Евгений МОРОЗОВ

ТУНИС – КОНВЕЙЕР
ЭКЗОТИЧЕСКИХ УДОВОЛЬСТВИЙ

   
   УЛЁТ
   Отправляясь за границу, в итоге всегда сталкиваешься с тем,  что
любая  воображаемая тобой другая страна куда шире  и  разнообразнее
твоего предсфтавления о ней.
   Так  и  я,  кому выпало отправиться в Тунис, сначала  отнёсся  к
этому  спокойно, но всю необычность и щекотливость  ситуации  понял
только  на  высоте 10-ти километров, когда заметил, как под  крылом
«Боинга»  показалась полоса Средиземного моря. Тунис,  конечно,  не
бог  весть  что и где, пусть и лёту туда около пяти часов.  И  сама
страна,  скорее,  ближе  к  Европе,  чем  к  Африке.  Но...   Когда
перешагиваешь на другой континент, который до этого видел только по
телевизору, всегда есть повод усомниться.
   С  другой стороны, можно просто отнестись к этому как к  обычной
туристической поездке, которых на свете немало. Тем более, что  так
оно и есть, и еду я туда, мягко говоря, далеко не первый.
   
   
   ИНОСТРАННЫЕ СТРАННОСТИ
   (общие сведения, география и народонаселение)
   Что  я знал о Тунисе? Когда в юности услышал о нём в первый раз,
то, в силу своего географического невежества, подумал, что это где-
нибудь в районе африканского экватора, рядом с Заиром или Конго.  И
даже не представлял, что так именуется лишь его столица. А само оно
официально   называется  Тунисская  Республика   и   находится   на
территории  бывшего карфагенского государства,  про  описания  войн
которого с Древним Римом я так любил читать. Словом, север  Африки,
родина  небезызвестного Ганнибала, наведшего в бытность свою шороху
в античной Италии. Но страну эту я, с собственного позволения, всё-
таки для краткости иногда буду называть Тунис.
   Поскольку  у  нас  здесь не урок истории или  географии,  просто
попробую  описать  свои  впечатления, коль  скоро  довелось  в  ней
побывать.  Постараюсь  особо не докучать  излишними  подробностями,
выделив лишь самое существенное.
   По  сообщениям  гидов, население Туниса на 98 процентов  состоит
из  офранцуженных арабов, оставшиеся 2 процента – евреи,  французы,
русские  и прочие, коих судьба занесла в эти жаркие края. По  форме
своей  страна похожа на своеобразный клин, вбитый между  Алжиром  и
Ливией,  омываемый  с  севера тёплой курортной  водой  Средиземного
моря.  Территория  составляет около 163 тысяч  кв.  километров  при
более  чем  10  миллионах  населения. В общем,  страна  не  слишком
большая.   Имеются  невысокие  горы  Атлас,  а  на  юге  начинается
бескрайняя  Сахара.  Тунис, как я понял из  рассказов,  территория,
которая многократно завоёвывалась и осваивалась разными народами  –
финикийцами,  римлянами,  варварами, византийцами,  арабами  и  так
далее. Последние, кто навязал ему свой протекторат, – это французы,
сделавшие  его  колонией,  которая потом  позже  от  них  отпала  и
утвердила  свою президентскую республику. Тем не менее, французский
след  в  Тунисе  остался навсегда – большинство  населения,  помимо
основного арабского, знает как свой родной французский. Тем  более,
что он преподаётся в государственных школах в обязательном порядке.
Города,  где  я  побывал (Тунис, Монастир, Кайруан, Сфакс,  Сусс  и
т.д.)   ,  в  основном,  имеют  2-3-4-этажные  здания.  Нередко   –
недостроенные. Считанные многоэтажки видел в столице. Как объясняли
гиды,  в  прибрежных городах строить многоэтажные здания запрещено,
дабы  не  закрывать  вид  на море. Крупные города  выглядят  вполне
цивилизованно  и  уютно,  города  помельче  и  всякие  деревни  уже
начинают контрастировать, и по ним видно, что большинство населения
живёт  небогато  и  не имеет стабильной работы, хоть  и  шмыгает  в
европейских  одеждах (футболки, шорты, джинсы и т.п.). Очень  много
плантаций оливковых деревьев (оливки – одна из экономических  основ
Туниса)  и...  мусора, как в городах, так и вне их.  По  сообщениям
гидов, это последствия второй жасминовой революции 2011 года, когда
президент  бежал из страны и начались волнения. Волнения шли  около
месяца, но намусорили при этом так, что и через два года убрать  не
получается.  Нефти, золота или серебра в стране нет (хотя  торговцы
при этом нередко норовят всучить незадачливым покупателям фальшивые
драгоценные   изделия).  Один  из  ключевых  источников   улучшения
экономики  – туризм. Образно можно даже сказать, что вся  Тунисская
Республика – это огромный завод по переработке туристов в  денежные
доходы  для  государственной казны. Тем более, что  всё  здесь  как
будто  для этого и устроено. Тёплый климат, отсутствие зимы  (снег,
вдруг вываливший в прошлом году, – редкое исключение, которое  даже
нечем  было убирать), длинная прибрежная полоса с уютными  пляжами,
плодовитая инфраструктура бесконечных отелей, разнообразные  фрукты
–  всё  это продаётся и покупается прибывающими в страну любителями
экзотики.
   Дороги  в  Тунисе,  как  я  заметил,  хорошие  и  ровные,   хотя
дорожными  правилами иногда пренебрегают, и на узких  улицах  нужно
глядеть  в  оба,  чтобы  не  оказаться под  колёсами  какого-нибудь
полуразваленного  мотоцикла или отливающего  желтизной  такси.  Что
интересно,  вдоль  дорог  иногда попадаются  столбы  высоковольтной
линии, на самом верху которых обустроено просторное гнездо, а в нём
сладкая  парочка  мирных  аистов –  это,  по   утверждениям  гидов,
инициатива  правительства, заботящегося о животном мире и  красивом
виде.
   Есть  в  стране  несколько  заводов,  где  собирают  французские
машины  (Рено,  Пежо,  Ситроен), которые, кстати,  продаются  здесь
намного дешевле, чем в других странах, и по нашим деньгам стоят что-
то около 300 тысяч рублей.
