Владимир ДЁМИНСКИЙ

НЕ ТВОЁ ДЕЛО

                              РАССКАЗ
   

   –  Да, уже еду. Пока, – Глеб отключил связь и положил смартфон в
карман  куртки.  Повернув голову, он посмотрел в окно.  За  стеклом
медленно  проплывали огни ночного города. Глеб  поёжился  и  поднял
воротник.  С  самого  начала  холодов, несмотря  на  многочисленные
жалобы пассажиров, в автобусах не топили.
   «  С каждым годом всё хуже и хуже», – мрачно подумал он и глянул
в сторону водителя.
   Когда-то автобусы ходили до двенадцати ночи, но в последние год-
два  после  десяти  вечера уехать на общественном транспорте  стало
крайне проблематично. В это время даже маршрутки куда-то пропадали!
Глебу  ещё  повезло, что, выйдя от друзей в четверть одиннадцатого,
удалось сесть на автобус, имеющий все шансы оказаться последним.
   В   салоне,   в  другом  ряду,  находились  ещё  двое.   Женщина
неопределённого возраста, одетая в старую, всю в проплешинах, шубу,
и  мужчина  лет сорока. Он сидел абсолютно неподвижно и, не  мигая,
смотрел в одну точку.
   «Под  кайфом, что ли?», – Глеб бросил быстрый взгляд на  бледное
лицо  мужика  и отвернулся обратно к окну. Сейчас автобус  как  раз
проезжал  мимо  корпусов «Авиамаша № 13». Завод, производивший  при
Союзе  системы  управления  авиационным  вооружением,  ныне  влачил
жалкое   существование.  Ещё  в  середине  девяностых  из  корпусов
растащили всё, что только можно, оставив лишь голые стены.
   В  последнее  время,  правда, по городу поползли  слухи,  что  в
рамках  очередной  модернизации на «Авиамаш  №  13»  скоро  завезут
новое,  закупленное у Китая, оборудование. Тут же  в  одной  жёлтой
газетке ушлые журналисты тиснули статью, что скоро «Авиамаш» станет
мировым  лидером по производству фаллоимитаторов. Такая, мол,  есть
информация из надёжных источников.
   Статья  вызвала  нешуточное бурление в  Интернете  и  вдохновила
народ   на   создание   множества  креативных  рисунков.   Впрочем,
официальные лица, как всегда, категорически всё отрицали.
   –  За  державу  обидно, – Глеб процитировал  фразу  из  любимого
фильма  и  смежил  веки. Ехать ещё было долго, так  может,  удастся
подремать?  В  голову, однако, упорно лезли невесёлые  мысли.  Даже
поход в гости их полностью не развеял.
   «–   Который  год  слушаешь  сказки  профессора,  потерпи,  мол,
немного,  скоро  займёмся  твоей диссертацией!  И  сколько  терпеть
нужно? Семь лет уже прошло! Идиот!»
   Автобус  подпрыгнул на колдобине и, клацнув зубами, Глеб  открыл
глаза. Тётки в салоне уже не было, а мужик продолжал смотреть прямо
перед собой. Кажется, он ни на миллиметр не изменил своей позы.
     «Чего  это  он  такой бледный? Как покойник, –  вдруг  подумал
Глеб. – Или свет такой в салоне?»
   Автобус  остановился.  Через  переднюю  дверь,  расплатившись  с
водителем и положив сдачу в сумочку, висящую на левом плече,  вошла
девушка.  Стройная, лет двадцати, одетая в короткую синюю куртку  и
обтягивающие тёмные джинсы, она даже не взглянула на Глеба.
   «А  ведь  дело  уже к тридцати трём близится,  –  с  неожиданной
тоской  подумал  он. – Возраст Христа, так сказать. Жениться  давно
пора.  Вот только зарплата старшего преподавателя к этому особо  не
располагает».
