Вреж АТАБЕКЯН

АРХЕТИПЫ ПЕРВОПРЕДКА-ПАТРИАРХА У АРМЯН И ИРАНЦЕВ: ХАЙК И ХАОШЙАНГА

   
   Этногенетические  предания относятся к первичным  мифологемам
народов  древнего  мира,  на  которые настраиваются-нанизываются
другие  фундаментальные  представления этноса,  в  частности,  о
сакральном  пространстве,  времени,  генеалогических  истоках  и
межклановых связях.
   Ключевым  персонажем в армянской традиции этногенеза является
Хайк1 , наапет-патриарх армян. Предание о Хайке дошло
до    нас    благодаря   «Истории   Великой   Армении»   Мовсеса
Хоренаци2, а также трудам более поздних  армянских  и
грузинских историков – Себеоса, Иоаннеса Драсханакертци, Мовсеса
Каланкатуаци,  Леонтия  Мровели, Степаноса  Орбеляна  и  других.
Образ  Хайка  также получил яркое отражение в  устных  преданиях
армянского народа; сохранилось множество мифов, легенд, сказаний
о Хайке и его потомках.
   Несмотря   на  обилие  источников,  в  преданиях  сохранилась
обрывочная  информация о Хайке. Известно, что  он  был  потомком
богов-дицов3, имел божественное  происхождение,  что,
среди прочего, засвидетельствовано эпитетом Дюцазун4.
Предание    гласит,   что   Хайк   был   одним   из   строителей
Вавилона5, затем восстал против месопотамского тирана
Бэла6,   и   вернулся   на   родину   предков   –   в
Харк7  где построил Хайкашен, своего  рода  идеальный
город  армянского  миропорядка. Согласно средневековому  ученому
Анании  Ширакаци8,  месяцы  традиционного  армянского
летосчисления9  названы в  честь  сыновей  и  дочерей
Хайка.   Названия   ряда   сакральных  географических   объектов
Армянского  Нагорья (вышеупомянутая волость Харк, волость  Айоц-
Дзор,  священная крепость Айкаберд, горы Великий Арарат, Арагац,
Араилер,  священный город и первая столица Армении –  Армавир  и
др.)  произошли от Хайка или его потомков. Таким  образом,  Хайк
упорядочил время и сакральное пространство армянского мира.
   После  того,  как  войско  титана Бэла  вторглось  в  Великую
Армению,  Хайк  вместе со своими сыновьями и домочадцами  воевал
против месопотамских завоевателей и победил, сразив Бэла стрелой
с  трехгранным  наконечником10.  Согласно  преданиям,
наконечник этой стрелы был сделан из железа11,  в  то
время  как  латы  Бэла  были из меди;  сама  эта  история  часто
интерпретируется  как  символическое начало  железного  века  на
Армянском нагорье.
   Любопытны       параллели,       проведенные       некоторыми
исследователями12 между противостоянием Хайка и  Бэла
и  индоевропейской  мифологемой борьбы бога  грозы  (в  ипостаси
Индры  и  др.)  с  драконом или демоном Валом.  При  этом  стоит
обратить  внимание на то, что семитский эпоним  Бэл  (Баал/Ваал)
созвучен индоевропейскому Вал.
   Обеспечив независимость страны, Хайк основал первую  династию
правителей   и   будущих   царей   Великой   Армении    –    род
Хайказуни13. Многие царские  и  великокняжеские  роды
Армении  (Сюни,  Бзнуни,  Хорхоруни, Слкуни,  Вахевуни,  Ордуни,
Варажнуни,  Арраншахики-Вахтангяны,  по  некоторым   версиям   и
Багратуни  и Арцруни) также произошли от Хайка Наапета  или  его
потомков14.  Поскольку  Хайк  был  отпрыском   богов,
посредством    родства    с   его   потомками,    вышеупомянутые
великокняжеские    роды    также   декларировали    божественное
происхождение.   Подобная   божественная   родословная    (часто
nonqpedqrbnb`mm`) также характерна для мифологем многих  древних
народов   и   аристократических  родов   мира.   Так,   японский
императорский род возводит свое происхождение к Дзимму  Тенно  –
праправнуку  богини  солнца Аматэрасу Оо-миками15;  в
имени  основателя первой царской династии древнего Китая – Хуан-
ди,  иероглиф  «ди»  обозначает не  только  «императора»,  но  и
«божество»,     и    соотносится    с    божественным     желтым
драконом16;  в  Европе княжеский  и  королевский  род
Лузиньян  ведет  свое легендарное происхождение от  божественной
феи Мелузины.
   Таким образом, в эпической традиции Хайк выступает в качестве
божественного  этногенетического культурного героя,  породившего
армянский народ, выступающего в роли демоноборца – борца  против
зла,  упорядочившего сакральное пространство и время  армянского
миропорядка.
   
