Батрадз ХАРЕБОВ

            К 60-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ КОСТА ДЗУГАЕВА

ДРУЖЕСКОЕ ПОЗДРАВЛЕНИЕ С ЮБИЛЕЕМ

   
   В  апреле 2016 г. исполнилось 60 лет Коста Дзугаеву. Мы давно, с
юношеских  лет  знаем  друг друга, было  время,  когда  и  работали
вместе,  и весьма, кстати, успешно. Ещё более продуктивно  проходит
наше внерабочее общение.
   Коста  известный  человек,  и  поздравлений  с  юбилеем  к  нему
поступило  множество,  самого разного вида. Я,  со  своей  стороны,
присоединяясь к поздравлениям, хочу отметить такое ценное  качество
юбиляра,  как  хорошее  чувство юмора, не  изменявшее  ему  даже  в
нешуточных  ситуациях.  Скажем, когда он с гордостью  сообщил,  что
улочка,  где  находится его отчий дом, переименована и из  Военного
тупика  стала  улицей Георгия Дзугаева. На что я ему  заметил,  что
когда  он  сам  перейдёт  в  мир  иной,  то  улицу  вновь  придётся
переименовывать  и она примет окончательный вид  –  «Улица  Отца  и
Сына». Шутку он оценил.
   А теперь расскажу о нескольких характерных эпизодах.
   1.  Коста большой любитель тутовых ягод. А на улице Горького  во
дворе  дома писателей (где живёт Нафи), росло замечательное тутовое
дерево  с  большими, сочными белыми ягодами. Коста  повадился  туда
ходить  лакомиться, год за годом, ухитрившись получить  от  жильцов
дома  полные  права  пользователя (видимо,  как  сын  писателя).  К
середине  девяностых  годов  прошлого  века  Коста  был  избран   в
Верховный  Совет  РЮО и возглавил комитет по законодательству,  его
политическая  карьера пошла вверх, и ему, как  обычно  это  бывает,
частенько   начали   произносить  фразы  вроде  «гордимся   тобой»,
«возлагаем  на  тебя  надежды» и т. п. Коста относился  к  этому  с
юмором, но в душе это его грело.
   И  вот  однажды  опять  он взбирается на это  дерево,  на  самую
верхотуру, и вдруг на глазах жильцов под ним ломается ветка,  и  он
падает  вниз! Очевидцы утверждают, что падая, он крикнул всего  два
слова: «Республика в опасности!»
   До  земли  он-таки  не долетел, зацепившись  за  сук,  по-моему,
штанами.  Таким  замечательным образом был  спасён  для  Республики
будущий Председатель Парламента, каковым он вскоре был избран…
   2.  Второй  эпизод  случился, когда мы с ним  летели  куда-то  в
Европу   на   очередную  грузино-осетинскую  встречу,  оплачиваемую
западными налогоплательщиками, и было это уже ближе к двухтысячному
году.  Такие  поездки  тогда были частыми,  на  Западе  ещё  наивно
верили,  что южных осетин удастся помирить с грузинами и перетащить
от России на свою сторону.
   И   вот   в   аэропорту   проходит  наша  группа   проверку   на
металлоискателе. Все прошли через арку нормально, но  когда  прошёл
Коста, детектор сработал и зазвенел.
   Его  ещё раз вернули, попросили дополнительно выложить всё,  что
есть в карманах, ремень и ботинки уже были сняты… Прошёл второй раз
– опять звенит!
   Тогда  к нему подошла симпатичная офицерша безопасности с ручным
металлоискателем и начала его оглаживать по всему телу  этим  своим
прибором,  а потом ещё и руками охлопала. Ничего не обнаружив,  она
предложила  ему  опять  пройти сквозь рамку металлоискателя.  Коста
опять зазвенел!
   Офицерша,  удивлённо  на него уставившись, озадаченно  спросила:
«Что  же  это  у вас звенит-то?» (мы-то знали, откуда и  как  может
звенеть…).  На  что последовал ответ: «Девушка, я огромным  усилием
своей  стальной воли заставляю себя спокойно на вас  смотреть.  Вот
эта стальная воля и звенит! Куда ж я её дену?!»
   Вокруг  все  засмеялись, и нас, включая Коста,  беспрепятственно
дальше пропустили…
   3.  Но  были и серьёзные коллизии. Так, в 2004 году, по  наветам
некоторых лиц, Коста вдруг был вызван в наше родное КГБ и задержан.
В  биографиях  политиков, занимающихся реальным делом,  такие  вещи
случаются, что и говорить.
   Приехавший  в Цхинвал на следующий день российский  генерал  ФСБ
сразу  же  велел  привести Коста к себе в кабинет. Неизвестно,  как
сложился бы у них разговор и какие случились бы дальнейшие события,
но  молва утверждает, что диалог начался с того, что генерал, выйдя
из-за стола к Коста навстречу, поздоровался с ним за руку и вежливо
сказал: «Садитесь, пожалуйста!» – на что наш юбиляр не преминул  со
всей учтивостью ответить: «Спасибо, я уже сижу!..»
   Генерал  расхохотался, и дальше пошёл уже  вполне  доверительный
разговор,  суть  которого  свелась к тому,  что  досадный  инцидент
должен быть немедленно закрыт и забыт.
   
   Можно  и  ещё приводить примеры чувства юмора юбиляра. Например,
сегодняшняя   популярная   рубрика  «Улыбка   Сырдона»   в   газете
«Республика» берёт начало из аналогичной рубрики в газете  «Вестник
Южной  Осетии»,  издаваемой  Коста в прежние  годы  –  когда  он  с
энтузиазмом  воспринял  мою  идею использовать  образ  Сырдона  для
сардонически-«сырдонистых»  уязвлений   отдельных   пороков   нашей
действительности.  Или  его идиоматические переводы  на  осетинский
язык  русских  народных  частушек –  тоже,  как  говорится,  широко
известны  в узких кругах. Или пародии на некоторых наших златоустов
и доморощенных пиитов.
   Но  главное то, что чувство юмора никогда его не подводило.  Вот
с  этим  пожеланием заканчиваю своё поздравление, а  для  читателей
предлагаю написанную самим Коста полуироническую полуавтобиографию.
К содержанию || На главную страницу