Ольга ТОТРОВА

ПОСЛЕДНИЙ УРОК

   
   Каждый  раз, когда неумолимо приближается эта дата, 1  сентября,
мысли  в  голове  плетут причудливые кружева и вынуждают  думать  о
вещах  неприятных,  но важных. О том, что обязательно  должно  быть
услышано.   Пусть  чуть  наивно  (куда  же  без   веры   в   Высшую
Справедливость),  пусть даже и выспренно, но как иначе,  если  речь
идет об оглушительной боли, которая никогда и ни за что не пройдет.
   О боли Беслана.
   Уже  двенадцать  лет... Боже мой, двенадцать лет что  двенадцать
месяцев!  Малыши,  которые пошли в школу  на  следующий  год  после
трагедии, уже выпускники. Кто-то из тех детей, прошедших все  круги
ада   в   «первой»,  приведет  в  этом  году  в  школу  уже  своего
собственного ребенка.
   Двенадцать  лет как двенадцать дней – зима сменяла осень,  весна
превращала  снежные  сугробы  в  ручейки  грязноватой  воды,  потом
нестерпимо  палило  летнее  солнце и,  наконец,  снова  возвращался
сентябрь, невынужденно зловещий. Только память оставалась здесь все
время,  от осени и до осени, молчаливым, но постоянным напоминанием
о  наивысшей  из ценностей – человеческой жизни, тех, кто  страдал,
кто верил, кто не дождался...
   Сегодня  узнала  из  социальных сетей, что  у  Сусанны  Дудиевой
юбилей.  Как  написала  сама Сусанна: «И ягодка  опять,  и  вишенка
зрелая».  Порой  думаю:  Господи, будь у человечества  половина  ее
долготерпения,  стойкости духа и жизнелюбия –  это  был  бы  совсем
другой  мир.  Совершенно  иной. Но, увы,   коварное  сослагательное
наклонение...
   Годы   Сусанны  и  всех  бесланских  матерей  действительно   не
подчиняются  закону  времени.  Оно  для  них  остановилось  там,  в
пылающем  здании школы №1, в какофонии выстрелов, криков и взрывов.
С тех пор – ежечасная борьба. Схватка. Битва.
   Борьба за ту самую Высшую Справедливость.
   Сусанна  и  ее  сподвижницы сражаются не с  каким-то  конкретным
неприятелем или явлением, нет. Они пошли против Системы  в  надежде
получить  ответы на самые болезненные и страшные своей  бронебойной
простотой  вопросы: кто виноват в гибели детей  и  взрослых  и  как
вообще стал возможным захват школы.
   Система   привычно  безмолвствовала.  Нет,  конечно   же,   было
печально   известное   «торшинское»  следствие.   То   самое,   что
удивительным   образом   «не  замечало»   неудобных   свидетельских
показаний и каждым своим действием словно проверяло долготерпение и
выдержку   бесланчан.   Равно   как   «не   замечала»   официальная
следственная  группа  работу  параллельной  комиссии  во  главе   с
депутатом  Госдумы  Юрием  Савельевым,  профессионалом,  экспертом-
взрывотехником. Долго, очень долго бился с Системой и сам Савельев,
человек твердых принципов с иммунитетом к конформизму.
   В  поисках  правды  и  в  неустанных попытках  быть  услышанными
«Матери  Беслана» дошли до Европейского суда по правам человека.  В
Страсбурге  звучали  те же оглушительно хлесткие  вопросы:  все  ли
сделало государство для предотвращения теракта, минимизации  потерь
среди  заложников  и объективного расследования причин  трагедии  и
гибели людей?
   Конечно   же,  многие  не  в  меру  «патриотичные»  политические
деятели  поспешили обвинить «Матерей» едва ли не в предательстве...
интересов  России.  Дескать,  как  же  так,  вы  подаете   иски   в
международный судебный орган против собственного государства!
   Однако,   дело  №26562/07  «Тагаева и другие  против  Российской
Федерации»  -  это  не  вызов своей стране и не  попытка  выставить
родину  в  неприглядном  свете,  как пытаются  представить  мастера
нехитрой пропаганды. Нет, «страсбургское дело»  - это апогей  битвы
Сусанны  и ее соратниц с Системой. Попытка вознести до запредельных
высот  цену  самому  главному и святому  –  человеческой  жизни.  И
получить ответ.
   Конечно,  это  не более, чем совпадение, что вскоре  после  того
как  в  Страсбурге  вынесли решение по делу  бесланских  заложников
(признать  приемлемой жалобу на нарушение государством Конвенции  2
«Право  на  жизнь»),  Конституционный  Суд  в  Москве  разрешил  не
исполнять  решения ЕСПЧ в случае, если те «противоречат Конституции
РФ»...
   Говорят, что каждая трагедия – это жесточайший, но урок.  Вместе
с  непреходящей скорбью, Беслан останется великим примером людского
единения,  истинного добросердечия и кристально  чистой  демаркации
между Вселенским Добром и Абсолютным Злом.
   
   Если нам суждено было получить этот урок ТАКОЙ ценой, я  хочу
только одного – чтобы он оказался последним.
К содержанию || На главную страницу