   или,   что   все   равно,
государственная служба. Понятно, что такого рода прав на  признание
в   достоинстве  русского  дворянства  высшие  сословия   туземного
населения  не  имеют…  но  тем  не  менее,  по  крайнему  убеждению
комиссии,  основанному на действиях по сему предмету правительства,
нельзя  не  согласиться  в  том, что  высшие  туземные  сословия  с
древнего времени и во многих случаях практически пользуются правами
русского потомственного дворянства.
   Известно,  что  от  Петра  Великого и по настоящее  царствование
всем кавказским народам одинаково, как покоренным силою оружия, так
и  добровольно  принявшим подданство России – милосердием  монархов
всегда  даруема  была  неприкосновенность  древних  их  обычаев   и
основанного  на  них порядка общественной жизни. Вследствие  такого
факта, неоднократно подтверждавшегося верховной властью, внутренний
строй   племен   Северного  Кавказа,  за  исключением  Крестьянской
реформы,  остался  и поныне в том самом виде, в  каком  он  был  до
вхождения в подданство России.
   Таким  образом,  в  племенах, имевших  сословные  подразделения,
Правительство наше относилось с точки зрения туземцев, т.е.  высшие
из  них,  имевшие по народному обычаю особые права и  преимущества,
вместе  с тем пользовались особым вниманием Правительства,  которое
отличало  их  от массы простолюдинов предоставлением весьма  важных
льгот    относительно   воспитания   юношества,    прохождения    в
государственной  службе  и,  наконец, в  материальном  отношении  –
назначением высшим сословиям денежного содержания, надела землею  и
т.п.  Судя  по  характеру  таких преимуществ  и  льгот,  невозможно
отрицать,   что   правительство  наше  с  весьма  давнего   времени
относилось   к   высшим   туземным  сословиям,   как   и   русскому
потомственному  дворянству,  почему теперь,  когда  наступает  пора
окончательного слияния туземцев Кавказа с общим населением России и
когда  предстоит  надобность указать каждому из них  место  в  ряду
существующих  у нас состояний, является вопрос: к какому  состоянию
должны быть причислены те туземные сословия, которые, как выше было
сказано,  издавна и во многих случаях пользовались  правами,  нашим
законодательством   исключительно  представляемыми   потомственному
дворянству… комиссия полагает, что в настоящем случае во  избежание
противоречий  с действиями предшествовавших правительств  и  актов,
непосредственно  исходивших  от Верховной  власти,  полезнее  всего
признать совершившийся факт и законодательным порядком утвердить  в
потомственном дворянском достоинстве следующие сословия: По Терской
области  (без титула князя) у Дигорского племени: бадилат, саргасат
и  гагуат…  Главным  и  неоспоримым доказательством  принадлежности
какого-либо   лица  к  высшему  сословию  должны  быть  признаваемы
единогласные  показания  всех выборных депутатов  или,  по  меньшей
мере, двух третей их».
   
   «Племя  осетинское. Высшие сословия существуют в  двух  областях
Осетинского  округа:  Дигорском – бадилат,  саргасат  и  гагуат;  в
Тагаурском  –  алдар.  У первых трех сословий  Дигорского  общества
находились    в    большей   или   меньшей   степени   зависимости,
прекратившейся  с  упразднением крепостного  права,  другие  низшие
сословия,  как  то:  адамихат кумияк и  косак  (холопы).  Адамихаты
отбывали  баделятам,  саргасатам и гагуатам  различные  повинности,
взамен   которых   Правительство  наше  наделило  их   поземельными
участками…
   Совет   наместника   Кавказа,   рассмотрев   данные,   собранные
комиссией, пришел к заключению: а) что данные эти ясно указывают на
образование  между  горцами с давнего времени  различных  сословий,
возвысившихся  своими родовыми отличиями; б) что по общему  порядку
главное  основание  права  на дворянство составляют  доказательства
документальные,  признание  же в оном производится  на  депутатских
собраниях в Департаменте Геральдии Правительствующего Сената.
   …высшие  сословия  племен  Осетии, Большой  и  Малой  Кабарды  с
начала  появления  русских на Кавказе всегда были  отличаемы  нашим
Правительством в массе населения, а в позднейшее время отличие  это
подкреплено  было  пожалованием лицам этих  сословий;  из  этих  же
сословий  Правительство наше вербовало молодых людей в  Собственный
Государя  Императора  Конвой, а детей  их  определяло  в  кадетские
корпуса  и  в  другие  учебные  заведения,  доступные  только   для
привилегированного сословия…»
   
   Подпись: Главноначальствующий гражданской
   частью на Кавказе
   генерал-адъютант Шереметев
   
   Там  же лл. 81-84 об., 100-100 об.,  106-109,  127
об.
   
   
                          Справка
            по делу о правах высших горских сословий
                  в Кубанской и Терской областях
   
   «II.  Извлечения из всеподданнейшего отчета Главнокомандовавшего
Кавказской  армией Его Императорского Высочества Государя  Великого
Князя  Михаила Николаевича по военно-народному управлению за  1863-
1869 годы.
   
              Определение поземельных прав горцев
   
   Определение поземельных прав, как целых горских обществ, так  и,
в  частности,  отдельных  членов оных,  издавна  служило  предметом
заботы  Кавказского начальства, ибо неопределенность прав на земли,
существовавшая у горских племен, в особенности на Северном Кавказе,
где  случайностями войны повсеместно, более или менее, был разрушен
прежний  порядок  землевладения... В 1863 году создана  поземельная
комиссия  взамен мелких комитетов и комиссий… В плоскостной  Осетии
разнообразие  условий  выселения (иногда по распоряжению  властей),
неопределенность,  даже  противоречивость в распоряжениях  местного
начальства, породили в этой части округа множество самых запутанных
поземельных  споров… С другой стороны, в нагорной части Осетинского
округа  право  владения  землею  определено  точно  и  положительно
местными  обычаями.  Выработанное  временем  правило  это  до  того
несложно  и до такой степени известно каждому горскому жителю,  что
ни  между обществами, ни между частными лицами туземцев… никогда не
возникало значительных в этом отношении недоразумений.
   …Плоскостная  Дигория:  1)  обмежеваны  баделятские  участки   в
количестве  десятин,  назначенных в 1852 году  Воронцовым.  Излишки
обращены  в  обеспечение безземельного населения.  2)  освобождение
народа  от  податей  в  пользу бадилат… на  каждый  из  584  дворов
выделялось по 24 десятины…»
   
   Там же 137-137 об., 142-144 об.
   
   
      Сущность суждений особого совещания по делу о правах
      высших горских сословий в Кубанской и Терской областях
                       15 мая 1895 года
   