   Основная  денежная  единица  –  динар  (по-нашему  около   20-ти
рублей)  и  миллим  (1 динар составляет тысячу миллимов).  Вывозить
тунисскую  валюту  за  границу запрещено  правительством  и,  таким
образом,  в  других  странах  она  не  имеет  хождения.  Хотя  сами
тунисские торговцы в своих лавках охотно продадут вам что-нибудь  и
за  доллары, но не за рубли, о которых, соответственно, в Тунисской
Республике не имеют никакого представления.
   Внешне  жители  Туниса  имеют тёмную или  смуглую  кожу,  чёрные
вьющиеся  или  даже  курчавые волосы;  вид,  в  основном,  если  не
приветливый,  то  любопытствующий;  когда  разговаривают  на  своём
арабском  языке, то иногда машут руками, подчёркивая речь  жестами.
Попадаются  порою и радикально черные до фиолетового оттенка  негры
(может быть, приехавшие из других африканских стран, а, возможно, и
осевшие  в Тунисе). Но почти любой, как ни странно, если заговоришь
с ним на ломаном английском, тут же сменит свой задушевный арабский
на  французскую  трель,  сопровождая  её  обращениями  «месье»  или
«мадам».  И  со стороны получается забавно: темнокожий,  поющий  на
французском,  это  как если бы у нас слесарь второго  разряда  стал
изображать балет. А у них – обычное дело.
   В  целом,  растительности  в  Тунисской  Республике  немного:  в
основном, пальмы, оливки, кактусы. Львиную долю составляют какие-то
пустоши   или  солончаковые  полупустыни  и  пустыни.  Леса   почти
отсутствуют,  и  укрыться  от  послеобеденного  палящего  солнца  –
первейшая  из  задач. Самый жаркий месяц – август, а  сама  жара  и
купальный  сезон начинаются аж с апреля. Мне, побывавшему  здесь  в
июле,  повезло  – июль выдался довольно нежарким, так  что  даже  в
Средиземном море с утра купаться было холодновато.
   Основная   религия  –  ислам.  Женщины  по  закону  уравнены   с
мужчинами и имеют право голосовать. Лично я видел женщин одетых по-
европейски, с непокрытой головой, и женщин в платках и даже женщин,
испуганно  кутающихся в такие покрывала, которые оставляли  от  них
одни  глаза. Как говорили гиды, тут всё зависит от воспитания: есть
семьи,  соблюдающие религиозные традиции, а есть –  воспитанные  на
европейский  манер. И то и другое не возбраняется. Но что  касается
обращения жителей Туниса к незнакомым приезжим женщинам,  то  здесь
по-разному:  я  слышал и почти оскорбительные для европейского  уха
«Наташа»  или  «Фатима»  (продавцов к  русским  покупательницам)  и
ласкательные  «роза» или «красивая». Женщины, как мне объясняли,  в
основном,  встречаются, заходя друг к другу  в  гости  или  даже  в
банях,  где  и перемывают кости всему миру. Поэтому на улицах  куда
больше  мужчин,  излюбленное  занятие  которых  сидеть  в  питейных
заведениях  и обсуждать прохожих. Я сам лично не раз видел  человек
двадцать здоровенных темнокожих мужиков, облепивших столики какого-
нибудь   уличного  кафе,  безапелляционно  тебя  разглядывающих   и
разговаривающих разговоры на протяжении почти целого  дня.  Причём,
мужики   эти  –  не  какие-то  безработные,  а  всего  лишь  просто
отдыхающие  в  период между ухаживанием за оливками  и  полноценным
сном.
   Что  же касается политического режима, то власть в стране  после
революции  пока  в руках временного правительства,  но  уже  совсем
скоро (вроде бы зимой) собираются избирать нового президента.
   
   
   ОТЕЛЬ В ХАММАМЕТЕ И НЕПОСРЕДСТВЕННО САМ ОТДЫХ
   (досуг и развлечения)
   Самолёт  наш  оказался  из  разряда  экономкласса,  сидеть  было
тесновато, и когда он попадал в зону турбулентности и его  начинало
трясти,  я  никак не мог отделаться от ощущения,  что  летим  мы  в
наглухо запаянной консервной банке, которая легко и с концами может
рухнуть  в лазурную воду под приветливые улыбки стюардесс. Но  всё,
слава  богу,  закончилось благополучно, и по  прилёту  в  Тунисскую
Республику он приземлился в аэропорту города Монастир, а уж  оттуда
в сопровождении гидов на автобусах нас стали развозить по отелям.
   Наш  отель  располагался  в  городе  Хаммамет  –  небольшом,  но
сравнительно  опрятном  городе  на берегу  моря.  Многие  города  в
Северной  Африке  делятся  как  бы на  две  части  –  Новый  район,
построенный  сравнительно недавно,  и Старый  (называемый  Медина),
построенный во времена исторические. Хаммамет не был исключением и,
пока  мы  ехали  по нему, я успел заметить, что большинство  отелей
располагается, соответственно, в Новом районе.
   Рядом   с   нашим   отелем  находилось  множество  магазинчиков,
торговых  лавок и кафе, стояли такси и буйным цветом  цвела  всякая
экзотическая  зелень.  Отель,  на мой невзыскательный  взгляд,  был
хорош  –  с мраморным полом, одетый в красивую плитку и современный
евроремонт,  он,  тем не менее, старался сохранить следы  некоторой
восточной  аутентичности  в  виде заковыристых  узоров  на  стенах,
памятных  глянцевых  изображений,  внутренних  чащ  с  пальмами   и
бассейнами с голубой водой. Прямо на ресепшене был обменный  пункт,
где  заготовленные заранее доллары можно было превратить в  местные
динары,  рядом – ресторан со шведским столом, напротив  –  зал  для
ночных  дискотек  и  прочих увеселений. В нашем отеле  отдыхали,  в
основном,  русскоговорящие – из России или из стран  бывшего  СССР.
Перво-наперво  при  заселении  тебе надевают  на  руку  пластиковый
браслет  с названием отеля – благодаря ему ты вхож во всю  отельную
инфраструктуру и определяем местными жителями как турист  и  объект
для наживы.