   В  иранской  традиции  в качестве одного из  этногенетических
культурных  героев выступает Хаошйанга (в авестийской передаче);
он же Хушанг в пехлевийских источниках и в средневековой персид-
ской    поэзии17.    При    ближайшем    рассмотрении
обнаруживаются удивительные параллели в образах армянского Хайка
и иранского Хаошйанга.
   Согласно   Бундахишну,  Хаошйанга  является   родоначальником
иранцев18 , хотя его имя оказывается то в начале,  то
в  конце  списка легендарных царей19. Так же,  как  и
Хайк,  Хаошйанга строил Вавилон20. Он также выступает
в   качестве  культурного  героя,  упорядочившего  раннеиранское
общество,  давшего законы, открывшего огонь, железо и обучившего
людей земледелию.
   Другой  ключевой страницей в легендарной биографии  Хаошйанги
является   его   война  против  демонов-дэвов21    (в
частности, черного дэва) 22. Благодаря своим деяниям,
Хаошйанга   получил   от   богов   символ   царской   власти   –
хварно23,  и  дал начало роду  Парадата24,
ставшей легендарной царской династией Ирана.
   Если   подытожить   образы  армянского  Хайка   и   иранского
Хаошйанги, то можно выделить следующие устойчивые параллели:
   
   
   
   Перечислив   вышеизложенные   параллели,   можно   было    бы
ограничиться   констатацией  типовых  корреляций   в   архетипах
культурных героев-первопредков – Хайка и Хаошйанги, если  бы  не
дополнительные любопытные обстоятельства.
   Изучая  образ Хаошйанги, некоторые исследователи  высказывали
вполне  обоснованное  предположение о  его  возможном  иноземном
происхождении25. В частности, отмечалось,  что  образ
Хаошйанги  получил  особое распространение на  западной  окраине
иранской  ойкумены. В то же время большинство исследователей  не
ставит  под  сомнение автохтонность образа Хайка для  армянского
этногенетической традиции. Эти обстоятельства, вместе с наличием
очевидных   параллелей  в  образах,  дают  основание   выдвинуть
предположение о том, что в действительности образ Хаошйанги  мог
быть  экстраполяцией образа Хайка, патриарха армян, на  иранскую
мифологическую почву.
   Дополнительным аргументом в пользу выдвинутой гипотезы служит
лингвистический анализ имени Хаошйанги. Лингвисты  считают,  что
это авестийское имя происходит от древнеиранского Hauљyahah, где
корневое  hau  (ср. с армянским hay/Hayk) обозначает  «хороший»,
«хорошо».
   Дальнейшие  исследования,  включая изучение  возможной  связи
между  мифологизированным  образом потомка  Хайка  –  Хайкака  и
упомянутого   в   хеттском   договоре   хайасского    царя-вождя
Хукканаса26  могли бы пролить дополнительный свет  на
корреляции между армянским Хайком и иранским Хаошйангой.
   