   «Его    Императорское   Высочество,   Августейший   Председатель
Государственного  Совета изволил изъяснить,  что  при  упорядочении
поземельных отношений в Кубанской и Терской областях признано  было
справедливым  и полезным отвести представителям главнейших  горских
родов  особые  участки в потомственное владение. В  связи  с  этим,
несколько  позднее возбуждено ходатайство об определении  сословных
прав  этих  горцев.  С  этих пор прошло  более  пятнадцати  лет,  и
положение вещей на Кавказе изменилось во многом.
   Поэтому  желательно осветить указанный вопрос объяснениями  лиц,
знакомых  с  прошлым  Кубанской и Терской областей  и  современными
условиями  народного  быта  в  этих  областях  и  затем  сообразить
дальнейшее направление настоящего дела.
   К  сказанному Государь Великий Князь Михаил Николаевич  добавил,
что  мысль  главного  Кавказского начальства о признании  дворянами
лиц, принадлежащих к высшим горским сословиям, встретила возражения
со стороны Министерств Юстиции, Внутренних Дел и Военного. Мера эта
признается упомянутыми ведомствами неудобною собственно ввиду того,
что  горские племена были покорены под власть России оружием, и что
число  горцев, которым испрашиваются сословные преимущества, весьма
велико. В действительности, однако, большинство горских народностей
подчинилось  нам  добровольно.  С  другой  стороны,  дополнительное
обследование  именных списков высших горских  родов  выяснило,  что
первоначально  заявленная цифра (18 000)  должна  быть  значительно
сокращена (до 3000 приблизительно).
   Начальник  Кубанской  области объяснил,  что  большинство
горцев,  которые  могли  домогаться высших  сословных  прав  (около
10 000 лиц разных племен), выселилось за пределы России. Оставшиеся
у  нас  не ожидают каких-либо льгот от Правительства. Правда, между
горцами есть люди, более или менее влиятельные. Но высших и  низших
сословий в горской среде никогда не существовало. Мысль о сословных
различиях  была  заложена в эту среду извне. Поэтому,  казалось  бы,
достаточно  предоставить высшие сословные  права  только  некоторым
горским  родам,  выделяющимся из общей  массы  местного  населения,
освободить  лиц,  принадлежащим к этим родам, от личных  податей  и
личных  повинностей и допустить их к поступлению на государственную
службу.  Еще  более целесообразно было бы распространить  указанные
преимущества  лишь  на получивших на службе  чины  и  ордена,  либо
наделенных  поместьями от Правительства. Горцы, не  удовлетворяющие
этим условиям, по низкому уровню своего развития и образования,  не
достойны быть признаны дворянами. Во всяком случае, какой исход  ни
получит настоящее дело, разрешение его в неблагоприятном для горцев
смысле  не может дать повода к недовольству и волнениям в Кубанской
области.  В  частности, о даровании кому-либо из местных  уроженцев
княжеского титула не должно быть и речи, т.к. горские местности  на
отдельные княжества не разделялись.
   Со  своей стороны, Начальник Терской области удостоверил,
что  тогда  как в Кубанской области туземцы крайне малочисленны,  в
Терской области они составляют почти две трети всего населения.  Но
и   в   последней   из  (них)  горцы  не  различаются   по   своему
происхождению. Кроме служивших в наших войсках, все они равно грубы
и невежественны, а большинство, занимаясь конокрадством… в качестве
ремесла,  опорочены  по  суду или состоят  под  особым  наблюдением
администрации.  Собственно, так называемые именитые  горцы  никогда
искренне  не  были преданы. При таких условиях дарование  всем  без
разбора  горцам  этой  категории  высших  сословных  прав  было  бы
совершенно  нежелательно. Дворянами возможно признать разве  только
лиц,  принадлежащим к известным родам, как то: пше, алдар  и  т.д.,
ибо  подобных  родов на самом деле не много. Но осуществление  даже
этой меры было бы затруднительно. Для удостоверения, происходит  ли
действительно  то  или  другое  лицо из  почетного  горского  рода,
пришлось  бы, за неимением письменности у горцев, руководствоваться
списками   лиц,  получивших  в  свое  время  земельные  участки   в
потомственное  владение. Между тем, большинство  подобных  участков
перешли  в  другие  руки, а прежние их владельцы  присоединились  к
сельским обществам и ныне пользуются землею в составе этих обществ.
С  предоставлением упомянутым лицам прав дворянства, предстояло  бы
лишить  их  земельного довольствия, а, следовательно, и  средств  к
существованию,  либо сохранив за ними право участия  в  пользовании
общинною  землею, освободить их от податей и повинностей  к  явному
ущербу сельских обществ.
   По  мнению  Члена  Военного  Совета  генерала  от  инфантерии
Павлова,   предлагаемая  Министром  Внутренних   Дел   мера   –
причисление  именитых  горцев к сельскому состоянию  –  была  бы  и
непоследовательна,  и  неудобна с политической  точки  зрения.  Оно
противоречило   бы  целому  ряду  правительственных   распоряжений,
состоявшихся относительно Северного Кавказа. В числе их  достаточно
указать на основания, принятые при распределении земель в областях,
на  образование Комиссии для разбора сословных прав горских племен,
на   участие   почетных  представителей  горских  народностей   при
коронации  наших Государей. Вместе с тем, предоставление  некоторых
преимуществ  горцам,  принадлежащим к  высшим  сословиям,  послужит
средством   к   привлечению   на   сторону   правительства   людей,
пользующихся влиянием в туземной среде. Действительно, ни  одно  из
горских  сословий  нельзя приравнять к дворянству наших  внутренних
губерний,  но  и  это последнее стояло некогда на этой  же  ступени
развития,  на  которой  стоят  горцы, ожидающие  предоставление  им
особых  прав и преимуществ. Сказанное побуждает признать  эти  лица
людьми,  отыскивающими дворянство, с тем, чтобы правами дворянского
состояния  они могли воспользоваться лишь удовлетворяя  требованиям
известного  ценза.  Самый  же способ удовлетворения  горцами  своих
сословных   прав,  (принимая)  во  внимание  своеобразные   условия
народного быта в областях Северного Кавказа, должен быть установлен
сравнительно облегченный.
   Член   Государственного  Совета  генерал-адъютант  Святополк-
Мирский   заявил,   что  полная  основательность   обсуждаемого
ходатайства главного Кавказского начальства удостоверяется историей
нашего   владычества   на   Кавказе.   Русская   власть   встретила
сопротивление только в тех местностях Кубанской и Терской областей,
где не существовало высших сословий, горские же общества, в которых
имеются  такие  сословия,  в большинстве  случаев  добровольно  нам
подчинились.  Не  предоставлять  лицам,  принадлежащим  к  именитым
горским  родам,  прав  дворянского  состояния  было  бы  тем  более
несправедливо,   что   такими  преимуществами   воспользовались   в
Закавказье люди, ничем не отличавшиеся от горцев Северного Кавказа.
Трудно   (выступать)  даже  и  против  дарования  некоторым  горцам
княжеского титула…
   Начальник   Главного  Штаба,  не  отрицая   существование
сословных  различий  среди туземцев Кубанской и  Терской  областей,
заметил,   что   представители  высших  горских   сословий   всегда
пользовались и пользуются поныне своим влиянием во вред  России.  В
эпоху  завоевания  Кавказской окраины они  являлись  организаторами
вооруженного  сопротивления русской власти,  а  в  настоящее  время
перенесли  борьбу  с  нами на другую почву,  восстанавливая  темную
народную  массу  против  местной  администрации.  Было  бы  большой
ошибкой  усиливать авторитет подобных деятелей путем  признания  их
русскими дворянами.
   …  По  мнению Товарища Министра Юстиции надлежало бы,  не
закрывая никому из горцев пути к получению высших сословных прав, с
точностью определить условия, при которых права эти могли  бы  быть
приобретаемы.
   Министр  Внутренних Дел высказал… что ввиду оказавшегося,
по  справке,  сравнительно небольшого числа высших  горских  родов,
возможно  было  бы  одобрить, по существу, проектированную  главным
Кавказским  начальством  меру. Понятно, однако,  представлялось  бы
неудобным  признание тех или других горцев в дворянском достоинстве
ставить в исключительную зависимость от показаний лиц, избранных из
состава  туземного  населения.  От  Кавказского  начальства  должно
всецело  зависеть,  прибегать или не прибегать к подобному  способу
разрешения  сословного вопроса в Кубанской и  Терской  областях,  с
тем,   чтобы  показания  приглашенных  экспертов  отнюдь  не  имели
решающего значения.
   Государственный    секретарь     высказал     в     своем
Заключении, что предложенные Министерством Внутренних Дел  и
Министерством   Юстиции  проекты  узаконений   едва   ли   отвечают
своеобразным условиям дела. Причисление всей совокупности горцев  к
сельскому   населению   не   согласовалось   бы   с   общим   ходом
правительственной  политики  по  сословному  вопросу   в   областях
Северного   Кавказа,   а  предоставление  именитым   горцам   права
канцелярских  служителей шло бы в разрез со всем их  бытом.  Равным
образом  нельзя  считать удобным причисление  этих  лиц  к  разряду
почетных   граждан,   составляющих  одну  из  категорий   городских
обывателей, с которыми горцы не имеют ничего общего. За устранением
этих  предположений,  надлежало  бы  остаться  на  почве  Высочайше
утвержденного 18 февраля 1868 года положения Кавказского Комитета и
распоряжений  Его  Императорского  Высочества  бывшего   Наместника
Кавказского по поземельному делу в Кубанской и Терской областях,  а
именно:  признать,  в  принципе,  дворянами  представителей  родов,
поименованных  в приведенном Высочайшем повелении, а равно  горцев,
получивших  в  обладание земельные участки в личную  собственность.
Ходатайство  всех  означенных  лиц  об  утверждении  их  в   правах
дворянства   могли  бы  быть  заявленными  надлежащему   областному
начальству и, в случае признания этим начальством уважительными,  -
поступать   к   Главному   Начальству   Кавказского   края.   Затем
составленные   Главноначальствующим  на  Кавказе   списки   горцев,
достойных испрашиваемой ими милости, надлежали бы представлению  на
Высочайшее   Государя  Императора  благовоззрение,  через   Кабинет
Министров.
   Председатель     Департамента    Законов     Государственного
Совета, присоединяясь к Заключению Государственного  Секретаря,
признавал наиболее удобным, чтобы настоящее дело было взято обратно
Министром  Юстиции для переработки на основаниях, указанных  Тайным
Советником   Плеве,   в   связи  с  отзывом   Главноначальствующего
гражданской частью на Кавказе, Министров Внутренних Дел и Военного»
   
    Там же лл. 152-156, 169-174 об.
                                 