   У   ресепшена   постоянно  толкутся   люди   –   прибывшие   или
отъезжающие, и именно здесь начинаешь чувствовать, что ты  попал  в
своеобразный  туристический  конвейер  или  мясорубку,  в   которой
незагоревших  туристов  поджаривают на солнце  и  перерабатывают  в
полезную для страны наличность. Партия за партией, туристы охотно в
обмен на экзотику расстаются со своими кровными, чтобы при случае в
своих  родных  пенатах блеснуть бронзовым загаром, ширпотребовскими
сувенирами   или  просто  забавными  воспоминаниями  о   беззаботно
проведённом времени. Гиды, кстати, заранее предупредили, что давать
чаевые   в  Тунисе  –  добрая  традиция  и  добровольное  выражение
благодарности.  Пусть даже уже всё оплачено, но при случае  неплохо
бы  оставить уборщицам номеров динар на своей подушке, или положить
его  же  на  приборную панель водителю экскурсионного автобуса  или
просто   вручить   косноязычному   гиду   или   носильщику   вещей,
проводившему тебя до номера. Вспоминаю, как на одной из экскурсий я
с  чувством  благодарности пожал руку чёрному, как сажа,  погонщику
верблюдов, но тот расценил это по-своему и, протянув ладонь, сделав
при  этом  красноречивое  движение пальцами,  залепетал  на  своём:
«Месье,  месье!..  Бакшиш! Бакшиш!» Так что иногда  даже  возникало
впечатление,  что  вся страна просит на чай, понимая  благодарность
только в виде местных денег.
   Так  как  же проводит свой отдых большинство туристов в  Тунисе?
Здесь,  по  моим наблюдениям, можно выделить три важные  категории,
образующие   существо  туристического  досуга   –   пляж,   еда   и
развлечения.
   Начнём  с пляжа. По сути, это то, ради чего большинство  едет  в
подобные места. Я веду речь только о том месте, где был лично, и не
берусь  судить  о других отелях, ни в коем случае не  претендуя  на
абсолютную  истину. Пляж в Хаммамете удивительно  чистый,  с  очень
мелким  мягким  песком,  как  и само Средиземное  море,  кристально
прозрачное и, как ни странно, разноцветное – голубое ближе к берегу
и   тёмно-синее  вдали.  Прямо  на  пляже  сооружён  дополнительный
ресторан,  где  ближе  к обеду бесплатно раздают  мороженое,  дыни,
арбузы,  пиццу и прочие вкусности. Имеются на пляже и деревянные  и
брезентовые  навесы, защищающие от палящего солнца,  набирающего  к
обеду  такую силу, что даже по песку ступить горячо. Есть лежаки  и
шезлонги. Всё это большинство русских туристов, которых тут  более,
чем  достаточно,  старается занять прямо с  утра.  Ибо  ко  времени
полуденной  жары  на  берегу  может даже  не  оказаться  свободного
защищённого  от  солнца места. По пляжу среди отдыхающих  постоянно
ходят работники отеля, подбирающие мусор или складывающие в штабеля
освободившиеся  лежаки  и  шезлонги. Тут  же  неустанно  шныряют  и
словоохотливые   предприимчивые  торговцы,   предлагающие   местные
сувениры или диковинки в виде катания на верблюдах, гидроциклах или
полётов   на  парашюте,  привязанном  к  какому-нибудь  скоростному
средству,  передвигающемуся по воде. Не оставляют в покое  также  и
ещё  какие-то стильно одетые посредники, вяло бродящие туда-сюда  и
предлагающие  турецкие бани и лечебный массаж. В  общем,  искушений
достаточно – были бы наличные средства.
   Но   большинство  отдыхающих  занято  тем,  что   загорает   или
купается.  Образно  говоря,  весь пляж напоминает  лежбище  морских
котиков,  где  среди  белого  цвета  доминирует  смуглый  или   уже
бронзовый  оттенок  кожи.  Лично сам  видел  много  целенаправленно
загорающих девушек и женщин, обгоревших уже до состояния головёшки,
но  тем  не  менее  всё  ещё неустанно подвергающих  себя  принятию
солнечных  ванн.  Мужчины  более  опасливы  и  отдают  предпочтение
купанию,   доплывая  до  ограничительных  буйков   или   борясь   с
набегающими  иногда весёлыми волнами. Само море  очень  солёное,  и
если  случайно  хлебнёшь  его,  то  ощущение  такое,  словно  выпил
раствор,  перенасыщенный NaCl. Спервоначалу морю  очень  радуешься,
так  что  купаешься  по нескольку раз в день, но  потом  постепенно
привыкаешь и ограничиваешься разом-двумя.
   Параллельно    территории   пляжа,   где    отдыхают    русские,
располагается французский пляж, отличающийся только тем, что народу
там  поменьше  и навесы сделаны из натуральных пальм, в  результате
чего  французская  тень куда прохладнее и уютней русской,  отдающей
парниковым тепличным эффектом.
   В   общем,  пляж  –  участь  для  деятельной  натуры,   хоть   и
благотворная,  но печальная. Десять дней кряду валяться  на  нём  и
ничего  не  делать,  обжираясь кондитерскими  изделиями  и  попивая
напитки, способны всякого превратить в слонопотама, подразделяющего
день  только  на  еду и на сон. И иногда даже появляется  мысль,  а
зачем  тебя  вообще занесло в эти палестины, если  примерно  то  же
самое  можно получить и в своих пенатах, где в жаркую пору лета  на
любой  реке теоретически такой же пляж со всеми вытекающими  отсюда
последствиями.
   Теперь  что касается ресторана или системы питания в отеле.  Как
известно,  шведский стол подразумевает свободный выбор  каждого  из
довольно  разнообразного  перечня предлагаемых  блюд.  Там,  где  я
отдыхал,  было то же самое. Но при этом сам я столкнулся с подобной
системой в первый раз. Отсюда и мои выводы.