   
   ПРИМЕЧАНИЯ

      1  В  латинской  транскрипции  –  Hayk.   Ввиду
придыхательного h, по-русски имя также часто передается как  Айк
или Гайк.
     2  Именно Хоренаци пользовался  первоисточником,
содержавшим  раннюю  родословную  армян  –  трудом  ассирийского
историка Мар Абаса Катины, о чем пишет сам автор.
     3 Армянское слово dic обозначает языческих богов
и в корне своем имеет индоевропейское diaus, т.е. бог.
     4 От древнеармянского diwc и azn, т.е.  “отпрыск
богов”.
    5 Вероятнее всего, данное обстоятельство является
результатом влияния библейской традиции.
    6 В образе Бэла персонифицируются владыки Ассирии
и    Месопотамии,    с   которыми   враждовали    протоармянские
индоевропейские племена Армянского нагорья.
     7 Харк (Hayq – дословно “земля отцов”) – волость
в  исторической  армянской провинции Тауруберан  (Туруберан),  в
Великой Армении (современная восточная Турция).
    8 Анания Ширакаци. Космография. Ереван, 1962.
    9  Bown  Thwakan Hayoc  –  Собственно  Армянское
Летосчисление.
    10  Историки  Гевонд  Алишан  и  Микаел  Чамчян
упоминают дату этого эпического сражения – 11 августа 2492 г. до
н.э..
    11  Армянское слово yerkath  (железо)  буквально
означает “небесная капля” (метеорит).
    12 См. например Петросян, Армен. Армянский эпос и
мифология. Ереван, 2002.
    13 См. Эмин Н. О.. Династический список Хайкидов
в истории Моисея Хоренского. Москва 1884.
    14  См. Мовсес Хоренаци. История Армении.  Книга
Первая:  Родословие  Великой Армении. Ереван,  1990.  Также  см.
Мовсэс Каланкатуаци. История страны Алунак. Ереван, 1984.
    15 Кодзики, свиток 2. См. также Синицын, А.  Ю..
Рыцари страны восходящего солнца. Санкт-Петербург, 2001, с. 8.
    16 См. Лисевич, И. С.. Древние мифы о Хуан-ди  и
гипотеза   о  космических  пришельцах.  Теоретические   проблемы
изучения литератур Дальнего Востока. Москва, 1974. с. 40-42.
    17 В частности, авестийской традиции, в “Шахнамэ”
и в других источниках.
     18 Бундахишн 15, 28, 103. См. также Чунакова, О.
М.. Пехлевийский словарь. Москва, 2004.
    19 Яшт XIII 130-138.
    20  Также  города Сузы и Дамган,  что  бесспорно
является  поздним  добавлением,  ввиду  того,  что  эти   города
значительно моложе Вавилона.
    21 Стоит отметить, что изначально ирано-арийское
слово   daeva  (дайва)  обозначало  светлых  божеств   арийского
пантеона.  Негативные интерпретации в отношении  дэвов  возникли
лишь в результате религиозной реформы Заратуштры.
    22 Яшт XVII 23-26, Яшт XIX 25-26, “Суждения Духа
разума” (XXVII 19-20). См. также Заратуштра. Учение огня. Гаты и
молитвы. Москва, 2006, с. 44.
    23  Фарр,  аналог  армянского  pharrq  (дословно
“слава”, “божественное благословление”).
    24   Род  Парадата,  позже   превратившийся   в
пехлевийский Пешдадит – “поставленные впереди”.
    25 См. в частности Л. А. Лелеков, Мифологический
словарь, Москва, 1990.
    26 В договоре между Хеттским царством
(Суппилулиумаса I) и Хайасой, Хукканас упомянут как царь Хайасы
в 1370-х — 1340-х гг. до н. э. См. История Древнего Востока. Кн.
1. Ч. 2. Москва, 1988. С. 145-146
   
К содержанию || На главную страницу