                          ПРОСЬБА 
                      ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА ТУГАНОВА
                  О ВЫПОЛНЕНИИ ДИГОРСКИМ НАРОДОМ
                ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ ПОВИННОСТЕЙ БАДЕЛЯТАМ.
   
   Штаб 20-й пехотной дивизии и войск
   Левого крыла Кавказской линии
   11 апреля 1857 г.
   
   Депутат  от Дигорского народа живущего в заведываемом Вами  крае
генерал-майор  Туганов  удостоившийся  счастья  присутствовать  при
совершившемся    высокоторжественном    обряде    коронования    Их
Императорских  Величеств  в  Москве  подали  г.  Главнокомандующему
прошение  об  утверждении требований дигорских Бадилат  постоянного
платежа повинностей подвластными их владельцам.
   Препровождая  при  сем  к  Вашему Превосходительству  упомянутое
прошение  имею  честь  покорнейше просить по рассмотрении  такового
возвратить его к г. командующему войсками с мнением Вашим.
   
   Начальник штаба генерал-майор...
   Заведывающий канцелярией...
   Покорных туземцев подпоручик ...
   
   ЦГА РСО-А, ф. 254, оп. 1, д. 5, лл. 44-44 об.
   
   
                        ПРЕДПИСАНИЕ
      ПРИСТАВУ ДИГОРСКИХ, БАЛКАРСКИХ И ДРУГИХ ГОРСКИХ НАРОДОВ
     ШТАБС-КАПИТАНУ МАСЛОВСКОМУ ОТ 8 МАЯ 1857 ГОДА ПРЕДСТАВИТЬ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ О ТРЕБОВАНИИ ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА ТУГАНОВА ВЗИМАТЬ ПОВИННОСТИ
                     С ПОДВЛАСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ
   
   Рапорт  этот,  с  приложением докладной  записки  генерал-майора
Туганова,  по  предмету  повинностей черного  народа  в  Дигории  к
бадилатам,   препровождая  к  исправляющему   должность   пристава,
господину  штабс-капитану Масловскому, предлагаю доставить  мне,  в
непродолжительном времени, свое заключение по настоящему делу и как
Его   Благородие  полагает  уладить  оное,  возвратив  при  том   и
означенную докладную записку, при надписи на сем же.
   
   Там же л. 45.
                                 
                     ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА
                      ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА ТУГАНОВА
                      О ПОВИННОСТЯХ ЗАВИСИМЫХ
                   ДИГОРЦЕВ БАДИЛАТАМ. 1857 ГОД
   
   Его   Сиятельству  наместнику  Кавказскому  господину   генерал-
адъютанту и кавалеру князю Барятинскому.
   При  назначении  меня  депутатом для  нахождения  при  священном
короновании  Государя  Императора,  дворянство  Дигорского  племени
просило меня о ходатайстве у Вашего Сиятельства о подтверждении уже
утвержденного  бывшим  наместником  Кавказским  князем   Воронцовым
постоянноого  платежа, подвластными своим владельцам повинности  по
древним   правам  и  в  том  размере  как  это  платилось  навсегда
беспрекословно без всякого нарушения и на будущее время; в каком же
размере  обязаны  платить подвластные повинности  своим  владельцам
подробно  объяснено  в  утвержденном  положении  князем  Воронцовым
находящимся при делах корпусного штаба.
   Докладывая  Вашему  Сиятельству  просьбу  Дигорского  дворянства
имею  честь почтительнейше просить об утверждении положения данного
им  князем  Воронцовым на постоянной плате повинности  подвластными
принадлежащим Дигорскому дворянству.
   Генерал-майор Туганов
   ЦГА РСО-А, ф. 254, оп. 1, д. 2, лл. 44-44 об.
   
   
                         ДОНЕСЕНИЕ
                 ПРИСТАВА ДИГОРСКИХ, БАЛКАРСКИХ И
               ДРУГИХ ГОРСКИХ НАРОДОВ ШТАБС-КАПИТАНА
                 МАСЛОВСКОГО ОТ 13 ИЮЛЯ 1857 ГОДА
           О СПРАВЕДЛИВОСТИ ТРЕБОВАНИЙ ДИГОРСКИХ БАДИЛАТ
   
   Докладную  записку  генерал-майора  Туганова,  представляя   Его
Личные повинности по следственному делу, проводившемуся полковником
Шостаком,  начальнику  бывшего Центра  Кавказской  линии  господину
генерал-майору  и  кавалеру  Грамотину  почтительнейше  имею  честь
донести,  что  просьба  Дигорских бадилат  относительно  уплаты  им
черным народом личных повинностей совершенно справедлива.
   Личные   повинности   по   следственному   делу   проводившемуся
полковником  Шостаком,  заключаются в  следующем:  если  уздень  из
черного народа выдаст дочь свою замуж, то из полученного им  калыма
обязан своему бадилату отдать одного быка; если братья делят  между
собой  имение, то так же должны дать своему бадилату  одного  быка;
норма цены подобных быков составляет 10 рублей серебром. Из добычи,
приобретенной  охотою, черный уздень обязан своему бадилату  отдать
лучшую  часть  дичи,  а если убитый им зверь  пушной,  то  половину
шкуры,  но  только  в таких случаях когда при возвращении  с  охоты
домой  встретит  или самого Бадилата или его родственника  или  его
холопа,  в  противном случае не дает ничего, и если простой  уздень
живет  на  земле бадилата то обязан платить поземельные повинности,
кроме   этих   материальных  повинностей  есть   еще   нравственные
выражающие  превосходство благородного происхождения бадилат  перед
черным  народом  они заключаются в том, что узденья  обязаны  своих
бадилат  сопровождать в их поездках и даже в походах; если  бадилат
просит у своего узденя для себя под съезд лошадь, то уздень хотя  и
может  в  этом  отказать бадилату, но такой отказ  считается  делом
постыдным, если бадилат садится на лошадь, то уздень должен  подать
ему  лошадь  и  оружие; если же слезает с лошади, то уздень  обязан
принять  лошадь  и  оружие; за воровство у бадилата  лично  или  из
табуна и отары находящихся под его покровительством уздень платит в
9-ть  раз  больше того что стоит украденная им вещь;  за  кровь  ба
дилата,  за брань и за побои, черные узденья платят гораздо  больше
чем  заплатили  бы  они за кровь, за брань,  или  за  побои  своего
собрата; подобные повинности оценены быть не могут.
   Жители   Вольно-Христианского  и  Вольно-Магометанского   аулов,
будучи  водворены  на  казенной земле, от  поземельных  повинностей
изъяты,  из  числа  повинностей нравственных я полагаю  следует  их
освободить только от обязанности сопровождать бадилат в их поездках
и походах, потому что подобные отлучки из дома могут повредить им в
хозяйственном отношении. Все прочие повинности должны оставаться во
всей своей силе.
   Жители  Вольно-Христианские и Вольно-Магометанские по  причинам,
которые  имел честь объяснять Его Превосходительству,  считая  себя
вольными  в  полном  смысле  этого слова,  от  платежа  повинностей
отказались  и  вследствие этого родилась глубокая  ненависть  между
двумя  сословиями;  особенный вред неповиновения вольных  Дигорских
жителей  воле начальства заключается в том, что примеру их намерены
последовать  горные узденья, которым от правительства  не  даровано
никаких  льгот  и  подобные же идеи распространились  между  черным
народом живущим в ущельях Хуламе, Безенги, Чегем и Баксан.
   К  улажению этого дела, я нахожу только два средства, а  именно:
или  дозволить Дигорским Вольноаульцам откупиться от своих  бадилат
за  личные  только повинности раз навсегда, положив цену выкупа  от
100  до  150 рублей серебром и объявить бадилатам что таковая  воля
начальства, без последнего условия бадилаты по своему тще-славию на
подобную  сделку не согласятся; что касается до узденей, живущих  в
горах,  то отнюдь не сравнивая их быт с бытом Вольноаульцев,  иметь
через  пристава  строгое  за  ними наблюдение  относительно  всяких
повинностей,  и  в  случае их неповиновения,  виновных  подвергнуть
ссылке; одного или двух примеров такого наказания весьма достаточно
будет к водворению в горах порядка.
   Второе  средство  состоит в твердом настоянии начальства,  чтобы
воля его жителями двух Вольных аулов была бы исполнена немедленно и
вперед  исполняема неуклонно, а в случае неповиновения  четыре  или
шесть  почетнейших семейств лишив узденских прав сослать во  внутрь
Империи  с  обращением в поданное состояние. Возможность  подобного
распоряжения начальства мною объявлена Вольноаульцам  и  это  имело
некоторый  успех, заключающийся в том, что те узденья,  которые  не
обязаны  никакими повинностями кроме нравственных,  но  принимавшие
участие  в товарищах своих обязанных податью, в настоящее время  от
всякого в этом деле участия отказались, а те видя себя оставленными
начинают  колебаться,  если  же  они  будут  знать  что  начальство
неумолимо  требует  от  них исполнения их  обязанностей  и  что  за
уклонение от этого постигнет их строгое наказание, то нет сомнения,
что они изъявят совершенную покорность.
   