   «Ну   да,   отговорка,  конечно,  хорошая,  –  тут  же   ответил
внутренний  голос.  –  Только выше зарплата  никак  не  становится.
Интересно,  с чего бы это? И не надоело тебе ещё на кафедре  фигнёй
страдать?  Учебной нагрузки с каждым годом всё больше, а что  толку
то?»
   Глеб  скривился. По-любому, с работой нужно было что-то  решать.
Вздохнув, мужчина посмотрел в сторону девушки. Та сидела через  три
сиденья  от  него и, вроде, читала. Со спины, правда, не разглядеть
было.
   «Может, познакомиться попробовать? – вяло подумал он. – А что  я
ей скажу?»
   «Давай-давай, – начал его подзуживать внутренний голос. –  Когда
в последний раз в автобусах знакомился?»
   – Никогда, – прошептал Глеб и отвернулся к окну.
   Кажется,   они  подъезжали  к  Стадионной,  или  нет?  Остановок
водитель  не  объявлял, видимо решил, что три пассажира  –  слишком
мало  для  такой  чести. Глеб прищурился, всматриваясь  в  темноту.
Точно, Стадионная!
   Лет  шесть назад здесь решили построить стадион. Да такой, чтобы
даже  иностранцы  позавидовали!  Одних  только  мест  в  спортивном
сооружении запланировали столько, что хватило бы рассадить четверть
всего взрослого населения города.
   Эпическое   строительство  началось   с   грандиозного   пожара,
уничтожившего  несколько кварталов с домами из  старого  фонда.  На
освободившемся   месте  быстренько  вырыли  котлован   и   заложили
фундамент.  Но затем работа застопорилась. Глеб точно не  знал,  но
вроде   там   случилась  какая-то  мутная  история  с  деньгами   и
генподрядчиком.
   Строительство  продолжили только через три года.  Смету  к  тому
времени  увеличили то ли вдвое, то ли вчетверо. За  полгода  успели
возвести  часть  стен, после чего стройку заморозили  окончательно.
Теперь стадион представлял собой нечто среднее между декорациями из
постапокалиптического  фильма и развалинами времён  второй  мировой
войны.  Летом здесь тусовались наркоманы и гопота, зимой, в  мороз,
вроде  было  поспокойнее. Хотя, конечно, гулять тут  не  следовало.
Особенно ночью.
   Автобус  стал.  В салон ввалились трое парней. Увидев  их,  Глеб
поскорей  отвёл  взгляд. На всякий случай, так  сказать,  от  греха
подальше.  Судя  по  нарочито громкому разговору и  раскрасневшимся
лицам, молодые люди были изрядно навеселе.
   «Соплячьё,  –  с  неожиданным раздражением подумал  Глеб,  краем
глаза наблюдая, как один из парней садится рядом с девушкой.  –  Им
же лет по семнадцать, не больше!»
   Двое  других  уселись на соседний ряд. В полупустом салоне  было
хорошо  слышно,  как  они  принялись  обсуждать  какого-то  Коляна,
которому  недавно  кто-то  из  них неслабо  вломил.  Весь  разговор
перемежался отборным матом и громким хохотом.
   Глеб  даже  пожалел, что у него нет плеера. Хоть он и  не  любил
слушать  музыку в наушниках, но сейчас устройство пришлось  бы  как
нельзя кстати.
   Между  тем парень, сидящий возле девушки, зря времени не  терял.
Наклонился  к  ней и что-то жарко зашептал. Она,  в  свою  очередь,
отстранилась от него и прижалась плечом к окну.
   –  Сволочи, – тихо-тихо, так, чтобы никто не услышал,  прошептал
Глеб.
   Со  злости  он  достал из внутреннего кармана ридер  и  принялся
читать.  Два дня назад Глеб скачал недавно вышедший сборник местных
легенд и преданий. Местами, надо признать, довольно занятный.
