Сергей СИНЬКОВ

ПО КАПЛЕ НОЧЬ ПРОСАЧИВАЛАСЬ В ВЕЧЕР


*  *  *
Дрожа от холода, рассвет
Стирает звёздные огни.
К зиме по сброшенной листве
Бредут слабеющие дни.

Ручья сверкающий хрусталь
Полоской льда к траве пришит,
И леса тихая печаль
Как состояние души.


*  *  *
Я вспомнил, как с холма у колокольни
Сползал туман к спасительной воде.
Брели грачи за трактором по полю,
Ища поживы в свежей борозде.

А память, словно леший, вглубь манила,
Где детский смех струился за порог.
И прошлое вздохнуло псом у ног
И стало счастьем, что несчастьем мнилось.


*  *  *
Угас зари вечерней свет.
Покинув звёздную обитель,
Висят, запутавшись в листве,
Луны серебряные нити.
Тумана мягкая рука
У поля нежно гладит клёны,
И тихий говор родника
Как шёпот мамы у иконы.

Я верю, там, в мирах иных
За нас всё так же молишь Бога...
О всех ушедших видит сны
В село ведущая дорога.


*  *  *
Сомлевшее лето сметали в стога.
Печаль журавлей напоила рассвет.
Проходят дожди и ложатся снега
Морщинами прожитых лет.

Метель свои снежные песни поёт.
Всё ближе судьбой предначертанный срок.
Грустит одинокий, как сердце моё,
На ветке последний листок.


ДЕРЕВНЯ

Виснет ночи мерцающий локон
Над тоской опустевших домов.
Льётся боль заколоченных окон
В чёрный омут заросших дворов.

Ветер бродит по улицам сонным,
Натыкаясь на стены впотьмах.
У заброшенной кузницы клёны
От безмолвия сходят с ума.

Лишь порою вздохнёт о минувшем
У избы полусгнивший плетень.
В вечный сон погружаются души
Доживающих век деревень.


ЗИМНЕЕ УТРО

Рассыпаясь, словно искры
Пламенеющей зари,
По опушкам серебристым
Замелькали снегири,

Под ольхой подрались малость,
Не сойдясь на дележе.
И в лесу живее стало,
И теплее на душе.


НАМ ИЗБЕЖАТЬ, УВЫ, НЕ СУЖДЕНО

Нам избежать, увы, не суждено
Ни горечи обид, ни глупых ссор.
Но пусть порою резок разговор,
Я всё же знаю точно лишь одно:

Когда повеет холодом с дорог,
Ведущих из обители земной,
Уйдёт один и сгорбится другой
От пустоты, шагнувшей на порог.


НОЧЬ

Исчез под чёрною вуалью
Зари вечерней нежный взор.
Осенней тихою печалью
В поросший мхом сосновый бор.

Со звёзд стекая, капли света,
Смешавшись с запахом смолы,
Вливались грустью в след поэта,
Ведущий к выступу скалы.

И, словно душу кривотолки,
Вспугнув ночную тишину,
Разбили волны на осколки
В заливе спящую луну.


ОСЕННЕЙ ПЕСНИ СТИХЛИ ХВУКИ

Осенней песни стихли звуки
В объятьях зимней тишины,
И замерзающие руки
Укутал ветер в мех сосны.

На камышах повисли льдинки
Рекою выплаканных слёз,
И с неба сыпались снежинки
Холодным пеплом летних грёз.


ОСТАТОК ДНЯ СИДЕЛ У НОГ ОСИН

Остаток дня сидел у ног осин.
В старушечье ворчанье переката
С ладоней остывающих долин
Стекала грусть поблекшего заката.

Немой свидетель древней старины,
Дремал утёс, подставив грудь эпохам.
А наша жизнь – лишь робкий всплеск волны,
Растаявший в тумане тихим вздохом.


ПО КАПЛЕ НОЧЬ ПРОСАЧИВАЛАСЬ В ВЕЧЕР

По капле ночь просачивалась в вечер,
Сгущая тьму. Всё ярче огоньки
Далёких сёл. И, затихая, ветер
Коснулся пряди дремлющей реки.

И всплеск волны – как будто вздох прощальный
Былых надежд и отшумевших лет...
И тихой грустью тронет душу свет,
Упав слезой с ресниц звезды печальной.


СИРОТЛИВО ПРИЖАЛСЯ ЩЕКОЙ

Сиротливо прижался щекой
К засыпающей дали утёс.
Ветер гладит холодной рукой
Пожелтевшие пряди берёз.

Пробежавшего лета следы
Стёр пронзительный крик журавлей.
Грусть осенняя, греясь, сидит
У горящих в закате полей.


УТЁС

Украли ночь нетопыри,
Сокрыв под брёвнами плoтины.
У переката, грея спину
В лучах проснувшейся зари,

Дремал утёс, монах-схоластик,
Вобравший мудрость сотен лет.
Он знал, что в мире счастья нет –
Лишь мимолётный призрак счастья.


Я ВЕРНУСЬ

Я отправлюсь по лунному следу
В край, где будят весну глухари.
И поэзия кажется бредом
Рядом с грустью вечерней зари.

Где, напившись колодезной стужи,
Ветер кашляет, греясь во ржи.
И, встречая, стоят у межи
Наши детские, чистые души.
К содержанию || На главную страницу