   Исправляющий должность пристава
   Дигорских, Балкарских и других горских
   народов штабс-капитан Масловский
   13 июля 1857
   
   Там же, лл. 45-47 об.
   
   
                         ДОНЕСЕНИЕ
            НАЧАЛЬНИКА ЦЕНТРА КАВКАЗСКОЙ ВОЕННОЙ ЛИНИИ
       ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА ГРАМОТИНА ОТ 22 ИЮЛЯ 1857 ГОДА О ТОМ,
        ЧТО ДЛЯ РАЗРЕШЕНИЯ КОНФЛИКТА В ДИГОРИИ, КРЕСТЬЯНАМ
                НЕОБХОДИМО ОТКУПИТЬСЯ ОТ ВЛАДЕЛЬЦЕВ
   
   Мнение, изложенное исправляющим должность пристава Дигорского  и
прочих горских народов, штабс-капитана Масловского, в надписи за  №
16, представляя на благоуважение командующего войсками Левого крыла
Кавказской   линии,   господина   генерал-лейтенанта   и   кавалера
Евдокимова,  в последствие отзыва ко мне начальника штаба  генерал-
майора  Рудановскаго, от 11 апреля сего года за № 427,  имею  честь
донести Его Превосходительству, что для устранения всяких претензий
по  личным повинностям вольного сословия Дигорцев к бадилатам, я  с
моей  стороны полагал бы лучшим приказать первым один раз  навсегда
откупиться  от  бадилат,  не  принимая  от  сих  последних  никаких
возражений и тем водворить спокойствие в народе, ибо без этой меры,
взаимные столкновения по этой тяжбе неизбежны.
   
   Начальник бывшего Центра Кавказской линии
   генерал-майор Грамотин
   22 июля года 1857
   
   Там же, лл. 48-48 об.
   
   
          О ПОВИННОСТЯХ ДИГОРЦЕВ БАДЕЛЯТАМ
   
   Г. Главнокомандующему краем бывшего
   Центра Кавказской линии.
   
   Прошение,     поданное    жителями    Дигорских     аулов     г.
Главнокомандующему  и по приказанию Его Сиятельства  переданное  на
распоряжение  командующего войсками препровождая при сем  к  Вашему
Превосходительству,  имею  честь  покорнейше  просить  донести   г.
командующему войсками о нижеследующем:
   1)  Принадлежат  ли  просители к свободному сословию  о  которых
сказано  в  7-м  пункте  предписания г. Главнокомандующего,  от  25
августа  1852 года № 1401, сообщенного Вашему Превосходительству  в
копии,  или  к  поселенным  на участках принадлежащих  старшинам  и
какого они вероисповедания.
   2)     Какие  именно  отбывают повинности те и  другие  и  какую
именно  приносят  дань  Дигорцы  простого  сословия  старшинам,  на
участках которых они поселены.
   3)     Находите  ли Вы справедливым дать Дигорцам, принадлежащим
к   свободному  сословию,  право  поступать  на  службу,  как   это
допускается  в  других свободных сословиях туземцев и  какие  можно
ожидать от этого последствия.
   По  всем этим предметам покорнейше прошу Ваше Превосходительство
изложите  Ваше  мнение, нужно ли какое либо сделать распоряжение  к
ограждению прав Дигорцев и по каким уважительным причинам.
   Прилагаемое   при  сем  прошение  возвратите  вместе   с   Вашим
донесением  к  г.  Командующему войсками.  Подписал:  генерал-майор
Рудановский
   
        Там же, лл. 49-50.
   
   
                           РАПОРТ
         ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА ГРАМОТИНА ОТ 6 СЕНТЯБРЯ 1857 ГОДА
              О СОСЛОВНЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ В ДИГОРИИ
   
   Командующему войсками Левого крыла Кавказской линии
   Господину генерал-лейтенанту и кавалеру Евдокимову
   
   Вследствие  отзыва  ко мне начальника штаба  войск,  командуемых
Вашим  Превосходительством, генерал-майора  Рудановскаго,  №  1207,
представляя при этом прошение жителей Дигорских аулов, поданное  г.
Главнокомандующему   корпусом,  имею  честь   донести,   что   лица
подписавшие это прошение принадлежат к вольному сословию Дигорского
черного  народа и из них Брек Корнаев, Бек-Мурза Тогоев  и  Хашаоки
Когермасов,    жители   Вольно-Христианского   аула,    исповедания
православного.  Бату Цариев, Сабаз-Гирей Цариев  и  Фазбай  Тохаев,
жители  Вольно-Магометанского аула; Лало Сабанов, житель Задалески;
Зардак  Цоков,  житель  аула в Дигории  же  и  Жада  Жериев  житель
Донифарса.  Все  они магометане. Джеда Жериев и Хамажи  Когермасов,
никому  не  платят ни какой подати и следовательно  просьба  их  об
уничтожении повинностей не основательна; что касается до прочих, то
они   на   основании   повеления   покойного   генерал-фельдмаршала
светлейшего  князя Михаила Семеновича Воронцова,  обязаны  отбывать
все   повинности  записанные  в  следственном  деле   произведенном
полковником  Шостаком  и  Генерального  штаба  капитаном   Радичем.
Рассмотрев  это  дело,  в копии находящееся в  моем  Управлении,  я
нашел, что показание бадилат с показаниями черного народа, на  счет
повинностей  и  вообще взаимных отношений, во многом разноречивы  и
очными  ставками  разноречия эти не устранены. Принимая  обстоятель
ства  эти  в  соображение и находя некоторые  повинности  вредными,
другие  неприличными,  третьи несвоевременными,  я  полагал  бы  за
лучшее  сделать  из  сказанного следственного  дела  экстракт  всем
повинностям   и   предоставить   нарочито   назначенной    Комиссии
рассмотреть  их  и  оставить только такие, которые  Комиссией  этой
найдены  будут соответствующими нынешнему порядку вещей в  Дигории.
По  утверждении начальством постановлений комиссии, обнародовать их
в  Дигории  и  приказать  принять к неуклонному  исполнению  обоими
сторонами, под страхом строгого наказания за ослушание.
   Жителям  двух вольных аулов, я полагал бы за полезное  позволить
от   всех  повинностей  откупиться  раз  навсегда,  положив  уплату
бадилатам  с  каждого двора от 100–150 рублей  серебром,  для  того
чтобы название Вольные аулы было оправдано на самом деле.
   Черный  народ  в  Дигории,  известный под  именем  адамихат  или
весдон  –  класс свободный, только некоторыми повинностями  обязаны
своим  бадилатам,  а  потому определение их на  службу  может  быть
допущено  на основании общих законов для людей свободного состояния
на этот предмет установленных. Лица, службою достигшие. офицерского
звания,  должны быть освобождены от всяких повинностей,  как  лично
так  и  потомственно,  если  дети их  будут  прижиты  по  получении
родителями  первого  офицерского  чина.  Отдача  детей  в   учебные
заведения  также может быть допущена на основании общих законов  со
всеми   правами  и  преимуществами  дарованными  тем  из   учащихся
свободного   класса  людей,  которые  кончат  курс   в   гимназиях,
университетах, или других этого рода учреждениях.
   
   Генерал-майор Грамотин
   6 сентября 1857 года
   
   Там же, лл. 55-56.
   
   
                           ДОКЛАД
             О ПРЕДЛОЖЕНИИ ШТАБС-КАПИТАНА МАСЛОВСКОГО
                    И ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА ГРАМОТИНА
                 О НЕОБХОДИМОСТИ ВЫКУПИТЬ ДИГОРЦАМ
             СВОИ ПОВИННОСТИ У БАДИЛАТ. ИЮЛЬ 1857 ГОДА
   
   Командующему войсками Левого крыла Кавказской линии
   господину генерал-лейтенанту и кавалеру Евдокимову
   июля 1857 года. Канцелярия Управления мирными туземцами.
   