   Вся  еда  выкладывается на противни или подносы, лежащие длинным
рядом,  из  которого каждый набирает себе по вкусу.  Некоторую  еду
готовят прямо на твоих глазах и даже с улыбкой кладут тебе прямо  в
тарелку.  Есть  почти  всё на любой вкус: рис  с  изюмом,  какая-то
жёлтая  картошка, макароны, яйца, гуляш, котлеты, курица, креветки,
разные  салаты,  сладости, холодные соки, чаи,  разные  виды  кофе,
арбузы,  дыни и так далее. Всё это приправлено всяческими специями,
запах  которых  пропитал  всю... (чуть  не  сказал  столовую)  весь
ресторан.  Отдыхающие толкутся и суетятся, набирая себе  в  тарелки
столько,  что и съесть-то почти невозможно за раз. И в первые  свои
посещения  подобного  ресторана с радостью  кидаешься  на  все  эти
блюда,  хочешь  попробовать всё или почти всё. Но с какого-то  дня,
после  очередного переедания, начинаешь замечать, что тебя начинает
мутить  от одного запаха ресторанных специй, где всё хоть и разное,
но  приготовлено как-то на один манер, перебивая твой аппетит одним
едва   неуловимым   духом   «недомашней»  пищи,   рассчитанной   на
среднестатистического «поедателя». Начинаешь замечать, что  местные
супы,  которые  здесь едят из чашек, слишком остры или  жидки,  или
безвкусны (суп они, кстати, вообще не очень-то хорошо готовят да  и
сами не часто его едят; в основном, по праздникам). Остро начинаешь
ностальгировать   по   домашнему  борщу,  пельменям,   по   простой
бесхитростной  пище,  не  подправленной  всякими  лезущими  в   нос
приправами и специями. И если у вас богатое воображение, то  помимо
всего  прочего в голову могут прийти всякие неприятные аналогии  со
свиным  корытом, откуда едят все, кому не лень. Словом,  под  конец
своего пребывания здесь я посещал этот ресторан почти с отвращением
–  из  чистой  необходимости  поесть, чтобы  были  силы.  Работники
ресторана,  да  и всего отеля, кстати, поголовно в  белых  одеждах,
хоть  и  сами чёрные или тёмные, что составляет забавный  контраст.
Они  весьма любезны, услужливы, охотно говорят на ломаном  русском,
желая  доброго утра, приятного аппетита и так далее, хотя мало  что
понимают  в  нём.  Русский в отеле знают: хорошо –  отельные  гиды,
продающие экскурсии; сносно или плохо – сидящие на ресепшене.
   Ну  и  что  касается развлечений, то программа   здесь,  хоть  и
пестрая, но схематичная: детям – днём детская анимация с настольным
теннисом,   неглубоким  бассейном,  бильярдом,  танцами,   песнями,
сладостями;  взрослым  –  ночная  дискотека,  тот  же  бассейн  (но
поглубже),  пляжный  волейбол, шатания по прекрасно  озеленённой  и
ухоженной территории отеля или, в крайнем случае, походы в  местные
магазины.  Следует  сказать, что с детьми  здесь  работают  детские
аниматоры – нечто вроде наших массовиков-затейников, шустрых малых,
которые  могут  и зарядку провести, и танцевать научить,  и  просто
развеселить.  Я  нарочно  запомнил одного  такого  парня-аниматора,
который неустанно носился по территории отеля, прыгал через  голову
во все бассейны, успевал при этом смотаться на пляж, чтобы провести
со  взрослыми аква-аэробику, вернуться, срубиться в теннис и  снова
нырнуть  с  головой  в  бассейн перед лицом  какой-нибудь  девушки,
вызвав  тем  самым её весёлый испуг. Словно бы имея  шило  в  одном
месте,  он  был неутомим и вездесущ. Я сыграл с ним пару  партий  в
настольный теннис (проиграл, конечно, но не с разгромным счётом)  и
рассмотрел на его груди деревянный крест, и тут выяснилось, что  он
никакой не араб, а Георгий из Грузии.
   Однако  чисто  детских  развлечений  здесь,  конечно,  мало.  На
территории детской анимации не запрещено курить и туда вполне может
затесаться подвыпивший взрослый и с матом плюхнуться в бассейн. Вот
тебе  будет  и  анимация!  Но чисто лубочных  русских  карикатурных
персонажей   я   здесь  почти  не  встречал.  Видел  лишь   одного,
умудрившегося напиться ввиду бесплатности алкогольных  напитков,  и
на  пляже,  и даже на экскурсии шумно чем-то восхищавшегося.  Да  и
того  быстро замяли, сказав ему: «Мужчина, заткнитесь, пожалуйста!»
В результате чего мужчина обиделся, нахамил в ответ и мирно уснул в
знак протеста.
   По  вечерам на территории отеля под журчания бассейнов  начинают
гонять  музыку  – какие-то восточные мотивы или европопсу,  отдавая
некоторое предпочтение французской эстраде. Музыка продолжается  до
одиннадцати и потом затихает. Через 2-3 дня вы знаете её  наизусть,
ибо гоняют почему-то одни и те же песни, и даже по нескольку раз  в
день.
   
   
   «РАШЕН БАНДИТО!.. САБОТАЖ!»
   (ода торговле)
   Отдельную  песню можно посвятить искусству торговли в  Тунисской
Республике.   Я   не   говорю   о   государственных   магазинах   с
фиксированными  ценами.  Я  имею  в  виду  многочисленные  торговые
палатки, лавки и ларьки, которые попадаются почти на каждом шагу  в
любом  городе и даже в таких провинциальных дырах, что  и  подумать
страшно.   Даже   более  того:  в  пустыне  на   точках   остановки
туристического  маршрута, где кроме пыльного навеса,  единственного
туалета и бесконечного жаркого пространства ничего нет. Торговаться
в  таких  местах  можно  сколько душе  угодно.  Продавцы  здесь,  в
основном,  арабы,  которые разговаривают  с  вами  на  французском,
стараясь  расшифровать вашу гремучую смесь ломаного  английского  с
нижегородским.
   Начинается  всё просто. Вы идёте по улице мимо этих магазинчиков
и,  едва  увидев  вас,  продавцы выходят из  своих  магазинчиков  и
начинают  зазывать:  «Эй, русски, давай пошли...  Я  тебя  люблю...
Заходи!» Вы заходите, смотрите какую-нибудь понравившуюся вещь. Вам
называют  за  неё  втрое  загнутую цену – скажем,  50  динаров.  Вы
отказываетесь  и как бы собираетесь уходить, и тут начинается  шоу.