   «…старики рассказывают. Живёт Хлад возле реки, а людям  является
раз в дюжину лет, зимой, в ночь перед полнолунием…»
   Ридер  издал  жалобный  писк,  после  чего  отключился.  Зарядка
кончилась. Выругавшись, Глеб закрыл глаза и сделал вид,  что  спит.
Ну,  а что тут ещё можно поделать? Однако сон упорно не шёл. Может,
этому мешали пьяные вопли, а может, нахлынувшие вдруг воспоминания…
   Ярко  светило летнее солнце, море неспешно накатывало  на  песок
мелкие  волны.  До  пляжа  было недалеко, метров  двести  по  шоссе
пройти,  да  вниз  спуститься. С утра машин здесь  почти  не  было,
поэтому Глеб шёл прямо по асфальту.
   Одуряюще  пахли росшие на обочине травы и стрекотали  кузнечики.
В  небе  лениво кружили жирные чайки, а над морем медленно снижался
параплан.  Глеб  оглянулся. Родители остановились сзади,  метрах  в
пятидесяти от него. Кажется, они собирались фотографироваться.
   Подросток  улыбнулся. Может, это последний  раз,  когда  удалось
поехать  на  море  вместе  с  ними?  Всё-таки  как-никак,  ему  уже
пятнадцать лет! На следующий год можно будет махнуть куда-нибудь  с
друзьями, без родственников.
   Впереди,   заехав  колесами  на  обочину,  стоял   микроавтобус.
Подойдя   поближе,  Глеб  увидел  возле  него  коротко   стриженого
накачанного   парня.   Он   крепко  держал   за   локоть   плачущую
светловолосую девушку.
   – Пустите, мы не хотим ехать с вами! – рыдала она.
     Второй  парень  держал  за  плечи  её  подругу.  Задние  двери
микроавтобуса  были  широко  открыты,  казалось,  ещё  мгновение  и
девушку затолкают прямо в салон.
   –  Да  ладно,  девчонки, чего ломаетесь? Поехали, покатаемся!  –
весело проговорил качок.
   На   подошедшего  Глеба  не  обратили  ни  малейшего   внимания.
Подросток  же  быстро-быстро прошёл мимо, сделав вид,  что  в  упор
ничего  не  видит.  Лишь  сидящий за рулём небритый  мужик  мельком
бросил на него ленивый, оценивающий взгляд и отвернулся.
   Глеб  успел  сделать  всего  с  десяток  шагов,  как  мимо  него
промчался микроавтобус. Последнее, что он успел увидеть, это белое,
заплаканное лицо прижавшейся к стеклу девушки. Её отчаянный  взгляд
он запомнил на всю жизнь.
   С  тех пор прошло больше пятнадцати лет, однако это происшествие
упорно  не  хотело исчезать из памяти. Глеб не раз убеждал  себя  в
том,  что  сделать против трёх здоровенных парней он ничего  бы  не
смог, но успокоения это не приносило.
   А  что  стало  с теми девчонками? Сумели ли они вернуться  после
той  поездки живыми? Уже ставший взрослым, Глеб часто задавал  себе
эти  вопросы,  но ответы, которые приходили на ум, лишь  заставляли
сжимать  кулаки  в бессильной злобе. На кого? Да в первую  очередь,
наверное, на себя…
   –  Пусти  меня! – раздавшийся в салоне крик заставил его открыть
глаза.
   – Да ладно, чё ты, а?
   Парень  пытался  обнять  девчонку,  а  та  безуспешно  от   него
отбивалась. На мгновение она повернула голову, и Глеб встретился  с
ней  глазами.  И  вспомнил этот взгляд! Именно так  на  него  тогда
смотрела девушка из микроавтобуса.
   –  На  меня  смотри!  –  парень взял её за подбородок  и  рывком
повернул голову к себе. Его дружки радостно заржали.
   – Мне выходить надо, отвали от меня!
   – Да ну, с нами выйдёшь!
   «Опять! Как тогда на море», – растерянно подумал Глеб.