   Депутат  от  Дигорского народа генерал-майор  Туганов  бывший  в
Москве при священном короновании Их Императорских Величеств,  подал
г.  Главнокомандующему  докладную  записку  об  утверждении  правил
платежа  Дигорским  владельцам  их подвластными.  По  записке  этой
требовалось  сведение  и заключение от пристава  Дигорских  народов
штабс-капитана   Масловского,  который  донес,  что   если   уздень
подвластный  выдает  дочь свою замуж, то из полученного  им  калыма
обязан  отдать своему бадилату (владельцу) одного быка; при разделе
имения между братьями отдают также одного быка. Если бы нужно  было
отдать  деньгами,  то бык ценится в 10 руб. Охотник  обязан  отдать
своему  бадилату  лучшую часть дичи; а от пушных зверей  половинную
часть  шкуры.  Впрочем  уздень тогда только отдает  это,  если  при
возвращении   с   охоты   будет  встречен  своим   бадилатом,   его
родственником  или  холопом, если же не будет ни  кем  встречен  то
ничего  не отдает. Уздени пользующиеся землею своих бадилят  платят
поземельную  подать… уздень хотя положительно и не обязан  отдавать
ему свою лошадь, но отказ считается стыдом.
   За  воровство  у бадилата уздень платит ему в девять  раз  более
украденной  им  вещи.  За кровь бадилата,  и  другая  личные  обиды
сделанные  узденями  также полагается плата, но  только  в  большем
размере   против  того  когда  удовлетворение  делается  за   обиду
нанесенную равными между собою.
   Жители   Вольно-Христианского   и  Вольно-Магометанского   аулов
будучи  водворены  на  казенной земле  от  поземельных  повинностей
изъяты.  Штабс-капитан Масловский полагает освободить их только  от
обязанности сопровождать в поездках и походах, потому что  подобные
отлучки  из дома могут повредить им в хозяйственном отношении;  все
же  прочие повинности оставить во всей силе. Между тем жители  этих
аулов  считая  себя совершенно вольными отказались  от  платежа  по
винностей и тем дали повод и горным узденям, остающимся на  прежних
местах и на прежнем положении думать об уклонении их от податей.
   Штабс-капитан  Масловский  находит нужным  положить  конец  этим
спорам  тем, что бы приказать Дигорцам вольных аулов откупиться  от
личных  повинностей и за это заплатить своим бадилатам, по 100  или
150   руб.   или   заставить  их  платить  все  подати   бадилатам.
Относительно же узденей, живущих не на казенной земле, а в горах  и
ущельях,   то   штабс-капитан  Масловский  полагает  заставить   их
исполнять  все безусловно и если бы кто из них не захотел исполнять
повинностей, то таковых наказывать ссылкою.
   Генерал-майор  Грамотин,  для  устранения  всяких  претензий  по
личным  повинностям  вольного  сословия  Дигорцев  лучшим  полагает
приказать им раз навсегда откупиться от бадилат, не принимая от сих
последних никаких возражений и тем водворить спокойствие в народе.
   Генерал  Грамотин  и штабс-капитан Масловский предполагают,  что
при  исполнении  этого  может  встретиться  несогласие  со  стороны
бадилат,  но  что  им нужно будет настоятельно приказать  исполнить
требование начальства для успокоения народа.
   Все   эти   предположения   относящиеся   до   жителей   Вольно-
Христианского и Вольно-Магометанского аулов; о Дигорцах же  живущих
в  горах  штабс-капитан Масловский пишет, что их отнюдь  не  должно
сравнивать  с  правами Вольно-Аульцев, а заставить их отбывать  все
повинности безусловно.
   
   Там же, лл. 57-59.
   
   
                         Заявления
         жителей Владикавказского округа о праве на землю
             и об утверждении прав на высшие сословия
                                 
                       Доклад
                   Отношения Бадилат к Горскому
          народу, живущему на плоскости (8 мая 1859 года)
   
   «С  поселением  вольных  сословий на общественных  участках,  не
отбывают  поземельной  повинности Бадилатам, но  личную  повинность
должны  исполнять  по-прежнему, не  меняя  ни  в  чем  существующих
отношений между Бадилатами и народом.
   Остающиеся  или  поселяемые  на собственно  старшинские  участки
Дигорцы простого народа по-прежнему отбывают как поземельные, так и
личные повинности.
   Кумиякам  христианам предоставить право разбираться с Бадилатами
по  народным обычаям. И если по таковому разбирательству  окажется,
(что)  Кумияки  имеют право на переселение от владельцев,  и,  если
прежде были примеры подобных переселений, то и им дозволить переход
в  Христианский  аул,  в  противном случае  оставить  их  на  земле
Бадилатов  и  стараться склонить владельцев и Кумияков на  взаимные
друг  к  другу  уступки  (принять) во внимание  к  освобождению  от
зависимости   владельцев,  переселяемых  на  общественные   участки
Христиан и Магометан.
   Народ  Дигорский  разделяется на пять классов  или  разрядов,  а
именно:  1-е,  Бадилаты  (алдары); 2-е, узденья  (адамихаты);  3-е,
кумаяки  (кавдасарды); 4-е, совершенно вольный народ  хехесы;  5-е,
крепостные холопы… необходимо определить отношение каждого сословия
порознь  к  Бадилатам,  то есть, определить  какое  сословие  какую
повинность  несет  бадилатам. Но как в Дигории повинности,  несомые
всеми этими сословиями, делятся на три раздела: личные, случайные и
поземельные,  то  необходимо предварительно разъяснить,  что  такое
повинность  личная,  что  случайная и  что  поземельная,  переложив
приблизительно предметы, составляющие эти повинности, на деньги.
   Личная  повинность  заключается  в  подарках,  приносимых
подвластными  Бадилатам  в год два раза  натурою  или  деньгами,  а
именно во время Уразы:
   1. Тушу барана  50 коп.
   2. Штоф араки   15 коп.
   3. Чурек        15 коп.
   4. Тарелку фасоли   3 коп.
   
   На Новый год:
   1. Бок бараний      25 коп.
   2. Кувшин пива в 18 бут. 1 руб. 80 коп.
   3. Три чурека в виде
    пирога с сыром     20 коп.
   
   Случайная повинность отбывается:
   1.   За   выдачу  дочерей  простого  народа  замуж   Бадилат   с
подвластного получает одного быка в 12 руб. сереб.
   2.  За  раздел семейства между собою бадилат получает там одного
быка в 12 руб. сереб.
   3.  Во время смерти кого-либо из Бадилат подвластный обязан дать
одного барана в 1 руб. 50 коп. сереб.
   
   Поземельной повинностью обязаны люди, живущие  на  землях
принадлежащих Бадилатам; повинность эта заключается в следующем:
   1.  За  посев пшеницы, сколько бы не было посеяно и  собрано,  с
каждого двора по 5 мер пшеницы – 4 руб. сереб.
   2.  За  посев  проса с каждого двора по 7 мер  проса  –  2  руб.
сереб.
   3. За посев кукурузы 1/3 меры – 15 коп.
   4.  За  сенокошение по одной копне со двора сколько бы  не  было
скошено – 40 коп.
   5. Если ничего не сеяно или не косили, то ничего не платят.
   Сверх  того за право пользоваться землею названные люди  обязаны
следующей повинностью:
   1. День жатвы или 30 коп. сереб. Один человек от семейства.
   2. День распашки земли 1 руб. 50 коп. сереб.
   3. День сенокошения 30 коп. сереб.
   4. Привоз одной арбы дров с каждого двора – 30 коп. сереб.
   5. Привоз одной арбы хлеба в снопах – 30 коп. сереб.
   6.  За  пастьбу баранов летом одного барашка – 70 коп. Осенью  –
одного барана – 1 руб. 50 коп. сереб.
   7.  За  право  держать  у себя пчел одна сапетка  меду  в  30-ть
фунтов или 2 руб. сереб.
   8. Проезд на лошади в течение 12 часов либо 50 коп. сереб.
   9.  Кто будет охотиться на землях, Бадилатам принадлежащих,  тот
платит за убитого зверя
   5 фунтов дичи либо 30 коп. сереб.
   за убитую лису - 50 коп
   за убитую куницу – 60 коп
   за убитую рысь – 80 коп.
   
   Личные  и  случайные повинности отбывают вездоны и кумияки,  кои
переселились  от  Бадилат  по  их согласию  как  Магометане,  та  и
Христиане  живущие как на землях собственных в Ново-Христианском  и
Магометанском аулах так равно и на землях принадлежащих  Бадилатам.
Поземельную  же  повинность  отбывают  только  те,  кто   живут   и
пользуются землями Бадилатов, холопы отбывают повинность по обычаям
народным…»
   
   ЦГА РСО-А, ф. 291, оп. 1, д. 2, лл. 58-62 об.
   