Продавец  в  ответ  спрашивает вас: «Месье, сколько?  Сколько?»  Вы
предлагаете, допустим, 10 динаров. Продавец испуганно машет руками,
показывая, что это невозможно и сбавляет до 40. В конце концов,  вы
сходитесь  на  20 динарах и, довольный, приобретаете эту  вещь.  Но
позже  зайдя  в какой-нибудь государственный магазин, где  продавцы
стоят  уже со скучающими лицами, видите эту же вещь за 15  динаров.
Конечно, бывает и так, что удаётся на самом деле взять дешевле, чем
в государственных, но это дело случая.
   Продавцы  в  Тунисе, в основном, мужчины. У них,  как  я  понял,
считается за честь торговаться и мелочиться, как женщина,  стараясь
на  этом  сделать  себе выгоду. К покупателям  они  обращаются  по-
разному:  к молодому – май фрэнд; к солидному в возрасте –  капитан
или  даже  «дженерал». Некоторые даже сведущи в географии,  и  если
покупатель  русский,  то  могут  и поинтересоваться  из  какого  он
города,  перечисляя  самые  известные – Питер,  Москва,  Волгоград,
Казань... Некоторые просто называют гипотетические регионы  бывшего
СССР:  Украина, Руссиа, Белоруссия... И слышат в ответ какое-нибудь
полушутливое «Бульбандия, май фрэнд». Кое-кто из продавцов   ещё  и
немного   психолог,   объясняя  русским  покупателям,   что   немцу
понравившуюся вещь он продаст за 100 динаров, французу – за  70,  а
русскому,  так  и быть, за 50 динаров. Получается, что  Германия  в
экономическом смысле сейчас наиболее благополучна.
   В  общем,  любые приёмы хороши, лишь бы был торг. Если  вы  всё-
таки  не  сговорились, то продавец полушутливо-полусерьёзно скажет:
«Рашен  бандито» или «Раша мафия». И добавит: «Саботаж».   То  есть
намёк  на то, что вы его буквально грабите. Но едва вы отойдёте  на
несколько метров от магазина, не факт, что он не побежит за вами  и
не согласится с вашей ценой, принеся буквально в зубах завёрнутую в
пакет покупку.
   Предметом  продажи для туристов в Тунисе являются,  в  основном,
сувениры, лёгкая одежда, оливковое масло (здесь оно очень  дешёвое,
если  сравнивать  с  нашей  страной,  и  при  этом  даже  с  низкой
кислотностью), экзотические вкусности (инжир, финики,  алыча  и  т.
o.),  кальян,  сигареты... Да всего и не перечислишь.  Радикального
алкоголя, за исключением разливного пива, в открытой продаже  я  не
видел,   поскольку   для   него  существует   несколько   отдельных
государственных  магазинов. Здесь я разумею только город  Хаммамет.
Да  и  вообще,  если говорить о водке, то в Тунисе есть  лишь  одна
местная водка, которая называется... «буха». Не знаю, как насчёт её
качества, но, во всяком случае, с названием не ошиблись.
   В  отношении  сувениров можно сказать, что всё здесь  поставлено
на  поток,  и  их  великое  множество и  разнообразие.  От  дешёвых
магнитных  изображений  с символами Туниса за  динар  до  громадных
дорогих  картин, нарисованных на коже, или замысловатых  сувенирных
украшений  или ковров. Бусы, браслеты, серьги, кольца,  раковины  с
зовом  моря,  шкатулки-сундучки,  барабаны,  заключённые  в  янтарь
натуральные  скорпионы и жасмин (кстати, символы Туниса)...  Особым
фирменным  знаком  Туниса считается также так называемая  «каменная
роза»   –   песчано-солёное  отложение,  образующееся   в   течение
длительного времени в самом причудливом виде. Своего рода  каменный
цветок, который местные жители собирают, раскрашивают и продают.
   Лично  я,  будучи  проездом  в Кайруане,  взял  себе  коробку  с
шахматами, куда ухитрились впихнуть ещё и домино, шашки и  какую-то
игру  с  шариками  (не знаю даже, как играть в неё).  Впрочем,  все
игровые  фигурки  оказались выточены грубо и не слишком  аккуратно,
слона  трудно отличить от коня, а шашки при перевороте не  походили
на  «дамки»,  визуально сливаясь друг с другом.  Присмотрел  ещё  и
сувенирный нож, но засомневался, что его пропустят на таможне, и не
стал приобретать.
   По  сути  своей, большинство сувениров сработано грубо и топорно
и  ценно лишь как память. Это не какие-то эксклюзивные образцы, ибо
оставляют  по себе впечатление недолговечной дешёвки, изготовленной
полукустарным  способом  на  скорую  руку  в  конвейерных  условиях
дефицита   времени  при  необходимости  продать.   В   своём   роде
материальный  носитель Туниса за конкретные  деньги.  Что  ещё  раз
подтверждает мысль, что самое лучшее, что можно забрать с собой,  –
это  воспоминания.  И если сувениры в этом помогают  мало,  то  вам
прямиком к экскурсоводам.
   
   
   ЭКСКУРСИИ
   (познавательное как оно есть)
   Не  отдыхом единым жив человек, и если вам наскучило валяться на
пляже  и позволяет время и доллары (экскурсии в Хаммамете продавали
именно  за доллары), то к вашим услугам возможность прямо  в  отеле
купить какую-нибудь экскурсию по Тунису. Их условно можно разделить
на две категории: развлекательные (квадроциклы, морская прогулка на
пиратской яхте, аквапарк, талассотерапия (это уже лечебное), и даже
выезд  на  какую-то  фабрику, производящую алкоголь,  с  бесплатной
дегустацией вина) и познавательные (двухдневная экскурсия в Сахару,
экскурсия  в  столицу  Тунис, выезд на  древние  римские  развалины
города Дугга, зоопарк и т.д.). Лично я выбрал всё познавательное и,
в принципе, не пожалел.
   Оговорюсь  сразу:  прекрасно понимаю, что любая  история  любого
города  или  страны  за  экскурсионные  деньги  –  это  всего  лишь
упрощённое   лубочное  представление  о  ней,   кричащая   выставка
исторических достижений (к тому же подчас и искажённых). И реальное
представление  о  стране ты получишь, если  потеряешься  в  ней  на
некоторое время и потрёшься среди простого люда. Но в данном случае
наша  задача:  даже  сквозь эту экзотическую витрину  почувствовать
живой  пульс  раскалённого на солнце государства,  тем  более,  что
живут в нём всё-таки не марсиане, и какие-то догадки и аналогии для
любого  человека провести вполне возможно. И получить таким образом
хотя бы примерное представление.