   Он  посмотрел  на  сидевшего неподалёку мужика. Тот  по-прежнему
пялился  в  одну  точку  и,  судя  по  всему,  находился  где-то  в
альтернативной  реальности. Рассчитывать на помощь  с  его  стороны
было бы глупо.
   «Что  делать-то? Может, водителя позвать? А то он не слышит!  Да
ему пофиг всё! Недавно вон в Интернете писали, автобус перевернулся
из-за  того, что водила работал без выходных восемь дней.  А что  у
нас  на  следующей  остановке? Парк, вроде бы?  Там  сейчас  вообще
народу не будет!»
   «Это  не твоё дело. Спал? Вот и спи дальше! Их трое, а ты один!»
– шепнул рассудительный внутренний голос.
   Глеб  начал медленно подниматься. Где-то внутри него,  казалось,
образовался  огромный  кусок льда, начали путаться  мысли,  а  руки
задрожали мелкой противной дрожью.
   «Тебе копец», – констатировал внутренний голос и замолчал.
   Крепко   хватаясь  за  поручни,  молодой  человек  прошёл   мимо
компании и развернулся. Стал так, чтобы держать всех троих  в  поле
зрения.
   –  Уважаемый, – обратился он к парню, сидевшему возле девушки. –
Ей выходить на следующей остановке надо. Пропусти, а?
   –  Хы,  а ты чё за хрен с бугра? – буркнул тот. – Твоя, что  ли,
тёлка?
   В  этот  момент  девушка попыталась встать, но  парень  с  силой
толкнул её обратно на место.
   –  Ты  что  творишь,  козёл? – прошипел  Глеб.  –  Совсем  страх
потерял?
   –  Кого  это  ты  козлом назвал, гнида?! –  двое,  до  этого  не
участвовавших в разговоре парней, вскочили с сидений.
   Глеб отступил на шаг. Потом ещё.
   – Чё, зассал? – заржал один из них.
   Глеб   отошёл   на  среднюю  площадку.  Так  у  него   появилось
пространство для манёвра. Внутри его всего колотило, но  внешне  он
оставался  абсолютно спокойным. В последний раз Глеб  участвовал  в
драке  ещё  в  школе,  и  то  не особенно  успешно.  Да  и  спортом
практически  не занимался, разве что в девятом классе с  полгода  в
бассейн ходил.
   Первого  бросившегося на него парня он встретил прямым ударом  в
лицо.  Попал  на  удивление удачно. Кулак с  хрустом  впечатался  в
переносицу, кровь так и хлынула, заливая губы и подбородок!
   Но  вместо  того,  чтобы развить успех, Глеб застыл  в  каком-то
непонятном ступоре.
   – Сука! – второй противник двинул ему в голову.
   В  мозгах словно взорвалась граната. Глеб пошатнулся и  чуть  не
упал.  На руке у парня была какая-то железка, и после второго удара
Глеб рухнул навзничь.
   Они   стали  пинать  его  вдвоём.  Ногами.  Скорчившись  в  позе
эмбриона,  Глеб пытался прикрыть руками голову. Третий из компании,
оставив-таки девушку в покое, поднялся со своего места. В его  руке
сверкнул нож.
   «Конец!»  – Глеб открыл рот, пытаясь закричать, но в  лёгких  не
было воздуха.
   Он  зажмурился,  но смертельного удара не последовало.  Внезапно
повеяло морозным воздухом. Над головой раздался сдавленный  хрип  и
какое-то  бульканье,  после чего наступила тишина.  Его  даже  бить
перестали.
   – Посмотри на меня, – послышался вдруг чей-то холодный голос.
   Глеб  осторожно  открыл  глаза. Ему  с  большим  трудом  удалось
сфокусировать взгляд. Сильно мешала кровь, сочащаяся из рассечённой
брови.