   
                           Списки
                 бадилат и подвластных им жителей
                                 
                  Докладная записка
         Главнокомандующему Отдельным Кавказским Корпусом
                князю Михаилу Семеновичу Воронцову
               от начальника Центра Кавказской линии
         полковника князя Эристова (10 сентября 1850 года)
   
   По  возникшему  вопросу о развитии христианства в  Дигории,  Его
Сиятельству князю Михаилу Семеновичу, угодно было приказать, теперь
уже  представить, все подробности о жалобах Дигорцев, имеющих связь
с распространением там православия.
   Жалоба  возникла  от  Дигорских старшин, ездивших  Депутатами  в
Санкт-Петербург, где они имели счастие представиться Его Величеству
и  поднесли  Ему всеподданнейшую просьбу, в коей они  просят:  1-е)
именовать  их  на  место  Старшин  Узденями  первой  степени;  2-е)
привести в подданство их подвластных, которым приказать платить все
дани  издревле  ими платимые; 3-е) размежевать родовые  участки  их
земель с выдачей им Актов на потомственное владение…
   Первый  пункт их просьбы я нахожу весьма справедливым, ибо  оный
подтверждается показаниями соседей сравнивающих достоинства их с 1-
й  степени Узденями, с которыми до сих пор Дигорские Старшины ведут
узкое  родство;  поэтому сравнять их в достоинстве с  Узденями  1-й
степени было справедливо.
   Касательно  податей: в горах платили и платят. В 1822  году  при
Владикавказском  коменданте полковнике  Скворцове  по  распоряжению
Ермолова  осетины  выселились  на плоскость.  (Поэтому)  Старейшины
Дигорские на земли, лежащие вне гор, права собственности  иметь  не
могут,  следовательно,  и повинность, платимая  черным  народом  за
земли  на плоскости. Этим самым поставлен народ в зависимость  (от)
всех старшин… исповедующих религию Магометанскую, в пользу коей они
имеют  все возможные средства действовать, а всех Христиан, живущих
между Магометанами, стеснят.
   После   такого  несогласия  между  сословиями  Дигории,   трудно
ожидать  добрых последствий, в особенности если долго это продлится
и  не получит в непродолжительное время окончания. Ненависть друг к
другу  так  велика, что каждый из них употребляет все меры  (чтобы)
погубить другого, а в последнее время черный народ едва не  решился
отставить  все  полевые работы, для того только,  чтобы  не  давать
ничего Старшинам. Эристов предлагал Дигорским старшинам, многие  из
которых  служили в армии, потомственно отвести участки  из  земель,
которые  теперь ими заняты и не лишать их прав своих  над  народом,
что существует в горах…
   Остальную   землю   оставить  в  пользование  простого   класса,
преимущественно Христианского вероисповедания, которых, собрав всех
вместе, против аула Каражаева, где, основав церковь… назначить  аул
этот как пункт Центральный в Дигории, местопребыванием пристава».
   
        ЦГА РСО-А, ф. 291, оп. 1, д. 10, лл. 3-3 об.
   
                        Выписка, 
         извлеченная из показаний, отобранных полковником
         Шостаком в 1852 году о плате личных и поземельных
            податей простым Дигорским народом, живущем
        в горах и на плоскости. 10 сентября 1852 года. 
   
   «Живущие в горах.
   «1).  Платят  Баделату при женитьбе сына его и спустя  два  года
после  женитьбы,  каждый  по  одному барану  или  по  одному  рублю
серебром.
   2).  Подвластный при выдаче дочери своей в замужество, из калыма
дает одного быка.
   3).  При поминках в доме Баделата, за мужеский пол от 12-летнего
возраста по одному барану.
   4).  Если кто разделяет имение, то по совершении раздела  платит
одного быка.
   5).  За  содержание караулов, ограждающих от хищничества, платят
по одному и по два руб. серебром.
   6).  При  зарезании откормленного телка или быка,  дается  самая
лучшая часть от туши.
   7).  Один  раз  в  год  дается владельцу лошадь  или  оружие  на
условленное время.
   8).  Если  кто  из  подвластных охотничает на плоскости,  а  при
возвращении в горы встретится до определенной черты с Бадилатом, то
дает  самую лучшую часть дичи; также сам Бадилат (после охоты)  при
встрече  с  подвластными отдает ему шкуру лисы, рыси или  куницы  и
т.п.
   9).  По  прекращении мужского колена в каком-либо  семействе  из
подвластных, все движимое и недвижимое имение (имущество) поступает
в собственность Баделата.
   10).  За  пахоту  и  сенокошение, по  уборке  платит  половинную
хлебом и сеном.
   11).  За летнюю пастьбу в горах от 100 штук баранов – по  одному
барану, а от 100 штук рогатого скота – по одному быку.
   12).  Если  кто  из подвластных обругает старшину  по  отцу,  то
платит в штраф одного быка.
   13).  За  воровство у Баделата взыскивается в девять раз противу
стоимости  уворованного; между Баделатами и Кумияками –  в  6  раз;
между же Узденями и Хехесами – в трое; то же платится за кровь.
   14). За сбой хлебов и сенокосных мест дается в пользу судей  бык
или баран, или же деньгами.
   Живущие на плоскости
   С  1 по 7 пункты платят Баделатам те же подати, как и живущие  в
горах, только с некоторыми изменениями у живущих в аулах Туганова и
Кубатиева, а именно: а) при больших поминках приносят лучшую  часть
барана  и  кувшин  пива;  б) если кто в день  Нового  года  зарежет
барана,  то  приносит  Баделату грудинную часть  барана  и  бутылку
араки; в) если подвластный по какому-либо случаю созывает гостей  и
угощает  их, то обязан отсылать часть баранины; г) если  кто  режет
весною  барана в день св. Николая, то лучшую грудную  или  реберную
часть приносит в дом Баделата.
   …  8).  Если же на охоте кто-либо из подвластных убьет лань  или
козу, то обязан приносить Баделату часть лани или козы.
   По  9, 10, 11, 12, 13 и 14 пунктам платят те же подати как  и  в
горах, только с некоторым добавлением в штрафах…
   15).  За  право пользования землею платится подать  подвластными
не всем Баделатам одинаково, а именно:
   
           А). Бадилатам фамилии Тугановой
   1)  Сколько  есть в ауле плугов, обязаны произвести для  озимого
хлеба однодневную, а для жатвы дать одного жнеца (с каждого двора).
Бадилат  же  должен  продовольствовать плугарей  и  жнецов,  а  при
окончании распашки в весеннее время дать плугарям пять барашков.
   2).  Каждый  двор обязан дать Бадилату три меры озимого  и  пять
мер ярового хлеба.
   3).  Для  привоза дров на двор Бадилат, должен дать  раз  в  год
арбу с парою быков.
   4).  Из  накошенного сена, должен привести одну азиатскую  копну
хорошего сена.
   5).  За  разведение баранов, рогатого скота и лошадей  платит  в
год двух барашков.
   6). За разведение пчел должен дать самую лучшую сапетку меда.
   
          Б). Баделятам фамилии Кубатиевых
   1).  За  посев  озимого хлеба каждый двор обязан дать  пять  мер
пшеницы.
   2).  За  посев  ярового  хлеба  (каждый  двор)  должен  Бадилату
произвести  распашку  с  плуга  по одному  дню,  на  продовольствии
Бадилатском;  и  по окончании распашной Бадилат  дает  плугарям  11
барашков.
   3). За сенокошение дается копна сена.
   4). За содержание баранов и разведение скота с каждого двора  по
одному барашку.
                                 
            Бадилатам фамилии Каражаевой
   В  прежние  времена платили им те же самые подати, как Бадилатам
фамилий  Тугановой и Кубатиевой; ныне уже семь лет не  производится
распашка и ничего не платится, а за разведение и содержание скота и
пчеловодство платят то же самое, что и Тугановым и Кубатиевым.
                                 
             Бадилатам фамилии Кабановой
   Когда Кабановы жили на реке Белой, то получали то же самое,  как
и  остальные  фамилии,  когда же поселились  на  Линии,  то  и  там
подвластные отбывали ту же повинность, пока кабардинцы Анзоровы  не
присвоили  себе  земли;  с  тех пор все  дигорцы,  живущие  в  ауле
Кабанова  платят уже Анзоровым со двора по одному барану,  а  своим
Бадилатам ничего не платят.
   
          Бадилатам фамилий Абисаловых, Бутуевых и
                         Чегемовых
   Как  не  имеющих  участков земли, то и подвластные  их  отбывали
подать   тем   бадилатам,   в  участках   коих   они   пользовались
поземельностию.
   
         Список о числе подвластных бадилат:
   Тугановы – 149 дворов подвластных, Кубатиевы – 205, Абисаловы  –
159,  Каражаевы – 47, Чегемовы – 7, Кабановы – 26,  Бутуевы  –  43.
Итого 635 дворов.
   
