Дмитрий ТОРЧИНОВ

РОЖДАЛИСЬ ДНИ И УМИРАЛИ


*  *  *
Жаль, что мир подлунный кругл...
Горизонтовый рубеж
Обещает край как угол
Совершившихся надежд.

Побредешь к нему по трассе
Вслед за солнцем на закат
И вернешься восвояси –
Обманули дурака!

Словно узник в ночь расстрела,
Чей вердикт несправедлив –
«Что же делать?! Что же делать?!» –
Мечется вопрос в груди.

Может, просто в небо глянуть?
Отражаясь в бездне звезд,
Ощутить, что под ногами
Край сбывающихся грез.


*  *  *
Я заблуждался... Время шло...
Рождались дни и умирали.
Дождливо. Холодно. Тепло.
Опять дождливо. И так далее.

Я верил, выведет тропа
К клочку земли обетованной.
Эх, вера – ты была глупа!
Я просто сам себя обманывал.

Я спохватился... Был февраль
В последней високосной дате.
Всего немного было жаль,
И филин глухо мне поддакивал.

Ну все, решил – останусь здесь,
Сооружу себе жилище,
Река – направо, слева – лес,
Местечко – лучше не отыщете.

Снег чист, бумаги белый лист
Не просит строчки поэтичной
Так откровенно. Тайнопись
Повсюду выведена птичками.

А воздух?! Не вдыхать, а пить
Его хотелось – бесконечно.
Роняя в снег следы с копыт
Брел лось, рога склонив застенчиво.

Куда я шел? – Махнул рукой.
Река – направо, лес – налево,
И в небе голубом – покой.
Мешок заплечный бросив к дереву,

Я посох в землю вбил, как клин
И вышиб из груди дилемму.
По руку правую – реки
Теченье, лес – по руку левую...


*  *  *
Насквозь прозрачный человек
Живет обычной жизнью,
Но преломляется в нем свет
Как в многогранной призме.

Преображающий эффект
Всем виден очевидцам,
Насквозь прозрачный человек
Стал притчей во языцех.

За ним таскается толпа,
Привыкшая к картинкам,
К которым попросту слепа
Без тела невидимки.

Зевак вокруг него полно,
И человек прозрачный
Мечтает, что однажды он
И их переиначит.


*  *  *
Жизнь – течет,
А смерть – щелчок.
Примеряюсь я напрасно
К вечной вспышке Бытия,
Мне – придётся – отсиять.
Но нисколько не ужасна
Окончательность моя.

И становятся вкусней –
Каждый час в любом из дней
Каждый вдох
И каждый «Ох»,
Каждый «Эх» и каждый «Ух»,
Каждый «Ах» и каждый «Ой» –
Если, поболтав с судьбой,
Понял, что испустишь дух...
Память, зрение и слух.


*  *  *
Гладь чагравую Невы
Морщит след плывущих чаек,
Фараоновы главы
Львиные тела венчают,

И река уносит боль...
Не был я несчастным... Не был.
Просто тучи над судьбой
Временно закрыли небо,

Просто временно мосты
Развели, и я напрасно
Сокрушался у черты...
Не был... Не был я несчастным...

Брошу, что есть силы, хлеб
В небо, чтоб взлетели птицы.
Птицам следует лететь,
Плавать птицам – не годится


*  *  *
«Льет дождь. Я думаю, не так ли
И с нами было, есть и будет?
Ведь так же, падая, как капли,
Мы отражаемся друг в друге,

И так же, как они калечат
Себя о крыши и о стекла,
Мы разбиваемся о встречи
И расставания. В потоке,

Бегущем, шелестя, сквозь Время,
Мы тонем, и о прошлой жизни,
В воронках мутного теченья,
Напоминают только брызги.

И в этой пенящейся массе
Смешались мы неразличимо,
Лишь выданный когда-то паспорт
Хранит фамилию и имя».

На память Торчинову Диме.


*  *  *
Пустую породу я век добывал,
Весь век добывал... весь век добывал...
Спускался в проклятые штольни.
И вырос курганом в сторонке отвал...
В сторонке отвал... в сторонке отвал...
На диком некошеном поле.
Я свой самородок искал день за днем...
Искал день за днем... искал день за днем...
И в труд и в терпение верил.
Но что-то однажды случилось со мной...
Случилось со мной... случилось со мной...
Я вышел на поле. Лег в клевер.
И падали с неба звезда за звездой...
Звезда за звездой... звезда за звездой...
Стал жилой златою путь млечный.
И грудь замерла под моей бородой...
Седой бородой... седой бородой...
И тяжесть – оставила плечи...
К содержанию || На главную страницу