   Двухдневная  экскурсия  в  Сахару,  которую  я  сначала  выбрал,
представляла собой круговой маршрут по стране протяжённостью  более
чем  1000  километров  с  максимальным удалением  на  юг,  где  уже
начиналась  пустыня,  простиравшаяся на  750  километров  прямо  до
границы с Ливией.
   Экскурсия  проводилась  на автобусе, где,  слава  богу,  работал
кондиционер.  Сам по себе автобус был весьма удобен.  Но  если  ваш
рост  за 1м 90см, то ваши коленки автоматически упираются в  кресло
впереди  сидящего.  Да плюс ещё вещи. И так в  течение  двух  дней.
Таким  образом, к концу пути вы изучите все возможные позы в кресле
пассажира и освоите искусство дремать в сидячем положении.
   В  начале салона располагался сопровождающий гид, который  время
от времени что-нибудь рассказывал через микрофон. Все экскурсионные
гиды,  которых я видел в Хаммамете, были арабы, говорящие по-русски
с  сильным  акцентом, проглатывающие окончания слов  и  допускающие
логические  ошибки  в тексте. А один раз попался  даже  такой,  что
минуты  две  с  трудом объяснял, где находится туалет на  ближайшей
остановке, в результате чего одна пассажирка со смехом сказала:  «Я
не  поняла, конечно, где конкретно будет туалет, но поняла,  что  у
туалета  есть  дверь». Впрочем, гидов тоже можно понять:  я  как-то
спросил у одного из них, сколько он знает языков, и он ответил, что
знает четыре языка помимо своего родного арабского. Причём, русский
он  изучил  за  6  месяцев.  Невольно  вспоминаю  себя,  долбившего
немецкий язык не один год и в школе, и в институте, но кроме «Хенде
Хох» и «Гитлер капут» в голове ничего не осело.
   Впрочем,  гид,  сопровождавший  нас  по  Сахаре  (его,  если   я
правильно  понял, звали Роман Ласар), некоторое  время  сам  жил  в
России  в Петербурге и по-русски говорил, пожалуй, лучше,  чем  все
остальные гиды. В частности, он рассказал нам замечательную историю
о  том,  как  его на чьём-то дне рождения в России поили  водкой  и
давали запивать каким-то яблочным морсом. Как потом выяснилось, это
был не морс, а самогон, и конец праздника начисто улетучился у него
из  памяти.  Словом,  к нашему гиду по Сахаре  я  не  имел  никаких
претензий за исключением одной: почему-то, рассказывая о пунической
войне,  он  был свято уверен, что Ганнибал погиб в битве при  Заме,
где  его  войска были разбиты Сципионом. Я же, насколько  помню  из
школьного  курса истории, доказывал ему, что после  битвы  Ганнибал
бежал на восток, жил там какое-то время, а уже потом, когда его дом
окружили  выслуживающиеся перед римлянами предатели,  принял  яд  и
скончался.  Роман  покивал  головой,  но  во  время  второй   нашей
совместной  экскурсии (уже по столице – по Тунису) , рассказывая  о
том   же,   всё-таки  всё  равно  выдал  пассажирам   свою   версию
исторических  событий. Впрочем, стоит признаться,  всем  пассажирам
было   по  барабану,  даже  если  бы  сам  Ганнибал  зашел  в  этот
экскурсионный «Мерседес» и стал вести экскурсию лично.
   Должен  добавить,  что из всех экскурсий, которые  предлагают  в
Тунисе,  экскурсия  в  Сахару,  пожалуй,  самая  стоящая  (во  всех
смыслах). Именно она даёт наиболее обширное представление о стране,
ибо за пару дней вы проезжаете с остановками не один город, и у вас
есть  время на то, чтобы сфотографировать увиденное и пообщаться  с
местными  жителями.  Тяжеловата она только  в  плане  физическом  и
немножко  отдаёт экстримом, ибо к концу пути вы изрядно устаёте  (а
гид  и  того пуще). Так что с детьми или больными лучше не  ездить.
Гид  Роман сообщил нам, что для иностранцев есть недельные  и  даже
двухнедельные экскурсии по Тунисской Республике. Сам  же  гидом  он
работает  уже 12 лет и после подобных вояжей возвращается  домой  в
Хаммамет просто никакой. Кстати, на мой вопрос, а попадались ли ему
известные люди в процессе работы, Роман скромно сказал, что  как-то
проводил  трёхдневную экскурсию по Тунисской Республике  с  Жераром
Депардье  и  изрядно  вымотался тогда. Ибо в  обязанностях  гида  –
постоянно   рассказывать,   следить  за  маршрутом,   пересчитывать
пассажиров  на каждой остановке, заботиться об организации  обедов,
ужинов,  о  ночлеге  и  о  том, чтобы туристов  не  надули  слишком
предприимчивые местные жители. Словом, та ещё работа.
   Но  я  отвлёкся. В первый день мы стартовали из  города  Сусс  и
через  крупные города Эль Джем, Сфакс, Габес, Кебили  добрались  до
Дуза – самой южной точки экскурсии.
   Из  этого  дня  наиболее ярко запомнился  город  Эль  Джем,  где
располагается   весьма  хорошо  сохранившийся  римский   амфитеатр,
построенный   в   III  веке  нашей  эры  при  императоре   Гордиане
(интересно, при каком: их, насколько помню, было аж три). Здесь, по
сообщению гида, снимались сцены фильма «Гладиатор» с Расселом Кроу.
Мы  забирались  на  зрительские места и заходили внутрь  амфитеатра
прямо  на  арену  и  в подземные помещения, где содержались  звери,
повозки  для  трупов и сами гладиаторы. Здоровые мощные  камни,  из
которых был сложен амфитеатр, невольно внушали уважение. А на самой
арене, где некогда лилась человеческая кровь, был, кстати, сооружён
дополнительный  помост для всяких выступлений – в  наш  приезд  там
планировался  фестиваль симфонической музыки.  Фестиваль,  конечно,
лучше,  чем  гладиаторские бои, но, по-моему,  это  всё  равно  что
устраивать концерты на кладбище.