           Список депутатов в сословно-поземельный
           Комитет при Военно-Осетинском округе
   
   Бадилата:   подполковник  Инус  Кубатиев,   майор   Ислам
Каражаев, капитан Аслан-Гирей Туганов, Абисал Абисалов.
   Царгасата:  прапорщик Цоппай Карабугаев,  уздень  Батырби
Кантемиров.
   Из Гагуат: прапорщик Созо Кобегаев, Хамурза Кобанов.
   Из Лезгорей: Лендо Бероев.
   Из  черного  народа: Сулейман  Гуцулаев,  Заурбек  Цоков,
Лавах Гобеев, Дади и Магомет Еликоевы.
   Из   кусагов:   Саввой  Тотоев,  Кургоко   Макоев,   Таби
Сабионов.
   Из Брикисат (?) Мусса Биасов.
   Из саргасатских кумияк Солох Калицов.
   Всего: 23 человека
   
   Там же, лл. 4–16 об.
   
     Подписка 
    о выкупе зависимого населения в Дигорских обществах
   
   «…  мы,  ниже  подписавшиеся,  избранные  от  Дигорских  Баделат
Депутаты,  даем  сию подписку в том, что по доверенности  нам  (от)
всего нашего Бадилатского сословия, мы единодушно соглашаемся:  что
все  народы  бывшие до пред сего нам подвластными и  платившие  нам
разного рода повинности, могут быть от нас совершенно освобождены с
тем, ежели внесут нам выкуп определительно за каждую душу мужеского
пола  серебром по 50 руб. или по 300 руб. со двора. После  чего  мы
обязываемся не присваивать уже себе никаких более прав к себе и  на
их к нам подчиненность»
   
   Там же, лл. 24-24 об.
   
   
               Присвоение алдарского достоинства
               Бадилатам и Царгасатам (1859 год)
   
    Всего 9 семейств, 21 человек (без сыновей).
   Битуевы – 2 семейства, 3 человека.
   Кубатиевы – 7 семейств, 22 человека.
   Кобановы – 2 семейства, 5 человек.
   Караджаевы – Ислам (майор), 51 год.
   Тугановы – 8 семейств (11 человек).
   Чегемовы – 3 семейства (5 человек).
   Царгасата: 
   Карабугаевы - 16 семейств (25 человек).
   Кантемировы – 8 семейств (11 человек).
   Таймазовы – 1 семья (два человека).
   Гатагов Мимболат. 
   Правоту  данных показаний засвидетельствовали Депутаты  от  всех
сословий Дигории»
   
   Там же, лл. 24-25, 25 об.-35 об., 41-41 об.
   
   
                          Списки 
             подвластных людей Дигорским баделятам
           с объяснением исполнения ими повинностей
   
                           Рапорт
                     Кубатиевых в Комитет при
                 Владикавказском Осетинском округе
                        (декабрь 1859 года)
   
   «…  Кроме  повинностей при разделе (имущества) и  выдаче  дочери
(замуж), прописанные в семейном списке отбывают при разных  случаях
без исключения все нижеследующие подати:
   1)  При  прекращении  рода  мужского  в  семействах  все  имение
поступает  в  нашу  (бадилатов  – Ф.  Г.)  пользу,  жены  и  дочери
поступают  к  нам  в  служанки с тем, что мы должны  были  выдавать
дочерей замуж, и калым поступает в нашу пользу.
   2)  Мы, Кубатиевы, всегда имели право разделять подвластных нам,
наравне  с  недвижимым  нам имением; подвластные  наши  между  нами
разделены.
   3)  Во  время охоты, если кто-нибудь из подвластных всех бадилат
убивал  оленя,  свинью,  козу, а также все, что  только  составляет
дичь,  должны  были  при  встрече Бадилата или  холопа  Бадилатова,
отдавать  тушу  с  каждого  зверя; при убивании  выдры  должен  был
вырезать  шесть  вершков  из  середины  и  отдавать  каждый  своему
господину.  За  сокрытие или неисполнение выше прописанного  каждый
охотник подвергается штрафу – одного быка Бадилату.
   4)  При исполнении магометанского поста (ураза) каждый житель из
подвластных  мне (Кубатиеву) приносит 10 чуреков, два ведра  браги,
лоток сыра.
   5)  Перед  Новым  годом  каждый подвластный  приносит  мне  штоф
араки, три пирога и бараний бок.
   6)  При летних работах, если из подвластных моих при сборе людей
во время работы резал барана, должен был приносить три пирога и бок
барана. За неисполнение пунктов 4, 5 и 6 подвластный мой платит мне
штраф – барана.
   7)  Если кто-нибудь из моего семейства умрет, или я хочу  делать
поминки, подвластный платит мне барана.
   8)  Если  на зверя выходят целым аулом, на тревогу убьют  какого
либо зверя, принадлежит он Бадилату.
   9)  При  поминках  зардаваран – все те,  которые  должны  делать
поминки, выносят все что… приготовят и весь аул ставит в одно место
откуда  холопы  мои выбирали лучшую тушу барана и из напитков,  что
было лучшее.
   10)  Если ко мне приезжают гости, то подвластные, жившие у  меня
в  ауле, брали всех лошадей. Если кто-нибудь отказывался, то с него
брали  штраф – одного быка. это исполнялось и при приезде гостя  на
арбе.
   11)  Все жители моего аула как подвластные мои так и живущие…  у
меня, перед Новым годом привозят по возу дров; за неимением берется
штраф – одного барана.
   12)  С  весною,  когда  лошадей пускают в табун,  то  (бадилата)
брали (у крестьян) лошадь на один день».
   
   «Повинности в отношении обид,
   нанесенных подвластными Бадилату,
   13) …
   14)  За кровь убитого Бадилата, как Бадилат между собой,  так  и
подвластные Бадилатам платят пятнадцать душ.
   15)  За  кровавую рану пять четвертой – мальчика или  девочку  и
угощение,  которое состоит из быка, пива на ночь, а под утро  режут
барана.
   16)  За  нанесение  удара Бадилата чем-нибудь,  если  не  выйдет
кровь то должен был нас угощать хорошо и платить нам лошадь.
   17)  За  обругание  отца нашего подвластный Бадилат  платил  нам
одного быка…
   18)  Если кто-нибудь из подвластных первым удушит холопа  моего,
прежде нежели холоп мой удушит его, то с того подвластного штраф  –
быка.
   19)  Если  кто-нибудь  из подвластных моих снасильничал  холопку
мою то с него берется штраф одного быка.
   20) …
   21)  Если лошадь моя пущена в поле и какой-нибудь Дигорец  сядет
на нее, то он платит 20 руб. сереб.
   Плата и штраф за воровство
   22)  Всякая  вещь  или  скотина  моя  украденная  откуда-нибудь,
платится  Бадилату  в  десятеро...  Если  вещь  украдена  из   дома
Бадилатова, то в десятеро платит с добавлением мальчика или девушку
или 300 руб. серебром; конокрадство с конюшни – пять четвертей.
   Мальчик  или  девушка или 150 руб. сереб.; за покражу  из  двора
четырех  четвертей;  мальчик или девочка  или  120  руб.  сереб.  и
угощение при всех случаях.
   23)   За  покражу  муки  из  мельницы,  брали  со  всей  Дигории
подвластным Бадилатам штраф – быка с вора.
   24)  Если  кто-нибудь  из  подвластных не  захочет  принять  мое
оружие и меня в гости, то за это заплатит – одного быка. Если  кто-
нибудь  убьет  нашего гостя, то кроме крови, которой  убиец  платит
родственникам убитого, и нам платит шесть четвертей,  мальчика  или
300 руб. серебром и угощение.
   25)  Если  подвластный Бадилата ударит гостя, то за  это  платит
быка штрафу.
   
   Поземельные повинности
   отбываемые только живущими
   на моей земле на плоскости
   …
   30)  Весною все жители моего аула пашут один день всеми  плугами
которые находятся в моем ауле; осенью же посылаются с каждого двора
по  одному  человеку для снимания с поля хлеба и привоза  в  гумно;
когда мы им приказывали, чтобы молотили сами, то исполняли это сами
и  солома  оставалась  им;  если же молотили  мы  сами,  то  солома
принадлежала нам.
   31)  Зимою каждый двор обязан был отдавать для лошадей наших  по
торбе проса.
   32)  Каждый  двор, посеявший на нашей земле пшеницу  должен  был
отдавать  такой мерой, что составляет пять мер, посеявший  кукурузу
по  корзинке,  где помещается одна мера; и посеявший горох  –  одну
меру.
   33)  Каждый  двор обязан был скосить и привезти по  одной  копне
сена на своих волах.
   34)  Каждый двор обязан был давать по одному барану, которые  не
имеют барана – по одному рублю серебром.
   35)  Каждый  житель  моего аула, переселившийся  в  другой  аул,
обязан  был  оставить все строения или выкупить по  стоимости.  При
переселении  в  Христианский или Магометанский аулы  жители  нашего
аула  на  основании  этой  повинности и оценки  бывшего  начальника
Центра генерала Грамотина должны были заплатить по 10 руб.,  но  мы
этих денег не получали»
   
   ЦГА РСО-А, ф. 291, оп. 1, д. 17, лл. 1 – 4 об.
   
