Евгений КУРОЧКИН

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ МАЛЕНЬКОЙ М.


*  *  *
Нас догоняет осень –
Лошадью блекло-рыжей.
Ты же, конечно, спросишь.
Я же в ответ – обижу.
Ты улыбнешься грустно.
Я – ухмыльнусь устало.
Осенью в небе – пусто.
Осенью в сердце – мало.
Осенью в сердце – нечет.
Осень снова и снова
Листья крапленые мечет,
Словно сдает в подкидного,
Только дурак – известен.
Видишь, там, в небе – просинь?..
Мы улыбнемся – вместе:
Нас не догонит осень!


*  *  *
Я ставил силки на синицу,
А в руки попал мне журавль…
Я голову поднял – по небу,
Печальная, стая летела…
Я понял: земли притяженье
Мне неба призывов дороже…
Я руки разжал, и журавль
К солнцу немедленно взмыл…
И я пошел к дому, спокойный,
Зная, что правильно сделал…
Что журавлю – журавлиное,
А мне – по земле ходить…
Но, иногда, отрываясь
От дел земных и привычных,
Я смотрю в небо и думаю –
Где он сейчас, мой журавль?..


*  *  *
Рука в руке. Так смело…
Кому какое дело
Кто ты, кто я, кто с нами?
Глаза в глаза. Глазами
Окружены. И все же:
Рука в руке – так можно.
Глаза в глаза. Чёт? Нечет?
…И тихое – «До встречи…»


*  *  *
Осень молчала, золото
Сыпала нам в карманы.
Прятали руки – холодно;
Прятались от желаний.
И расходились в стороны,
Каждый – себе навстречу:
Осень дарила золото,
Миг превращая в вечность…


*  *  *
Нет, не ведали, что творили
Мы в эпоху зеленых листьев.
На ладонях сплетали линии –
А сплести нам хотелось судьбы.
Мы любили? Да, мы любили,
Уходя от запретов лишних.
Ведь глаза были синие-синие,
Когда губ вдруг касались губы…
*  *  *
Сошли с ума. А ночь горстями
Ссыпала звезды нам за пазуху.
Гонцом с хорошими вестями
Спешило сердце. Как заказывал:
Луна, и ты, и мира море
Сошли с ума и сбились в стаю…
И новый день по косогорам
Бежал, к утру не успевая…


*  *  *
Знаешь, а наши деревья
Все так же стоят у обрыва.
Веришь, не лечит время,
А просто стирает грани
Между мечтой и первым,
В муках рожденным знанием;
Между тобой и всеми,
Кто проходили мимо…


ПРОХОДНАЯ ПЕШКА. (МАТ В ТРИ ХОДА)

В главной роли – чуть пьяная стерва.
Это странный спектакль, мы танцуем, мы пара.
Быть не первым легко, быть последним, наверное,
Тяжелей, ведь открыта спина для удара.
Мы танцуем легко, в ритме вальса. Мазурка
Будет позже, сейчас лишь прелюдия к балу.
Я испуган (чуть-чуть), я всего лишь фигура
Опциона на бивнях слонов Ганнибала.
Это странный спектакль. Гремят барабаны.
Маршируют ферзи. Затем пешки. Затем
Мы играем вдвоем: я и кто-то мне равный,
Словно был Богом я или не был совсем.
Я, конечно же, пьян, а она лишь смеётся.
Вот диван, и не сомкнуты больше колени –
Но открыта спина, и уж ждёт – не дождётся
Юный Брут своего появленья на сцене.


*  *  *
Вечер упал, проломив крышу
Синего неба, сделав – серым.
Ты подожди меня, слышишь, слышишь,
Там, где во Льва переходит Венера.
Руку мне дай, просто – на счастье.
Вдруг мне поможет, тебе – вряд ли.
Вспомни сама, часто, часто ли
Кто-то тебя выжимал до капли?
Вспомни сама, кто и где же
Мог разбудить в тебе эту кошку?
Если ты вспомнишь, сними одежду -
Рядом со мной посиди на дорожку…


*  *  *
Лето держит руку на пульсе,
Караулит новые тренды.
Полосатое в моде, вы в курсе?
Полосатое – после обеда,
А сейчас – яркий принт и горошек!
Что вы, что вы, сейчас так не носят...
Лето звонко над нами хохочет...
Лето тоже забыло про осень...


КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ МАЛЕНЬКОЙ М.

Вечер крадется неслышною кошкой,
Видишь, стемнело уже за окошком.
Можешь побегать еще, но немножко,
Маленькая мисс М.
Вечер свое развернул одеяло.
Ты же, наверное, за день устала,
Дел совершила сегодня немало
Маленькая мисс М.
Вечер густеет, становится ночью –
Звездной, прозрачной, угольно-сочной.
Ты засыпаешь, свернувшись клубочком,
Маленькая мисс М.
Сон размывает и стены, и лица,
Вот ты летишь в золотой колеснице,
Что же тебе этой ночью приснится,
Маленькая мисс М?


*  *  *
Этот полдень был явно холодным.
Бабье лето – не лето совсем.
Вы дрожали в прозрачно-неплотном
Платье цвета «грущу по весне».
А вокруг все куда-то спешили.
Ветер листья с деревьев срывал.
Вы стояли на площади… Или
Вы спешили, а город стоял!
Вы спешили за солнца лучами,
За сбежавшим из дома теплом,
В этом платье – нелепом, отчаянном,
Цвета грусти, подернутой льдом.
Вы спешили, назло и не вместе:
«Поднажать, торопиться, а то…»
Ну а город – топтался на месте
В своем сером дерюжном пальто...


*  *  *
Скользни лунным бликом по самому краю,
И сразу назад – нам нельзя за черту!
Ты знаешь, ты веришь, но все же упрямо
Пытаешься выйти из света во тьму.
Эфирное тело струится так смело…
Слова невесомы, ведь слов больше нет…
Сплетаются взгляды в единое целое,
Раз руки не в силах нарушить запрет.
Под ноги ложится тропа искушений:
Как лезвие бритвы, коснешься – и кровь.
Поддаться на зов и стать совершенней?
Иль, став совершенней, поддаться на зов?
К содержанию || На главную страницу