   Вторым  ярким  событием оказалось посещение  жилища  берберов  –
народа, роющего себе жильё прямо в земле. Точнее, не в земле,  а  в
своеобразных земляных холмах. Мы посетили одно из таких жилищ:  как
я  понял,  там живёт семья из пяти человек (двое из них – дети),  с
которыми  экскурсоводы  условились о том,  что  туда  будут  водить
экскурсии,  ну и, наверно, не бесплатно. На удивление  в  подземном
жилище оказалось довольно уютно и прохладно по сравнению с открытой
местностью,  где  как  раз началось сорокаградусное  пекло.  Имелся
открытый внутренний дворик, на котором берберы изобразили нам  что-
то  вроде  танца  и угостили зелёным чаем с лепешками.  Комнаты  их
представляли  собой нечто вроде землянок, стены и  потолки  которых
были  обработаны каким-то белым закрепляющим составом.  В  комнатах
располагались  кровати, шкафы, ковры, сундуки и  даже  телевизор  с
магнитолой. Берберы, как оказалось, были продвинутыми, и  подобному
жилью,  думаю,  охотно  позавидовали бы наши  отечественные  бомжи,
заживо замерзающие в тёмных подвалах в зимнюю пору.
   После  этого мы останавливались на обед в какой-то деревне,  где
оказался  ресторан.  Что интересно: в любую  экскурсию  приходилось
брать  с  собой  воду, ибо на территории вне  отеля  она  везде  за
деньги.  Так  и в этом ресторане нам показали, как говорится,  финт
ушами:  бесплатно накормили острыми блюдами, вместо чая дали  арбуз
(в  другом  месте – дыню), а затем на выбор предложили  купить  или
воду, или колу, или тот же чай. Для особо жаждущих предлагали  даже
ледяное пиво.
   И  что  ещё  поразило в дороге – наличие даже на самых захудалых
остановках    бесплатных   цивилизованных   туалетов,    выложенных
разноцветной  кафельной  плиткой, опрятных,  с  девственно  чистыми
унитазами,  с  туалетной  бумагой, жидким мылом,  водой  в  кранах,
работающими задвижками и реактивной системой смыва. Если,  конечно,
откинуть соотнесение по общей площади государств, то факт сей не  в
пользу нашей страны, господа.
   К  вечеру  мы  остановились на ночёвку  в  городе  Дуз,  который
считается, кстати, воротами в Сахару. До ночи ещё оставалось время,
и вся экскурсионная группа отправилась за город, где уже начиналась
пустыня.  Там  можно было покататься на верблюдах и на  двухместном
моторном   дельтаплане.  Сначала  я  выбрал  дельтаплан,  и  других
дураков,  кроме  меня, полетать на нём не нашлось. Его  обслуживали
двое  пилотов  –  итальянец (лётчик спокойный) и  француз  (лётчик-
экстремал).  С  гидом  я  договаривался  на  итальянца,  однако   у
сооружённого из пальмовых веток и листьев импровизированного ангара
в наличии оказался лишь француз. Итальянец, чёрт бы его побрал, как
сквозь землю провалился! Пришлось соглашаться на экстремала, хоть я
и  струхнул  тогда изрядно. Арабы-помощники нацепили на меня  шлем,
пристегнули  ремнём к сиденью, француз занял место  пилота  впереди
меня,  я  был  сзади. Мотор заревел с такой мощью, что  я  невольно
ощутил,  что  он  может  унести меня к чёртовой  матери.  Когда  мы
взлетели, я вцепился в лётные погоны француза с такой силой, что он
шутливо  оторвал  мои ладони от себя и показал,  что  надо  держать
нежнее  и  можно  даже  погладить (хорошая шутка  в  воздухе!).  Но
постепенно я успокоился и глянул вниз – высота была метров 300-400,
кроссовки  мои  болтались  в воздухе, и под  ними  окраины  Дуза  и
прилегающая  к  нему пустыня были как на ладони. Я бы  сказал,  всё
казалось маленьким и словно игрушечным. Я показал французу жестами,
что  полёт идёт нормально. Он понял, вырубил двигатель, и мы  стали
планировать  в воздухе, кренясь то на одну сторону, то  на  другую.
Поначалу  я  подумал,  что  кончился бензин  или  заглох  мотор,  и
испытывал  довольно неприятные чувства во время  кренов,  опасаясь,
что  вся эта фанерно-металлическая байда с мотором перевернётся,  и
мы  спикируем  вниз, разбившись насмерть. В общей сложности,  полёт
продолжался не так уж и долго, но мне это время показалось особенно
длительным. В момент приземления дельтаплан на скорости так ударило
о  землю,  что  я  чуть не возблагодарил бога за  то,  что  в  зоне
приземления  под  его  колёса не попалось какого-нибудь  случайного
камня.  Выбравшись со своего места, я сказал спасибо  и  пилоту,  и
всей Франции в его лице за то, что остался цел и невредим.
   После  этого катание на верблюдах мне показалось просто  детской
забавой.  Нас  было  человек двадцать,  на  всех  надели  восточные
халаты,  намотали  платки на головы, посажали в верблюжьи  сёдла  и
неторопливо  погнали вглубь песчаной пустыни.  Была  остановка,  мы
спешивались, я брал в руки песок Сахары и он мне показался пылью  –
настолько  был мелким и почти воздушным. Даже мягче, чем  песок  на
пляже в Хаммамете. Вид его портил только помёт верблюдов.
   После  ночёвки  на следующий день мы уже в четвёртом  часу  утра
встречали  рассвет  в  каменистой Сахаре.  Я  заранее  купил  карту
Тунисской  Республики  и, сверясь с ней,  предположил,  что  в  том
месте,  где  мы  остановились,  должен  быть  водоём,  но  его   не
оказалось.  Была  лишь  потрескавшаяся от  жары  почва,  прохладное
рассветное  пространство  и  одинокая разбитая  лодка  с  тунисским
флагом.  И  над  всем  этим  буквально на  глазах  из-за  горизонта
вставало солнце.