   
   ПРИМЕЧАНИЯ

   1    Пши   –   представители   высшего    слоя
кабардинской знати, князья, главы крупных феодальных владений.
   2   Путаница  в  трактовке  социальной  терминологии,
применяемой  к  различным слоям горских обществ, видна  и  на  этом
названии.  Даже  такой знаток в данной области кавказоведения,  как
Леонтович,  писал:  «Тумаки  (тума)  –  сословие   дигорцев,
соответствующее  кавдасардам тагаурцев, –  класс  крепостных  слуг,
рожденных  старшинами  от неравных браков» (Леонтович
2002,  II,  с. 309). Между тем, рассматриваемая категория  крестьян
Западной  Осетии,  во-первых, называлась  кумаягами,  а  во-
вторых,  пользовалась, в отличие от тагаурских кавдасардов  (отнюдь
не крепостных), более высоким социальным статусом.
   Дети  от  браков знати и простолюдинок существовали и  в  других
горских обществах.
   У  кабардинцев  «незаконные» дети относились к  верхам  обществ.
Так,  Г.А.  Кокиев  тумов – детей пши от неравных  браков  –
ставил   на   вторую   после  князей  ступень  сословной   лестницы
кабардинской знати. В «Очерке сословного строя в горских  обществах
Терской    и    Кубанской   областей»,   составленном   чиновниками
одноименного  комитета,  тумы  также поставлены  на  второе  место.
Правда,   с   существенной   оговоркой:   тумы   «хотя    и    выше
тлекотлешей,  но  полных  княжеских  прав  не  имеют».   Для
приобретения таких привилегий тумам необходимо было либо  признание
«настоящими   князьями  своей  фамилии  за   равных   себе»,   либо
«совершением  каких-либо  подвигов приобрести  народное  уважение».
Практикой получения тумами сословного титула пши объяснялись
поведение  первых  в бою, отвага в набегах, щедрость,  «ловкость  в
воровстве»,  и  др.  По  А.  Абрамовичу, бий  в  древности  «каждое
мгновение      права     свои     подкреплял     силой      оружия»
(Абрамович 2003, с. 7, 27).
   Более  категоричен один из адыгских просветителей, А.-Г.  Кешев:
«в  прежние  времена неравные браки считались между  адыге  великим
позором,  и  дети,  происшедшие от таких  союзов,  не  пользовались
правами  отца, делались какими-то париями, под именем тума».
Тут  же  Кешев  подчеркнул:  «Из  них,  впрочем,  нередко  выходили
отважные абреки (соответствовавшие древне-русским изгоям),  которые
своими   личными   качествами  брали  верх  над   законнорожденными
соперниками.  Так,  в  Кабарде, лет  300  тому  назад,  прославился
Айдемир-Кан…» (Кешев 1980, с. 163).
   3  По Леонтовичу (т. I,  сс.  324-325),
бий  –  «древнее  название  князей», когда  «каждый  князь  являлся
главным патроном членов рода».
   4 По мнению дагестанских ученых, наряду  с  чанка-
беками,  к  «классу  феодалов» относились  «чанки,  дети
беков   от  неравного  брака,  имевшие,  однако,  земли  на  правах
наследования.  В  дошедших… источниках  термин  чанка  известен  на
территории  Кайтага в XVI в., он имел… место и в предыдущее  время,
причем  институт чанка был характерен для всего Дагестана в  целом»
(Гаджиев, Давудов, Шихсаидов 1996, с. 332).
   Первоначально   термин   обозначал   отдаленного    родственника
правителя какого-либо дагестанского княжества. Другие же значения —
«ограниченный  в правах потомок шамхала, уцмия и т.п.  от  брака  с
женщиной  из низшего сословия», «незаконнорожденный» — возникли  не
ранее  XVI в. Как выяснили Н.С. Джидалаев и Т.М. Айтберов,  понятие
«чанка»    впервые   документально   фиксируется   на    территории
распространения  даргинского и лакского языков  и  лишь  затем  оно
проникает  к  аварцам и кумыкам. В стойкой устной традиции  аварцев
термин «чанка» употреблялся в значении «высокородный, знатный». А в
языке  аварцев он имеет еще одно значение – «представитель  высшего
сословия» (Джидалаев, Айтберов 1985, сс. 67-68).
   Согласно  «Своду заповедных законов Кайтаг-Дарго», составленного
в период правления Рустам-хана (1616-1645) в иерархии Кайтага чанки
занимали  второе после уцмия место. В указанном «Своде»  ничего  не
говорится  о  происхождении чанка от неравного брака.  В  кумыкском
языке чанка – «член правящего рода, представитель высшего сословия,
высокородный, знатный человек» (там же сс. 68-71).
   5  Баделята  «Высшее  сословие  старшин  у   дигорцев
(осетин), равнозначительно с алдарами тагаурцев» (Леонтович  ,  II,
с. 288).
   6  Царгасата  –  высшее  сословие  старшин   Западной
Осетии (там же с. 306).
   7  Гагуата – «владельцы одного  из  обществ  Западной
Осетии».
   8  Беслан-уорк  – термин, применявшийся  в  отношении
«дворян  2-го  разряда»  (там же с. 300).  В  социальной  структуре
кабардинцев  «княжеские уорки (дворяне)», «находились в зависимости
от пше». Происходили от уорк-шаутлугусов, отличившихся «на войне  и
в  набегах или за умные советы на народных собраниях» (Кокиев 2005,
сс. 135-136).
   9    Адамихат   -   название   самой   многочисленной
крестьянской     категории    средневековой     Западной     Осетии
(Абаев 1989, с. 30).
     10 По Леонтовичу (т. II, 293), «Возданы  -  люди  и
сословия».  В  историко-этимологическом словаре В.И.  Абаева  слову
wazdan  дано  несколько значений: «1.  Человек  благородного
состояния, дворянин, уздень, Edelmann; 2. Благородный, воспитанный,
учтивый,  вежливый,  изысканный,  изящный».  Согласно  Абаеву,   «в
феодальной   Осетии  wazdan’ы  занимали  среднее  положение   между
алдарами-князьями,  с  одной стороны, и простыми  крестьянами  -  с
другой. В феодальной иерархии их положение соответствовало примерно
армянским aznvak’an, грузинским aznauri, кабардинским
work.   После   монгольских  нашествий   с   их   катастрофическими
последствиями для Осетии (Алании) сословные различия утратили былое
значение.  Но  вплоть до революции в каждом из ущелий  Осетии  было
несколько   фамилий,  претендовавших  на  звание  wazdan   и
пользовавшихся известными признанными царской властью привилегиями»
(ЦГИА, ф. 796, оп. 26, д. 373, л. 103).
   11  В дореволюционной историографии тляхотлеш,
наряду  с  группами уорков, составляли дружину пше (князя).  Многие
исследователи  той  поры  полагали,  что  тляхотлеши  в  социальной
структуре средневековой Кабарды, занимали второе после князя место.
Они  «были  ближайшими советниками князей по делам целого  племени,
старшими дружинниками…» (Леонтович 2002, I, с. 335).
   12 Архимандрит Пахомий в донесении святейшему  Синоду
(1745  г.)  среди «главных людей» Дигории назвал «Кубатовых  детей,
коих  ныне  девять  братьев,  имеют под  владением  деревни...  все
тамошние народы за главного ныне имеют того Кубатова детей дядю,  и
ему  послушны. И никакой противности оному Кубатову...  ежели  кто-
либо   из  тамошнего  народа  учинит  какую  продерзость,  то  оный
Кубатовых  дом за то... берет некоторую подать скотом, а  телесного
наказания по обычаю учинить не может» (ЦГИА, ф.  796,
оп. 26, д. 373, лл. 279-279 об.).
   13  Хехесы, по  определению  Г.А.  Кокиева,  в
первой половине XIX в. находились на стадии закрепощения; остальных
крестьян    ученый    относил   к   «окончательно   закрепощенным»;
общественный  строй осетин в рассматриваемый период  квалифицировал
как «феодально-крепостнический» (Кокиев 1940, сс. 42,
43,  110). Аналогичные идеи высказывали В.С. Гальцев, Н.А. Смирнов,
Б.П.     Берозов    (Гальцев    1956,     с.     132;
Смирнов 1958, с. 229; Берозов 1969,  с.
106).
К содержанию || На главную страницу