   Над  Глебом  стоял мужик. Тот самый, который всю поездку  сидел,
погружённый  в  себя.  Отчего-то Глебу  показалось,  что  в  глазах
незнакомца  играет серебристый отблеск. Словно Луна  отражается!  В
голове  вдруг помутнело, и на мгновение ему почудилось, что  силуэт
мужчины подёрнулся туманной дымкой. Похожей на ту, которая приходит
с реки ранним утром. Глеб моргнул, и наваждение пропало.
   –  Остались  ещё…  на  людей  похожие,  –  задумчиво  проговорил
неведомый спаситель, глядя на него сверху вниз. – Надо же…давно  не
встречал.
   Глеб  только  сейчас заметил, что автобус остановился.  Опёршись
рукой  об  пол, он попытался встать. В боку что-то сильно закололо,
да так, что Глеб едва не закричал, лишь в последний момент прикусил
губу.
   Медленно,   превозмогая  боль,  ему  всё  же   удалось   кое-как
подняться,  а  незнакомец даже руки не подал! Крепко  вцепившись  в
поручень, сплюнув на пол кровь, Глеб прохрипел:
   – С-спасибо.
   Незнакомец ничего не ответил. Его ноздри раздувались, он  словно
бы  к  чему-то  принюхивался. Как-то так получилось, что  неведомый
спаситель  целиком завладел вниманием Глеба. Тот даже  поначалу  не
понял, куда девались нападавшие.
   А  они вот, на полу, совсем рядом! У одного нож погружён в грудь
по  самую  рукоятку,  второй, тот, что кастетом размахивал,  теперь
лежит  в неестественной позе, словно паровой каток по нему проехал!
Но,  вроде, дышит. Третий, кажется, тоже  живой, слышно  даже,  как
стонет. И вот что странно, тела всех троих поблёскивают. Инеем, что
ли, присыпаны?!
   Глеб посмотрел на девушку. Её лицо теперь было даже не белое,  а
какое-то жёлто-зелёноё, в глазах плескался безотчётный ужас.
   –  Кровь… – тихо прошептал незнакомец и провёл пальцем  по  щеке
Глеба.
   Он  вздрогнул. Прикосновение было обжигающе-холодным,  словно  к
металлу на морозе прислонился!
   Спаситель размазал кровавый сгусток меж пальцами и посмотрел  на
девушку.
   –  Нет! – Глеб было дёрнулся, но у него подкосились ноги. Хорошо
хоть, за поручень успел ухватиться! – Не надо… пожалуйста.
   Незнакомец   обернулся.   Его   глаза   действительно   отливали
серебром. Теперь Глеб видел это совершенно отчётливо. И какой же он
был  высокий! На полторы головы выше его, никак не меньше! Странно,
но  Глеб не чувствовал ни малейшего страха. Только в  голове  вдруг
всплыли не так давно прочитанные строки из книги:
   «На  человека  он  похож, только лицом сильно  бледен  и  ростом
высок.  Коль  ты  душой чист и сердцем храбр,  то  ничего  тебе  не
сделает и даже оградить от беды может. Но уж если душа черна…»
   –  Ещё  не время… для неё, – произнёс непонятную фразу нежданный
спаситель и  наклонился совсем близко к нему. Глеб даже дыхание его
ощутил! Как ни странно, пахло какими-то травами и почему-то  речной
водой.
   – Двери! – негромко скомандовал мужчина.
   Водитель   словно   этого  и  ждал.  Двери   отворились.   Резко
отвернувшись, незнакомец схватил двоих живых, лежащих на  полу,  за
руки.  Одного  за  левую, второго за правую. Он двигался  настолько
стремительно,  что  Глеб  даже  не  успел  ничего  сказать.  Спустя
мгновение незнакомец уволок их во тьму. Двери закрылись.
   Вытерев  рукавом  кровь  со лба, Глеб  прижал  ладонь  к  ноющим
рёбрам  и  заковылял  по  промёрзшему полу к  девушке.  Нужно  было
попытаться привести её в чувство.
К содержанию || На главную страницу