   После   встречи  рассвета  нас  ждала  экстремальная  (для   мои
спутников,  но не для меня после дельтоплана) поездка  по  барханам
пустыни  на  джипах.  Водитель нашего  джипа,  в  платке  и  халате
выглядящий как настоящий бедуин, под ритмичную восточную  попсу  из
магнитолы  лихо крутил руль, круто разворачивался на  краю  высоких
пригорков и соскальзывал с них вниз под весёло-испуганные  возгласы
пассажиров.
   На   этих   же   самых   джипах   мы   добрались   до   каких-то
импровизированных   конструкций  в   виде   инопланетного   города,
служивших декорациями к фильму Джорджа Лукаса «Звёздные войны». Как
я понял, нужные эпизоды фильма на фоне песочного пейзажа американцы
сняли,  а  декорации потом оставили на память Тунису.  Со  стороны,
кстати,  выглядит довольно реалистично, скреплено и  выкрашено  под
камень, а внутри – поддерживающие конструкции, леса и всякие опоры.
Тут   же   стояли   вездесущие  торговцы,  я  имел  было   глупость
поинтересоваться  у  одного  из  мальчишек  о  цене  на   один   из
продаваемых  им  браслетов, после осмотра  которого  передумал  его
брать.  Но  бойкий пацан увязался за мной и преследовал  до  самого
отъезда  на джипе. Даже когда мы начали удаляться, окутанные  дымом
выхлопных газов, я всё ещё слышал его пронзительный голос:  «Месье,
три динара!» И ведь не объяснишь ему даже, что не в цене дело, а  в
том, что товар не понравился.
   Затем  мы  доехали до горной системы Атлас. Горы были  не  очень
высокие,  но за ними через небольшое расстояние уже была граница  с
Алжиром. Мы полезли вверх. В проводники по горам нам дали какого-то
араба  по  имени  Али-Баба,  который неутомимо  шутил  всю  дорогу,
постоянно  подгоняя  нас фразою «Цигель цигель  ай  лю  лю!»  Минуя
огромную  надпись «Welcome», выложенную на одном из горных валунов,
с ним мы спустились к некоему водоёму в горах, искупаться в котором
считалось  за  честь и исцеление. Но купаться я не стал,  поскольку
рядом   шныряло  множество  ушловатых  подростков,  всё  норовивших
продать  тебе  «каменную розу» и прочее, так что я  засомневался  в
сохранности своих вещей, если оставлю их без присмотра.
   Не  помню точно через какие города мы проезжали на второй  день.
Ясно  осталось в голове, что ближе к концу пути мы прибыли в  город
Кайруан,  где  стояла  древняя мечеть, возраст  которой  насчитывал
около   тысячи  трёхсот  лет.  Прямо  рядом  с  мечетью  находилось
кладбище, а рядом двухэтажный магазин, где продавались сувениры  по
самым  дешёвым ценам. Далее уже почти без остановок мы  доехали  до
Хаммамета, где экскурсия наша благополучно завершилась.
   Однако   двухдневной  экскурсией  в  Сахару   я,   конечно,   не
ограничился.  Более-менее подробно я описал её  только  в  качестве
примера.
   Была  потом  ещё экскурсия в столицу Тунис, где можно посмотреть
развалины  города  Карфагена, остатки римских бань,  увидеть  более
сорока  сортов  дорогущих  ароматических  масел  или  побродить   с
осторожностью на рынке в Медине (Старом городе). С осторожностью  –
это  для  женщин  без  сопровождения мужчин, ибо  всё  же  тунисцы,
торгующие  на рынке, – люди слишком непосредственные да и ушловатых
личностей,  падких до женских украшений, более чем достаточно,  так
что  даже  гид посоветовал все украшения перед выходом из  автобуса
снять.
   Была  поездка  в  парк  «Фригия» –  вместилище  на  сравнительно
небольшом  клочке жаркой земли разного рода зверей – от  черепах  и
енотов до слонов и жирафов.
   Было  лазерное  шоу, которое с помощью современных  свето-звуко-
технических средств и бедных взмыленных артистов и коней изображало
историю  Туниса  в  эпизодических  картинах  на  фоне  сгустившейся
звёздной ночи (заканчивалось всё это действо аж под полночь).
   Была  имитация  тунисской свадьбы со скачками, плясками-песнями,
целующимся  верблюдом,  огненным шоу и  циркачом-арабом,  способным
удержать  на голове аж девять кувшинов сразу(!) да ещё  ходить  при
этом по кругу и улыбаться.
   Словом, знаю, что говорю банальности, но это лучше увидеть.
   
   
   ДОМОЙ
   (о пользе фотографий)
   Это  вкратце  и есть всё то яркое, что я запомнил.  Остальное  –
уже  детали. Однако как бы ни были прекрасны все эти чудеса,  самое
лучшее  чудо  – чудо возвращения домой. Ибо в любом  раю  рано  или
поздно  надоедает, и ты с радостью хватаешься за возможность бежать
из  него.  Обратный  путь, в принципе, ничем особым  не  отличался,
разве  что только долетели мы на полчаса раньше и уже перед выходом
прямо из салона самолёта мне было слышно, как наши славные грузчики
с  грохотом  и, должно быть, довольно небрежно швыряют  отгружаемый
багаж. И тогда стало понятно, что я уже практически дома.
   Всегда  придерживался  той  мысли, что  всякая  фотография  есть
запечатлённая ложь. Поскольку по ней не видно, что ты чувствуешь  в
момент  съёмки  на самом деле. Но этого нельзя сказать  о  природе,
ландшафте, какой-либо обстановке... Словом о том, где нет  нас,  но
есть сфотографированные нами предметы, которые не могут лгать.  Ибо
они  не  думают  и  не чувствуют. Они просто есть.  В  этом  смысле
фотографии сельских и городских пейзажей в любой стране,  сделанные
даже на дешёвую «мыльницу», куда объективнее наших мыслей.
   Поэтому  любые воспоминания, увозимые нами из дальних  мест,  со
временем  переплавятся и станут много дороже и добрее, чем  сейчас.
Фотографии, оставшиеся в мозгу, в закоулках памяти, позднее  станут
фотографиями нашего сердца.
   Остаётся  только  пожелать,  чтобы туда  поместилось  как  можно
больше стран и интересных событий.
К содержанию || На главную страницу